Loading...

Пусть себе живут…

Сижу за обеденным столом со своими братьями в родительском доме. Сидим, мирно разговариваем. И вдруг — гул самолетов. Натужный, мощный. Кинулась к окну. Самолеты летят. Низко-низко. Огромные, толстопузые, зеленовато-серые. Много. Зову одного из братьев — он в детстве хотел стать летчиком. «Глянь, сколько их. И куда летят, интересно». Он тоже посмотрел. Такое ведь не каждый день увидишь: сразу так много, и летят низко.


Наблюдаем. Чувства тревоги еще нет. Одно любопытство.

 

А они всё летят и летят. Может, учения?

 

Вернулись к столу. К разговору. И тут — неожиданно — бабах! Бах! Даже дом вздрогнул. И мы вместе с ним. Снова к окну. А там... Там уже грохот, вспышки, дым вдалеке. Справа, слева, кажется, везде. Что это? Что?

 

Выбегаем за ворота дома. Кругом крики. А взрывы ближе, ближе. И самолеты всё летят... И падают из них, кувыркаясь в воздухе, бомбы, хвостатые такие. А потом опять «бабах»! И земля содрогается.
Надо спасаться! Скорей в подвал. «Дети, дети, быстрее спускайтесь в подпол, там не так страшно, может, останемся живы...»

 

А ноги не идут. И в коленях дрожь. И сердце колотится так, словно взбесившийся метроном. От страха колотится. За себя, за родных. Очень страшно. Очень. Неужели конец?.. Неужели?..

 

 

От этого страха и проснулась. Сердце все так же бешено колотится. Кажется, оно вот-вот выскочит из груди. А страх всё еще держит в своих лохматых черных лапищах. В полусонном, не до конца проснувшемся мозгу проносимся: «Сирия? Донбасс? Париж?..» Ужас быть убитой, взорванной такой до жути явственный, такой всепожирающий, что не дает вернуться в реальность.

 

«Глупая, это же сон. Только сон. Ты — в безопасности. Тут никто не стреляет...»

 

Даже открыв глаза и убедившись, что лежу в постели, что за окном пробуждается обычный позднеосенний день, не сразу получается успокоиться. Всё не могу поверить, что это «только сон» — таким страшно реалистичным он был.

 

***
Вечером того же дня в разговоре по скайпу с родными, живущими в Ташкенте, интересуюсь, как они там.

 

Жена брата, не привыкшая жаловаться, что бы ни случилось, отвечает: «Да всё хорошо, спасибо».
Брат, вклиниваясь, возмущенно восклицает: «Да как же может быть «всё хорошо», когда там такое творится?!.»

 

Действительно, не может быть «всё хорошо». Никак не может.

 

***
А вы говорите, господин главный редактор, «напиши о многомужестве на Тибете». Ну, есть там такое. Не просто так возникло. Есть тому логические объяснения и вполне понятные всем причинно-следственные связи. Как и многоженству в некоторых странах и конфессиях. Но не то это, о чем сейчас нужно писать. Ей-богу, не то. Много мужей, много жен... Да лишь бы войны не было! Лишь бы спали спокойно люди и в Сирии, и на Донбассе, и во Франции, да на том же Тибете — с тем из мужей, чья по графику очередь.

 

Только не надо убивать того, кто тебе не нравится... Пусть себе живет. Пусть.

 

Альфия УМАРОВА

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить