Loading...

Чем новый проект Минприроды грозит Байкалу. Почему мы называем «обнулением» новый байкальский перечень

Чем новый проект Минприроды грозит Байкалу. Почему мы называем «обнулением» новый байкальский перечень. 

Минприроды опубликовало проект нового перечня видов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Это один из самых опасных для экосистемы Байкала документов последнего времени.

Разберу по пунктам, чем так уж плох этот проект. Пожалуйста, заварите себе чаю, сделайте кофе или разведите в кружке варенье — это долгий разговор. Перечень «запрещённого» во многих случаях не будет действовать

Согласно 2-му пункту нового документа, этот самый перечень не распространяется на инвестиционные проекты, реализуемые на основании актов федерального правительства, указов, распоряжений, поручений президента России.

Таким образом, в центральной экологической зоне Байкальской природной территории можно реализовать любой инвестпроект, если он разрабатывается на основании постановлений или распоряжений правительства либо указов, распоряжений и даже поручений Владимира Путина.

Что такое распоряжение правительства? Разберём на примере того же Байкала. Вот, например, распоряжение правительства о внесении изменений в распределение объёмов субсидий на модернизацию и строительство очистных сооружений для очистки загрязнённых сточных вод, поступающих в озеро Байкал и другие водные объекты Байкальской природной территории, укрепление берегов озера Байкал, совершенствование и развитие объектов инфраструктуры, необходимых для сохранения уникальной экосистемы озера Байкал на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов.

Чем новый проект Минприроды грозит Байкалу. Почему мы называем «обнулением» новый байкальский перечень - фото 1

Чисто хозяйственное решение, в данном случае правильное. Однако, если новый перечень будет принят, таким распоряжением фактически можно будет разрешить строить на Байкале любой объект, хоть целлюлозно-бумажный комбинат, хоть атомную станцию. Или разрабатывать то же Холодненское месторождение полиметаллических руд, отмены лицензии на разработку которого удалось добиться именно благодаря тому, что эта деятельность запрещена в центральной экологической зоне озера.

А статус поручения ещё ниже.

Например, глава какого-нибудь из байкальских регионов может написать президенту, что есть инвесторы для производства, например, бумаги на Байкале, и президент поручит правительству рассмотреть это предложение. И формально это будет являться поручением. Вот и всё: стройте завод, рубите лес.

Помимо этого, 2-й пункт нового перечня прямо противоречит федеральному закону «Об охране озера Байкал». Статья №5 этого закона говорит:

«В целях охраны уникальной экологической системы озера Байкал на Байкальской природной территории устанавливается особый режим хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой в соответствии с принципами:
— приоритета видов деятельности, не приводящих к нарушению уникальной экологической системы озера Байкал и природных ландшафтов его водоохранной зоны;
— сбалансированности решения социально-экономических задач и задач охраны уникальной экологической системы озера Байкал на принципах устойчивого развития».

Смотрим 6-ю статью того же федерального закона об охране озера:

«На Байкальской природной территории запрещаются или ограничиваются виды деятельности, при осуществлении которых оказывается негативное воздействие на уникальную экологическую систему озера Байкал».

Перечень видов деятельности, запрещённых в центральной экологической зоне, утверждает федеральное правительство. То есть если какие-то виды деятельности запрещены перечнем, вести их на Байкале нельзя. И никаких исключений закон не делает. Новый же документ говорит, что если правительство или президент одобрят, то — пожалуйста.

Стоит помнить, что принятый Государственной думой 15 июля 2020 года федеральный закон разрешает до конца 2024 года не проводить экологическую экспертизу инвестиционных проектов, предусматривающих возведение объектов капитального строительства для модернизации и расширения магистральной инфраструктуры.

А это значит, что расширение железной дороги и строительство инфраструктуры к ней на берегах озера не только не могут быть запрещены в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (а новый перечень такое разрешает), но и не будут проходить предварительной оценки на предмет их экологической безопасности. Из-за этого могут повториться аварии и катастрофы, аналогичные по своему масштабу Норильской.

Принятие нового перечня в текущей редакции приведёт к существенному нарушению уникальной экосистемы озера Байкал, ухудшению ее природоохранного, рекреационного, водорегулирующего потенциала, что, безусловно, отрицательно скажется на качестве жизни людей, как проживающих на прилегающих к озеру территориях Иркутской области и Республики Бурятия, так и приезжающих на Байкал со всей территории страны.

21 июля 2020 года Владимир Путин подписал указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Одним из показателей, характеризующих достижение национальных целей России к 2030 году, является экологическое оздоровление озера Байкал. Поэтому предложение Минприроды законодательно закрепить возможность строительства на Байкале практически любого объекта плохо стыкуется с необходимостью выполнения этих задач.

Нельзя забывать и про то, что озеро Байкал является объектом всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Его включили в список при условии, что будет принят специальный закон об охране озера.

Именно так появился федеральный закон об охране Байкала, который устанавливает необходимость специальных ограничений (перечень запрещенных видов деятельности) в центральной экологической зоне, границы которой совпадают с границами объекта всемирного наследия.

Новый перечень не только не следует нормам федерального закона о Байкале, он ещё и противоречит сам себе. Его принятие станет грубым нарушением международных договорённостей России и повлечёт за собой перевод объекта ЮНЕСКО «Озеро Байкал» в позорный для любой цивилизованной страны список всемирного наследия, находящегося под угрозой.

Проект ссылается на нормы, которые подлежат отмене
Новый перечень содержит большое количество отсылочных норм — он опирается на нормы других нормативных правовых актов — в отличие от действующего перечня: там-то были прописаны конкретные виды деятельности.

Например, согласно 11 пункту запрещается строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, определённых в соответствии с Критериями отнесения объектов к I, II, III и IV категории опасности, утвержденными постановлением правительства № 1029 в 2015 году. Столь запутанная схема норм крайне затрудняет их применение людьми, не имеющими специального юридического образования.

Но самое «замечательное» в том, что постановление Правительства № 1029, на которое ссылается новый перечень, подлежит отмене с 1 января 2021 года в рамках того же механизма «регуляторной гильотины», отменяющего и действующий байкальский перечень.

То есть новый перечень запрещённой на Байкале деятельности, который вступит в силу с 1 января 2021 года, ссылается на постановление, которое с 1 января будет отменено.

А до тех пор, пока новое постановление о критериях не принято, невозможно точно сказать, какие объекты будут отнесены к I, II, III и IV категории опасности, а значит тут явно имеет место неопределенность правовой нормы.

Согласно Методике проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, к коррупциогенным факторам относится наличие бланкетных и отсылочных норм. Проект нового байкальского перечня именно их и содержит.

Запрет на строительство очистных сооружений

Согласно упомянутому постановлению 1029, ко II категории опасности относится деятельность по сбору и обработке сточных вод, а именно — строительство канализации. Все остальные очистные сооружения должны относиться к III категории. Таким образом по новому перечню их установка в центральной экологической зоне будет запрещена.

Речь идёт обо всех очистных сооружениях, которые должны быть построены в населённых пунктах и на туристических базах по берегам Байкала. И раз строительство очистных сооружений будет запрещено, в Байкал и дальше будут поступать неочищенные стоки, что приведёт к ещё большему загрязнению озера и разрастанию зловредной водоросли спирогиры. Воздействие на экосистему Байкала возрастёт.

«Санитарно-оздоровительные рубки»
Во-первых, что это вообще такое, «санитарно-оздоровительное»? Но пойдём по порядку с самого начала по 3-му пункту проекта. В нём запрещается проведение сплошных рубок лесных насаждений, а в кедровых лесах — всех видов рубок, за исключением предусмотренных пунктом 4 настоящего перечня.

Из текста пункта не ясно, относятся ли слова «за исключением предусмотренных пунктом 4 настоящего Перечня» ко всему пункту или только к кедровым лесам.

4-й пункт перечня запрещает санитарно-оздоровительные рубки погибших и повреждённых лесных насаждений, за исключением указанных рубок при введённом режиме чрезвычайной ситуации федерального и регионального характера, связанной с распространением вредителей леса, и (или) за пределами границ зоны чрезвычайной ситуации федерального и регионального характера.

При этом в действующем законодательстве отсутствует понятие «санитарно-оздоровительные рубки». Есть понятие «санитарные рубки», которые бывают как выборочные, так и сплошные, и «санитарно-оздоровительные мероприятия», в число которых входят и сплошные, и выборочные санитарные рубки, а также рубка аварийных деревьев и уборка захламлённости согласно Лесному кодексу и Правилам осуществления мероприятий по предупреждению распространения вредных организмов.

То есть, исходя из текста этих двух пунктов нового байкальского перечня, в случае введения режима чрезвычайной ситуации, связанной с вредителями леса (такого ещё никто никогда не вводил), в том числе регионального характера, в кедровых лесах — а возможно и не только в них — может быть разрешено проведение как выборочных рубок, так и сплошных санитарных рубок, причем не только погибших, но и повреждённых (то есть живых) деревьев.

 

Чем новый проект Минприроды грозит Байкалу. Почему мы называем «обнулением» новый байкальский перечень - фото 2

 

Михаил Крейндлин

Один из лучших в стране специалистов-практиков в природоохранном и смежном законодательстве. С 1986 по 1998 год активно работал в Дружине Охраны Природы. В 1991–2002 годах был ведущим специалистом в Управлении заповедного дела Минприроды России (Госкомэкология России). С 2000 года активно участвует в тушении природных пожаров, проводит обучающие семинары для инспекторов особо охраняемых природных территорий. Эксперт по особо охраняемым природным территориям, работает в Greenpeace с 2001 года.

 

Депутаты ГД разрушают законодательство по защите озера Байкала. Речь идет о предложенной ими новой редакции Перечня запрещенных видов деятельности. Как всегда, прикрываются интересами местных жителей, необходимостью помогать бизнесу, «развивать территории».

 

Виталий Рябцев: Вот станем богатыми — и начнем охранять Байкал?

Обосновывая такие новации, нам говорят (последний раз мне высказали это 4 июня на встрече с и.о. губернатора Иркутской области причем — представитель НКО): «очень плохо, когда есть запреты и бедное население», «необходимо, чтобы люди, живущие на Байкале, богатели, тогда они будут заинтересованы в его охране»

 


Виталий Рябцев: Вот станем богатыми — и начнем охранять Байкал? ВИДЕО

Но эта «схема» не работает. Именно богатые люди, обогатившиеся на эксплуатации Байкала, наносят ему основной урон. Например, члены «рыболовных бригад» (или мафии), благодаря продаже омуля имеют дорогостоящие катера и внедорожники, приобрели квартиры (кто победнее — столицах сибирских субъектов РФ, кто побогаче — в Москве). Детей посылают учиться в престижные вузы, ездят отдыхать за границу. Для того, чтобы удовлетворить эти «возросшие потребности», варварски черпали рыбу китайскими сетями, даже в период нереста. Подорвали запасы омуля.

Прекрасно понимали последствия своих действий. Но не могли остановиться. Ведь тогда деньги, что оседали в их карманах, попали бы к кому-то другому. То же самое можно сказать и о туристическом бизнесе. Мощный туристический поток уже оказал огромное негативное влияние на экологическое состояние Байкала. Это главный «источник» бытовых стоков и фекальных загрязнений, уже уничтоживших чистоту мелководной зоны Байкала. Запредельные рекреационные нагрузки, усугубляемые вандализмом, нанесли огромный урон дикой природе, уникальному биоразнообразию, прежде всего — реликтовых байкальских степей.

Но зато владельцы крупных турбаз и гостиниц до 2020 г. финансово процветали. Кроме недвижимости в Москве и Санкт-Петербурге (не говоря уже о Иркутске и Улан-Удэ) обзаводились таковой и за рубежом. И они вовсе не намерены были сокращать свои финансовые аппетиты. Тем более, что «на пятки наступает» растущая «армия» владельцев новых турбаз и гостиниц. Каждый из которых намерен «догнать и перегнать» своих предшественников. Характерно, что именно жители самого богатого из иркутских сельских поселений — Ольхонского пос. Хужир — выходят на митинги, жалуются на свою трудную жизнь ...

При этом все деятели крупного байкальского турбизнеса на словах — за всемерную охрану Байкала. Некоторые даже входят в руководство различных псевдоэкологических организаций. А на деле — губят Байкал. Заработанные деньги не сделали их «зелеными», а лишь усилили жажду наживы. И наоборот. В советское время подавляющее большинство жителей байкальских поселений нельзя было назвать обеспеченными. Что не мешало им относиться к Байкалу как к Священному Морю. Не грабили его богатства, проявляли искреннее почитание. Нельзя было не то, что плюнуть в воду, но и бросит в нее окурок или иной мусора.

Я еще помню старых бурят, кланявшихся орлиным гнездам (орлы — священные птицы), когда проплывали или проезжали мимо них. Могли они представить, что их дети и внуки, действуя «наперегонки», уничтожат омулевое стадо? Что распродадут родовые земли? Распродадут даже Шаманский лес на Ольхоне, считавшийся священным на протяжении тысячелетий?! Противоположный пример — олигарх Олег Дерипаска. Куда уж быть богаче! Но что же он сделал для Байкала? С его именем связывают «Фонд охраны дикой природы озера Байкал ».

На самом деле это просто элитное охот. хозяйство, арендующее 11 тысяч га вблизи Байкала. Фонд входит в число охотпользователей Иркутской области, получает разрешения на добычу копытных, медведей. Но по документам, землю Фонд взял в долгосрочную аренду для «научно-исследовательской и образовательной деятельности». Платил он всего по 90 рублей за гектар — или один миллион рублей в год за все. Судя по официальному сайту, занимается этот «фонд» лишь биотехническими мероприятиями и строительством охотничьих домиков»

 

Общественный совет при Рослесхозе осуждает возможные сплошные вырубки при расширении БАМа, но дает на них «свое добро», в случае если они послужат делу развития экономики. На видео председатель Общественного совета при Рослесхозе Владимир Морозов.

Рослесхоз «дает зеленый свет» железнодорожникам на сплошные рубки


Рослесхоз «дает зеленый свет» железнодорожникам на сплошные рубки ВИДЕО

Он считает, что для развития экономики регионов Восточной Сибири и Приморья необходимо чем-то жертвовать. Об этом чиновник сообщил в интервью корреспонденту «ЭкоГрада» Маргарите Морозовой, при обсуждении ранее принятого и одобренный вчера Советом Федерации закона «Об особенностях регулирования отдельных отношений в целях модернизации и расширения магистральной инфраструктуры и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» , которым снимаются различного рода ограничения для строительства соответствующих объектов, в том числе природоохранные.

При этом Владимир Морозов вполне отдает себе отчет в том, что «некая условная точка обратимости процессов антропогенного вмешательства в экологию регионов уже пройдена, и дальнейшее неразумное хозяйствование и лесопользование неминуемо приведет к катастрофе. Тем не менее, считает Морозов, в случае если задекларированные цели развития окажутся реальными, то новые жертвы приносить имеет смысл». Полный текст интервью на видео от Маргариты Морозовой.

 

Обзор подготовил Александр ПЕРЕПЕЧКО

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить