Loading...

Как подписывали Минские соглашения

Пять лет назад в Минске подписали документ, который должен был положить конец вооруженному конфликту в Донбассе. Но там по-прежнему стреляют, региону особый статус до сих пор не предоставили, пленных так и не поменяли «всех на всех», а украинские «патриоты» угрожают властям новым Майданом. О том, зачем Киев в 2015-м взял на себя обязательства, которые не выполняет, — в материале РИА Новости.

Как подписывали Минские соглашения - фото 1
Ведра с кофе


Вооруженные силы Украины раз за разом терпели поражение в Донбассе. В январе ополченцы блокировали под Дебальцево несколько тысяч украинских военных. Перед Киевом замаячила угроза масштабной катастрофы, как уже было под Иловайском в августе 2014-го.

Петр Порошенко усилил активность на дипломатическом фронте. В конце месяца министры иностранных дел России, Украины, Германии и Франции провели предварительные встречи. В ночь на 10 февраля в Берлине общались заместители министров иностранных дел. Утром сообщили, что завтра в Минске состоится саммит.
В минский Дворец независимости Петр Порошенко прибыл первым.

Вскоре приехали французский президент Франсуа Олланд и канцлер ФРГ Ангела Меркель — они уже пообщались по дороге, на борту самолета немецких ВВС.

Как подписывали Минские соглашения - фото 2

Следом появился Владимир Путин. Переговоры начались только вечером и плавно «ушли в ночь».

Как подписывали Минские соглашения - фото 3

Время шло, журналисты дремали на мраморном полу. Из-за дверей показался министр иностранных дел России Сергей Лавров. Его засыпали вопросами.
Он был полон оптимизма: «(Переговоры. — Прим. ред.) идут активно, лучше, чем супер».
Несколько раз «суперпереговоры» прерывались. Порошенко с сопровождающими поднялся на другой этаж. Как выяснилось позднее, в это время украинские военные пытались пробиться из почти закупоренного дебальцевского котла. Президент Украины связывался с Генеральным штабом, чтобы узнать, не изменилась ли военная обстановка. Услышав неутешительные вести, Порошенко вернулся к собеседникам.

После девятичасовых переговоров собрание ненадолго покинули Путин и Меркель. Утром 12 февраля вышел Порошенко и сообщил, что хороших новостей у него нет.
Только около полудня двери зала распахнулись. Встреча продлилась семнадцать часов.
Хозяин саммита Александр Лукашенко с удовольствием делился подробностями: «Выпили кофе несколько ведер. Посменно спали только эксперты, потому что голова должна быть светлая при формулировках таких документов. Главам государств не удалось отдохнуть».

Как подписывали Минские соглашения - фото 4

Итоговый документ опубликовали спустя несколько часов. Его подписали члены Контактной группы по мирному урегулированию ситуации на востоке Украины — представители Киева, Москвы, самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Это и есть так называемое Второе минское соглашение, или «Минск-2». «Минск-1» приняли в 2014 году, в 2015-м стороны договаривались на его основе.
Первое соглашение предусматривало прекращение огня, мониторинг ОБСЕ, вывод незаконных формирований, децентрализацию власти, освобождение пленных, отказ от уголовного преследования ополченцев. «Минск-2» добавил к этому отвод тяжелых вооружений, законодательное обязательство не преследовать «лиц, участвовавших в конфликте», конституционную реформу с децентрализацией, обмен пленными по формуле «всех на всех», возобновление социальных выплат населению.
Киев получал контроль над границей только после выборов в Донбассе.


Танки, гаубицы, зенитно-ракетные комплексы


Тем не менее бои продолжались. Отвод тяжелых вооружений начался только в двадцатых числах февраля. Состоялся обмен пленными: ДНР и ЛНР вернули Киеву почти полторы сотни военных, украинские власти освободили только чуть больше пятидесяти задержанных. Формула «всех на всех» не сработала.

Как подписывали Минские соглашения - фото 5Как подписывали Минские соглашения - фото 6Как подписывали Минские соглашения - фото 7
Периодически на фронте устанавливалось шаткое затишье. Но в мае 2015-го наблюдатели Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ «ежедневно видели присутствие или использование такого вооружения, как, например, основные боевые танки (Т-72, Т-64), гаубицы, зенитно-ракетные комплексы («Стрела-10», 120 миллиметров)». Огонь на линии соприкосновения не прекратился, Киев и республики обвиняли в этом друг друга.
Децентрализации тоже никакой не произошло. В марте Верховная рада утвердила новый вариант закона «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Срок действия нормативного акта истек в 2017-м. С тех пор украинский парламент каждый год голосует за его продление. В августе 2015 года Рада в первом чтении приняла соответствующие поправки в конституцию страны, но об особом статусе Донбасса речь не шла. Голосование сопровождалось беспорядками у здания парламента.
В конце прошлого года на сайте Верховной рады опубликовали законопроект о децентрализации власти, который внес на рассмотрение парламента президент Украины Владимир Зеленский. Но в тексте по-прежнему нет ничего об особом статусе Донбасса. Не платят и социальные пособия. Законопроект, который даст жителям неподконтрольных Киеву территорий право на пенсию, прошел первое чтение только сейчас.
То, что Киев не готов исполнять политическую часть Минских соглашений, было ясно и пять лет назад. Осенью 2015-го лидеры четверки одобрили "Формулу Штайнмайера" (ее автор Франк-Вальтер Штайнмайер возглавлял тогда германский МИД).
КИЕВ ДОЛЖЕН БЫЛ ПРИНЯТЬ ЗАКОН О ВЫБОРАХ В ДОНБАССЕ ПОД КОНТРОЛЕМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ БЮРО ПО ДЕМОКРАТИЧЕСКИМ ИНСТИТУТАМ И ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ОБСЕ. ЭТО СЛУЖИЛО БЫ МЕХАНИЗМОМ ИСПОЛНЕНИЯ «МИНСКА-2», НО КИЕВ ОТКАЗЫВАЛСЯ ПРИНИМАТЬ "ФОРМУЛУ".
Только осенью 2019-го представитель Киева, бывший президент Украины Леонид Кучма поставил автограф под отдельным листком с текстом "формулы". Это вызвало на Украине массовые волнения и обвинения со стороны «патриотических» политиков в том, что власть «предает страну».


Не может и не хочет


«Украина находится в ситуации, когда не может и выполнять Минские соглашения — по внутриполитическим причинам, и отказаться от выполнения — по внешнеполитическим, — объясняет украинский политтехнолог Андрей Золотарев. — Камень преткновения — последовательность действий: Киев требует сначала контроль над границей, а потом уже выборы в Донбассе. Самопровозглашенные республики на это не согласны».
Неприемлем для политиков националистического спектра и особый статус Донбасса.
«Логика в этом присутствует: если Донецк и Луганск силой оружия получил такие права, то что будет дальше? Пойдут разговоры о Галицкой народной республике, об автономии Закарпатья. Экономическая связность Украины и так сильно просела. Но политическую повестку диктует экономика, Киеву придется делиться полномочиями с регионами. Другое дело, что дезинтеграционные процессы могут выстрелить внезапно», — рассуждает собеседник РИА Новости.
Андрей Д. (имя изменено по его просьбе), бывший военнослужащий ВСУ, вспоминает, в каких условиях Киев подписывал «Минск-2». По его словам, тогда ополченцы выдыхались от высоких темпов наступления. «Под Дебальцево, в поселке городского типа Мироновский, мой батальон оставил одиннадцать человек. Помню картину: стоит наш «Урал», недалеко танк, экипаж вылез на улицу. Мы слышим в эфире — открытым текстом кричат: «Стреляйте, чего вы ждете?! «Укропы» (украинские военные. — Прим. ред.) бегут!» В ответ: «У нас боекомплект кончился». Пацаны на «Урале» грузятся и уезжают на глазах у экипажа танка. Это единичный случай, потери к тому времени были серьезные. Танкисты могли положить всех из пулемета, намотать на гусеницы, но не сделали этого», — рассказывает он.
А как же утверждения официального Киева о незначительных потерях? «Пусть (бывший министр обороны Украины. — Прим. ред.) Степан Полторак объяснит, почему в Киеве каждый год проводят так называемую дебальцевскую ходу, участники «планового отхода» собираются у стен Святой Софии и молча стоят», — говорит Андрей.

Как подписывали Минские соглашения - фото 8
Прекращение огня, по его словам, случалось, когда сторонам это было выгодно по тактическим соображениям. Но рано или поздно заканчивалось. «Картина, которую не забуду никогда: уже под Луганском стояли, наши позиции были прямо посреди пшеничного поля. Траншеи, блиндажи, окопы — и в прямой видимости мирно работает комбайн. Действует «хлебное перемирие». Тишина, никто не стреляет. Я тогда подумал: что же за война у нас такая странная», — признается Андрей.
Он объясняет, почему мониторинговая миссия ОБСЕ не успевает обнаружить нарушений соглашений о прекращении огня:
«Иногда комбат говорил: «Пацаны, сидим на позициях тихо, в баках нет горючки, даже чтобы сорваться отсюда, если по нам начнут работать. Не успеем убежать». А порой в девять-десять часов вечера из городка позади нас выходили четыре самоходки, отрабатывали по 15 минут с разных позиций и в пять утра возвращались в часть. Я уверен, что с той стороны было то же самое. Иногда наши вытаскивали за линию окопов противотанковую мину, подрывали ее, сообщали в штаб, что по нам «прилетело». Штаб давал отмашку, и начинался пинг-понг».

Антон Лисицын

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить