Loading...

Беседы с неисправимым оптимистом 

Персональный блог Альфии Умаровой.

 

 

О себе: корректор и литературный редактор, а еще начинающий писатель и законченный оптимист

Ошибка на миллион. Реплика по поводу

Историй с подменой детей в роддомах — случайной или намеренной — немало. Они не то чтобы стали массовыми и привычными, но уже мало кого удивляют. Меня — удивляют. Более того, возмущают, как если бы такое (не дай то Бог!) случилось с кем-то из моих близких.

Лотерея

Эта история случилась давно. В те времена наша страна была широка и необъятна, хлеб стоил шестнадцать копеек, а сограждане еще верили, что в лотерею можно не только играть. И ведь не зря верили. Бывало, что и выигрывали.

Всегда рядом

— Зойка, опять ты ревела? — отчитывала Нина младшую сестру. — Неужели не понятно: реви не реви, от нас теперь уже ничего не зависит. Всё, что могли сделать, мы уже сделали.

Вечный. Молодой. Ташкент

Глубокая ночь. Наш лайнер рассекает холодную темноту атмосферы где-то так высоко, что спокойнее об этом вовсе не думать. Я и не думаю. Даже на чувство ирреальности, которое всегда приходит ко мне в небе и селится комочком страха где-то в области живота, стараюсь не обращать внимания. Зачем? Летим себе и летим. И не важно, что мое место в последних рядах длинного салона… Что в моменты, когда самолет проваливается в воздушные ямы, нас нещадно болтает, так болтает, что, оказывается, незаметно для себя я вспоминаю обрывки казавшихся незнакомыми молитв…

Цена истины

— И все-таки ты не прав, — словно спор и не прерывался, не согласилась с мужем Алина. Причем не из вредности не согласилась или из-за раздражения, которое охватывало ее всякий раз, как Николай, повышая голос, пытался доказать свою правоту. «Колю послушать, так существует два мнения: его и неправильное. Да почему я должна непременно соглашаться с ним во всем? Ну уж дудки!»

Когнитивный диссонанс Лёли Васильевой

Дверной звонок прогавкал неожиданно и басовито. Ольга поправила сползший с нее плед и повернулась на другой бок: «Может, уйдет?» Однако собачий лай, выбранный хозяйкой вместо привычной мелодичной трели, гостя не напугал, и он продолжал давить на кнопку. Настойчивый. Видимо, в курсе «обманки»: на самом деле никакой псины в квартире нет. Есть только лай. И то электрический.

Ненапрасные усилия любви

Полноватая рыхлая женщина с темными кругами под запавшими глазами старалась говорить спокойно, но было видно, что дается ей это с трудом. Рукой с выпуклыми сине-зелеными венами и подрагивающими пальцами она машинально потирала грудную клетку, в самой середине, словно пытаясь унять боль. Через приоткрытый рот вырывалось тяжелое, со свистом, дыхание. Лоб, в сеточке поперечных морщин, покрывала испарина и росой блестела сквозь рваную линию челки.

Пусть себе живут…

Сижу за обеденным столом со своими братьями в родительском доме. Сидим, мирно разговариваем. И вдруг — гул самолетов. Натужный, мощный. Кинулась к окну. Самолеты летят. Низко-низко. Огромные, толстопузые, зеленовато-серые. Много. Зову одного из братьев — он в детстве хотел стать летчиком. «Глянь, сколько их. И куда летят, интересно». Он тоже посмотрел. Такое ведь не каждый день увидишь: сразу так много, и летят низко.

Ну ты и блондинка!

«Блондинка — это не цвет,

Блондинка — это судьба!..»