Анализ работы Прибайкальского национального парка: «отречемся от старого мира?»

    Анализ работы Прибайкальского национального парка: «отречемся от старого мира?»  - фото 1О презентации проекта «Оценка экологических и социальных проблем Байкальской природной территории» я уже высказал свое мнение. Наконец стал доступен весь отчет.

   Он очень велик, для начала я прочел то, что меня более всего интересует – раздел «25.1. Анализ деятельности ООПТ федерального значения». А в нем - информацию о Прибайкальском национальном парке (ПНП), в котором работал с конца 1995 по начало 2012. В отчете анализируется период 2010-2020 гг., т.е. и два года моей деятельности.
  Раздел открывает «Общее описание биоразнообразия на федеральных ООПТ, расположенных в границах ЦЭЗ БПТ, на основе информации, содержащейся в Летописях природы».

    Анализ работы Прибайкальского национального парка: «отречемся от старого мира?»  - фото 2

   Судя по таблице, ПНП, в отличие от всех остальных байкальских федеральных ООП, не располагает информацией о своем растительном мире. Это полная чушь!
   Инвентаризацию флоры ПНП я считаю одним из главных достижений своей работы в должности зам. директора по науке. Были подготовлены и опубликованы две коллективные научные монографии:
   Зарубин А.М, Ляхова И.Г., Турута А.Е., Барицкая В.А., Косович-Андерсон Е.И., Янчук Т.М., Чепинога В.В., Рогова М.М., Казановский С.Г., Киселева А.А., Рябцев В.В. Конспект флоры сосудистых растений Прибайкальского национального парка. - Иркутск: Иркут ун-т, 200. – 494 с.
    Макрый Т.В., Казановский С.Г., Бардунов Л.В., Сафонова Т.А., Егорова И.Н., Морозова Т.И., Петров А.Н., Плешанов А.С., Преловская Е.С., Шейфер Е.В. Споровые растения Прибайкальского национального парка. – Новосибирск: Академическое ид-во «Гео», 2008. – 368 с.
    Итоги инвентаризации вывели ПНП на первое место среди байкальских ООПТ по разнообразию флоры: споровые растения – 1761 вид, сосудистые растения – 1385 видов. Первое место и по количеству краснокнижных видов. Именно особое богатство флоры и привлекало ведущих сибирских ботаников к работе на территории ПНП.
   Как можно было проигнорировать столь масштабный (и результативный!) труд большого коллектива ученых РАН СО и вузов Иркутска и Новосибирска?! Сейчас столько высококвалифицированных специалистов не собрать. Многих уже нет в живых, иные на пенсии, а новым взяться не от куда.
   Оправдание «мы же анализировали только Летописи природы» не принимаю. Разве в Летописи необходимо дублировать уже опубликованное? Тем, более, что научный уровень вышеупомянутых научных монографий несравненно выше любых Летописей ООПТ, а их информация - достоверней.
  Моя претензия гораздо серьезнее, чем недовольство невнимательностью авторов отчета. Из нее вытекает очень грустное продолжение.

   Первое место по биоразнообразию (ПНП его занимает и в отношении позвоночных животных) среди всех байкальских ООПТ подчеркивает исключительное природоохранное значение Прибайкальского национального парка. Что особенно важно – львиная доля биоразнообразия обитает на относительно небольшой территории парка (примерно 20%). Речь о реликтовых степях, водно-болотных угодьях (дельты рек, соленые и пресные озера), дюнах, мысах, барах, скалистых останцах и россыпях, лесных колках. Здесь сосредоточены почти все эндемики и реликты не только растительного, но и животного мира (ольхонская полевка – единственный эндемичный вид наземных позвоночных Прибайкалья, реликтовые популяции монгольской жабы и узорчатого полоза), подавляющее большинство краснокнижников (особенно это касается пернатых хищников, водоплавающих и околоводных птиц). Вот какие территории ПНП необходимо охранять в первую очередь!

    Анализ работы Прибайкальского национального парка: «отречемся от старого мира?»  - фото 3

  Копеечник зундукский. Узколокализованный эндемик, произарастает только в районе мыса Зундук.

   И мы (научный отдел ПНП) в меру сил именно этим и занимались. Еще в 1999 нами был составлен «Кадастр участков, имеющих ключевое значение для сохранения биоразнообразия степей Байкальской котловины». Состояние наиболее доступных и уязвимых участков этого Кадастра, обитающих на них краснокнижников, мы ежегодно и мониторили. Результаты наблюдений - в наших Летописях, включая 2010 и 2011 (в этот год особенно плотно работали по о. Ольхон).
   Но из отчета проекта следует: «Для оценки деятельности ООПТ, и их научных отделов, в частности, лучшим критерием было бы предметное, измеряемое описание положительных изменений в плане сохранения биологического разнообразия, сохранность и численность редких и уязвимых видов и т. п., но, к сожалению, такой информации практически нет.» Стр. 662.
   Как это – нет? Может быть наша информация не устраивает тем, что в ней отрицательные изменения резко преобладали над положительными? Но так уж развивалась ситуация на Байкале в целом и в ПНП в частности!
   Увы, наш Кадастр сейчас больше похож на перечень участков, перспективных для строительства турбаз и прочей туристической инфраструктуры, а также загородных домов (яркий пример такого дома на местообитаниях редких растений – район мыса Зундук). Именно в этом качестве уникальные природные территории теперь  и используются.

    Анализ работы Прибайкальского национального парка: «отречемся от старого мира?»  - фото 4

«Частное владение» у мыса Зундук. 2016 г.
Но самое интересное – впереди!
  Раздел «26. Оценка эффективности существующего управления системой ООПТ на предмет соответствия передовым международным стандартам и рекомендациям российского природоохранного сообщества».
  Читаем: «В состав парка (ПНП) вошли земли сельскохозяйственного назначения, не имеющие природоохранной ценности, но создающие проблемы владельцам при эксплуатации.» Стр. 681
  Земли сельскохозяйственного назначения в ПНП - 112 тыс. га выше упомянутых реликтовых степей, водно-болотных угодий, дюн, мысов, баров, скальных останцев и лесных колков. Очаг уникального биоразнообразия. Наш Кадастр.
  С подобным издевательством к  результатам многолетних природоохранных работ я еще не сталкивался!

    Анализ работы Прибайкальского национального парка: «отречемся от старого мира?»  - фото 5

Тажеранская степь. Входит в состав земель сельскохозяйственного назначения в составе ПНП.
   Это бывшие колхозные земли, вошедшие в состав парка без изъятия из хозяйственного использование. На них разрешено традиционное сельское хозяйство – пастбищное скотоводство, заготовка сена. Именно эти земли оказались наименее защищенными, т.к. их границы в течении многих лет не удавалось узаконить. По ним пришелся главный удар земельных аферистов и застройщиков.
  Очень многие желают изъять из ПНП (а затем «развивать») эти 112 тыс. га. Серьезные попытки по «решению вопроса» (изъять сразу всё) были в 1999 и 2009 гг. Эти атаки чиновников/бизнесменов удалось отбить во многом благодаря ученым, авторам упомянутых мною монографий. И вот – свежее «обоснование» изъятия, в соответствии с «передовыми международными стандартами и рекомендациями российского природоохранного сообщества».
  Р.S. В разделе 26. «Оценка эффективности существующего управления системой ООПТ» не нашлось места для упоминания об увольнении «в связи с оптимизацией штата» в ПНП в 2012 г. 10 сотрудников (включая трех зам. директора), фактической ликвидации научного отдела. Все – подписанты открытого письма на имя Президента РФ о ситуации в ПНП и системе ООПТ в целом. После 2009 г. директора ПНП (с 2016 г.  - ФГБУ «Заповедного Прибайкалья») менялись 5 раз.

Виталий Рябцев

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить