Loading...

«Увидел зверя – значит охота уже состоялась». Для жителя Тамбова главное в его увлечении – общение с природой и друзьями

Николай Гунчак – охотник с почти сорокалетним стажем. Любовью к охоте он заразился в 80-е годы, когда проходил службу в Туле. Там вступил в общество охотников и рыболовов. Потом служил в тамбовском лётном училище вплоть до его расформирования в 1995 году.

dsc8279Увлечение охотой осталось с ним на всю жизнь,  - сообщается в материале регионального сетевого издания Тамбовщины .

Охота загонная и ходовая

Николай охотится в основном в Тамбовской области, хотя бывал в разных регионах России. Предпочитает добывать пернатую дичь. Это ходовая охота, при которой всегда есть возможность подстрелить дичь. На охоту ездит со старыми проверенными товарищами, которых знает не один год. Ходовая охота, как правило, проходит с легавыми собаками. У Николая своих собак нет, но они есть у его друзей.

- Собака делает стойку, ты двигаешься вместе с ней, она выполняет твои команды, поднимает дичь, ты стреляешь, собака достает добычу. Мне такой вид охоты больше по душе, - признается охотник.

Загонную охоту Николай не очень любит, хотя иногда принимает в ней участие. Можно несколько раз выехать на такую охоту, простоять на своем номере, а зверя так и не увидеть. Услышал выстрел вдалеке и всё - охота закончена.

Главное – удовольствие от общения

- В этом году я был на загонной охоте. На меня вышел лось. Метров 120 было до него. Если бы у меня было нарезное оружие, то с этого расстояния я его легко мог бы подстрелить. Но мне этого и не надо было. Я полюбовался на это чудо природы и сказал спасибо Богу за то, что он послал мне такую красоту. Старые охотники говорят: увидел зверя – значит охота уже состоялась, - рассказывает Николай.
Для него и его друзей самое главное – не столько добыть дичь, сколько побыть на природе, пообщаться друг с другом, сварить уху или шурпу, добавить туда свежую дичь, засидеться у костра до ночи. Порой охотники выезжают в лес на два-три дня. Для таких целей Николай специально приспособил автомобиль, в котором есть все условия для походной жизни.

news-nid108034-159437

- Мы ездим на охоту не для того, чтобы добыть кусок мяса, а для того, чтобы получить удовольствие от общения. Хотя были трудные времена в 90-е годы, когда добытая на охоте дичь становилась хорошим подспорьем для нашей семьи, - говорит Николай Гунчак.

Охотничьи традиции

В свое время в обществе охотников и рыболовов, а это было еще в советское время, были хорошие традиции, которые сегодня многие охотники, особенно молодые, забыли. При вступлении в общество надо было получить рекомендации трёх старших охотников. Тем самым они как бы ручались за новичка и его поведение на охоте.

Еще одна традиция была в том, что члены общества проходили отработку в охотничьих угодьях. Заготавливали корм для зверей, делали кормушки, площадки для зверя. Вроде бы это могут сделать егеря и другие работники, которые за это зарплату получают. Но такая работа воспитывает у охотника бережное отношение к природе и животному миру. Человек думает не только о том, как добыть зверя, но и как его прокормить и содержать. Сегодня же всё это подменено деньгами: заплатил за путёвку и стреляй. А как будет восстанавливаться численность выбитого зверя, это охотника не волнует.

- Мое первое охотничье ружье – двустволка ТОС-34 тульского производства. Я считаю, что это очень удачное ружье. Оно не подвело меня нигде и никогда. Сын пошел по моим стопам и тоже стал охотником. И когда ему пришла пора покупать оружие, я достал свою двустволку и подарил ему. Несмотря на то, что ружью не один десяток лет, оно при должном уходе работает безотказно. Теперь и сын с ним не расстаётся. А я приобрёл пятизарядное ружье фирмы Бенелли. Оно легкое и удобное в руке. К тому же с возрастом меткость теряется, а здесь вместо двух попыток у тебя целых пять, - говорит охотник.

Беречь животный мир

Много лет Николай Гунчак наблюдает за животным миром Тамбовского региона. И вот что он заметил. Лось на протяжении пяти лет был запрещен к охоте. И это возымело свое действие. Сейчас его поголовье значительно увеличилось. С косулей тоже проблем нет. Хуже обстоят дела с кабаном.

- Слухи ходят разные: кто говорит, что африканская чума его подкосила, другие во всем винят обработку сельхозугодий химией. Но я часто бываю в лесу и погибших животных в большом количестве не видел. Другие охотники и грибники это подтверждают. Возможно, кабан ушел в соседние регионы. Может, причина в другом, но кабана нужно возрождать, иначе мы его скоро увидим в Красной книге, - беспокоится Николай Гунчак.

Такая же ситуация с зайцем: его сейчас тяжело найти. Тут снова напрашиваются две причины. Во-первых, его популяцию сильно выбивает дикая охота на квадрациклах и снегоходах. Во-вторых, всё та же обработка полей химией. Зайчата попадают в полосу распыления и гибнут. Сильно упала популяция дикой утки. Перелетная утка раньше косяками шла, а теперь ее в таком количестве уже нет.

dsc6165-2

- Проблема, которая скоро даст о себе знать, – это рубка леса. Я отмечаю для себя, что появляется много вырубок, которые не восстанавливаются. А это негативно сказывается на численности зверя. Зверю деваться некуда и он будет уходить в другие регионы, где лесов осталось больше, - говорит Николай Гунчак.

Геннадий Минаев
Фото: Алексей Бучнев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить