Loading...

Михаил Федоров: Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове

Приглашение на форум

В своей жизни я сталкивался со многими редакторами издательств, журналов, газет. Кто-то восхищал и воспламенял меня свой честностью, порядочностью и смелостью, а кто поражал двуличностью, трусостью тихони, обделывающей свои делишки... Примеров тому тьма...

Тот же главный редактор воронежской областной газеты «Коммуна» Виталий Жихарев, извините, наложил в штаны, когда я вбежал к нему в кабинет и потребовал: «Ставьте в номер материал в защиту Осетии! Нельзя молчать, когда убивают людей». В это время грузины стирали с лица земли Цхинвал и его жителей (Это 2008 год), а Жихарев, вальяжно прогуливаясь по кабинету, потирал руками: «Не могу, международное сообщество...» Из меня тогда вырвалось: «А если вашу мать будут насиловать, вы тоже будете сидеть, сложа руки...». Однако и это не проняло редактора.
Но, слава Богу, вопреки заграничным привязанностям Жихарева наши войска пошли на спасение осетинского народа.
Может пример не напрямую к месту, но отношение к журналу «Эко Град» имеет. Когда я послал в редакцию материал о плагиате произведений Василия Пескова в книге «Самородок» его главный редактор Игорь Панарин не стал искать отговорок, ссылок на международные приоритеты, кто-что подумает, а поставил мой материал «"Подарок" Василию Пескову, или как писалась книга "Самородок"». Он не жил по западным меркам, как редактор из Воронежа.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 1Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 2Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 3
(Фото 1 Журнал «ЭкоГрад»)
(Фото 2 Статья о плагиате)
(Фото 3 Статья о плагиате)
Вот поэтому такому редактору, как Панарин, я без всяких сомнений отдавал свои работы для публикации. И шли в нем главки из будущей книги о Василии Пескове. Я даже не помню как мы оказались с ним в гостях у Николая Николаевича Дроздова, но эта встреча запомнилась на всю жизнь, я рассказывал о своей вышедшей книге «Василий Песков», Игорь брал интервью у Дроздова в защиту Лосиного острова и вскоре в журнале вышел этот материал о московской изюминке.
Поэтому, когда Игорь Владимирович предложил:
– Намечается 3-й Климатический форум в Москве. Он пройдет в Зарядье. Приезжайте. Может, пригласите и Николая Николаевича Дроздова. Очень было бы хорошо. Его в участники запишем...
Не стал отнекиваться и несколько раз звонил на сотовый Дроздову со своего домашнего и сотового телефонов и говорил о форуме, но разговоры пока были неконкретные, а когда 31 августа все более-менее прояснилось, при беседе сказал:
– Николай Николаевич, я Вам говорил, будет климатический форум. Так вот он пройдет в Зарядье. Будет секция журнала «ЭкоГрад», в четверг 5 сентября... – и для придания значимости, добавил: – Вас даже в заявке указали... За Вами приедут... А я на форуме книжку о Василии Михайловиче представлю... Не отказывайтесь...
Выполнял просьбу Панарина.
– Я не откажусь, но сейчас я в Минске...
– А когда Вы приезжаете из Минска?
– Я приеду и тут же уеду. У меня 5-го выступления.
– А где, в Москве?
– В Москве, – Дроздову стало доходить, куда и когда его приглашают, и он добавил: – Но я не могу одно отменять ради другого...
– Николай Николаевич, а если чуть-чуть двинуть... Ведь в Зарядье огромное мероприятие: там экологи со всей страны...
– Там все экологи будут, и никто не заметит, что нет одного...
– Нет, Вы наш человек и мы Вас...
– Но тогда ему (Панарину) будет, кого приглашать...
– Нет нам нужно Вас, а что до других, я не знаю...
– Да, а остальные бездельники что ли приехали? – говорил Дроздов, загоняя меня в тупик.
– Вот он написал мне: 5 сентября 12 часов в Зарядье, – смотрел в свои записи, но видя, что могу получить категоричное «нет», что может повлиять на наши отношения, я попросил:
– Николай Николаевич, давайте вернемся к разговору, когда из Минска приедете.
Дроздов:
– А кто это он то?

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 4Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 5
(Фото 4 Панарин в гостях Дроздова)
(Фото 5 Федоров в гостях у Дроздова)


– Панарин, издает журнал «ЭкоГрад». Помните, мы с ним были у Вас и Вы про Лосиный остров рассказывали... Что надо с ним бережно обойтись... Это журнал, чуть ли не при Правительстве Москвы...
Дроздов:
– Вы меня хотите напугать?
– Нет, да Вас не запугаешь.
– Я шучу. Нет, видите, у меня три выступления на один день... – Дроздов видимо посмотрел свои записи.
– Николай Николаевич, но... А Вы когда приедете из Минска?
– Ну а как, я Вам пообещал, – продолжал свою мысль Дроздов, – и в другое место пошел.
Хотел сказать: это запросто у других, но промолчал.
– Я Вам и раньше говорил, но я не тягаюсь.
Дроздов:
– Но вы говорите, будет там такой форум, что я там участвую... А такого уговора не было... Я же с кем разговариваю, записываю...
– Николай Николаевич, заседание секции с 12 часов 15 минут до 13 часов 45 минут... То есть за Вами куда надо приедут и куда надо потом отвезут.
Николай Дроздов углублялся:
– Без меня расписание составили... Вы бы мне открыли, я сказал: Вот ребята, я в это время занят... Я даже не буду мерить важность того, куда я пойду, я же не могу людям, которым обещал за месяц...
Не стал напоминать, что тоже звонил за месяц, но, правда, тогда конкретики не было. И старался спасти положение:
– Николай Николаевич, а вдруг у Вас отменится. Позвонить разрешите?
– Пожалуйста, звоните, но...
– Я приеду в Москву 4 сентября вечером, переночую у друга, помните, Вы останавливались на Ленинском проспекте и говорили с ним, но я позвоню Вам 3 сентября... Хорошо?
Дроздов:
– Ну, я Вам говорю, не могу уйти с другого мероприятия, чтобы попасть на Ваше...
– Ну да, а вдруг там отменится, Николай Николаевич, – снова цеплялся за палочку, желая выручить Игоря Панарина.
Дроздов:
– Такое не бывает.
– Да?
– А что, нарочно ждал и отменил, а он готовился... Ну это конечно теоретически может быть, но скорее всего нет...
– А Вы из Минска когда приедете? – вопросы пошли по третьему кругу.
Чувствовал неловкость, но не сдавался, стараясь выполнить просьбу Панарина.
Дроздов:
– Сегодня приезжаю...
– Так Вы сейчас границу переезжаете...
Дроздов:
– Да нет, я на самолете... Я не в Минске, а в глубинке. Учебный слет ангелов, кто ищет пропавших в лесу ... Палатки стоят... Проведем, а вечером самолет...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 6
(Фото 6 Николай Дроздов с поисковиками. Налибокская пуща. Белоруссия)


Вот мотается!
– Ну, разрешите, я Вам позвоню...
– А что так – сам назначает, сам записывает...
«Без меня меня женили».
Дроздов упрекал Панарина.
– Да ну что Вы: назначает, записывает... Это же всегда желаемое...
– Об этом надо четко договариваться... И подводите меня, моя заявка на участие лежит... Хотел участвовать, а не пришел...
– Николай Николаевич, – в очередной раз спросил: – Можно Вам позвоню, не ругайтесь на меня, пожалуйста...
– Звоните, сколько хотите... Панарин превышает все полномочия...
– Мы его хлыстиком...
– Не в этом дело, но... я о такой заявке и не слышал...
– Но я образно сказал... – уже жалел, что для пущей важности сказал о заявке с участием Дроздова. – Мы, адвокаты, иногда...
– Ну, ладно.
– Удачно Вам перелететь границу...
– Вон стоит машина спасательного отряда, я на ней в аэропорт поеду...
– Родной Белоруссии мои обнимания...
Дроздов:
– Вы уж Панарину скажите, что не согласовав...
Мы с Игорем Владимировичем попали не в очень хорошее положение.
Потом я несколько раз звонил Дроздову, звонил и 3 сентября, и когда приехал в Москву на форум 4, но он мне сказал, что отменить другие, ранее назначенные мероприятия, не может.
Обязательность Дроздова поразила.

Презентация книги «Василий Песков» на 3-м Климатическом форуме.
(5 сентября 2019 года)

 

 

https://www.youtube.com/watch?v=Rjf0tH_m_r4

Переночевав у друга, с 5 сентября утра пораньше поехал в центр Москвы, где на месте гостиницы «Россия» теперь разбросал свои холмы, низины и залы парк Зарядье. Поплутав по дорожкам, вспомнил, как в далекие 90-е останавливался в гостинице и мне всю ночь не давали покоя звонки «Прекрасных Мальвин», которые предлагали свои услуги, и только под утро уснул. Рассмеялся: как время изменило округу.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 7
(Фото 7 Концертный зал Зарядье)

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 8
(Фото 8 В центре слева Панарин, справа Федоров)


Под навесом концертного зала из стекла встретил Игоря Панарина и мы вскоре оказались в холле, а там после коридоров и лифтов нашли такую же в стекле аудиторию.
– Здесь будет наша лаборатория... – сказал Панарин.
– Какая еще лаборатория?
– Ну, секция...
Вскоре за столиками расположились экологи, журналисты, за столом президиума маститые защитники природы. Сожалел, что не увидел Николая Николаевича, у которого на этот день значилось три выступления. И хотя Николай Дроздов не пришел, людей собралось предостаточно.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 9Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 10
(Фото 9 Участники секции)
(Фото 10 Президиум секции)


Начались выступления: кто говорил о новых технологиях, кто о том, как сберечь Лосиный остров, кто – как провести экологический мониторинг того или иного объекта.
За выступлениями к столу президиума прошла и разбавила мужское сообщество блондинка в бордовом платье и черной жакетке-накидке.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 11Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 12
(Фото 10а Програмка секции
(Фото 10б Програмка секции (Федорова – выделить)


А выступающие продолжали рассказывать и на экране иллюстрировали свои сообщения схемами, фотографиями, графиками...
Я сидел у стенки перед столом президиума и размышлял о том, какое наступило время: когда на смену дикости все больше приходило порядка. И такое происходило и в природе, которую раньше никто и не думал оберегать, замусоривал, уничтожал, а теперь брались за охрану основательно.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 13
(Фото 11 Федоров)
Когда слово дали мне, я встал, достал из папочки фотографии и стал показывать:
– Вы видели этого человека, общались с ним... – надеясь услышать его имя.
Из президиума как оправдывались:
– Вы так быстро показываете, что мы не успеваем...
Но из зала кто-то выручил:
– Василий Песков...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 14
(Фото 12 Федоров показывает фотографии)
Из президиума:
– Ах, да, Василий Михайлович...
Федоров:
– Я сначала должен высказать благодарность журналу «ЭкоГрад». Когда я стал заниматься Василием Песковым, мне в руки попала книга «Самородок». Вышла через год после ухода от нас Пескова. Он умер в 2013 году. На атласной бумаге издали, все хлопают: Ура, ура, как хорошо напечатано! В заповеднике имени Василия Пескова ее рекламируют... А, оказалось, полнейший плагиат произведений самого Пескова. Ну, например, Песков в рассказе пишет: «Мы ехали по над Доном...», а исправили и «Песков с... ехали по над Доном...» И дальше текст Пескова один к одному. Меня это задело и как человека и как юриста. Василия Михайловича надо защитить от плагиатчиков. Николай Николаевич Дроздов, узнав о таком варварстве, выразился: «Я бы их побил...», Владимир Спицин, давний друг Пескова, 50 лет директор Московского зоопарка: «Морду им набить...» Обратился я в «Комсомолку» – родное лежбище Пескова, в «Литературку», в журнал «Подъем» с родины Василия Михайловича – но никто не стал защищать. А вот журнал «ЭкоГрад» стал. И я ему благодарен, – посмотрел на главного редактора журнала Игоря Панарина. – И там поместили «"Подарок" Василию Пескову, или как писалась книга "Самородок"». Раздолбали этих, будем называть, преступников, под чистую... Теперь о двухтомнике, – поднял два тома книги «Василий Песков». – Мы хотели максимально собрать фактические данные от очевидцев, не выдумки какие-нибудь. Поэтому герои этой книги Николай Николаевич Дроздов. Владимир Галушин – орнитолог. Владимир Спицин. Борис Жутовский – художник... Теперь об истоках. Песков, как и Ломоносов, из деревни, из глубинки, другими словами. Он из села Орлово – а там крепость: защищала Русь от набегов. Там люди служивые, которые не знали крепостного права. Вольные. Дед по матери Георгиевский кавалер, погиб в 1915 году на Юго-Западном фронте. Отец воцерковленный, когда колхозы образовывались, чуть не пострадал, но ушел работать на железную дорогу. В Великую Отечественную – на фронте, награжден медалями. Вот каких кровей Василий Михайлович, которому в следующем году мы отметили бы 90 лет со дня рождения. Для меня это событие значимо, потому что Песков до последнего дня служил любимому делу, шли его «Окна в природу», он ездил, собирал материалы, писал...
Так вот, мальчик Вася. Нашли одноклассницу. Она училась с ним с первого по четвертый класс. Она рассказывает: Васька сидел на первой парте и всегда тянул руку. Мальчишки с Васей не футбол гоняли, а просили: «Вась, что ты прочитал? А ну расскажи». Вася вел их в конец двора и рассказывал. Он в семилетке прочитал всю библиотеку директора школы. Окончил ее с похвальной грамотой. Война, отец на фронте. Тяжелое время. В 1945 году Вася оканчивает семилетку, идет учиться архитектуре, но 47 год – голод, умирают даже те, кто прошел и выжил в войну. А мать Васи в положении. Вася с сестрой Машей собирает колоски с поля. Их гонят объезчики, бьют плетками. Но Вася все равно собирает колоски. Мать спасена. Голод пережили. Он идет в Тресвятскую десятилетку, учится. Одноклассницы о нем: по математике слабоват, но сочинение по литературе запросто...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 15
(Фото 13 Федоров рассказывает)


Мне показали на часы: время.
– Хорошо... Еще две минуты. Вы знаете, как ушел Василий Михайлович. Он завещал себя кремировать и развеять прах над Воронежем. Место? Где он привез и установил камень. С чем это связано? В детстве отец принес ему книгу писателя Сетона-Томпсона про зверюшек. И когда Песков был в Канаде, то был в тех местах, где жил этот писатель и узнал, что тот просил его кремировать и прах развеять над любимыми просторами. Так и Василий Михайлович тоже захотел... В семье это вызвало неприятие, но Василий Михайлович настаивал... И само место развеения праха. Василий Михайлович очень основательный. Он никогда своими проблемами родню не загружал. Делал все сам. И вот он привез камень на поле, с главой поселения установили. Глава спрашивает: «А почему выбрали это место?» Оно с одной стороны лес – дубы идут. Клены... А поле ровное-ровное, а на нем астры высаживали – совхоз был – и вот одна делянка желтые астры, другая красные... Вид восхитительный. Но загадка-то глубже. Глава поселения спрашивает, а Песков ему: «А вон видишь, Кагановка (это деревня через поле). Там жила моя первая любовь»... В этой книге и сестры о брате, и друзья, и с кем в путешествия ездил... Полторы тысячи страниц и ничего не выкинешь, – поднял тома.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 16
(Фото 14 Федоров с двухтомником)


Из Президиума:
– Спасибо большое.
– Только еще маленькая деталь. Ленинская премия. Это огромная сумма, и как он с ней распорядился: часть денег отдал родителям, а часть в коллектив редакции. Не слабо? Вот мне бы выпала премия, и я б ее так же, что со мной жена сделала бы... Бессребреник... Ходил неопрятен, ну и что... Но все годы жизни нес свою тему... Шел с ней вопреки всему...
Из президиума:
– Да, да, конечно.
В завершении выступила дама, которая была в президиуме.
Она сказала:
– Объявлен международный конкурс экологической премии... – показала объявление в журнале, – Могут выдвигаться экологические проекты... Учебники... Произведения литературы..

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 17.(Фото 14а Объявление о конкурсе)


Мне Панарин потом:
– Конкурс организовала Российская академия естественных наук, а говорила Первый вице-президент академии Лида Владимировна Иваницкая.
Иваницкую окружили с расспросами, а я с Игорем Панариным покинули зал заседания.
Еще посидели на втором этаже концертного зала в кафе, поговорили и с осознанием, что каждый сделал свое дело: Панарин – его секция отлично поработала, я – рассказал о Василии Пескове, расстались довольными.
В этот же день я уехал в Воронеж.

Заявка на конкурс. Мир вокруг

Сообщению вице-президента академии я не придал значения, так как не стремился получать премии, предпочитая трудиться, особо не рассчитывая на награды, пока не состоялся разговор с Дроздовым. Когда ему рассказал о работе секции, упомянул об экологической премии, Дроздов сказал:
– А Вы двухтомник «Василий Песков» подайте...
– Как подать?
– А вот так...
И он чуть ли не настоял, чтобы я подал заявку.

Дроздов в ноябре отдыхал в Анапе. Замечу – у нас шло постоянное общение с ним на разные темы, и Николай Николаевич никогда не уклонялся. А разговаривать с ним доставляло истинное удовольствие.
А об Анапе?
Я там часто отдыхал и теперь советовал, в каких местах лучше ходить по берегу (в районе детских лагерей), где проявлять осторожность (под водой осталось много железа, о которое можно пораниться, что и случилось однажды, когда девочка себе порезала ногу, и я ее нес с берега к дороге, куда ехала «скорая»...) И при разговорах он спрашивал:
– Подал заявку...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 18
(Фото 15 Николай Дроздов)


И вот ему сообщил:
– Готовлю...
Внимание Николая Николаевича поражало. Так обо мне могли заботиться разве что родители.
И вот:
– Отправил заявку в Академию естественных наук. Подведение итогов назначили на 29 ноября...
– А где будет подведение?
– Предварительно в Доме ученых, но еще сообщат...
– А какие там телефоны?
– В академии?
– Да...
– Пришлите мне...
Я не понял: зачем.
А Дроздов:
– Не волнуйтесь... Я должен поддержать книгу про Василия Михайловича...

Потом я как-то позвонил, а Дроздов:
– Я только вошел домой...
Выходит: приехал из Анапы.
– Вы будете в 29 в Доме ученых?
– Конечно, раз я обещал...
– Вы отдохнули?
– Да...
– Море Вам понравилось? По бережку походили...
Видимо, Николаю Николаевичу Анапа в ноябре не очень понравилась.
И он спросил:
– А сколько Вам лет?
– Я с 53 года, пенсионер... Но много хожу, тружусь...
– Сколько Вам лет? – снова спросил.
– Шестьдесят шесть.
– Лет через двадцать посмотрим...
Теперь понял: в свои восемьдесят два Николаю Николаевичу не очень-то удавалось «походить по бережку».
Я рассмеялся и намекнул на многие-многие еще годы Дроздова:
– Это на Вас лет через двадцать будем смотреть. Я вот сейчас стараюсь сделать как можно больше полезного...
– Вот именно! Вам рассказывал про Ленина, какую он фразу написал?
– Трудиться, трудиться и трудиться...
Дроздов:
– Нет, он сначала детям и молодежи написал «Учиться, учиться и учиться», а когда стал старенький и больной, он сказал: «А пожилым людям я советую лечиться, лечиться и лечиться».
Мы смеялись.
– Лучше об этом не думать.
Дроздов невозмутимо:
– Как об этом не думать.
– Я сам таблетки утром и вечером пью.
– Думаете, значит.
– Еще как!
Дроздов:
– А потом, как Вы знаете, окажется таблетки далеко не самый лучший метод, и самое главное – это ваше поведение.
– Это самая трудная вещь. Потому что у всех эмоции, страсти...
– Конечно, когда Вы еще захотите подольше побыть более-менее здоровыми, особенно любоваться историческими ценностями захотите, это здорово, ходить в театр...
– Скажу честно, уже не знаю, сколько лет не хожу, но окунаюсь в жизнь с головой. Воспринимаю не с точки физической что ли, а с точки зрения познавательной, ощущения...
Дроздов:
– Да-да-да...
– Я сейчас знаете, про кого материал собираю? Про Сирию. Наших ребят, которые сложили там головы. Вы же песни помните, пели, про войну...
– О ком пишете? – переспросил.
– О героях, наших мальчиках, которые головы сложили. За них уже никто не попросит...
– Вы так быстро говорите, жить торопитесь...
– Да адвокатская профессия заставляет...
– Какая?
– Адвокатская.
– Вы часто выступали адвокатом?
– Постоянно выступаю. Половина моей жизни сейчас в судах...
– Вы адвокат? – словно удивлялся Дроздов.
– Да.
– Прокурор?
– Нет, я не обвинитель, я – защитник.
Дроздов:
– Потому что помните, когда судились еврей с армянином, очень сложное и запутанное дело, и судья в сомнении кто прав, кто виноват, потому что они винят один другого, и он не знал что делать. И знаете, как он поступил?
– Нет.
– Дал двадцать лет прокурору! – сказал Дроздов и рассмеялся.
Я тоже взорвался от хохота.
– Удовлетворил спорящие стороны...
Дроздов:
– Вот такая юридическая шуточка.
– Хорошая шуточка, только в жизни что-то я не встречал такое...
Дроздов:
– Это такая метафорическая.
– С глубоким смыслом...
– Конечно...
– Николай Николаевич, отдыхайте. Вы наверно с палочкой стоите или уже поставили.
– Нет, я сижу...
– А то бы упали со смеху...
Что удивительно, с Дроздовым при разговоре не хотелось класть трубку, настолько интересно двигалась нить разговора.
Дроздов:
– Но Вы не волнуйтесь, я помню про 29 ноября...

Говорили через неделю, начали о конкурсе, а разговор унес далеко-далеко.
Дроздов:
– А Вы знаете, как теология переводится?
– Не знаю...
– Да Вы что?
– Я же уголовными и гражданскими делами занимаюсь, а тут...
– Было Фео. Тео. А теология о чем наука?
– О религии.
Дроздов:
– Конечно, а буквально о Боге. Это Казанский собор знаете в Ленинграде?

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 19
(Фото 16 Казанский собор)


– Красавец – анфиладой.
– А знаете что там было?
– Музей религии и мощи Серафима Саровского валялись в коридоре, – вспомнил дивеевского старца.
– Да, это был музей религии и атеизма. Некоторая тавтология, потому что атеизм – это одна из религий.
– Веришь и все...
– Научный атеизм – есть такой предмет.
– Был.
Дроздов:
– В школе такого нет, а где-то преподают... И, главное, доказать отсутствие бога невозможно. Атеист – это человек, который верит, что бога нет. А если по-жестче сказать, можно верить, что он есть, а можно – что нет, правда? Вот они верят, что бога нет вообще... Есть политеизм – много богов, есть монотеизм – один... Это иудеи, мусульмане, христиане – один бог.
– Николай Николаевич, я Вам говорил, что пишу книгу о Героях Сирии. И погиб один мусульманин-полковник, командир вертолетного полка Ряфат Хабибуллин. Так меня пригласили побыть на поминках, другого, конечно, мусульманина...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 20
(Фото 17 Полковник Хабибуллин)


Дроздов:
– Каждая религия имеет свои краски...
– Так Хабибуллин – татарин. И его хоронили по татарскому обычаю.
– Так я что хотел сказать, атеист это тот, который верит, что бога нет, с точки зрения нас, кто знает, что он есть... Я сформулирую по другому: атеист это тот, кто не подозревает что ли, что бог есть.
– До того слеп, что не подозревает...
Мы смеялись. Мне приятно было говорить с Дроздовым и я не думал закончить разговор. Тем более, что сколько раз просился к нему на лекцию, а тот: нет, я лекции больше не читаю, свой курс отдал другому.
Дроздов:
– Даже не подозревает...
– А полковника представляете, похоронили на мусульманском кладбище. Кругом полумесяцы.
– Это где?
– Он из татарского села Вязовый Гай в Ульяновской области. Он не на каком-нибудь мемориальном кладбище, а лег там, откуда он пришел. Где мальчиком бегал. Глухая деревня, а садятся вертолеты, гроб оттуда достают, несут...
– Чтоб на месте... Поскольку я сейчас подъезжаю, – произнес Дроздов и я понял, что он говорил со мной дорогой, и добавил: – Хочу сообщить Вам, что я, как приехал, позвонил в академию, говорил с дамой, которая организует все, и она сказала, что они уже сидят с Петросяном, есть такой, и рассматривают заявки...
– Ну, хорошо...
Она говорит:
– Вот, Ваша пришла... Я просто проверил, дошло или нет.
Внимание Дроздова не просто удивляло... Что-то было из ряда выходящее: во время полнейшего безразличия к человеку, вдруг, проявлялась такая забота.
– Спасибо...
Мне Дроздов не говорил, а позже я узнал, что он даже послал письмо в академию.
– Я ей сказал, чтобы прежде всего обратили внимание на это произведение, для меня это великий человек. Столько сделал для природы и для людей... Она: Да-да, конечно. Мне хотелось убедиться, что не обойдут вниманием.
У меня даже стрельнуло в ушах: за меня просил выдающий человек...
И, проглатывая что-то в горле:
– Ну, Вы же будете 29 там?
– Конечно.
– Я увижу Вас снова...
– Ну, бывайте...
– Да, Николай Николаевич, спасибо.
– Всего хорошего, счастливо...

27 ноября я опять позвонил:
– Николай Николаевич, получил приглашение. Все, еду (на подведение итогов). Билет взял. Танечка (жена) меня отпускает.
– А где Вы сейчас?
– Сейчас в Воронеже. Только приехал из суда. Я дело по закладчикам наркотиков веду.
– А что такое закладки?
– В Интернете размещают сведения, что можно заработать на закладках. Ты наркотики развозишь, закладываешь в определенные места, а тебе за это деньги. Легкий вид заработка, и не плохого. И на это клюет молодежь. И вот этих ребят ловят. И вот я в деле: пять молодых парней сидят на скамье подсудимых. Эти дети двадцать лет, двадцать два...
– Какие дети...
– Но я их называю дети. Это же не какие-то матерые черти. Посадили бы какого-нибудь махрового барона, который этим занимается. А ловят вот эту мелкоту, которая по своей глупости клюет на эти предложения. Да, этим нельзя заниматься, нехорошо, но нужно бить в корень, когда вся цепочка и рассыпется. И вот сейчас пять человек сидит на скамье. Год под стражей пробыли, теперь под домашним арестом.
Дроздов:
– Так они должны сказать, кто их толкнул на это...
– Так они же не знают, это по Интернету. Органы должны искать источник. Если бы им конкретно кто передал, конечно, об этом сказали... По Интернету получали задание. Не видели, кто им его давал. Брали наркотики, где им сообщалось. И развозили. И за это деньги получали. Все отлажено... Сейчас это очень распространено. Не надо визуально какому-нибудь барону привлекать, уговаривать, передавать наркотики, потом платить закладчикам... – хотел сказать мин, ведь закладки тоже выступали в виде мины – не быстрой смерти – взрыв, а тихой смерти от наркотиков.
Дроздов:
– Момент физической передачи был?
– Нет. Ему говорят, в каком месте взять, он и берет, и сам в руки не отдает. А прячет в условное место... И вот сидят. Я с 53 года, Вы знаете, и для меня они – дети. Которых идиоты, которые не могут по-настоящему бороться, я же бывший сотрудник МВД, понимаю, хватают... Им надо работать-бороться, а не цепляться за то, что на поверхности лежит... Искать источники... Сейчас, понятно, посадят пацанов, но надо выкорчевывать корень... Ловить баронов-источников!
Дроздов:
– Ну, не даром у нас есть воры в законе. Живет вор, и он в законе, и все знают, что он вор, никто не трогает, не сажает... Что за бред!
– Возьмите притоны проституции. В открытую, прямо у стен полиции этот шалман. Далеко ходить не надо – лови и все. Эта ужасная ситуация. В советское время было строго, а прошел период растления, коррумпированной стала милиция, ныне полиция... Вы посмотрите в Интернете, арестовали главного кадровика в московской полиции, у него кабинет, подпол забит деньгами. Это кадровик, а не следователь, не оперуполномоченный, которые занимаются конкретными делами. Я сам в областном управлении в кадрах работал и никогда с сотрудников не брал денег за переводы, представления к наградам, отпуска... А вот мой сосед тянул за все: за перевод, пока не принесут, рапорту ход не дает... И вот в Москве, какой-то кадровик, канцелярская душонка – а у него кабинет забит деньгами. Кошмар!
Разговор в который раз гулял по просторам современной жизни. Но этим и было интересно общение с Дроздовым, что оно постоянно уходило в неожиданные темы.
Я горячился:
– Это же такие метастазы... А тут детвору ловят. Метастазы уберите. Потому что один такой подонок порождает после себя страшные дела. У меня вышла повесть «Дело студента». Я в Москве защищал студента. Его привлекали за сбыт наркотиков. Так я Вам два факта расскажу. Дело было, кстати, в Тимирязевском суде. Поймали на сбыте, но каком немного позже. Так вот уголовный розыск грозит арестовать его или сотрудничать с ними. Я с начальником уголовного розыска: «Что от нас нужно, явки-стрелки он сдаст, но что он знает-то». А начальник розыска: «Мне явки-стрелки не нужны. Мне нужно, чтобы он уговорил такого же студента купить ему наркотики, вытащил его – именно вы-та-щил!, так и сказал, – на нашу территорию, а мы его хлопнем!» Вот: чтобы подговорил, его вытащил на территорию – этого отдела розыска, и они схватят. Видите, подговорить и уделать... Не то, чтобы искать, а самим провоцировать... И второй факт. Вот этот субъект, который моего студента уговорил купить ему наркотик и тот передавал на территории этого уголовного розыска, и его они хлопнули, на суде на мой вопрос: «А сколько у вас было таких случаев, чтобы вы помогли милиции?» Вы знаете, что он ответил, у Вас сейчас уши отвалятся. Ответил: «Двадцать пять». То есть двадцать пять вот таких студентов этот подонок угробил! Он их уговорил, вытащил на территорию этого уголовного розыска, их опера хлопнули, и они уехали сидеть. Жуть! Угробил двадцать пять жизней. Это двадцать пять пап и двадцать пять мам, пятьдесят бабушек и пятьдесят дедушек... Братья, сестры... Родню под корень... Так вот мы с Вами про Пескова говорить должны, а говорим...
– И правильно говорим.
– Так что я приеду в 8 утра на Павелецкий вокзал...
– На машине приедете?
– Нет, у меня ее нет. На поезде. Я когда-то хотел машину купить, но женушка перерубила... С тех пор без машины... Я же могу забыться за рулем... Нет, она мне не нужна...
Дроздов:
– Не подумайте, что я слушал Вас и мне было безразлично. Рассказ Ваш, можно сказать, без комментариев.
– Николай Николаевич, это же кошмар! Мы за каждого ребенка боремся, а какие-то подонки уничтожают поросль... Делают статистику...
Дроздов:
– Все так было, есть и будет...
– Так как с этим согласиться...
– Горький писал о городе Желтого Дьявола.
На некоторое время замолчал, а где-то в глубине звучали строки из рассказа Максима Горького: «...оно окружает человека своей паутиной, глушит его, сосет кровь и мозг, пожирает мускулы и нервы и растет, растет...» Огромная пасть, пожирающая людей...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 21
(Фото 18 Рассказ Горького «Город Желтого Дьявола»)
– Для меня это жуть. А когда я еще сам с этим столкнулся... Двадцать пять человек в тюрьму... Им двадцать пять отцов передачи носит... Да Вы что... Не хочу об этом говорить... Причем опера-то Тимирязевского отдела полиции. А у них на втором этаже галерея Героев милиционеров, в основном воронежских. В то время московской полицией командовал наш, воронежский, Якунин. И я говорю: «Что ж Вы творите... Тем более у Вас кто на стендах висит, кто в Чечне под пулями...» А Вы чем, сволочи, занимаетесь... Больная тема... Вы в пятницу (29 ноября – пятница) приедете к 11...
– Пораньше...
– А я приеду, а вечером в Воронеж. В субботу суд. Будут продлевать под стражей другого чудака. Он родом с Мариуполя. Приехал в Воронеж и решил первичный капитал заработать: тряхнуть одного владельца магазина женского белья и завпарикмахерской бабенку... И везде пролет... Теперь сидит... И я веду его защиту. Не значит, что «вытащу», это бред... Будем искать смягчающие вину обстоятельства...
Дроздов:
– Ну ладно, договорились...
Напоследок:
– Тема Василия Михайловича кипит. Провел встречу с читателями в Новоусманской районной библиотеке на родине Пескова, Рамонской... В Борисоглебском краеведческом музее...
Дроздов:
– Сказали, что после церемонии вручения будем должны перейти в Комитет мира что ли...
– Да, забыл, мне жена сказала, что в Москве в пятницу +3 и дождь.
– Вы считаете это последней инстанцией? – спросил Дроздов.
Все знали, насколько достоверные сведения сообщал гидрометцентр.
– Нет, но хотел предупредить... Я зонт беру...
– А мне по барабану, какая погода...
– У Вас образные фразы, – рассмеялся.
– Обнимаю...
– Давайте, давайте...

В Доме ученых

Я тоже поступил, как выразился Николай Николаевич, по барабану. Зонт в дорогу не взял, но поехал в куртке с капюшоном. Ночь прошла в каком-то полубреду: до полуночи проговорил с двумя летчиками, оказавшимися со мной в одном купе. Один бомбер с Комсомольска-на-Амуре – уже не раз побывал в Сирии, другой вертолетчик – с Торжка. Оба приезжали в Военно-воздушную академию, чьи корпуса находились за забором моего дома, оба молодые, оба чем-то недовольные службой, но ее не бросавшие, а я им с высоты своих лет рассказывал о своих родителях, с которыми все детство провел в гарнизонах, о герое своей книги Романе Филипове, бомбере, Героях, о которых обирался написать Ряфате Хабибуллине, вертолетчике, Марате Ахметшине – артиллеристе, Олеге Пешкове...
А потом пытался заснуть, а мысли кружили вокруг самолетов, вертолетов, речки Усманки Василия Пескова, его дома на Дмитровке...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 22
(Фото 19 Храм Христа Спасителя)
Мне повезло. Москва встретила меня хоть и туманом, но дождя не было.

Утром успел съездить в редакцию журнала «Воин России» и оставить на вахте распечатку новой повести и вот добрался до Пречистенки. Хотя и позволяло время, но в Храм Христа Спасителя не пошел, а с Гоголевского бульвара сразу свернул на узкую улочку и, сторонясь от встречных пешеходов, направился в ее глубину, оглядывая старинные постройки и читая вывески на них.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 23
(Фото 20 Торговый центр «Воронеж»)


– «Воронеж», – прочитал вывеску и потянулся к ручке двери, но отдернул.
Другие вывески торгового центра «Воронеж» «Закусочная», «Ресторан» меня не привлекали. Еще в поезде попил чай, а в рестораны ходил, служа в милиции, когда из них выпроваживали загулявшую публику.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 24
(Фото 21 Дом ученых)


За бирюзовой оградой со львами на пилонах ворот округлился трехэтажный Дом ученых с бирзюзовой пристройкой. В холле уже собирались люди, и я с какой-то растерянностью, словно ища кого-то, вошел в разлинованный ковровыми дорожками холл, разделся, по мраморной лестнице поднялся в роскошный зал, увешанный картинами в позолоченных рамах, всюду виднелись кресла с витиеватыми спинками, стояли вазы.

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 25
(Фото 22 Федоров в Доме ученых)


Понимал, что Николай Николаевич еще не приехал, поэтому решил по привычке осмотреться, и чем больше обходил, все больше находил чего-то особенного, научного, словно за столиком в креслах в каком-то уголке сидели и беседовали академики, тот же Андрей Николаевич Колмогоров, в интернате которого учился и чьи лекции слушал, и на душе ставилось тепло: меня словно прятали в мир прошлого, после которого было бурное настоящее милицейской, адвокатской и писательской жизни.
Вот холлы наполнялись.
Уже волновался: А где же Николай Николаевич...
Заметил: не переключил телефон с одной сотовой сети, которая действовала в Воронеже, на сотовую сеть, действующую в Москве, а когда переключил – сменил симку – увидел, что было прислано несколько эсэмесок, которые не открывались из-за переполненности памяти.
Набрал номер Дроздова, а мне оператор ответил: недостаточно средств на Вашем счете.
Набрал номер Тани. Хотя и звонок не состоялся, но дошла эсемеска и она позвонила.
– Как ты отдохнула... – спросил.
А она:
– Тебя Николай Николаевич ищет...
– Как, ищет, я в Доме ученых...
И он позвонил на домашний, знаешь, что записал автоответчик?
– Что...
– «Это Дроздов. Я уже пришел в Дом ученых. Давайте встречаться. Ку-ку...»
Я рассмеялся, и тут же:
– Кинь мне сотню на телефон...
Деньги пришли быстро.
Теперь набрал один номер Дроздова (знал его два номера), другой, но ни один не ответил.

Сбежал по лестнице в гардероб и увидел Дроздова.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 26
(Фото 23 Дроздов спрашивает Федорова)


Он заметил меня:
– Куда ты пропал? Почему трубку не берешь?
Его волнение было объяснимо: еще бы приехал поддержать, а виновника приезда нет.
И:
– Тебе уже десять эсэмэсок послал...
Я понял: те, которые не раскрылись, и сам:
– Я Вам звонить, а деньги кончились, и жена пока перевела...
– Что значит звонить... А ну покажи сотовый... – хотел убедиться.
Я показал:
– Вот звонки...
– Какой номер?
Дроздов увидел номер:
– Да у меня же не такой.
Я понял: у него есть и третий.
Дроздов звонил на мой номер, который не действовал в Москве, а я звонил на номер, который не был у него подключён. И когда ему не удалось связаться, и послал голосовое сообщение на мой домашний: «ку-ку».
Вот и «разошлись, как в море корабли».

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 27
(Фото 24 Федоров объясняется перед Дроздовым)

Зная, что у Николая Николаевича болят ноги, только Дроздов направился к лестнице, хотел его взять под руку.
– Не надо, – он отдернул.
И большими шагами стал переступать ступени.
Я удивился: он выздоровел? Ведь знал, что без палочки не ходит.
Когда тот поднялся на верхнюю площадку, все-таки спросил:
– А Вы без палочки...
Дроздов:
– Я ее в гардеробе оставил...
Не хотел, чтобы его видели с палочкой.
Огляделся: приехал ли Панарин...
Его не видел.

Дроздова сразу окружили. Его фотографировали спереди, сбоку, старались стать рядом и сфоткаться, тянули в одну делегацию, в другую. И щелкали, щелкали, а он искал меня рукой, хватал, тянул к себе и говорил:
– Стой со мной и никуда не отходи.
Боялся меня еще раз потерять.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 28
(Фото 25 Справа налево Федоров, Президент академии естественных наук Кузнецов, Дроздов)

Вот вошли в зал, играл на сцене оркестр, люди рассаживались. Я кое-как, через массу препятствий: и тут не пропускали, не заговорив, а Николай Николаевич в силу своей деликатности не мог не уделить внимание каждому, провел его ко второму ряду и мы сели на крайние места.
Сзади сразу припала молоденькая блондинка:
– Николай Николаевич, можно с Вами сфотографироваться?
Тот:
– Нет-нет, – а мне: – Еще в Интернет выложат...

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 29
(Фото 26 Блондинка атакует)

Желая как-то отвлечь Дроздова, снова говорил о Героях войны в Сирии:
– Николай Николаевич, вот Вам про татар... Хабибуллин. Командир вертолетного полка. Сам бойца раненного из окружения вытащит: вертолет зависает и его на веревке поднимают. Или десант высадить: вертолет одним колесом на гору упирается, а сам в воздухе висит и десант высаживается. Рисковая работа. И Чечня, и Осетия, а погиб в Сирии 8 июля 2016 года... Он совершал облет сирийского вертолета, а тут бой сирийцев с игиловцами. Игиловцы прорвались, на него вышел сирийский командир, просил о помощи и Хабибуллин не пренебрег и кинулся в бой... И, когда уходил, его ракетой сбили... Не мог бросить... Осталась вдова... Другой татарин – Ахметшин... Он служил в Прохладном. Полк расформировали, ему место предложили в Армении в Гюмри. Он поехал туда, а место уже занято... Он плюнул и уволился. А на гражданке несладко. Снова вернулся в армию и его в Сирию... И вот он с сирийцами. Пушки установили. А игиловцы пошли, и сирийцы ходу. А он один – и отбивался из четырех пушек... И когда наши подошли, он с гранатой лежал, уже готов подорвать себя с игиловцами... Во Герои...
Дроздов слушал.
– Такая тема, она мне покоя не дает, – продолжал. – И вот я со вдовами... С ними говоришь, а ком у горла. Ну хоть реви... Сколько вдов. Ахметшина – Гузель, вдова. Хабибуллина – Рамиля, вдова. Ольга Филипова – вдова, Пешкова Гелена – вдова... Они с детьми остались... Так что, вот какая тема. Как у Вас, самка гибнет, а самец спасает своих детей...
Дроздов:
– Не надо сравнивать...
– Почему?
– Медведь встретится со своим дитем, если самка отошла в сторону, он загрызает и съедает. Крокодил крокодильчат поедает ... Так что и не пытайтесь сравнивать...
Несмотря на разговор, к Дроздову и тут липли:
– Николай Николаевич, вся страна Вас знает ...
А тот отбивался:
– Знаете, это не тусовка на футбольном матче ...
Но все равно с ним так или иначе снимались.

Николай Дроздов спросил:
– А кто написал «Лолиту»? Я ее читал, но запамятовал...
Как не напрягался, не мог вспомнить фамилию, которую знал назубок и не понимал, почему меня об этом спросили.
А Дроздов:
– А что написал Бунин?
– «Солнечный удар», – назвал свой любимый рассказ.

Торжественная церемония

Зазвучали фанфары, а после них высокий молодой человек во фраке вышел на сцену и заговорил бархатным голосом:

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 30
(Фото 27 Объявляется открытие торжественной церемонии)


– Добрый день, уважаемые дамы и господа! Мы рады приветствовать на ежегодной, традиционной, международной, экологической премии «EcoWorld» – 2019. Мы снова вместе. Год пролетел, кажется, незаметно, но новые достижения мужей славных и ученых заставляют говорить о себе. И сегодня на торжественной церемонии мы узнаем имена новых лауреатов международной премии. Одно из негласных, но очевидных открытий века 21-го, что мысль материальна. Что, как не оно заставляет нас с колоссальным уважением относиться к тем, кто в своем сознании генерирует и транслирует в пространство, воспринять открытия и идеи этих славных людей... Честь и хвала всем Вам... На сцену приглашается президиум церемонии международной экологической премии... К нам поднимается президент академии естественных наук, президент института Дубна... лауреат... доктор наук... профессор... Кузнецов... – называл тех, кто выходил из зала на сцену и садился на стул в ряду президиума. – Заместитель министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации... Панова... Сопредседатель попечительского совета премии «EcoWorld» – 2019... депутат Государственной Думы... член комитета по аграрным вопросам... Адучиев... Исполнительный директор... советник вице-президента РАН... ученый секретарь комитета... Усов... Заместитель руководителя.... «Мосприрода»... Струкова... Летчик-космонавт испытатель Герой России глава... образования «Звездный городок»... Токарев...
Членам президиума хлопали, хлопали и мы с Дроздовым.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 31
(Фото 28 Справа космонавт Токарев)


Ведущий:
– Председатель жюри конкурса международной... доктор медицинских наук... академик РАН... профессор... Рахманин ... Председатель организационного комитета международной экологической премии... Первый вице-президент РАЕН... кандидат технических наук... профессор... Лида Владимировна Иваницкая...
«Она призывала к участию в премии».
Я думал, что все мероприятие буду сидеть рядом с Николаем Дроздовым, как зазвучало:
– Член попечительского совета международной экологической премии... доктор наук... профессор... телеведущий... Николай Николаевич Дроздов... Добро пожаловать...
Николай Дроздов встал и пошел к лесенке на сцену.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 32
(Фото 29 Справа налево Дроздов, Иваницкая, через одного Токарев)


Я остался одни в полном неведении, что произойдет со мной.
Ведущий оглашал поздравления. Приветствовал гостей из Китая, из Сербии, из Федеративной республики Германия, из Чехии, из Индонезии, из Монголии... Татарстана, Башкортостана и сказал:
– Слово Президенту Российской академии естественных наук...
За трибуну вышел Кузнецов:

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 33
(Фото 30 Выступает президент академии Кузнецов)


– В течение почти тридцати лет в будущем году Российская академия естественных наук будет отмечать тридцатилетие своей работы, – говорил Кузнецов, – проблемы устойчивого развития системы природа общество и человек в РАЕН, в которых, естественно, важнейшей составляющей являются экологические проблемы, основное направление. Огромное количество трудов, монографий, учебников, справочников было выпущено за эти годы именно по проблемам сохранения окружающей среды... В течение многих лет проводится этот международный конкурс, который позволяет выявить обеспокоенных людей, кому не все равно в какой среде будут жить дети и внуки... В первых рядах, конечно, находятся представители науки и практики, которые реально занимаются и реализуют экологические проекты в самых разных направлениях... Нужно сказать, что экспертный совет, который рассматривал присуждение тех или иных премий «EcoWorld», состоял из крупных ученых, в том числе, и выдающихся, крупных экспертов, поэтому те, кто получит грамоты и награды, я думаю, могут гордиться этим... Я также хотел передать привет от государственного университета Дубна, наукограда Российской Федерации, где сейчас идет пленарное заседание крупной конференции под названием «Природа, общество, человек»... Почему я говорю про университет Дубна? Потому что ему исполнилось 25 лет и в его создании РАЕН играло важнейшую роль... Хочу пожелать всем участникам сегодняшнего события интересных дискуссий во время перерывов, и хочу поздравить героев сегодняшнего события...
Сначала приглашали на сцену тех, кто внес вклад в деятельность РАЕН. Вот Кузнецов вручил орден РАЕН «За спасение жизни на земле» доктору медицинских наук Зуеву:
– ... микробиолог... человек, который получил международное признание...
Девушка подала Зуеву розочку.
Тот свою очередь:
– Я горячо благодарю руководство этой премии... Наверно, многие далеки от того момента, когда мы организовывали эту академию. Хочу всем сказать: гордитесь Российской академией естественных наук. Помните, ее основателями были только авторы научных открытий. Причем научных открытий, которые были внесены в Государственный реестр открытий СССР.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 34
(Фото 31 Говорит Зуев)


После аплодисментов Зуев продолжил:
– Но нам всем хватило ума не превращаться в общество взаимного восхищения, а организовать выборы по всему Советскому Союзу без права участвовать в выборах самих выборщиков. Вот отсюда и родилась академия. И для того, чтобы долго жить, надо все время двигаться вперед... Спасибо!
Вот наградили Звездой академии Лиду Владимировну Иваницкую. Потом доктора исторических наук, председателя секции энциклопедических знаний академии, профессора Алексеева.
Алексеев в ответ:
– Трудно быть звездой, когда такое созвездие на сцене, в зале. Поэтому постараемся реализовать тот завет, который давал Маяковский:
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца.
Светить – и никаких гвоздей,
вот лозунг наш
и РАЕН.
Я сидел, как на иголках, не зная, что будет со мной. Придется ли мне подниматься на сцену или нет, и что сказать, если позовут.
Вручили медаль летчику-космонавту Токареву.
И, вдруг, ведущий:
– Награждается Николай Николаевич Дроздов...
Я захлопал в ладоши. И с облегчением подумал: может, меня и пригласили сюда, чтобы я аплодировал «Дяде Коле», как любовно его называл про себя. И ради одного этого стоило сюда приехать.
Ведущий:
– Наш верный и давний друг... Мы всегда бесконечно рады за его участие... Браво!
Николай Николаевич, пританцовывая и хлопая в ладоши, направился к Кузнецову.
Ведущий:
– Это было премьерно! Благодарим и поздравляем...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 35Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 36Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 37Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 38Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 39
(Фото 32 Дроздов с прихлопыванием пританцовывает)
(Фото 33 Дроздов с прихлопыванием пританцовывает)
(Фото 34 Танцы-реверансы)
(Фото 35 Дроздов с прихлопыванием пританцовывает)
(Фото 36 Дроздов с прихлопыванием пританцовывает)
Николай Дроздов вернулся на сиденье в президиуме.
Вот кто заслужил народную любовь скромный, честный, безотказный его слуга.

Награждение лауреатов

Ведущий:
– Слово председателю жюри... Рахманину...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 40
(Фото 37 Говорит Рахманин)


К трибуне вышел академик Рахманин.
– Уважаемые коллеги, с праздником Вас... – мягким, задушевным голосом заговорил председатель жюри. – Замечательным... Вы знаете, в нелегкие времена, когда в финансовом отношении мы не все можем решить, но когда мы можем с чувством благодарности посмотреть в сторону тех людей, которые в этих условиях – созидатели, это доставляет очень большое удовлетворение... Нужно сказать, что в Российской академии естественных наук – инициатор этой замечательной международной премии – действует среди выдающихся ученых правило Конфуция: «не бойся, что не знают тебя, бойся, что ты не знаешь других». И вот премия «ЭкоМир» позволяет взглянуть и на нашу страну и на многие государства, желающие быть с нами в борьбе за чистую окружающую среду для здорового человека и для разнообразия на этой земле, ибо это очень важные факторы, характеризующие качество нашей жизни... Поступили работы из пятнадцати государств... Из двадцати восьми регионов нашей страны... По семи номинациям... Удостоены первой премией... Второй... Третьей... И для некоторых работ они усилены также нашими наградами Российской академии естественных наук профессионального порядка... Для медиков и биологов медаль Мечникова... Для деятелей культуры, творческих работников, медаль Третьякова... Медаль Бунина...
Меня как кольнуло: Бунин.
В голове не возникало мысли об оценке моих книжек именем великого писателя.
Рахманин:
– Вы все это увидите, и узнаете... Нам это доставляет очень большое удовольствие и удовлетворение... Я Вам должен сказать, что лично я, как член и государственной академии, очень рад тому, что министр образования и науки отлично понимает значение общественной, самой мощной, Российской академии естественных наук, создавшей отделение и в Европейской академии естественных наук, и в Казахской, имеющей отделение и в Соединенных штатах Америки, и в Китае, и в Корее, и в целом ряде государств и в связи с этим заседания президиума идут на Брюсовском переулке в министерстве образования и науки. Это очень важное понимание вот этого мощного общественного движения для выдающихся ученых нашей страны... В жюри работали наши специалисты из основных секций, выдающиеся люди. Мы тщательно рассматривали все работы и с удовольствием сообщаем Вам, что в действительности эти работы заслуживают самой высокой и государственной и научной и общественной оценки... Благодарю...
Ведущий:
– Приступаем к церемонии награждения победителей конкурса международной экологической премии «EcoWorld» – 2019... Почетные награды будут вручаться членами президиума, почетными гостями сегодняшней церемонии тем, кто их заслужил.
Награждение лауреатов началось. Лауреатов звали на сцену. За исследования на Шуваловском месторождении диплом лауреатам вручил депутат ГосДумы. Он не уходил со сцены и вручал дипломы лауреатам из Нижнего Новгорода, из Москвы, из Иркутска, из Ставрополя и из Краснодара.
Из рук летчика-космонавта Токарева за монографию по экологии получили дипломы сербы. За проект экологической модернизации предприятия получили – экологи из Челябинской области, города Карабаш.
Вот оказались на сцене создатели медицинских препаратов из винограда.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 41
(Фото 38 Диплом вручает Токарев)


Вот – с дипломами экологи из Петропавловска-Камчатского. Они внедрили на территории Китая технологии выращивания сельхозкультур...
Академик Рахманин вручает диплом санкт-петербургским экологам за проект мониторинга загрязнений. Потом за проект «Скандинавская ходьба в медицинской реабилитации». Рахманин сказал о лауреате:
– Будучи студентом, он поехал в Норвегию на чемпионат мира на 50 км на коньках. Они проходят на озере. И стал чемпионом мира...
Вот она скандинавская ходьба!
Ведущий:
– И еще одна премия будет вручена из рук Николая Николаевича Дроздова. Добро пожаловать для вручения...
Снова вышел Дроздов и замер в ожидании лауреата.
Ведущий:
– За сохранение биоразнообразия ландшафтов национального парка Завидово...Руководитель проекта...
На сцену поднялся убеленный сединой лесовод.
Дроздов пожал ему руку и сопроводил пожатие поражающей своей искренностью и добром дроздовской улыбкой.

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 42
(Фото 39 Вручает награду Дроздов)


Ведущий:
– И слово драгоценному Николаю Николаевичу Дроздову...
Дроздов:

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 43
(Фото 40 Говорит Дроздов)


– Начнем с того, что сказал о науке наш Михайло Васильевич Ломоносов, чье имя носит наш Московский государственный университет. Выходит на крыльцо императрица Елизавета Петровна, дочь Петра Первого, она восходит на престол, и он почувствовал, что наконец-то наступил момент, когда можно хоть немного освободиться от засилья англосаксов, немцев, итальянцев при нашем дворе, которых при Петре Первом развелось. Они, конечно, двинули нашу науку, но она не была по сути российской наукой. Привозной. И вот он обратился к молодежи:

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 44Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 45Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 46Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 47
(Фото 41 - 44 Дроздов читает стихотворение)

О, вы, которых призывает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут;
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладки и в труде.

Зал взорвался аплодисментами.
Дроздов:

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 48
(Фото 45 Говорит Дроздов)


– В нашем университете в главном актовом зале, а он на тысячу человек, слева барельеф Карла Маркса, – усмехнулся. – И его высказывания, очень существенны и современны. Когда еще студентом был. Он сказал: «В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достичь ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам». Спасибо Вам.
Дроздов вернулся на кресло в ряду президиума.
А ему хлопали.
Присутствие Николая Николаевича украшало любое мероприятие.

Шло награждение... Вручили диплом за проект разработки экологической нагрузки на пастбища экологам из Астрахани. За туристическую программу для детей и взрослых – Первой школе экотуризма «Веселая мельница» из города Златоуста.
Вручение продолжалось и я уже успокоился: меня не позовут. И смаковал. Златоуст, когда то проезжал этот городок на Урале и прямо на перроне купил шкатулки из малахита... Где-то там исходил горы мой дед-геолог...
Менялись вручавшие дипломы, лауреаты... За научно-просветительскую экспедицию по Поволжью, Подонью и Прикаспию получили диплом саратовцы... За проект по преемственности поколений... в развитии общества... премия присуждена издательскому дому «Истоки»... За создание парка для реализации точного земледелия гости из Казахстана... За проект безотходной технологии производства иркутяне... За создание системы защиты винограда ставропольцы... За работу: использование кремния для получения экологически чистой продукции москвичи... За монографию «Артериальная гипертензия...» врач из Химок.
За множеством фамилий потерял счет лауреатам, как увидел знакомого мужчину:
– Каледин...
Вспомнил профессора из Тимирязевки, который поднялся на сцену. С ним встречался на юбилее моего крестного Заслуженного художника России протоиерея Стефана Домусчи.
Каледину вручали диплом за труды, связанные с охотой и охотхозяйствами...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 49
(Фото 46 Каледину вручают награду)
Профессор взял диплом из рук вице-президента академии и розочку – девушки, и обратился в зал:

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 50
(Фото 47 Каледин говорит)


– Люди должны жить и жить хорошо и жить долго...Вот поэтому я от всей души благодарю инициаторов этой великолепной не только премии, а именно работы по экологии. Потому что жить не только нам, а следующим поколениям. А тем, кто жить будет через, через, через поколения... Россия – великая страна, такой и останется...
– Браво! – раздалось из зала.
Каледин прошел к Иваницкой и подал ей розочку.
Дроздов пожал ему руку.

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 51

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 52Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 53

(Фото 48 Каледин джентльмен)
(Фото 49 Каледин джентльмен)
(Фото 50 Каледина поздравляет Дроздов)

 

Видеть, как приветствуют друг друга Каледин и Дроздов доставило особую радость.
Награждали лауреатов за книгу «Загрязнение Тихого океана... и спасение морских животных»...
Вдруг услышал слова ведущего:
– За проект экологическая тропа наедине с природой ... город Борисоглебск... Татьяна Сергеевна Громова ...
С воронежской земли.
Оглядывался, но лауреат не поднялся на сцену.
Ведущий:
– Награда будет вручена дополнительно...
Зато в глубине зала заметил Игоря Панарина. Сначала рукой пытался привлечь его внимание, но без толку, и когда зазвучала музыка очередному лауреату, позвонил на сотовый:
– Игорь Владимирович, я во втором ряду... Проходите ко мне...
Через минуту ко мне подсел Панарин:
– Задержался в пробке...
А летчик-космонавт Токарев вручал диплом активистам Русского космического общества за проект «Всемирное движение Гагаринский сад»...

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 54
(Фото 51 Вручает награду Токарев)


Многообразие проектов, которые поощрялись, поражало, и говорило о неисчерпаемости вопросов по экологии и об озабоченности научных мужей академии защитой жизни на Земле.
Вручал дипломы вице-президент академии Кошкин за проект сохранения исторических ландшафтов и лесов города Красноармейска.
Один за другим поднимались на сцену и сходили с нее. И когда я думал, что церемония подходит к концу, ведущий с новой силой произнес:
– Теперь особые награды! Награждаются участники конкурса, удостоенные медалями в номинации экологическое образование и культура за работы в области поэзии, прозы и живописи... Медалью Нобелевского лауреата Ивана Бунина награждается Михаил Иванович Федоров...

Меня как ударило: Бунин...
Стрельнуло в ушах...
Не зная, как ведут себя в подобных случаях, ведь впервые награждался да еще на таком внушительном собрании, поднялся, и, немного покачиваясь, сделал несколько шагов по ковровой дорожке вперед, три, а, может, четыре шага по лесенке и направился к крупному, седовласому крепышу, который улыбался мне.
«Бунин» – звучало в подсознании.
Что ж...
Когда крепыш вручил мне диплом и медаль, а девушка рядом – розочку, то крепко-крепко пожал руку.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 55Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 56
(Фото 52 Федорову вручают награду)
(Фото 53 Награда вручена)


На каком-то полуавтомате я взял микрофон:
– Эта премия в честь Василия Михайловича Пескова, – вырвалось из меня. – Ему через несколько месяцев исполнилось бы 90 лет. Низкий поклон Вам, дорогое жюри, что вспомнили этого блистательного журналиста и защитника всего живого на земле! Спасибо...
Я чувствовал, что хочу упомянуть многих-многих, кто вложил душу, знания, помог и откликнулся, когда рождалась книга, но чем больше хотел, тем короче все получалось.

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 57Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 58
(Фото 54 Федоров благодарит)
(Фото 55 Федоров говорит)
В зале хлопали.
Повернул к президиуму, оставил розу Иваницкой и видел, как хлопал и радовался Николай Дроздов.
Ведущий:
– Поздравляем... Спасибо Вам...

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 59
(Фото 56 Дроздов хлопает)
А хотелось выскочить в зал и обнимать всех подряд, старых и молодых, профессоров и лаборантов, книжников и журналистов, южан и камчадалов, всем твердить: Песков, Песков, Песков...
Когда сел, сказал Игорю:
– Спасибо тебе...
Журнал Панарина помог Василию Пескову...
Награждали...
Награждали...
Слышал, как ведущий:
– Еще одна медаль. Поймите, это особые награждения, которые полны особым смыслом... Медалью Павла Третьякова награждается Александр Леонидович Мухин-Чебоксарский...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 60
(Фото 57 Награждается Мухин-Чебоксарский)


На сцене появился длинновласый художник.
Он слабеньким голосом:
– Премного благодарен Российской академии естественных наук за эту награду в области искусства... Она очень хрупка и уязвима... Вот хорошо, чтобы люди смотрели и задумывались о сохранении природы нашей Матушки земли...
Ведущий говорил, люди выходили на сцену и ее покидали.
– Медалью Нобелевского лауреата Ильи Мечникова награждается... Медалью имени Николая Ивановича Вавилова награждается... Награждается медалью Владимира Ивановича Вернадского... – произнес ведущий и воскликнул: – Какие великолепные лауреаты! И честь и хвала РАЕН за такие оценки...
Фанфары продолжали звучать с каждым награждением...
Я открыл коробочку, в которой лежал кругляшок с изображением любимого писателя...
– Тяжелый, – попробовал на вес.
По телу потекло: а они попали в точку. Дороже Бунина у меня писателя не было. Его рассказы я знал наизусть...

Ведущий:
– Награждается господин... Италия...
На сцену взбежал моложавый мужчина в очках и с короткой бородкой в кремовом пиджачке с поднятым воротником.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 61
(Фото 58 Говорит лауреат из Италии)


Он заговорил по-итальянски, а подошедшая к нему женщина переводила:
– Добрый день, я счастлив быть здесь. Разрешите мне сказать несколько слов, потому что я первый раз в моей жизни получаю такую премию. Я архитектор в шестом поколении и моя семья всегда заботится об экологии... Дорога экологического сознания очень трудная, каменистая, и нужен мощный заряд, чтобы по ней идти. И разрешите мне перед этим залом произнести высказывания двух великих итальянцев. Первое: Начните делать то, что необходимо, затем делайте возможное и вы, вдруг, заметите, что делаете, творите невозможное... Это что значит, что ничего невозможного в мире нет, нужна только смелость... И второе высказывание. Оно относится к Микеланджело. Он говорил: не страшно метить в высокую цель и не достичь этой цели – это не страшно. А страшно ставить себе низкие цели... Россия – великая страна и нынешние награжденные люди это демонстрируют. У вас всегда были великие открытия и великие достижения... Надеюсь, скоро мы сможем ходить по вашей экологической дороге, как по травянистому лугу...

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 62
(Фото 59 Снова говорит Дроздов)


Дроздов не выдержал и прошел к трибуне:
– Было приятно послушать что-то на итальянском языке, – заговорил в микрофон, – который был возведен в высокий ранг Михаило Васильевичем Ломоносовым. Однажды он сказал, что Карл V, король ишпанский, в то время говорили ишпания, в бытность свою сказал, что ишпанским языком надо говорить с Богом, французским – с друзьями, немецким – с врагами, а итальянским с женским полом. А пристойнее на русском, ибо русский обладает великолепием ишпанского, живостью французского, крепостью немецкого, нежностью итальянского, и сверх того богатой и сильной в изображениях краткостью греческого и латинского языков»... Спасибо Ломоносову...
Ведущий:
– Браво...
Очередной лауреат:
– Экология такая наука, потому что ею могут заниматься только мужественные люди... Экологи – люди, которые хотят улучшить то, что нас окружает... И знаем, какое сопротивление испытывают экологи от тех, кому не нравятся экологические законы... Ведь предприниматели, хозяева хотят ходить распаясанными, а тут появляются законы... – говорил и закончил: –Россия – сверхдержава... Думаю, что несмотря ни на какое сопротивление, мы сможем показать всему миру, что Россия и экологическая сверхдержава...
Я уже готов был просидеть в зале весь день и остаться до утра, если бы не вечерний поезд.
Ведущий:
– Мы благодарим всех участников и победителей международной экологической премии «EcoWorld» – 2019... Мы искренни рады Вам, дамы и господа... На наш взгляд это была добрейшая церемония...
Всех пригласили в холл на фуршет, где были накрыты столы, а люди из зала не расходились.
Зазвучала мелодия и ведущий запел:

– По все стране звенят капели,
И отступают холода,
Ну а здесь пурга и стужа,
Только это не беда...

... Вы не бойтесь метели,
Вас морозы согрели,
Очень теплые души...

И надо же: на сцене затанцевали. Дроздов взял за руку Иваницкую и вальсировал с ней...

 

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 63Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 64
(Фото 60 - 61 Дроздов танцует)

Тот, который оставил палочку в гардеробе.
Вот танцы переросли в фотосессию. Дроздова крепко за руки держали две лауреатки в летах, и он просил его не отпускать, чтобы не утащили молодки, которые как пчелы вились вокруг.
Кто-то опускался на колено, чтобы сделать фото на фоне Дроздова, кто-то на оба колена.
И его трясли вопросами...
А он отбивался ответами.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 65
(Фото 62 Фото на память)

Когда вокруг Дроздова рассосалось, фуршет был в разгаре.
Панарин попросил:
– Поговорите, может, Дроздов даст короткое интервью...
Я пробился:
– Николай Николаевич, может, что-то скажите в камеру...
– Что Вы...
– Панарин Вас отвезет...
– Нет-нет...

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 66
(Фото 63 Федоров с дипломом)


С интервью не выходило.
С Николаем Николаевичем удалось мельком попрощаться: он еще собирался на другое мероприятие, обменялся парой слов с профессором из Тимирязевки и, уходя, обнялся с Игорем Панариным.

В Воронеже

Вечером дождь разошелся. Накрывшись капюшоном пробежал из метро на Павелецкий вокзал, а утром тоже под капюшоном в Воронеже перебегал с поезда на маршрутку и с маршрутки домой.
Войдя в квартиру, сразу позвонил Дроздову.
– Кто это говорит? – спросил Николай Николаевич.
– Миша, вчера, медаль Бунина...
– Отчество как Ваше...
– Михаил Иванович... Большое Вам спасибо... Приехал в Воронеж – тут дождь, но привез радость в семью...
– У нас тоже дождь...
Не стал вспоминать слова Дроздова «по барабану» и:
– Большое спасибо...
– А Вы уж не обессудьте, что я не смог... Меня тянут, а Вы с интервью... Мне: чайку попьем и увели...
– А Вы на сцене – к Вам прорываются, и никак...
– А я схватил под руки пожилых теток и держу. А-то девки лезут, засняться хотят ради популярности. Почему-то я у них больше популярен, чем все остальные. А бабуль держу, не отпускаю, они не пускают никого, – засмеялся.
– Как Вы вальсировали...
– Танцевал, чтобы только не цеплялись остальные...
– С Лидой Владимировной.
Дроздов:
– Но я сначала обиделся. О, она мне говорит: вот мы главную даем такому-то, а вашему медаль Бунина. «Ну, а главную почему», – спрашиваю. Думал: там десяточек наград. Там, наверно, полсотни выдавали призов. Хозяйственным предприятиям по экологии, лабораториям, а Ваши книжки замечательные несравнимы с хозяйственными компаниями. Исследования, открывающие новые горизонты. Я слушал-слушал, думаю, сколько же заявок они проанализировали. Со всей страны....
– Из Китая, Италии...
– Начиная с итальянца вещи культурологические пошли... Книга получилась, а Вы сказали коротко, но ярко. Медаль Бунина, я понял, что из художественных наград – это самая первая.
– Ее первую и вручали...
– А я сижу и думаю: когда же, какие-то проекты, а медаль Бунина. Я, честно говоря, что-то его читал...
– Вы меня про «Лолиту» спрашивали. Ее написал Набоков, – мигом вспомнил.
– Да, Набоков. Тогда у нас еще запрещалось. Прихожу в издательство «Мысль» и какая-то тетка: «Вот сейчас напечатали роман "Лолита" Набокова». – «Я не знаю, кто такой, что такое». – «Книжечку раздают начальству, чтобы не развратить народ»... Я: «А почитать бы». Мне дали, я прочитал – какая гадость! Какая мерзость! Какой-то старый пердун, извращенец, с девочкой, подростком... Педофил. Потом она, лишенная невинности, вообще распоясалась. Ну, думаю, моя дочка прочтет, жена еще. И думаю: выброшу на помойку. А на помойке кто подберет. Я что сделал. Порвал эту книжку на десять кусков и кусками разнес по помойкам. Одного экземпляра нет. А по этой книжке уже ставят пьесу в театре. Жуть! Бунин и Набоков конечно разные вещи... Бунин – замечательный писатель... Я понял, что первая из культурологических наград медаль Бунина... А то, что провели они – это мощнейшая работа РАЕН. Открывают народу направления защиты жизни на земле. И промышленность должна заработать, иначе отходы куда девать...
– РАЕН приличная организация...
– Она, главное, общественная... Это не то, что государственная. Там семейственность. Сватья, дети, а здесь энтузиасты. И в художественной части – Вы самый главный...
В смущении слушал такие слова, хотя и понимал натянутость слов.
– А Вы хотели высказаться?
– Мне же не давали слова... Я стал потом цепляться, вышел с Ломоносовым... А Вы здорово сказали. Можно было и про Вас говорить, но, я думаю, и так все здорово... Вот у Вас теперь медаль...
– Первая и... – про себя подумал: последняя.

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 67Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 68
(Фото 64 Медаль Бунина)
(Фото 64а Медаль Бунина)
– Вы ее иногда одевайте. Повесьте на пиджак. Идете на какое-то торжественное... И будут смотреть... Вас поздравили... Но нигде не снимайте этот пиджак, не оставляйте. А пришли, отцепляйте и в коробочку...
– Я еще не носил наград...
– Ну, как не носил... Медаль Бунина... Мне медаль дали за вклад в экологию – я же ношу. А Вам Бунина...
– А Вы вчера везде успели?

Михаил Федоров:  Премия имени Ивана Бунина – за книгу о Василии Пескове - фото 69
(Фото 65 Дроздов в Доме ученых)
– А вчера пошел к Шкаровскому (директор Дома ученых – авт.), попил чайку. Я еще в двух местах был и вернулся только в 11 вечера... Всё, бегу...
– Я тоже...
Время катило к обеду и должен был поспеть в суд, где должны были рассмотреть продление содержания под стражей бедолаге из Мариуполя. А на неделе надвигались другие адвокатские и писательские дела, и про совет Дроздова повесить на лацкан пиджака медаль Бунина за суматохой забыл.

Через неделю зашел на сайт Российской академии естественных наук и обнаружил на нем сообщение, что еще до награждения 18 ноября 2019 года Николай Николаевич Дроздов прислал свой отзыв на мой двухтомник «Василий Песков» в академию.
Вот так Дроздов, своих людей не бросает...
А я когда-то его чуть ли не упрекал его в необязательности.

7 декабря 2019 года

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить