Loading...

В глубинах суровой Балтики

В глубинах суровой Балтики - фото 1Капитану-герою подводной лодки Щ-310 «Белуха», Богораду Самуилу Нахмановичу, посвящается

Превыше мелочных забот
Над горестями небольшими
Встает немеркнущее имя,
В котором жизнь и сердце — флот!

Стихи Алексея Лебедева, штурмана п/л «Л-2»,

погибшей в ноябре 1941 года у о. Готланд

В глубинах суровой Балтики - фото 2

Щ-310 «Белуха».

 

Маленькая, весело журчащая речка Ужава, пересекая пляж, бежала прямиком в Балтийское море. Я, закутавшись в теплую водолазку, встречал рассвет, гуляя по берегу и наслаждаясь свежим морским воздухом с запахами хвои. Горизонт над водой скрывал густой туман, зато пляж с белыми дюнами просматривался далеко-далеко в обе стороны. Но эта радужная картина все же очернялась следами войны, которые трудолюбивая природа так и не сумела скрыть полностью за долгие годы, прошедшие с ее окончания. Прогуливаясь по дюне, я обнаружил присыпанный и заросший травой укрепленный бревнами окоп. Пройдя по нему пару десятков метров, я наткнулся на хорошо сохранившийся бетонный дот. Вход был открыт, и я легко проник в него. Сквозь амбразуру хорошо просматривалась линия прибоя. Частично сохранился пулеметный станок, сильно поржавевший от времени. Я с удивлением осматривал дот изнутри, пока не зазвонил мобильный телефон — Алексей позвал меня к точке сбора. Целью нашего прибытия в это живописное место в 200 километрах от Риги была экспедиция на затонувшие корабли, организованная инструктором Алексеем Кравчуком. В первую очередь решено было посетить немецкий военный транспорт RO-24 Zonenweijk, лежащий на глубине около 30 метров на расстоянии 10 миль от берега.  Этот корабль затонул в октябре 1944 года в результате торпедной атаки легендарной подводной лодки Щ-310 «Белуха» под командованием капитана Самуила Нахмановича Богорада, впоследствииГероя Советского Союза и жителя нашего города Рига. Очевидно, что мне захотелось узнать как можно больше об этом человеке, о лодке, на которой он стал капитаном и о его героическом боевом пути.

 

Итак, капитан Богорад командовал дизель-электрической торпедной подводной лодкой проекта Щ —»Щука», серии V-бис 2. «Щуки» начали разрабатывать в 1928 году в специальном конструкторском бюро под руководством Бориса Михайловича Малинина и семи его коллег. В июле 1930 года за неудачи в проектировании и строительстве подводных лодок типа «Декабрист» он и его сослуживцы были осуждены, а сам Малинин был приговорен к высшей мере наказания. Однако мера пресечения вскоре была изменена, и с верфей Балтийского завода сошла первая советская подводная лодка, не уступающая по своим характеристикам иностранным аналогам. После этого необоснованно репрессированного Малинина и его соратников полностью реабилитировали, и под руководством конструктора были  спроектированы лодки типа «Ленинец» и «Щука».  В соответствии с технической заявкой, «Щуки» предназначались для ведения боевых действий во внутренних морях и прибрежных зонах. Основное внимание уделялось возможности массовой постройки данных субмарин, а значит, дешевизне и простоте конструкции. В связи с этим «Щуки» были полуторакорпусными: легкий корпус не охватывал подводный корабль полностью, а прикрывал две трети длины прочного корпуса, а по бортам имелись були, в которых находились главные балластные цистерны. Приводились в движение подводные лодки типа «Щ» в надводном положении двумя дизельными двигателями мощностью 600 лошадиных сил каждый, а в подводном — двумя электродвигателями общей мощностью около 800 лошадиных сил. Дальность их плавания составляла 5 тысяч миль.  Скорость была не столь выдающейся: 12 узлов в надводном положении и 8 в подводном. На вооружении лодки состояли 6 торпедных аппаратов.Четыре располагались в носу и два — в корме. Общий запас 10 торпед. Имелась на лодках также артиллерия: две 45-миллиметровые пушки, а на некоторых 37-миллиметровые пушки или 12,7-миллиметровые пулеметыАвтономность по спецификации — до 20 суток. Однако стоит отметить, что некоторые подводники умудрялись доводить автономность плавания до 60!!! суток. Глубина погружения закладывалась до 90 метров. Численность экипажа на борту составляла от 37 до 40 человек. В средине 30-х годов подводные лодки этого типа начали строить для всех флотов СССР в больших количествах, в связи с чем все «Щуки» надлежало обозначать литерой «Щ», а первая цифра в номере означала принадлежность: 1 — Тихоокеанский флот, 2 — Черноморский флот, 3 — Балтийский флот, а 4 — Северный флот.  Имелось несколько модификаций лодок типа «Щ». Однако по своим боевым возможностям и тактико-техническим показателям они примерно были одинаковыми. Естественно, что на каждой новой лодке старались установить более совершенные приборы навигации, связи и гидроакустики. В конечном итоге подводные лодки данного типа оказались очень грозным оружием в борьбе с врагом. Они обладали надежностью и простотой узлов и агрегатов, могли погружаться и всплывать при волне в 6 баллов и не теряли мореходных качеств при шторме в 9–10 баллов. Своим вооружением лодки могли потопить линкор, а благодаря своим малым размерам они были поворотливы и трудноуловимы для кораблей-охотников противника.  

 

Отдельного внимания заслуживает прочность корпуса лодки. Известен случай, когда советская подлодка Щ-318 столкнулась с немецким транспортным кораблем в процессе погружения. Поврежденная субмарина стала тонуть, но на глубине 65 метров экипаж смог справиться с неуправляемым погружением. Около часа подводная лодка ожидала уход противника под водой, а при всплытии стало понятно, что вернуться домой можно только в надводном положении. Через 4 дня поврежденная лодка сумела достичь базы, а корабль противника после тарана затонул. При этом его водоизмещение было в 4 раза больше, чем у советской подлодки. Боевое крещение «Щуки» получили в Советско-Финскую войну, где в условиях арктических вод они показали хорошую боеспособность. За годы Великой Отечественной войны на лодки типа «Щ» пришлось 30%  поврежденного плавучего тоннажа противника, что показало их наивысшую эффективность. Конечно, данный тип подводных лодок имел свои недостатки, но они с лихвой компенсировались личными качествами и подготовкой людей, управлявших ими.

 

 В глубинах суровой Балтики - фото 3

Щ-310 под конвоем сторожевых кораблей.

 

 Непосредственно Щ-310 «Белуха» была построена на заводе «Красное Сормово», спущена на воду 10 апреля 1935 года и вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Стоит отметить, что при постройке Щ-310 была оснащена сетепрорезателем системы «Сом», позволявшим преодолевать противолодочные заграждения. К 15 марта 1944 года, когда командиром лодки был назначен Богорад Самуил Нахманович, субмарина проделала значительный боевой путь. Начиная с 29 ноября 1939 года по 13 октября 1942 года «Белуха» совершила 4 боевых похода в Советско-Финскую и Великую Отечественную войны, в результате которых было потоплено немецкое транспортное судно «Franz Rudolf». Возвращаясь из четвертого похода, подводная лодка подорвалась на якорной мине. В пяти первых отсеках появились течи, вышли из строя главная балластная магистраль, перископы, эхолот и акустичес­кие приборы, разбилось несколько аккумулятор­ов, отказал главный осушительный насос. От носовой оконечности до центрального поста прочный корпус провалился между шпангоутами, которые торчали наружу. Несмотря на жуткие повреждения, экипаж сумел спасти лодку и в надводном положении дойти до базы. После возвращения субмарина встала на длительный ремонт в Ленинграде. В очередной боевой поход «Белуха» должна была выйти в августе 1943-го, но к этому времени немцы приняли просто беспрецедентные противолодочные меры, и подводные лодки Балтийского флота оказались практически заперты в Финском заливе. Успешные действия советских подводников в Балтийском море серьезно усложнили снабжение сырьем и стратегическими материалами. Адмирал Дениц докладывал Гитлеру: «Сохранение контроля над Балтийским морем является весьма важным делом. Оно имеет существенное значение для ввоза шведской руды, которая крайне необходима для производства вооружений и отработки новых подводных лодок». Для этого решено было герметично закрыть Финский залив, и в 1943 году немецкими и финскими кораблями были выставлены несколько систем эшелонированных по глубине минно-сетевых заграждений («Walross»), средств обнаружения и противолодочных сил — так называемых противолодочных рубежей, перекрывших фарватеры от о. Нарген до побережья Финляндии в районе полуострова Порккала-Удд (так называемая, «нарген-порккалауддская линия», или «Nashorn») и у о. Гогланда, Хапасарских шхер и Нарвского залива («Zeeigel»), насчитывающих более 13 000 мин. Это операция стоила немцам колоссальных сил и средств. В Германии было изготовлено огромное количество стальных конусов-поплавков, которые по железной дороге отправлялись в Эстонию на берег Финского залива в городок Палдиски. Там поплавки соединяли с секциями подводной сети, которая была 55 км длиной и 6090 метров высотой. Соты сети были размером 4х4 м и изготавливались из 18-миллиметрового норвежского стального троса. В дополнение ко всему были установлены шумопеленгаторные станции, а вдоль заградительных рубежей непрерывно курсировали противолодочные корабли и катера противника. По приказу командования не раз предпринимались отчаянные попытки прорыва заграждений. Ощутимого результата они не принесли, оставив навечно в морской пучине семь подводных лодок. Вице-адмирал Н. Хромов рассказывал, что капитан п/л «Щ-410», волевой человек и опытный командир, перед выходом в море для прорыва заграждения просил провожавших на пирсе со слезами на глазах: «Передайте батьке, что был у него сын Женька». Субмарина не вернулась, погибнув на рубеже противолодочной обороны 13 мая 1943 года. За всю кампанию 1943 года подводные лодки Балтийского флота провели всего две торпедные атаки, которые оказались безрезультатными.В середине сентября 1944 года капитулировала Финляндия. Это привело к тому, что заграждения, запиравшие Финский залив, потеряли свое значение. Русские подводные лодки вновь появились на Балтийском море.В 1944 году командиры подводных лодок начали использовать новую технику торпедных атак — залповую стрельбу веером. Впервые авиация стала взаимодействовать с подводным флотом, осуществляя разведку и передавая данные на подлодки через береговые командные пункты. Подводная лодка Щ-310 под командованием капитана 3 ранга С. Н. Богорада, совершавшего в этой должности свой первый боевой поход, 5 октября заняла назначенную позицию в районе Ирбенский пролив — Вентспилс. С этого момента началось ее победное шествие. Уже на следующие сутки лодка под покровом ночи выследила немецкий конвой, и выстрелом двух торпед в надводном положении потопила транспортное судно «Nordstern» тоннажом 1127 брт. 8 октября Богорад решил вернуться в район недавней победы, рассчитывая на то, что враг не будет ожидать засады в оном и том же месте. Расчет оказался верным, и лодка встретила новую цель — сторожевой корабль. Из надводного положения Щ-310 выпустила две торпеды с временным интервалом. В результате атаки был потоплен германский транспорт «Pumpenbagger III» тоннажом 587 брт. Через короткий промежуток времени лодка натолкнулась на крупный конвой. Боевые суда охранения плотным кольцом окружили транспортные суда, соблюдая повышенную бдительность ввиду недавних потерь. Для атаки транспорта надо миновать корабли охранения, и капитан предпринимает невиданный по своей дерзости, тактический ход. Просчитав расстояние до цели, капитан командует погружение, и лодка на малом ходу, стараясь не шуметь, под днищами кораблей охранения движется к цели. Через некоторое время, исходя из расчетов, лодка должна была оказаться перед транспортом на расстоянии, достаточном для нанесения торпедного удара. Для оценки обстановки капитан приказывает всплыть на перископную глубину.

 В глубинах суровой Балтики - фото 4

Капитан С.Н. Богорад у перископа.

Всматриваясь в перископ, он понимает, что в сумерках и тумане просто невозможно разглядеть цель, до которой по всем признакам не более пары минут хода. Богорад делает очередной беспрецедентный шаг. Лодка полностью всплывает, капитан со старшим помощником и сигнальщиком отдраивают люк рубки и поднимаются на открытую площадку. Вот он транспорт — ясно виден, как на ладони. За считанные мгновения капитан рассчитывает координаты цели и дает команду на веерный залп тремя торпедами по кораблю. В результате атаки был потоплен германский транспорт «Ro-24» тоннажом 4499 брт.

В глубинах суровой Балтики - фото 5 

RO-24.

Освободившись от торпед, лодка совершает срочное погружение. В возникшей суматохе «Белухе» удается выйти из окружения сторожевых кораблей, но разъяренный враг начинает преследование, которое длится 40!!! часов под обстрелом глубинными бомбами. И это при том, что каждые 24 часа подводной лодке необходимо подниматься на поверхность для пополнения запасов воздуха. Маневрируя на предельных глубинах и тщательно отслеживая скорость противника, экипажу удается избежать прямого попадания бомб, но взрывной волной повреждено электрическое управление глубинными рулями. На ручном   управлении лодка отрывается от погони. 14 октября был встречен новый конвой, и снова лодка атаковала. В 01.58 из надводного положения с временным интервалом выпустила 2 торпеды по транспорту в 5000 тонн с дистанции 56 каб. Наблюдались попадания 2 торпед и гибель транспорта через 3 минуты. В результате атаки был потоплен германский учебный корабль «Carl Zeiss» тоннажом 1320 тонн. Следует отметить, что практически любая атака подводной лодки сопровождалась ее тщательным поиском и максимальными усилиями противника по ее уничтожению.В связи с израсходованием боезапаса и необходимым ремонтом пятый боевой поход «Белухи» благополучно закончился 16 октября 1944 года. За время боевой службы подводная лодка Щ-310 «Белуха» совершила 7 боевых походов. Потопила и повредила 10 кораблей противника. По разным сведениям, на «Белуху» было сброшено от 25 до 60 глубинных бомб. 6 марта1945 года Щ-310 стала Краснознаменной.Экипаж корабля был награжден различными орденами и медалями, а сам капитан получил звание Героя Советского Союза.

 В глубинах суровой Балтики - фото 6

C.Н. Богорад со звездой Героя.

Богорад Самуил Нахманович родился в рабочей семье 17 августа 1907 года в городе Витебске. В 1935 году окончил Ленинградский мореходный техникум. До августа 1940 года плавал третьим, а затем вторым помощником капитана на судах Балтийского морского пароходства. В 1940 году был призван на Военно-Морской флот и проходил обучение в учебном отряде подводного плавания. В 1941 году окончил Высшие специальные курсы командного состава Краснознаменного учебного отряда подводного плавания имени С.М. Кирова. Войну встретил на подлодке «Д-2» Балтийского флота в должности помощника командира. В сентябре 1942 года «Д-2» вышла в боевой поход, и, действуя на путях движения немецких караванов, потопила транспорт «Якобус Фрицен» водоизмещением 4090 тонн и нанесла значительные повреждения железнодорожному парому «Дойчланд», водоизмещением 2972 тонны. С декабря 1942 года занимал эту же должность на «Щ-310», а в марте 1944 года был назначен командиром этой подлодки. К большому сожалению, сухие биографические данные и скупые цифры отчетов не могут нам показать всех тонкостей души этого, несомненно, великого человека. К сожалению, я не нашел его мемуаров, но есть немного воспоминаний его друзей. Вот, к примеру, что о нем рассказывал 10 января 2005 г. капитан 1-го ранга в отставке Камышан В.Ю.: «Я знал Самуила Нахмановича Богорада по совместной работе в Латвийском морском пароходстве с 1977 г., где Богорад почти четверть века был одним из ведущих капитанов. Нас объединяла еще и многолетняя служба на подводных лодках. Это был не только грамотный и смелый командир подводной лодки, но человек с добрым сердцем и благородной душой».  Известен еще один случай из его биографии, характеризующий этого человека. В апреле 1945 года, находясь на боевом дежурстве, Щ-310 обнаружила немецкий танкер. Удостоверившись, что вражеский корабль не имел вооружения, лодка всплыла на поверхность. Приблизившись вплотную к танкеру, Богорад скомандовал: «Экипажу грузится в шлюпки и отправляется на берег. Капитану с судовыми документами прибыть на борт лодки». Экипаж покинул судно, а капитан, прихватив с собой документы и бинокль, с которым не расставался всю жизнь, явился на борт «Белухи».  Капитану немецкого корабля тоже сохранили жизнь, отправив на берег. Лишь его бинокль Богорад оставил себе на память. Когда люди были на безопасном расстоянии, капитан выполнил приказ, потопив вражеское судно.

 

В глубинах суровой Балтики - фото 7

Схема расположения корабля RO-24 на дне Балтики.

Теперь вы понимаете, что мы просто не могли не совершить погружение на RO-24 «ZONNEWIIJK». Это паровое транспортное судно было построено в 1928 году на верфи № 354 в Глазго. Основным грузом RO-24 были донные неконтактные магнитно-акустические мины весом 390 кг. Также транспорт перевозил другие боеприпасы и живую силу противника. Забегая вперед, скажу, что корабль оказался настолько интересным, что я совершил в тот день два погружения для осмотра RO-24. Пользуясь тем, что Балтика подарила нам отличные погодные условия, мы быстро и с комфортом домчались на катере от устья Ужавы до нужного нам места. В этот раз мне посчастливилось пойти на объект в паре с Алексеем, который не раз был на этом корабле и согласился провести своеобразную экскурсию. Вода на рабочей глубине была всего 4 0С, что положительно сказалось на видимости и естественной освещенности объекта. Осмотр начали с передней части корабля. Нос транспорта при падении обломился, и стоял вертикально на грунте. На носу хорошо сохранились якорные лебедки, якоря и небольшое бортовое орудие, затянутое рыболовными сетями.

В глубинах суровой Балтики - фото 8 

 

Сам корпус стоит на ровном киле, и сразу за носом начинался открытый трюм. Мощный луч света подводного фонаря среди кусков искореженного металла высветил в трюме несколько гидроакустических бомб, размер которых можно сравнить с 200-литровой бочкой.

 

В глубинах суровой Балтики - фото 9

Фото Alex Dawson.

Мы двинулись дальше, в сторону кормы. Сразу за трюмом расположились два огромных цилиндра рабочих котлов парохода. Алексей специально провел меня над ними, чтобы я смог оценить поразительные размеры агрегатов. Миновав котлы, мы наткнулись на остатки надстроек. Если заглянуть в открытые люки, то можно увидеть корабельный гальюн и остатки камбуза. Осмотрев строения, мы двинулись к кормовому открытому трюму и осмотрели остатки палубного настила. Особенно заслуживает внимания корма транспорта, которая, как и сам пароход, стоит на ровном киле, но с небольшим деферентом на левый борт. Прекрасно сохранился гигантский бронзовый винт и огромное перо руля. Удивительно наблюдать, как выглядит дайвер рядом с корабельным винтом, если отплыть в сторону на столько, на сколько позволяет видимость.

 

В глубинах суровой Балтики - фото 10

Дайвер на фоне руля и винта.

 

Осмотрев транспорт, мы двинулись в сторону носовой части к ходовому концу для выхода на поверхность. Вернувшись на берег, мы перенесли из лодки спарки на берег для дозаправки. Потратив полноценных полтора часа на отдых, я с группой повторил погружение для изучения некоторых деталей и любования винтом. Полностью выполнив задачу по осмотру одного из итогов славного боевого пути Щ-310, я вернулся на берег для подготовки к третьему вечернему дайву на другой корабль. Но это уже следующая история.     

Здесь хочется сказать, что история с биноклем, принадлежащим отпущенному капитану потопленного в 1945 г. танкера, еще не закончилась. После войны Самуил Нахманович продолжал служить в рядах ВМФ на различных руководящих должностях. В марте 1961 года в звании капитана первого ранга уволен в запас по выслуге лет. Жил Самуил Нахманович в городе Риге. С 1961 года по 1976 годы работал старшим помощником капитана и капитаном судов Латвийского морского пароходства. Однажды, будучи капитаном грузового транспорта, Самуил Нахманович вышел из Риги в штормовую погоду и направился в один из европейских портов. Он решил пройти Кильским каналом, что требовало обязательного присутствия на борту иностранного лоцмана. На одном из поворотов лоцман попросил у капитана бинокль. Получив прибор, он сразу узнал в нем свою вещь. Таким вот необычным образом встретились бывшие враги. Лоцман был тем самым капитаном с потопленного танкера, экипажу которого бывший командир подводной лодки Щ-310 подарил жизнь, разрешив уйти на шлюпках. В память об этой встрече Богорад вернул цейссовский бинокль его хозяину. Самуил Нахманович прожил долгую и достойную жизнь, скончавшись 23 апреля 1996 года. Он был похоронен в Риге на Гарнизонном кладбище, где 9 мая 2005 года на могиле героя установили гранитный памятник.                                                                                                                       

 

Р.S. Изучив большое количество доступных источников, я сделал вывод, что сведения относительно событий в боевых походах и их конечных результатах очень различаются, однако это ни в коем случае не уменьшает значимости подвига людей, над чьими головами были десятки метров ледяной темной воды, сотни смертоносных бомб, множество охотящихся кораблей и самолетов.Самое важное, что мы помним этих людей.

Фото Дениса КРУТИКОВА.

В глубинах суровой Балтики - фото 11

 

Денис КРУТИКОВ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить