Loading...

Причины вступления России в ЕС. Вернуть нефть народу. Мечта тамплиеров о токенах справедливости. Блокчейн золото дзедо на Формозе. Часть 3

Попытка договориться кончилась тем, что китайцы убили монгольских послов. Это вызвало длительную войну, осложненную для монголов тем, что их конница не могла развернуться в джунглях Южного Китая и была бессильна против китайских крепостей. Перелом наступил лишь в 1257 г. вследствие рейда Урянгхадая, который с небольшим отрядом вышел через Сычуань к Индокитаю и поднял местные бирманские, тайские и вьетнамские племена против сунцев. Так малочисленные монголы победили огромный Китай, объединив те дальневосточные народы, которые не соглашались стать объектом китаизации. К 1279 г. все было кончено[17]. Но кончились и успехи монголов. За 80 лет постоянной войны погибли многие «люди длинной воли» и их потомки. Монголия опять превратилась в нищую страну с огромным довеском в виде Китая. Приобретение такого «довеска» не пошло на пользу монголам. Слишком различались между собой эти две страны[18]. Хан Хубилай, основатель династии Юань, велел засеять один из дворов своей резиденции степными травами, чтобы отдыхать в привычной обстановке.

Китайцы долгое время не ели молочных продуктов, чтобы не походить на ненавистных им степняков. Не произошло даже частичной ассимиляции, ибо монголо-китайские метисы чаще всего извергались из того и другого этноса, вследствие чего гибли. А ведь с мусульманами и с русскими монголы охотно вступали в браки.

По-иному сложилась судьба западных монголов из улусов Джучи (Золотая Орда), Чагатая и Хулагу (Иран), а также джунгарских. Тесная связь Хубилая с завоеванным Китаем, из которого он черпал средства и силы, уже в 1259 г. вызвала раскол среди монголов. Противники Хубилая выдвинули на пост хана его брата Ариг-бугу, а после его гибели в 1264 г. – еще одного чингисида, Хайду, владевшего уделом в Джунгарии. На стороне Хубилая выступали иранские монголы. Хайду, опираясь на кочевые традиции, вел войну против восточных монголов до 1304 г. Его поддержали также наследники Батыя, заключившие союз с русскими князьями. Александр Невский был активным членом этого союза. Поэтому даже после его кончины, с одной стороны, монгольская конница участвовала в отпоре ливонским рыцарям в 1269 г.[21], с другой – ханы, сидевшие на Нижней Волге, пресекали дальнейшее вторжение в Восточную Европу азиатских кочевников, сторонников династии Юань. Произошло разделение монголов на восточных и западных (ойратов)[22].

Поволжские монголы-несториане в 1312 г. отказали в повиновении узурпатору хану Узбеку, принуждавшему их принять ислам. Часть их погибла во внутренней войне (1312-1315), а уцелевшие спаслись к единоверцам на Русь и вошли в состав московских ратей, громивших Мамая на Куликовом поле и остановивших затем натиск Литвы[23]. Иранские монголы приняли ислам в 1295 г. Их потомки – хезарейцы поныне живут в Хазараджате – равнинной части Афганистана. Самая воинственная часть монголов поселилась в Джунгарии, где создала ойратский племенной союз.

Именно ойраты приняли на себя функцию, которую ранее отчасти несли хунны, тюрки и уйгуры, став барьером против агрессии Китая на север, и осуществляли эту роль до 1758 г., пока маньчжуро-китайские войска династии Цинь не истребили этот мужественный этнос.

Новая династия Мин восприняла стародавние устремления династий Хань и Тан и в свою очередь попыталась захватить Монголию. В 1449 г. китайцев остановили именно ойраты, нанесшие им сокрушительное поражение при Туму, причем был взят в плен император. Эта битва спасла и Монголию, и фактически жизнь монголов. Удачнее для минцев оказалась агрессия на восток и юг. Ее объектами стали Корея, Тибет, Вьетнам, Индонезия и Южные моря Малайского архипелага, где в 1405-1430 гг. свирепствовал китайский флот. Но попытки китайцев покорить Маньчжурию оказались безрезультатными.

В XVII в. маньчжуры сами перешли в наступление. Воспользовавшись междоусобицей в Китае, они захватили в 1644-1647 гг. всю страну. Антиманьчжурские восстания длились до 1683 г. Маньчжурам удалось за полвека сделать то, к чему безуспешно стремились китайцы две тысячи лет, – объединить Восточную Азию. Но агрессия маньчжур была политической, а не этнической. Маньчжур было мало, прирост населения у них был невелик. Завоевав Китай, маньчжуры были вынуждены держать там гарнизоны. Почти все их юноши служили на чужбине и не имели своих семей.

http://www.ezobox.ru/gumilev-lev/books/415/read/5.html

Кроме того, статья является первым успешным образцом перевода на язык современной математики шаманизма мексиканских индейцев яки, описанного группой американских антропологов во главе с К. Кастанедой. http://netocracy.us/Articles/2012_06_15.pdf

Не надо путать научную психоисторию с фантастической психоисторией Азимова.
Вот тут объяснена разница:
http://www.peremeny.ru/books/osminog/51
Там дальше по ссылкам можно ознакомиться с текстами Демоза, классика этого направления.

Раз уж admin участвует в обсуждении, как бы он охарактеризовал сегодняшнее состояние российского общества?

admin
V T
Я не участвую в обсуждении, я предоставляю информацию. Вы же не спрашиваете у кассирши в магазине, что она думает о политике.

admin
Нет, извините.

http://www.peremeny.ru/books/osminog/7412

Денисов А.А.
к.т.н., научный рук. Московского проекта «Нетократия»
III. ОСНОВЫ МЕТРОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
УПРАВЛЕНИЯ КОНФЛИКТОМ НА ГЕОЦЕНТРИЧ ЕСКОМ ТВД
(Математическая теория Сказочника)
Опубликовано: «Информационные войны», № 2 (22), 2012. – С. 48-58.

1111-1120 Восстание чжурчжэней, захват ими Бохая и Ляодуна. Последнее восстание цзубу подавлено (нет больше цзубу). Санджар захватил Газну, Алексей Комнин отвоевал Малую Азию. Разгром половцами гузов, печенегов и Белой Вежи. Походы русских князей на половцев. Война императора Генриха V с папами.
1121-1130 Падение Ляо и Сун. Образование Южной Сун и Ци. Чжурчжэни покорили Амдо. Татары и монголы - вассалы чжурчжэньского царства Кинь (Цзинь). Наступление исмаилитов. Кашгарский хан разбил кара-китаев Елюя Даши. Разгром печенегов греками, турок - грузинами; Тифлис - столица Грузии. Вормсский конкордат папы с императором Сугерий, усиление королевской власти во Франции.
1131-1140 Остановлено наступление чжурчжэней. Ликвидация восстания на оз. Дунтинху и Ци сунцами. Монголы разбили чжурчжэней. Кара-китаи разбили Махмуда под Ходжентом. Поход Санджара на Хорезм. Восстановление светской власти халифа. Отвоевание Малой Азии от турок. Распадение Киевской Руси. Мир Руси с половцами.  
1141-1150 Капитуляция Южного Сун и позорный мир. Казни в Кинь. Мир монголов с Кинь. Катванская битва. Появление найманов. Завоевана турками Эдесса. Война Ольговичей с Изяславом II. Второй крестовый поход. Поход на вендов неудачен.
1151-1160 Разложение в Кинь. Убийство Дигуная и срыв похода на Юг. Союз монголов с тангутами против чжурчжэней. Санджар взят в плен гузами, но бежал. Упадок сельджукского султаната. Победа греков над венграми, норманнами, крестоносцами и сербами. Походы Барбароссы в Италию. Генрих II Плантагенет стал королем Англии.
1161-1170 Война чжурчжэней с монголами и китайцами. Лунсинский мир. Война татар против монголов. Распадение монгольского родо-племенного союза. Саладин основал династию Аюбидов в Египте. Гуриды разрушают государство газневидов. Грузины завоевали Ани. Разгром Киева Андреем Боголюбским. Походы немцев на полабских славян и на Италию. Война Англии с Францией, Шотландией и покорение ею части Ирландии.
1171-1180 Законы против китаизации в империи Кинь при императоре Улу. Смуты в кераитском ханстве и в кара-киданьском ханстве. Усиление Хорезма (Текеш). Разрыв Византии с Венецией и поражение греков сельджуками при Мириокефале. Разгром Фридриха I при Леньяно и мир его с папой Александром III.
1181-1190 "Эпоха полного спокойствия". Первое избрание Тэмуджина ханом. Разгром татар монголами. Разгром крестоносцев при Тивериадском озере и падение Иерусалима. Убийство Андроника Комнина и основание влахо-болгарского царства. Уничтожение Фридрихом I бургграфов.
1191-1200 Укрепление северозападной границы империи Кинь. Интервенция найманов в кераитское ханство. Третий крестовый поход. Завоевание хорезмшахом Ирака и Сыгнака. Разгром Византии болгарами и распадение империи на части. Завоевание Гогенштауфенами Неаполя и Сицилии. Война между Ричардом I и Филиппом II Августом.
1201-1210 Война Сун против Кинь; мир. Восстание киданей против чжурчжэней. Избрание Джамухи гурханом. Разгром кераитов, найманов и меркитов монголами. Великий курилтай. Хорезмшах Мухаммед покоряет Гур и воюет с кара-киданями. Четвертый крестовый поход - Латинская империя; война с Болгарией и мир. Призыв папы к блокаде Руси. Покорение Францией Нормандии. Начало альбигойской войны.
1211-1220 Война монголов против Кинь. Падение Пекина. Кучлук - правитель кара-киданей. Разгром и гибель Кучлука. Крестовый поход венгров и немцев на Египет безрезультатен. Расцвет Грузии при царице Тамаре. Победа французов (при Бувине) над немцами, фламандцами и англичанами.
1221-1230 Война чжурчжэней против монголов и китайцев. Покорение Тангута монголами. Смерть Чингисхана и избрание Угедея. Война хорезмийцев с монголами и разгром Хорезма. Крестовый поход Фридриха II. Компромисс с мусульманами. Битва на Калке. Отвоевание Солуни греками Эпира и разгром их болгарами. Отлучение Фридриха II папой Григорием IX. Тевтонский орден в Пруссии. Конец альбигойской войны; инквизиция.
1231-1240 Падение империи Кинь (чжурчжэней) . Конфликт монголов с империей Сун. Реформы Елюя Чуцая. Постройка Каракорума. Завоевание монголами Ирана, Армении и Грузии. Завоевание монголами Руси, Польши, Венгрии. Болгарии. Поражение меченосцев в Литве и слияние их с Тевтонским орденом.
1241-1250 Вторжение монголов в Сычуань и Хэнань. Смерть Угедея, избрание и смерть Гуюка. Усиление Батыя. Крестовый поход Людовика IX на Египет и разгром его мамлюками, сдача Дамиетты. Вторжение крестоносцев на Русь; отбито Александром Невским.  
1251-1260 Подчинение монголами Тибета и вторжение их в Аннам. Избрание и смерть Мункэ. Хубилай провозгласил себя ханом и восстание Ариг-буги. Мамлюкский переворот в Египте. Людовик IX покинул Палестину. Разгром монголов мамлюками. Подавление прокатолической партии на Руси. Война гвельфов и гибеллинов во всей Европе.
1261-1270 Наступление монголов на империю Сун. Перенос монгольской столицы в Пекин и принятие названия - Юань. Поражение Ариг-буги. Усиление Хайду в Семиречье. Союз мамлюков и Золотой Орды против ильханов Ирана. Падение Антиохии. Отвоевание греками Константинополя и Морей. Разгром гибеллинов Карлом Анжуйским. Гибель Гогенштауфенов
1271-1280 Завоевание империи Суй монголами закончено. Начало войны Хайду против Хубилая. Английский принц Эдуард пытался заключить союз с ильханом Абагой. Перемирие крестоносцев с мамлюками. Покорение Кавказа татаро-русскими войсками. Война Византии с Карлом Анжуйским. Лионский собор. Разгром Чехии Рудольфом Габсбургом.
1281-1290 Подчинение империей Юань Индокитая и Зондского архипелага. Восстание и поражение Ная. Несторианство взято под контроль. Разгром монголов мамлюками. Ликвидация переворота в Иране, произведенного мусульманами. Татарские походы на Венгрию и Польшу без особых результатов и неудачное и нападение на Иран. Сицилийские вечерни. Война Прованса с Арагоном. Усиление Генуи и Флоренции.
1291-1300 Хубилай умер; ему наследовал Тэмур, его внук. Прибытие Монтекорвино в Пекин. Наступление Хайду до Селенги; отражено онгутскими войсками. Завоевание мамлюками Акры. Обращение ильхана Гавана в ислам. Усиление и поражение Ногая. Сближение хана Тохты с ламами. Война Франции с Англией. Вторжение англичан в Шотландию. Мир Арагона с Карлом II Анжуйским.
1301-1310 По жалобе даосов запрещено крещение китайцев. Попытка крестить хана Хайсана. Умер Хайду. Ослабление Чагатаева улуса. Мир. Фиктивное объединение всех монгольских улусов при фактической розни и вражде. Поражение монголов мамлюками в Сирии. Иоанниты овладели Родосом. Русь в составе Золотой Орды. Конфликт Бонифация VIII с Филиппом Красивым. Авиньонское пленение пап. Арест тамплиеров.
1311-1320 Буддисты отняли у христиан храмы на берегах Янцзы.   Отражение золотоордынцев персидскими монголами, Уничтожение несториан-монголов в Иране. Обращение Золотой Орды в ислам. Казни буддистов и язычников. Поддержка Москвы против Твери. Казнь тамплиеров. Разгром англичан шотландцами, а австрийцев - швейцарцами.
1321-1330 Умер Монтекорвино; упадок католической Епископии в Китае. Учрежден в Пекине "русский полк".   Усиление османов; Захват ими Бруссы и Никомидии. Разгром Твери московско-татарскими войсками Ивана Калиты. Возвышение Москвы. Поход Людвига Баварского в Рим безрезультатен.
1331-1340 Аланы, жившие в Пекине, просили папу прислать Епископа.   Упадок власти ильханов и распадение монголо-персидского ханства. Усиление Литвы при Гедимине, Сербии - при Стефане Душане. Вся Италия подчинена только местным правителям. Петрарка - король поэтов. Гуманизм. Начало Столетней войны.

http://gumilevica.kulichki.net/SIK/sik05c.htm

Далее в работе [3] на основе концепции полосы осознания была представлена схема
искомой технологии генерации потока А| ∑τn , реализуемой на базе сложной психогенной системы, состоящей из трех взаимодействующих между собой сознаний с существенно различными свойствами

http://netocracy.us/Articles/2012_06_15.pdf

Шаманизм - одна из наиболее древних религиозных традиций человечества, предшествующая появлению мировых религий. Языческие верования, связанные с почитанием духов предков, духов Неба и Земли, восходят своими корнями к глубокой древности - неолиту и, возможно, даже палеолиту. Шаманизму посвящены сотни книг. Большинство исследователей шаманизма сходятся во мнении, что древние шаманские техники известны во всех уголках мира и поразительно схожи между собой. Эти древние духовные практики практически не изменились за всю историю человечества и сохранились до наших дней.

Земля тюркоязычных племен от Байкала до Гоби с давних времен известна как классическая страна шаманизма. Преемниками древних шаманских традиций на этой земле стали бурят-монгольские шаманы, которые славились среди других шаманов особой силой вдохновения при исполнении шаманских гимнов. Родиной шаманизма, избранной землей шаманов принято считать Центральную и Северную Азию, а сакральным центром шаманов северного мира - остров Ольхон на Байкале. В силу своей изолированности остров Ольхон в центре Байкала стал последним оплотом шаманов Северной Азии. На него сбегали монгольские шаманы во время преследования их в эпоху Чингисхана и Хубилай-хана в XII-XIII вв. и, позже, бурятские шаманы - во время распространения ламаизма в Бурятии, от гонений буддийских лам в XVII-XVIII вв. Ламаизация населения острова в 20-30-х гг. ХХ в. не была успешной, преобладающей верой у местных жителей остался шаманизм.

Сакральность острова официально признана в конце ХХ в. шаманами Республики Бурятии: «Остров Ольхон - главное святилище, культовый центр общемонгольского и центральноазиатского значения, олицетворяющий сакральную прародину бурят».

На разных континентах в первобытных религиях духовные лица, наделенные магическими способностями, назывались по-разному: у алтайских тюрков - кам, у бурят и монголов - боо, у африканских племен - колдун, у жрецов древней тибетской религии бон-по, проповедовавших, как и в шаманизме, культ почитания предков и Вечно Синего Неба, называли магами. Слово «шаман» (от эвенкийского слова «саман» - возбужденный, иступленный человек) было заимствовано в XVII в. русскими у тунгусов и вскоре стало общепринятым термином в мировой литературе.

Известный исследователь шаманизма Мирча Элиаде в книге «Шаманизм», ставшей классическим и наиболее часто цитируемым трудом по шаманизму, пишет: «Шаманизм в строгом смысле - это, прежде всего, сибирское и центральноазиатское религиозное явление. Шаманизм является одной из архаических техник экстаза и одновременно мистикой, магией и религией в широком значении этого слова. В шаманизме мы имеем дело с настоящим духовным миром, который, хотя и отличается от нашего, является таким же целостным и интересным».

Основатель американского фонда исследования шаманизма, автор знаменитой книги «Путь шамана», профессор антропологии Майкл Харнер, получивший шаманское посвящение, дает следующее определение: «Шаман - это человек, который способен передвигать силу из одной реальности в другую, и это явление люди называют чудом. Однако это чудо, как показывает опыт работы с шаманскими технологиями, вполне реален и, по большому счету, доступен каждому. Шаман способен переходить в другое состояние сознания по своей воле и, действуя в обычно скрытой от наших глаз реальности для обретения новых знаний и внутренней силы, оказывать людям помощь. У шамана обычно есть один, а чаще значительно больше духов-помощников».

По определению К. Кастанеды, книги которого также способствовали пробуждению интереса к шаманизму: «Шаман - посредник между обычной и необычной реальностью. Шаманы определенно делают что-то такое, что невозможно научно зафиксировать и вообще обсуждать, если ты в здравом уме. Шаманизм - иная система познания».

По шаманской мифологии, шаманство возникло с сотворения мира, и первый шаман был сыном небожителя, который опустился на землю в образе орла и сотворил шамана. По одной из версий - орел летел между небом и землей и получил шаманский дар от неба. Ему было трудно нести этот шаманский дар и он приземлился на землю, где передал его женщине-эвенкийке. Она - своему мужу-буряту. Культ священного орла широко распространен по всей Сибири. Особенно много древних легенд о белоголовом орле связано с островом Ольхон. Согласно мифам, божество в образе орла опустилось с неба на остров и избрало местом своего пребывания пещеру на мысе Бурхан. Почитание белоголового орла и его связь с первым шаманом прослеживаются в большом количестве мифов. По легенде, записанной этнографом М.Н. Хангаловым, на острове Ольхон на горе Жима в старину жил царь всех шаманов - Божественный Орел, сотворивший множество ольхонских белоголовых орлов. Миф о божестве-орле известен и в землях, удаленных от Байкала. Орлиные перья у тувинских шаманов были непременной частью шаманского головного убора. Этнографами установлено, что для головного наряда использовалось до нескольких десятков больших орлиных перьев.Некоторые исследователи считают, что все эти шаманские традиции восходят к культу Митры, который был занесен на территорию Азии с античного мира в виде религии бон, объединяющей в себе и элементы иранского зороастризма в том числе. Из Азии шаманский элемент проник и в другие регионы, повлияв на культ Тибета и Монголии. Со временем шаманизм распространился и на все континенты. В пользу того, что шаманизмы разных народов имеют общее происхождение, говорит тот факт, что все они имеют много общих черт. Не важно, Азия это или Южная Америка, Африка или Австралия, все формы шаманизма по сути своей одинаковые и используют одни и те же методы, известные еще с античных времен народами Средиземноморья.

Стечением времени религиозный мир переориентировался на аврамический монотеизм, однако древние практики не исчезли даже под натиском святой инквизиции. Шаманизмы разных народов могут иметь различия в деталях, но в целом способы, методы, техника ритуалов у них являются одними и теми же, например, это касается приемов, к которым шаман прибегает, чтобы установить связь мира живых с миром мертвых. Одинаковые у шаманов и функции, суть которых в контроле эмоционального состояния общины, а также в лечении ее представителей, прибегая к сверхъестественным способностям. Основная задача шамана – превзойти свою человеческую сущность, чтобы в астральном теле перемещаться по космическому пространству.

Исследователь северных народов Штернберг как то сказал, что быть шаманом – не дар, ниспосланный свыше, а тяжелое бремя. Шаманское избранничество не передавалось по наследству, однако, хорошо, если шаман является таковым как минимум в десятом поколении – тогда он наиболее сильный. Считалось, что такому наследственному шаману помогают духи его умерших предков-шаманов.

https://vuzlit.ru/49465/geografiya_shamanizma

Некоторые исследователи считают, что все эти шаманские традиции восходят к культу Митры, который был занесен на территорию Азии с античного мира в виде религии бон, объединяющей в себе и элементы иранского зороастризма в том числе. Из Азии шаманский элемент проник и в другие регионы, повлияв на культ Тибета и Монголии. Со временем шаманизм распространился и на все континенты. В пользу того, что шаманизмы разных народов имеют общее происхождение, говорит тот факт, что все они имеют много общих черт. Не важно, Азия это или Южная Америка, Африка или Австралия, все формы шаманизма по сути своей одинаковые и используют одни и те же методы, известные еще с античных времен народами Средиземноморья.

Стечением времени религиозный мир переориентировался на аврамический монотеизм, однако древние практики не исчезли даже под натиском святой инквизиции. Шаманизмы разных народов могут иметь различия в деталях, но в целом способы, методы, техника ритуалов у них являются одними и теми же, например, это касается приемов, к которым шаман прибегает, чтобы установить связь мира живых с миром мертвых. Одинаковые у шаманов и функции, суть которых в контроле эмоционального состояния общины, а также в лечении ее представителей, прибегая к сверхъестественным способностям. Основная задача шамана – превзойти свою человеческую сущность, чтобы в астральном теле перемещаться по космическому пространству.

Исследователь северных народов Штернберг как то сказал, что быть шаманом – не дар, ниспосланный свыше, а тяжелое бремя. Шаманское избранничество не передавалось по наследству, однако, хорошо, если шаман является таковым как минимум в десятом поколении – тогда он наиболее сильный. Считалось, что такому наследственному шаману помогают духи его умерших предков-шаманов.

http://magic.forum2x2.ru/t10247-topic

В иерархии шаманского пантеона 13 северных нойонов считаются сыновьями тэнгэриев, или верховных божеств. Следует отметить, что пантеон небесных шаманских божеств имеет строгую иерархию [2]: на вершине находятся сами тэнгэрии, далее следуют их дети, которых называют ханами, хатами или нойонами, на следующей ступени находятся духи предков: великих шаманов, вождей, кузнецов, воителей, целителей и других людей, за свои заслуги удостоившихся чести попасть на небо. Попав после смерти на небо, духи этих людей занимают отведенные им божествами места, например, писаря в небесной канцелярии или табунщика небесных стад. Вообще жизнь на небесах представляется такой же, как и на земле: население какого-либо тэнгэрия [3] подобно населению большого ханства с множеством подданных – князей, вельмож, пастухов и прислуги, где ханом является сам тэнгэрий-небожитель, князьями – его дети, а остальное население – это духи людей, попавших сюда после смерти. Их должности и положение зависят от деяний, совершенных ими в земной жизни. Так, наиболее выдающиеся шаманы или кузнецы занимают на небе более высокие посты, например, начальников над другими рядовыми онгонами [4]. Все онгоны в небесной жизни должны заниматься возложенными на них непосредственными обязанностями. Следуя небесной иерархии, онгоны обычно подчинены не самим тэнгэриям, а их детям – ханам или нойонам; встречается, например, онгон, находящийся в должности ключника у хозяина Качуга – Хан Заргаша нойона. Поэтому онгон не может обратиться напрямую к тэнгэрию-небожителю, а только через его детей – нойонов. Так же люди, вознося молитвы к богам-небожителям, просят в первую очередь своих предков-онгонов, последние ходатайствуют перед нойонами, а те, в свою очередь, перед тэнгэриями. Таким образом, хаты или нойоны являются важнейшими посредниками на пути сношения людей с тэнгэриями.

Первое упоминание о 13-ти северных нойонах приводится в «Истории происхождения одиннадцати хоринских родов» В. Юмсунова, который в главе «О шаманских верованиях» дал описание нойонов: «Они считаются сыновьями тэнгриев, имеющими местопребывание в горах острова Ольхона на Байкале, у рек и ручьев в горах по северному и южному берегам этого моря» [5]. Далее идет перечисление нойонов: 1) сын Хана Хурмаста тэнгрия – Хан Гхото нойон; 2) жена Гхото нойона – Хан Зулмата нойон – гений-хранитель женщин; 3) охраняющий их хотон [6] хозяин Хашаа – Хан Бо нойон; 4) обучающий людей шаманскому искусству Хан Бо нойон с крепким желтым луком; 5) Хан Шубуу нойон, ходящий в виде беркута; 6) пребывающий на печеночно-черных скалах на севере Ольхона, стоящий на страже ужасов смерти бычьеголовый сын лисицы Ажирай нойон; 7) Хуа Солбон, размахивающий огненно-красным мечом, стоящий на страже и не допускающий соединения подданных ханов этого мира и Эрлен Номун хана; 8) пребывающий на горе Бархан Ундэр хозяин Баргузина – Хажир Саган нойон; 9) хозяин шаманского амитая – Агуй Буумал Нойон; 10) хозяин Нижней Ангары – Ама Саган нойон; 11) хозяин Иркута – Хан Заргачи нойон; 12) хозяин узкой Лены – Эрдэмтэ саган нойон; 13) пребывающий на горе Мундарга Ундэр, в истоках Байкала, Бухэ нойон [7].

Как уже отмечено, прибайкальские буряты сыновей тэнгэриев называют хатами и делят их на западных и восточных. М.Н. Хангалов и В.А. Михайлов к западным хатам относят Буха нойона и его девять сыновей: 1) хозяин истока Ангары Буга саган нойон, с женой Хуга саган хатун; 2) хозяин Мохона – Монгото зарин; 3) хозяин Кяхты – Хилма нойон; 4) хозяин Тунки, или Торской степи – Китаран зарин, или Мульма нойон; 5) хозяин Иркута Эмнэк саган нойон; 6) хозяин Турана – Тульма нойон; 7) хозяин Александровского завода – Ута саган нойон; 8) Хозяин Хужари – Хурба зарин, или Хомхо зарин; 9) хозяин Шабарты – Шарга нойон. К восточным хатам относят: 1) Эрлен хана; 2) его писарей; 3) заведующего темницей Эрлен хана – Эрью хара нойона; 4) хозяина острова Ольхон – Хан-хото бабай, брата Эрлен хана; 5) хозяина черного коня – Ажирай бухэ [8].

Как видим, хаты, или нойоны, делятся на западных и восточных и, соответственно, светлых и темных. У светлых в имени фигурирует прилагательное саган (белый), а у темных хара (черный). Связано это с происхождением нойонов: светлых – от 55-ти западных светлых тэнгэриев и темных – от 44-х темных. Однако, вопреки бытующему мнению, разделение божеств на светлых и темных не означает их доброе или злое начало, ибо и светлые, и темные божества могут и помочь, и навредить людям. В составе хатов мы видим представителей и светлых, и темных нойонов, которые, согласно шаманским призываниям, мирно уживаются друг с другом и даже сотрудничают.

Ежегодно, обычно в летнее время в честь 13-ти северных нойонов устраивают индивидуальные или массовые молебствия – тайлганы на острове Ольхон. Вообще каждый шаман или шаманист считает своим долгом хоть раз в своей жизни преподнести жертву 13-ти нойонам во имя благополучия и процветания своей семьи и рода. Культ практикуется большинством современных шаманов практически во всех обрядах. Происходит это следующим образом [9].

В обряде участвуют от одного до нескольких шаманов. На таком подношении, или тайлгане, 13-ти нойонам подносят березовые деревья в количестве не менее трех, причем одно из них обязательно вместе с корнем [10], подносят жертвенное животное, обычно барана черной масти, также подносят различного рода пищу и напитки.

Деревья специально готовят за день до совершения обряда, тщательно отбирают самые прямые и ветвистые. Украшают деревья продолговатыми кусочками ткани белого, голубого, красного и желтого цветов. Соединяя кусочки ткани белого и голубого цвета, привязывают на кончики веток снизу дерева до середины, красные же соединяют с желтыми и привязывают с середины дерева до вершины, на вершине дерева привязывают синий хадак [11]. Бело-голубые кусочки ткани символизируют серебро, красно-желтые – золото, синий хадак – дар небесам. Также три или более деревьев обязательно обвязывают между собой в области вершин нитью, или пряжей красного цвета. Причем, один ствол обязательно должен быть с корнем, все деревья устанавливаются в строго определенном порядке и изображают модель Вселенной. Такой комплекс украшенных деревьев считается наивысшим даром небесным божествам.

http://www.nivestnik.ru/2011_3/08_tsydenov_3.shtml

Шаманские верования в долине реки Баргузин имеют древнюю историю. Это связано с тем, что на развитие региона оказали влияние культуры нескольких народов. В начале I тыс. н.э. на всей огромной территории от озера Байкал до Витимского плоскогорья обитали предки эвенков, мойогиры.

Человеческая память оставила лишь редкие, отрывочные упоминания о них в преданиях и легендах. Даже самые тщательные расспросы старожилов не дали нам ясного представления об этом почти забытом племени. Доподлинно известно, что в середине I тыс. н.э. мойогиры были вынуждены уйти с обжитых мест под натиском вооруженного и хорошо организованного эвенкийского племени киндигиров. Вытеснив мойогиров, киндигиры столкнулись с необходимостью защищать свое право остаться в Баргузинской долине, которую к тому времени заселили монгольские кочевники баргуты.

В монгольских сказаниях и летописных хрониках упоминается, что до начала Великих завоеваний Чингисхана в XIII веке земли, расположенные между Баргузинским и Икатским хребтами, считались очень далекими, а потому именовали их Баргуджин-Токум (Баргуджин-тÿхÿм), т.е. «Край Света». Поход монголов улуса Джочи в Забайкалье включил Баргузинскую долину в Великую Монгольскую державу. Отныне вся земля вокруг Байкала стала именоваться Ара монгол дайда. В нее вошли Баргуджин-Токум с долинами рек Онон и Хэрлэн (исконная земля матери Чингисхана Оэлун-уджин, происходившей из олхунутского рода, обитавшего в Баргузинской долине) и Монголджин – левобережье реки Селенга.

По Баргуджин-Токум ходят легенды о Чингисхане, который якобы специально приезжал сюда для поклонения некоторым горным вершинам. Долгое время его фигура обожествлялась, а сам культ полководца просуществовал в Бурятии до конца XVIII века, угаснув под давлением буддизма. Многие родовые предания не сохранили никаких конкретных географических названий, способных прояснить, где именно в долине он мог побывать. В монгольской исторической хронике XVII века «Алтан Тобчи» («Золотое сказание») нам удалось найти указание на то, что в 1202 году военачальник Онг-хаган по приказу Чингисхана отправился в военный поход на племя мэркитов и преследовал их вплоть до Баргуджин-Токум (свыше 700 км). Значит, монгольское войско дошло, по меньшей мере, до района современного села Баргузин. Спустя пять лет в тех же местах оказалось войско старшего сына Чингисхана Джочи, дошедшего, предположительно до Аргадинского хребта. Однако никаких исторических свидетельств пребывания в Баргузинской долине самого Чингисхана мы так и не обнаружили.

https://historyonline.livejournal.com/253831.html


Индия в XII-XVII вв.
В конце XII в. Северная Индия вновь стала жертвой завоевателей. В 1175 г. правитель Газни Шихаб-ад-дин Мухаммед Гури, представитель династии Гуридов, пришедший к власти после свержения династии Газневидов, вторгся в Пенджаб, где укрывался последний представитель династии Махмуд Газневи. Завоевав эту область, Мухаммед Гури двинулся дальше на восток. В 1192 г. он разбил под Тараином союзные войска индийских князей, выступивших ему навстречу во главе с князем Аджмира и Дели – Притхви Раджей (Раи Питорой) и стал господином всего Доаба. В 1199-1200 гг. были покорены Бихор и Бенгалия. Завоеванные индийские земли были включены в состав гос. земель державы Гуридов, и Мухаммед Гури, как их верховный собственник, стал раздавать эти земли в условное феодальное держание (икта) своим военачальникам, поставив над ними в качестве наместника Кутб-ад-дина Айбека. Успехи завоевателей, которые за 20 лет подчинили всю Северную Индию, объяснялись политической раздробленностью страны, обособленностью ее народов, племен, каст и остротой социальных противоречий внутри индийского общества. В 1206 г., возращаясь из похода, против восставших пенджабцев, Мухаммед Гури был убит. Военачальники, которым он роздал индийские земли в феодальное держание, отказались признать нового правителя Газни своим господином и создали на территории Северной Индии собственное государство, получившее название по имени своей столицы – Делийский султанат (1206-1526 гг.). Правителем этого государства стал наместник султана Кутб-ад-дин Айбек.

Делийский султанат (1206-1526 гг.). Айбек и его преемники, значительная часть которых тоже принадлежала к числу гулямов, правили страной вплоть до 1290 г. (династия гулямов). За это тюрки-мусульмане упрочили свою власть в султанате. Исламские воины получили условные владения в форме икта, а во главе администрации были поставлены наиболее грамотные и опытные в этом деле мусульмане из числа хорасанцев, главным образом персы. Значительную часть индийских земель получили в форме вакуфов мусульманские духовники и мечети. Индийские князья должны были подчиняться мусульманам, признать себя их вассалами и выплачивать им дань. Раджпутские воины в индийских княжествах превращались в иктадаров. За 36 лет, последовавших после смерти Айбека (1210 г.) на делийском престоле сменилось 6 султанов. Причиной дворцовых переворотов было желание феодалов добиться от султанской власти новых земель, пожалований, привилегий. Раджпуты использовали сложившуюся ситуацию для восстановления своей независимости. Феодальная анархия способствовала тому, что границы Индии стали беспокоить монголы. Впервые монголы вступили на индийскую территорию в 1221 г., преследуя правителя Хорезма Джелал-ад-дина. Монгольские войска опустошили области Мультана, Лахора, Пешавара и ушли из Индии, взяв с собой 10.000 пленных, которые были убиты по дороге из-за недостатка провианта. В 1241 г. монгольские войска снова совершили набег на Индию и захватили Лахор. В 1246 г. монголы овладели Мультаном и Учем. Это привело к тому, что индийские феодалы для защиты своих владений объединились вокруг делийского султана Насир-ад-дина Махмуда (1246-1265), de facto под руководством его главного везиря Гийяс-ад-дина Балбана. Опираясь на поддержку мелких и средних феодалов, Балбан сначала как везир, а затем с 1265 по 1287 гг., как государь, сумел подорвать силу господствующей до этого тюркской феодальной клики. Он отбирал в казну земли тех держателей, которые не хотели подчиняться султану. Балбан обращал большое внимание на оборону государства от монгольских завоевателей.

Государство Бахмани. В Декане возникли одновременно 2 государства – одно на севере, названное по имени правившей там мусульманской династии государством Бахмани; другое (на юге) – за рекой Тунгабхадрой – названное по имени своей столицы – Виджаянагар и находившееся под властью индусских правителей.

Государство Бахмани было создано деканскими иктадарами и наместниками Делийского султаната, восставшие против Мухаммеда Туглука. Во главе государства они поставили с титулом шаха – иктадара Ала-ад-дина Бахмани. Порядки те же, что и в Дели. Но власть правителей Бахмани была не такой, как у султанов Дели. Гос. делами занималась кучка крупных иктадаров и наместников областей – тарафдаров. Шахский престол был игрушкой в их руках. Часты были войны с Виджаянагаром. А. Никитин в 1469-1472 гг. посетил Бахманийское государство (столицу – г. Бидар), отмечал, что здесь сильна власть везирей. Одного из везирей Махмуда Гавана (1463-1482) за самовластье казнили (за то, что раздробил существующие области (тарафы). После его смерти между 1490 и 1525 гг. на территории Бахмани появилось 5 княжеств: Ахмеднагар, Берар, Бидар, Биджапур, Голконда.

https://www.istmira.com/lekcii-po-istorii-srednix-vekov/1862-indiya-v-xii-xvii-vv.html

В середине VIII в. один из таких мятежных княжеских родов – Раштракуты – сумел свергнуть правителей государства Чалукьев, а спустя столетие с небольшим князь из Чалукьев восстановил эту династию, хотя и ненадолго. В свою очередь тамильское княжество Чолов в конце IX в. разгромило государство Паллавов и захватило их земли, а в 910 г. та же судьба постигла государство Пандиев. В результате возникло государство Чолов, объединившее под своей властью почти весь Тамилнад. Усилившиеся Чолы вели активную борьбу с Раштракутами, а после успешных войн с северо-индийскими Палами (походы на Бенгалию и даже в Бирму) государство Чолов стало сильнейшим на юге Индии. Под его господством оказались даже Цейлон и Мальдивы, а в зависимости от него – Чалукьи и индонезийское государство Шривиджайя, куда Чолы направили свой сильный военный флот. В начале XII в. Чолы практически контролировали всю Южную Индию, частично даже потеснили раджпутов в Северной Индии, в Гуджарате. Однако уже к концу того же века держава Чолов распалась. В Тамилиаде восстановили свою власть князья из дома Пандиев. Добились независимости некоторые княжества государства Чалукьев. В Южной Индии вновь разгорелась ожесточенная междоусобная борьба, что в немалой степени облегчило задачу мусульманских завоевателей, вторгшихся на рубеже XII–XIII вв. в Северную Индию, где раджпутские князья не смогли организовать им сопротивление.

https://history.wikireading.ru/75081

Раджпутские княжества и держава Чолов в XI—XII вв
В этот период в Северной Индии не было государства, которое могло бы претендовать на господствующее положение. Во многих районах Раджастхана и Гуджарата правили ветви рода Чауханов (Чахаманов); наиболее известными из них были Чауханы из Сакамбхари. Во второй половине X в. они овладели большей частью Восточного и Центрального Раджастхана и частью Гуджарата.

Южная Индия в XIII в
В конце XII в. политическая карта Южной Индии совершенно изменилась. Чольская держава пришла в упадок и сузилась до размеров незначительного княжества в районе Танджура. Восстановили свою власть в Тамилнаде Пандьи; государство Западных Чалукьев распалось, уступив место трем своим бывшим вассалам — Хойсалам из Дорасамудры, Ядавам из Девагири и Какатьям из Варангала.

Эти четыре государства продолжали бороться друг с другом, но ни одно из них было достаточно сильным, чтобы претендовать на ведущее положение. В итоге в начале XIV в. почти вся Южная Индия была завоевана Делийским султанатом.

Периодизация истории индийского средневековья еще окончательно не установлена. Раннефеодальные отношения господствовали, по-видимому, с V—VI до XII в. в Северной Индии и с VI—VII до начала XIV в.— в Южной Индии.

http://www.hrono.info/land/landi/india5_13.php

Готфрид Бульонский внезапно умер через год после взятия Иерусалима, 18 июля 1100 года. Первым королем Иерусалимским стал после его смерти его отличившийся меньшей щепетильностью брат Балдуин (Бодуэн; разные наши авторы почему-то по-разному транскрибируют имена деятелей той эпохи), ранее завладевший богатым армянским городом Эдессой. Мы снова встретимся с герцогом Бульонским в XVIII веке, но в эту просвещенную эпоху семейной традицией станет участие уже не в крестовых походах, а в масонских ложах. Будет учреждена Бульонская ложа Великого Востока, Великим Мастером которой станет сначала герцог Шарль Бульонский, а потом его сын Годфруа. В их среде будет вращаться знаменитый масонский трибун Рамзей, который первым свяжет масонов с крестоносцами. Но все это произойдет позже, гораздо позже[7].

В.Емельянов, в свою очередь, намекает, что де Пен будто бы получил посвящение от «старца горы», то есть главы исмаилитов-ассасинов, но заимствует он эту версию от Блаватской, как будто эта религиозная авантюристка такой уж достоверный источник! Блаватская тоже не сама ее придумала: первоисточником в данном случае служит появившаяся в конце XVIII века книга «Могила Жака де Моле», автор которой Каде де Гассикур — масон, входивший в парижскую ложу «Пчела», аптекарь Наполеона. Не знаю, какими лекарствами он пичкал Наполеона, но принимать на веру его исторические микстуры я бы не советовал.

Св. Бернар, как уже говорилось, был связан с новым орденом родственными узами — его дядя, Андре де Монбар — один из основателей ордена. Идя навстречу пожеланиям де Пена, Бернар Клервосский сочинил целый панегирик в честь воинов клириков, «монахов по духу, бойцов по оружию»[11]. Он оправдывал идею создания нового ордена тем, что «нет такого закона, который запрещал бы христианину поднимать меч»[12]. Как считает немецкий исследователь Генрих Финке, «тесная связь между религией и кровавым воинским ремеслом... имеет две непреходящие заслуги: ...она позволила эффективно противоборствовать наступлению угрожающего западной культуре ислама, как на Востоке, так и в Испании, и религиозно углубила рыцарский идеал»[13].

А печать-то всего-навсего символизировала братскую взаимопомощь, как и еда из одной миски. Членам ордена были запрещены всякие развлечения: соколиная охота, игра в кости, посещение зрелищ, им нельзя было петь смешное или громко смеяться[16],

в своей спальне рыцари должны были держать зажженную свечу, чтобы над ними не взял верх дух тьмы[17]

Во Франции де Пен имел успех. На орден посыпались дары от графа Тибо де Блуа, графа Фландрского, графа Фулько Анжуйского, графа Шампанского, графа Прованского, от владетелей Тулузы, Иль-де-Франса, Нормандии, Бретани. Де Пен был принят английским королем Генрихом I, объехал Англию, Шотландию и Фландрию. В 1130 году в орден вступил Раймунд Беренгар III, граф Барселонский. Король Арагона Альфонс I завещал тамплиерам и другим рыцарским орденам треть своего царства. Г.Финке датирует это событие 1131 годом[18], Г.-Ч.Ли — 1133 годом[19]. Однако, добавляет тот же Ли, завещание Альфонса I не было выполнено, и орден получил лишь вознаграждение.

С 1132 года в Арагоне, в Тулузе и в других местах начали появляться постоянные представители Великого Магистра. Провинциальные отделения ордена образовались в Триполи, Антиохии, Франции, Пуату, Англии, Арагоне, Португалии, Англии, Венгрии, но центром деятельности ордена оставалось Иерусалимское королевство.

Раймунд Беренгар IV Барселонский, продолжая семейную традицию, передал ордену семь замков — правда, некоторые из них еще предстояло отбить у мавров.

Особенно велики были их владения на Пиренейском полуострове, но особенно велики и их заслуги в деле реконкисты. В 1144 году они участвовали в первом походе против мавров в Португалии; на Мальорке многие тамплиеры погибли геройской смертью; при штурме Валенсии они в числе первых ворвались в крепость; приняли они участие и во взятии Мурсии. Магистр испанских тамплиеров, впоследствии Великий Магистр ордена Педро Монтегудос сражался в знаменитой решающей битве при Лас Навас де Толоса в 1212 году. Где-где, а в Испании и Португалии тамплиеры заслужили право на почет и добрую память.

Граф Раймунд III Трипольский советовал остановить войско там, где было много воды. Однако Великий Магистр тамплиеров Жерар де Ридфор сказал: до осажденной Тивериады — всего пять миль. Он убедил короля Ги Лузиньяна, и войско двинулось в путь по жаре, по каменистой безводной местности. В таких условиях ему и пришлось принимать бой, окончившийся плачевно. Погибли сотни рыцарей и тысячи пеших воинов. Король и Великий Магистр попали в плен. В качестве выкупа за короля пришлось отдать Аскалон, за магистра — Газу. 230 пленных орденских рыцарей Салах ад-Дин приказал убить, как злейших врагов.

В 1179 году император Генрих VI решил продолжить на Востоке дело своего отца, Фридриха Барбароссы. Но ему тоже не повезло: он умер в Мессине, на пути к цели. Отряды немецких рыцарей, которые прибыли в Акру и захватили Сайву и Бейрут, оставшись без своего главы, через год вернулись домой. Но перед этим произошло одно важное событие: 5 марта 1198 года в замке Тамплиеров в Акре был основан Тевтонский орден.

С самого начала этот орден был тесно связан с тамплиерами. Он следовал уставу тамплиеров, равно как и орден меченосцев, действовавший в Прибалтике[29]. (Два этих ордена объединились в 1237 году.) Тевтонский орден отличался от тамплиеров своей формой — черный крест на белом фоне вместо красного, — но на всем протяжении XIII века эти ордена постоянно выступали на Востоке единым фронтом — не сравнить с отношениями между тамплиерами и иоаннитами, все время грозившими перейти (и порою переходившими) в открытую войну.

В самой Германии тамплиеры начинают получать владения только на переломе XII и XIII веков. К числу этих владений относился, в частности, Хальберштадт. Тогда же начали признавать значение ордена для заселения их земель и славянские князья — Генрих I Пяст в Нижней Силезии, Владимир Одонич в Великой Польше и Барним в Померании. Тамплиеры получили земли по Одеру, к северу и к югу от Кюстрина, в будущей бранденбургской Ноймарке, в Силезии, Чехии и Моравии. Тамплиерам нужно было привлечь людей на эти земли, построить деревни и города[30].

В первые годы XIII века Боэмунд IV Трипольский с переменным успехом вел борьбу за Антиохию, на которую претендовали армяне. В 1203 году тамплиеры помогли ему отбить нападение армян. В этом бою тамплиеры впервые сражались под вызвавшим потом массу домыслов знаменем Бозан — ни этимология этого названия, ни символика знамени до сих пор толком не объяснены. Знамя представляло собой два сшитых вместе равных по величине квадратных полотнища — белое и черное.  

Согласно трактовке В.Емельянова, оно выражало идею дуализма. По мнению М.-Л.Бульст-Тиле, белая часть знамени означала дружбу по отношению к христианам, черная — смерть врагам, но та же исследовательница со вздохом отмечает, что в битве, в которой было поднято это знамя, оно было обращено против армян, являющихся также христианами[31]. В дальнейшем, как указывает В. Емельянов, шахматной черно-белой мозаикой украшались полы в масонских ложах, а я бы хотел вспомнить о непонятном на первый взгляд шумном успехе знаменитого черного квадрата Малевича. На той же выставке Малевич показал также черный круг и черный крест на белом фоне — последнее было уже прямым воспроизведением только что описанной формы Тевтонского ордена. Знатоки бурно приветствовали старое знамя, но они шли уже на поводу легенды, речь о которой впереди. Тамплиеры XIII века вряд ли вкладывали в свое знамя какой-то особо глубокий шифр; я не берусь выдвигать на этот счет какие-то свои гипотезы, предпочел бы, чтобы высказались специалисты по средневековой геральдике.

Запятнали себя тамплиеры и участием в позорном четвертом крестовом походе, в разгроме Константинополя в 1204 году. Однако награбленное не пошло впрок: уже через несколько лет тамплиеры потеряли свои обширные приобретения в Греции.

Главным событием пятого крестового похода была осада египетской крепости Дамьетты в 1218—1219 годах. Во время этой осады погиб Великий Магистр ордена тамплиеров Гильом Шартрский.

В 1229 году император Фридрих II Гогенштауфен предпринял на свой страх и риск шестой крестовый поход, будучи отлученным от церкви папой Григорием IX. В 1229 году ему удалось заключить хитрый мир с египетским султаном аль-Камилем и добиться уступки Иерусалима. Но тамплиеры оставались верны папе: Великий Магистр Педро Монтегудос отказался подписать договор и не поехал с императором в Иерусалим. Лишь в 1231 году папа утвердил договор Фридриха II и дал рыцарским орденам указание соблюдать его. Позже, когда на тамплиеров задним числом начали вешать всех собак, обвинили их и в том, будто они «предали Фридриха II неверным». На самом же деле они, как мы видели, действовали в строгом соответствии с указаниями папы. Фридрих II, надо сказать, тоже не оставался в долгу: в порядке возмездия он в 1229 году изгнал тамплиеров из Сицилии и конфисковал их владения. Когда конфликт был улажен, он призвал их обратно и вернул им имущество, но не все[32].

В 1239 году состоялся несанкционированный папой так называемый «крестовый поход баронов», поход без номера. Прибытие новых крестоносцев попытались использовать в своих целях для борьбы против Египта властители Дамаска, которые ради укрепления союза снова уступили тамплиерам Сафед — самую большую из крепостей, которыми те владели на Востоке, потерянную орденом во времена Салах ад-Дина. Вернув себе эту крепость, орден затратил на ее восстановление огромные средства. Но военное счастье крестоносцам не сопутствовало. Граф Бар-ле-Дюк, который, не послушав совета магистров, отправился в район Газы, не зная местности, потерпел сокрушительное поражение. Тамплиеры вместе с Тевтонским орденом срочно начали укреплять Яффу и Аксалон. В 1242 году они «отличились», совершив грабительский поход на Наблус, и разрушили этот город, причем перебили всех его жителей! Включая христиан. Возмездие последовало незамедлительно: в 1244 году египетский султан, призвав на помощь хорезмийскую конницу, снова овладел Иерусалимом, а затем разбил крестоносцев к югу от Аскалона. В этой битве погибли Великий Магистр де Перагор и еще 312 тамплиеров.

На какой-то момент Западу померещилось, что в борьбе с мусульманами, в которой чаша весов склонялась явно не на его сторону, он может обрести союзника в лице монголов. Сегодня жертвой этой галлюцинации может оставаться лишь Л.Н.Гумилев, монголофильство которого давно перешло границы приличия и здравого смысла и принимает уже патологические формы. У XIII же века есть одно извинение — слабая осведомленность об отдаленных землях. Еще во времена пятого крестового похода папский легат Пелагий, погубивший своим тупым упрямством все мероприятие, завязал переговоры с Чингисханом. В 40-х годах союза с монголами домогался сам папа Иннокентий IV, пославший на разведку Плано Карпини, а потом — миссию Ансельмо Асцеллина. С монголами заключили соглашения армянское Киликийское царство и Антиохийское княжество. Дурным примером заразился и французский король Людовик IX, несчастный идеалист, последний энтузиаст крестовых походов, впоследствии причисленный католической церковью к лику святых. Отправляясь в седьмой крестовый поход, он принял в декабре 1248 года на Кипре монгольских послов, а в январе 1249 года отправил встречное посольство с наивной надеждой обратить монголов в христианство и одновременно с «хитрым» политическим расчетом натравить их на арабов и на православную Никейскую империю. За свою наивность и хитрость Людовик IX получил хорошую оплеуху: монголы потребовали от него покорности и дани.

Одновременно в Египте пришли к власти мамлюки — воины, набранные из числа пленников (главным образом, половецких и русских по тому же принципу, по какому позже в Турции рекрутировали янычар. При новой династии Египет значительно усилился. Этого требовала крайне тревожная обстановка. С Востока грозным валом надвигались монголы. Крестоносцы оказались между двух огней!

Впоследствии христиан Востока, в том числе и тамплиеров, упрекали в том, что они не объединились с монголами против мамлюков. Бросает, разумеется, этот же упрек и монгололиз Л.Н.Гумилев. По его мнению, крестоносцы «упустили шанс». С восторгом описывает Л.Н.Гумилев «желтый крестовый поход» Хулагу-хана, который благословил армянский патриарх; с торжеством истинного изувера смакует Л.Н.Гумилев, как «мусульманские мечети горели, а христианские храмы украшались трофеями»[33]. Христианство — второй после монголов пунктик Гумилева. Тамплиеров он, естественно, ненавидит, как «еретиков», и возлагает именно на них вину за уничтожение христианского населения Сирии[34].

Спрашивается, а что должны были делать крестоносцы, которым приходилось выбирать между Сциллой и Харибдой? Никаких оснований для идеализации монголов не было после того, как их орды прошли от Силезии до Венгрии, причем места, по которым они проходили, обращались в пустыни. Это был настоящий смерч, от которого пострадала значительная часть Европы[35]. 9 апреля 1214 года монголы разбили польско-немецкое рыцарское ополчение при Лигнице. Орден потерял в этой битве 500 своих братьев; в Венгрии погиб Магистр Жак де Монреаль — могли ли тамплиеры после этого смотреть на монголов, как на союзников? Боэмунд VI, князь Триполи и Антиохи, подчинился Хулагу — и что же? Все равно монголы убивали его подданных и угоняли скот[36]. И правильно сделал папский легат, что отлучил Боэмунда от церкви.

В 1258 году монголы взяли Багдад, в 1259 году дошли до Газы, но в 1260 году их остановил и разгромил мамлюкский военачальник Бейбарс, ставший вскоре после этого султаном. Крестоносцам, в принципе, все равно было, с кем «остаться наедине», как выражается Л.Н.Гумилев, в любом случае они являлись слабейшей стороной. Египет, по крайней мере, был уже давно и хорошо знакомым противником, и ореола непобедимости над собой не имел.

Так или иначе, крестоносцы доживали на Ближнем Востоке последние годы. В 1265 году Бейбарс взял тамплиерскую крепость Сафед, захватил Кесарию и Арсуф; в 1268 году — крепость Бофор, Яффу и Антиохию; в 1271 году — Сафиту и Крак. При защите Сафиты, пишет Г.Финке, тамплиеры в последний раз проявили чудеса храбрости. 150 тамплиеров погибли мученической смертью в плену, отказавшись стать вероотступниками[37] (это предполагаемые вероотступники-то!).

Сами тамплиеры утверждали, что за 180 лет они потеряли в Палестине 20 000 своих братьев[38] — цифра, конечно, завышена, но и реальная, несомненно, достаточно велика. Семеро Великих Магистров погибли в боях — чуть не каждый третий. Даже автор книги с отнюдь не апологетическим названием «Средневековые ростовщики» С.Г.Лозинский признает, что тамплиеры «обнаруживали чудеса храбрости в борьбе с мусульманами»[39]. Пусть читатель судит теперь сам, насколько правильно утверждение журнала «Человек и закон», будто де Моле и де Шарне, взойдя на костер, всего лишь пытались «оставить в памяти потомков хоть какой-то героический ореол ордена ростовщиков и развратников». По-моему, орден совсем не нуждался в такой жертве для защиты своей репутации, какой она была до того, как на тамплиеров обрушились обвинения в ереси.

Ордена превращались в анахронизм. Этот момент совершенно правильно понят М.-Л.Бульст-Тиле, которая пишет: «Интернационализм Ордена тамплиеров, тесные связи его магистров с Англией и Арагоном, как мне кажется, оказали решающее влияние на действия короля против ордена. В национальном государстве для рыцарского ордена, который был создан, когда осознавалась общность христианства и его ответственность, — а сознание это исчезло к концу XIII века — не было больше места»[40]. После падения Акры, подчеркивает также Жорж Лизеран, появилось мнение, что орден тамплиеров бесполезен и не нужен[41]. Снова всплыли старые планы объединения орденов — это предлагал сделать еще папа Григорий Х на Лионском соборе в 1274 году, поддерживали эту идею и последующие папы, вплоть до Бонифация VIII и Климента V. Последний Великий Магистр ордена тамплиеров, печально знаменитый Жак де Моле, писал специальную записку против этого объединения, руководствуясь, как полагает Ж.Лизеран, «чисто эгоистическими мотивами»[42]. Нужно, однако, учитывать, что во времена де Моле существенно видоизменилось и содержание идеи объединения: теперь ее поддерживал Филипп IV, намереваясь лично встать во главе объединенных орденов и таким образом прибрать их к своим загребущим рукам. С этой целью Филипп обратился с просьбой принять его в почетные члены Ордена тамплиеров, но де Моле отказал ему на том основании, что Устав ордена запрещает прием царствующих особ[43].

Орден тамплиеров имел строго иерархическое, централизованное устройство, отличался сплоченностью и дисциплинированностью, члены его, как писал еще Бернар Клервосский, не следовали собственной воле, а повиновались приказам, так что тамплиеры нимало не напоминали анархическое воинство стрельцов и отнюдь не были «представителями беспорядка». Нет, они тоже представляли порядок, и притом весьма строгий, но, как уже говорилось, отживающий. Новые историки полагают, что орден хотел перенсти свой центр с Кипра во Францию и создать надгосударственную республику, причем по отношению к ней употребляется термин «синархическая»[44]. Такого государства в государстве Филипп IV у себя потерпеть, разумеется, не мог.

Английский король Иоанн Безземельный хранил одно время у лондонских тамплиеров свои драгоценности, а позже — и королевскую печать. С 1261 по 1272 год у тамплиеров хранилась английская корона[48]. Людовик IX Святой хранил у тамплиеров не только свою казну, но также образцовый ливр и важнейшие государственные документы, например, оригинал договора с английским королем Генрихом III[49]. Словом, финансовая зависимость французских королей от тамплиеров была давней традицией, насчитывала ко времени Филиппа IV уже добрых полтораста лет, и какие чувства обуревали в связи с этим Филиппа IV вполне понятно.

Наступило 13 октября 1307 года «самый черный день в мировой истории», по выражению немецкого церковного историка Деллингера[54].

Особенностью средневекового судопроизводства по такого рода делам было то, что обвиняемый бывал осужден уже заранее[58]. В данном случае, тем более что приказ был подписан королем: не мог же ошибаться сам король! Следствие имело перед собой лишь одну задачу: добиться от обвиняемого признания всех пунктов обвинения в полном объеме — и получало в свои руки весьма эффективные средства для достижения каких угодно признаний.

Папа изо всех своих слабых сил старался вырвать дело из цепких лап французского короля. 27 июня 1308 года ему удалось добиться передачи 72 французских тамплиеров церковным властям. Несколько позже он издал буллу о расследовании дела и о предоставлении французской инквизиции свободы действий. Все эти 72 тамплиера, согласно папской булле, признались, но 30 протоколов в деле отсутствует[69]. Слово «инквизиция» в данном случае не должно пугать и вводить в заблуждение: Г.Финке считает роковым для французских тамплиеров именно то обстоятельство, что они не попали в руки чисто церковной инквизиции[70], то есть такой, которая не зависела бы от Филиппа IV.

Именно такая церковная комиссия во главе с архиепископом Нарбоннским начала работать в Париже в ноябре 1309 года. Ей было предписано действовать мягко, без применения пыток и подготовить материалы и рекомендации для предстоящего церковного собора. И результаты, разумеется, вышли совсем иными: комиссия не обнаружила у подсудимых, как пишет А.Левандовский, ни идолов, ни тайного устава, ни еретических сочинений.

Рыцари воспрянули духом. В феврале 1310 года более 600 тамплиеров выступили в защиту своего ордена. Речь шла только о спасении его чести[71]. Вообще, разительно менялась картина, как только дело переходило от светских к церковным властям и переставали применять пытки. Например, на допросах в Нимском епископате в 1310 году из 26 ранее признавшихся во всем тамплиеров все кроме двух высказались за невиновность ордена. В 1311 году все они под пытками опять признались[72].

Чтобы надавить на папу, Ногаре начал подготавливать дело по обвинению в ереси бывшего папы Бонифация VIII. Несомненно, и в этом случае подручные Филиппа IV нашли бы и научные доказательства, и свидетелей. И Клемент V сдался: он дал новый приказ об аресте тамплиеров в Англии, Португалии и Венгрии.

А 18 марта 1314 года (в день провозглашения Парижской Коммуны) в Париже взошли на костер Великий Магистр Жак де Моле и прецептор Нормандии Жофруа де Шарне. Они могли сохранить жизнь, если бы по-прежнему стояли на позиции признания своей вины. Но они вдруг заявили о своей невиновности: такие заявления в те времена расценивались как «вторичное впадение в ересь» и означали прямую дорогу на костер. Сделав этот решительный шаг, вожди тамплиеров вовсе не пытались «оставить в памяти потомков хоть какой-то героический ореол ордена ростовщиков и развратников», нет, они искупали собственную вину перед орденом, казнили сами себя за проявленную на следствии слабость, доказывали, что мужество еще не совсем их покинуло. Они предпочли страшную смерть позорной жизни.

На казни де Моле и де Шарне присутствовал сочувственно относившийся к тамплиерам Боккаччо. Великий Данте осудил в своих бессмертных стихах Филиппа IV, как «нового жестокого Пилата». А ученые люди нашего времени говорят: так и надо было…

Учение о переселении душ было взято из Индии. А священное одеяние Совершенных у катаров, несомненно, было заимствовано у маздеистов: в него входил кусти-пользи — цилиндрический пояс из 72 белых шерстин, три раза обхватывающий талию, и садре — белая рубашка с длинными рукавами и маленьким карманом у ворота[97]. Такую одежду и такие шнуры с детства носят и современные индийские парсы.

«Никакое другое вероучение, — пишет Ли, — не может дать нам такого длинного списка людей, которые предпочитали бы ужасную смерть на костре вероотступничеству. Если бы было верно, что из крови мучеников родятся семена церкви, то манихеизм был бы в настоящее время господствующей религией Европы»[98].

И именно к катарам, еретикам, особенно прославившихся жаждой мученичества, Миньяр, издевательски пишет Ли, притягивает тамплиеров! Если бы орден имел достаточно охоты и убеждения для того, чтобы организовать и распространить новую ересь, то, несомненно, в нем нашлось бы, по крайней мере, несколько мучеников, как это было во всех еретических сектах. Но этого не произошло, и историкам пришлось выдумать ересь, последователи которой вместо того, чтобы страдать, защищая свою веру, соглашались десятками идти на костер, лишь бы им не приписывали ее[99].

Примерно так же рассказывает и Г.Финке. «Можно спокойно сказать, — пишет он, — что по отношению к еретикам средневековья совершают несправедливость, когда к ним приравнивают тамплиеров, ибо в данном случае отсутствует хоть какое-нибудь внутреннее убеждение, не говоря об одушевлении, хоть какое-нибудь чувство долга и героизма[100]. Вывод Ли абсолютно правилен: «В ордене не было никаких следов катаризма»[101].

С отношением тамплиеров к катарам, я думаю, и так уже вовсе ясно. Но все же добавлю еще одну пикантную подробность. Предки знаменитого гонителя тамплиеров Гийома Ногаре, были, по преданию, сожжены как катары, и граждане Тулузы чтили в нем мстителя за несправедливости, которые они претерпели, и поместили его бюст в ратуше, в галерее своих великих людей[102]. Выходит, ярый враг тамплиеров мстил за катаров? И тамплиеры после этого катары? Какая белиберда!

В истории тамплиеров мы не раз встречаем упоминания об их отношениях с ассасинами. Так в 1172 году ассасины вели переговоры с крестоносцами о своем обращении в христианство и помощи крестоносцам против Нур ад-Дина при том условии, если их освободят от дани тамплиерам. Но один из тамплиеров убил послов шейха и тем самым сорвал переговоры[104]. В 1235 году тамплиеры и иоанниты в союзе с ассасинами выступили против Боэмунда V Антиохийского, но в этом не было ничего по тем временам необычного[105]. Во время седьмого крестового похода ассасины опять просили, на этот раз Людовика IX, освободить их от дани тамплиерам и иоаннитам[106].

В этих сведениях все верно, кроме одного: действительно ли об ассасинах идет речь? Дело в том, что в эпоху, о которой идет речь, от исмаилитов еще не отличали отколовшуюся от них секту друзов[107], а современные авторы, пользуясь средневековыми источниками, часто механически переносят из них термины, не задумываясь о том, насколько они соответствуют действительности. Между тем не ассасины, а именно друзы, находившиеся во враждебных отношениях с мусульманским окружением, с самого начала крестовых походов смотрели на крестоносцев, как на своих союзников, и оказывали им поддержку. Именно они платили дань тамплиерам. И именно в их среде существует легенда о происхождении друзов от тамплиеров, которые после поражения от Салах ад-Дина укрепились близ Энгадди и смешались с местным населением[108].

Секта друзов возникла в Египте в конце Х века на почве обожествления фатимидского халифа Хакима (996—1020), который родился от русской пленницы и поражал арабов своими голубыми глазами. Он рано начал чудить: ездил переодетый по улицам Каира, смотрел на народные увеселения, а потом уезжал на осле в пустыню, поднимался на холм и беседовал со звездами. Став султаном, он запретил все развлечения, запретил женщинам появляться на улицах Каира, а потом вообще перевел город на ночной режим жизни. Он выпустил жестокие декреты против христиан и евреев и предписал им носить особую одежду с колокольчиками. Но однажды, в 1020 году султан таинственным образом исчез, не вернувшись из очередной ночной поездки за город. Культ вокруг личности Хакима начали создавать два проповедника персидского происхождения — Даризи (Дерза, по его имени называется секта) и Хамза. Учение друзов представляет собой особую синкретическую религию, так что правильней не считать их мусульманской сектой. Маздеистская космогония, постороенная на борьбе двух начал, сочетается у них с верой в переселение душ, но с тем отличием от индуизма и буддизма, что человек, по их понятиям, может воплотиться только в человека. В принципе друзы относятся одинаково враждебно и к мусульманам и к христианам; они полагают, что после решающей схватки сил добра и зла в конце времен будут разрушены как Мекка, так и Иерусалим. В наши дни друзы составляют основу национально-патриотических сил Ливана, сражающихся бок о бок с палестинцами против израильских интервентов и маронитов (ливанских христиан). Друзов традиционно возглавляют представители рода Джумблатов: Камаль Джумблат, лауреат Ленинской премии мира, был убит из-за угла, и его место теперь занял Валид Джумблат. Могли ли тамплиеры, постоянно общаясь с друзами, позаимствовать кое-что из их верований?

Нет, все же неправдоподобно. Неправдоподобно, как история об идолах, которым будто бы поклонялись тамплиеры. Идолов не было ни у манихеев, ни у друзов. Большинство тамплиеров признавало на следствии все, только не идолопоклонство, так что обвинение это полностью отпало[114], хотя де Перод признал с перепугу, что поклонялся идолу в Монпелье[115], а Эгидий во Флоренции показал, будто видел голову идола с белым лицом, черными курчавыми волосами и позолоченными плечами да еще с надписью «Наш бог и Магомет» (?!). И находятся же люди, способные всерьез воспринимать такой бред!

Идолов не было. Не было и пресловутого Бафомета, изображение которого мы все хорошо знаем — это творение масонских теоретиков нового времени; тамплиеры бы шарахнулись при его виде. Да и ереси, скорее всего, тоже не было.

https://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43107416152/Kradenyie-latyi.Tamplieryi.

Латинская империя, Романия как называли ее современники - государство основанное франками в Византии после захвата Константинополя крестоносцами Четвертого крестового похода и венецианцами. Империя просуществовала недолго (1204-1261), масштабными историческими событиями не прославилась, но тем не менее стала достаточно показательным явлением изменения как сути крестоносного движения, так и общего духа европейского средневековья.

Присутствие тамплиеров в Латинской империи мало изучено и практически не систематизировано. В самых значительных трудах, посвященных как тамплиерам и эпохе Крестовых походов, так и истории Византийской империи этому аспекту их деятельности почти не уделяется внимания. К примеру, известные историки девятнадцатого столетия Федор Успенский и Бернгард Куглер, достаточно подробно рассказывая о событиях последовавших за завоеванием Константинополя, упоминают об ордене лишь мельком. Да и первоисточников проливающих свет на то, что происходило на византийской земле в 1198-1261 годах сохранилось не так уж и много.

Главными источниками информации по данному вопросу являются в первую очередь переписка папы Иннокентия III, затем Морейские хроники, а также некоторые венецианские документы и свидетельства византийских хронистов.

Присутствие тамплиеров в Константинополе до 1204 года

Основная задача ордена Храма - охрана паломников по пути в Святую Землю - объективно требовала их присутствия в Византии еще со дня его основания. Ведь именно через Константинополь традиционно проходил сухопутный маршрут в Иерусалим как западно так и восточноевропейских богомольцев.

Современным исследователям известны два упоминания о присутствии военно-монашеских орденов в византийской столице.

Британский юрист и, по совместительству, историк Чарлз Дж. Аддисон, ссылаясь на классический труд Дюканжа "Constantinopoli Cristiana", жившего в семнадцатом веке, упоминает, что основная резиденция (дом или командорство) ордена находилась в одном из кварталов города - "Омония" рядом с часовней святых великомучеников Марина и Пантелеймона. Правда, в указанном труде непосредственного упоминания об ордене нет, да и квартал этот расположен в прямо противоположной от прочих латинских кварталов стороне Константинополя. Возможно, Аддисон имел свои источники, которые сейчас подтвердить или опровергнуть весьма проблематично.

Омония, молитвенный дом по старому Описанию города включает в себя две церкви - Ценополь и Омонию. Евагрий в кн.2 гл.13 повествует, что во времена правления Льва Великого огонь уничтожил большую часть города, особенно те здания, в южной части, которые располагались между Гаванью Юлиана и Омонией.

Считается что название этому храму дано Константином, который планировал иметь в новом городе подобно Риму здание, которое будет служить одновременно храмом и публичным местом и посвятил его Конкордии.(перевод с латыни и старогреческого - Дмитрий Лукин)

Целью такого дома могло быть, во-первых, представительство при дворе византийских басилевсов а во-вторых, обеспечение безопасности паломников.

Известно также из византийских хроник, что в XII столетии аналогичный орден, госпитальеры содержали в Константинополе для богомольцев, совершавших сухопутное паломничество в Иерусалим, странноприимный дом, который управлялся приором. Он подвергся нападению и был разорен толпой горожан во время антилатинских выступлений в 1182 году, после чего в распоряжении госпитальеров оставалась некая церковь.

Дату появления орденов в Константинополе можно определить лишь весьма приблизительно, анализом взаимоотношений Византии и Римской церкви. В 1150 году, почти через сто лет после окончательного раскола римской и византийской церквей, басилевс Мануил Комнин (император 1143-1180) отправил в Рим греческих послов, тем самым впервые установив дипломатические отношения с курией. Вполне вероятно, что именно после этого военно-монашеские ордена, наряду с венецианцами, пизанцами и генуэзцами, получили в Константинополе некоторую недвижимость. В пользу такого предположения говорит то, что Мануил проводил прозападную политику, организовывая рыцарские турниры, привлекал ко двору франкскую и германскую знать и поощрял смешанные браки. Его преемник, Андроник, пришедший к власти в 1182 году напротив, строил свою политику на примасе национальной греческой идеи и резко ограничил присутствие латинян и западных торговых республик в империи.

Таким образом, появление командорства тамплиеров в Константинополе, не могло произойти ранее 1150 и позднее 1182 года. Оставалось ли это владение в распоряжении ордена до 1204 года, когда город был захвачен крестоносцами, сказать трудно. Никаких упоминаний о разорении его в 1182 году не имеется. По аналогии с госпитальерами можно предположить, что и тамплиеры присутствовали в византийской империи и в этот период.

Что касается непосредственно боевых действий - тамплиеры (во всяком случае, как регулярные военные формирования ордена) в осаде, штурме и разорении Задара и Константинополя участия не принимали и присутствовали в войске как обычные священнослужители.

Об этом свидетельствует в первую очередь, достаточно жестко проводимая орденом политика отказа от пролития христианской крови - что в дальнейшем сказалось на молчаливом игнорировании его капитулом всех европейских кампаний, организовываемых Римом для борьбы с христианскими ересями, подобных альбигойским походам.

Во-вторых - у тамплиеров имелся собственный флот, а наличие собственного флота было столь важным фактором этой кампании, что не могло остаться не отмеченным хотя бы в одной из хроник, в особенности у Вильгардуэна, который в своем "Завоевании Константинополя" чуть ли не поименно перечисляющего все корабли, которые были предоставлены Венецией для этой экспедиции на всех этапах похода.

И в третьих - все имеющиеся упоминания об ордене Храма - в том числе и свидетельства о разделе добычи, говорят о тамплиерах, как о священнослужителях, а не о рыцарях.

Важным фактором является то, что ни в одной из трех дошедших до нас хрониках участников похода Годфруа де Вильгардуэна, Роббера де Клари и "неизвестного рыцаря" тамплиеры, да и вообще военно-монашеские ордена ни разу не упомянуты.

Первое прямое упоминание о присутствии братьев ордена среди крестоносцев датировано 1204 годом. Только что избранный императором Константинопольским Балдуин Фландрский седьмого ноября 1204 года направил папе Иннокентию III официальное послание. Это письмо сообщало о том, что 13 апреля 1204 года крестоносцы захватили Константинополь.

Курьером, а точнее, судя по статусу послания, полномочным послом императора, стал рыцарь ордена Храма брат Бароцци. Кроме послания, брат Бароцци также вез дары, предназначенные Балдуином для папы, среди которых отмечены крупный сапфир (карбункул) стоимостью 1 000 серебряных марок, драгоценный перстень и алтарное одеяние, а также "дары для ордена Храма" (то есть по всей вероятности доставшаяся при разделе награбленной в городе добычи) - две иконы, частица истинного креста, множество драгоценных камней, два серебряных кубка и прочие драгоценности.

Упомянутый брат Бароцци происходил из венецианской фамилии сеньоров Санторини и Терази и был ранее командором тамплиеров в Ломбардии, так что весьма вероятно, что он, будучи участником похода, сопровождал крестоносцев из Венеции на Восток.

Все эти подробности оказались документированы по очень прозаической причине. При доставке послания и груза в порту Модоне на юго-восточном берегу Пелопонесса генуэзские корсары ограбили императорского посланника. Венеция и Генуя были в то время соперниками, и так как судно, на котором находился посланник, было венецианским, то корсары сочли свою добычу честным военным трофеем.

Ограбленный Бароцци прибег к защите Святого престола. В письме, написанном в период лето-осень 1204 года подесте (правителю) Генуи, папа Иннокентий выражает недовольство по этому поводу. Иннокентий потребовал обуздать пиратов через архиепископа Генуи, пригрозив, что в ином случае и пираты и город будут отлучены от церкви. По всей вероятности, справедливость была восстановлена.

Дополнительным свидетельством факта присутствия в походе представителей ордена и их роль является поздравительное письмо папы от 13 ноября 1204 года священнослужителям, которые сопровождали армию крестоносцев в походе, адресованное "тамплиерам и другим почтенным легатам".

В более поздний период, а именно в 1237 г. тамплиеры жаловались папе Григорию IX, что их имущество в Константинополе и по ту сторону залива уничтожено греками, так как они не имеют разрешения воевать с ними, что дополнительно свидетельствует, что они изначально утвердились в регионе без военных действий против греков.

Византийское население, однако, сохранило, в большинстве случаев, свои законы и обычаи, прежнюю организацию местного управления и свободу религии. Отношения в новом государстве регулировались "Ассизами Романии", представлявшими, с некоторыми изменениями, список с "Иерусалимских ассиз".

В лице побежденных и победителей столкнулись две совершенно непохожие друг на друга культуры, две различные системы государственной и церковной организации, причем число пришельцев было сравнительно невелико. В среде самих оккупантов происходили частые несогласия - а между тем им постоянно приходилось вести упорную борьбу с возникшими на развалинах византийской империи самостоятельными владениями.

Разгром Византии привел к возникновению множества греческих государств. В Трапезунде два представителя дома Комнинов - Алексей и Давид - основали империю, вскоре распространившуюся по берегу Черного моря от Гераклеи до Кавказа и просуществовавшую до середины XV столетия (1461). В Эпире побочный потомок династии Ангелов Михаил создал деспотат, простиравшийся от Навпакта до Диррахия. В Никее Феодор Ласкарис, зять низложенного императора Алексея III Ангела и последний защитник Константинополя, начал собирать вокруг себя оставшуюся византийскую аристократию и высшее духовенство, и в 1206 г. торжественно короновался "императором ромеев". Ряд других решительных людей, таких как Габала на Родосе, Манкафа в Филадельфии, Лев Сгур в Аргосе и Коринфе - из клочков империи выкраивали себе собственные независимые владения. С юга новым хозяевам империи угрожал Конийский султанат, а с севера - Болгарское царство.

Пост великого магистра ордена Храма в эти годы занимал Филипп де Плессье (великий магистр с 1201 - 9 ноября 1209 года) В Сирии это были годы бесцветные и смутные, когда перемирие с сарацинами позволило разгореться междоусобицам и даже внутренняя дисциплина ордена дрогнула. Именно в этот период тамплиеры начали особое внимание уделять приобретению владений в Европе, которые бы могли обеспечивать содержание войска ордена в Святой Земле.

Дарения императора Балдуина Константинопольского

Уже в первые месяцы существования Латинской империи беспрестанно воюющий император вынужден был простить помощи у всех, кто ее мог предоставить. Для этого, по обычаю эпохи, он направил ряд писем с просьбой о помощи и поддержке папе, а также европейским монархам и в Левант. На его призыв откликнулись в основном находящиеся в Сирии участники похода, не присоединившиеся в свое время к основному войску в Венеции, а также желающие получить земельные владения. Были среди них и тамплиеры. Их, как впрочем, и руководителей прочих военно-монашеских орденов привлекла прежде всего кампания императора по массовой раздаче ленов.

Ф.Успенский: "Успех имело и письмо Балдуина в Палестину. Известия о богатой добыче и неслыханной удаче франков привлекли 100 рыцарей с оруженосцами, приехавших из Сирии и Палестины вместе с папскими легатами Петром Капуанским и Соффредом. Большинство их были участниками четвертого крестового похода. Балдуин их принял с радостью и одарил ленами в малоазиатских областях, франками еще не занятых: Атталию он отдал тамплиерам, часть Неокастро - рыцарям ордена иоаннитов..."

Все передачи владений, осуществленные непосредственно императором Балдуином были сделаны в период конец 1204 - апрель 1205 года, то есть за те несколько месяцев, которые прошли между написанием им призывного письма и пленением в апреле 1205 года.

Не ясно, какая Атталия здесь подразумевалась. Археолог Питер Локк отмечает, что она могла находиться на остров Негропонте (современная Эвбея), или же это Саталия (современная Анталия) которая находится на юго-западе современной Турции. Оба предположения имеют множество минусов - Саталия в это время уже давно не являлась византийским владением и располагалась далеко на средиземноморском побережье, а Негропонте принадлежал по разделу Венеции.

Также известно, что в марте 1205 года. Балдуин передал госпитальерам четверть герцогства Неокастро в районе Пергама (современный Бергама, запад Турции), "для религиозных целей".

В любом случае, эти дарения являлись частью еще не отвоеванных территорий, лишь номинально относящихся к Латинской империи. Практика предоставления военным орденам земель, которые еще не захвачены, была в то время довольно распространена и известна также по свидетельствам из Испании и Латинского востока. Таким образом, в связи с тем, что эти земли так и не были взяты под контроль, дарения остались лишь на бумаге.

Кроме того, в этот период орден получает в Константинополе церковь св. Иомении. В марте 1208 папа Иннокентий писал Дину, казначею храма св. Софии Константинопольской о судебном иске, который некий столичный чиновник, возбудил против братьев ордена Храма в Константинополе из-за права на владение этой церковью.

Дарения в венецианских владениях

Венецианские нобили также пожертвовали ордену ряд своих вновь приобретенных владений. Кроме того, часть недвижимости была получена по завещаниям. Так некие Роландино и Альбертино Каносса, вместе с Хью де Колони передали "землю Рупе вместе с Иоанном, сыном Николо де Вианет, его братьями и сестрами со всем их имуществом". Рупе являлась крепостью неподалеку от Оропоса расположенного на побережье Аттики.

На Негропонте Иаков Авеншский и Губерт передали по завещанию тамплиерам "дом Лагнана", "усадьбу Оиспарис" еще некоторую недвижимость, в том числе и "доходные дома". Сеньор Авесне Иаков также завещал ордену некоторую недвижимость. Все эти дарения и завещания были утверждены сеньором острова Негропонт венецианским нобилем Раванно, который, тем не менее, через некоторое время попытался их отобрать, о чем свидетельствуют тяжбы, верховным арбитром в которых выступал сам папа Иннокентий.

Дарения в королевстве Фессалоники

Уже упомянутый маркграф Бонифаций де Монферрат, заручившись поддержкой венецианцев, подписал с ними 12 августа 1204 года договор, по которому ему досталась самая богатая византийская провинция со столицей в г. Фессалоники, на которую претендовал и константинопольский император. После достаточно жесткого "выяснения отношений" с недавним союзником Балдуином, ввиду политической слабости последнего за Бонифацием был закреплен титул "короля Фессалоник". До своей трагической гибели в апреле 1207 года этот умный и решительный монарх успел взять под контроль значительную территорию северной Греции, Македонии и Фессалии, кроме того присоединив к своему королевству в качестве вассальных владений Морею - так стали называться латинские государства Пелопонесса и Центральной Греции - Ахайский принципат (княжество) и Афинское герцогство. Ломбардский командор ордена храма, как уже отмечалось, был близок к Бонифацию, тамплиеры и ломбардцы традиционно имели очень тесные экономические связи, поэтому Ордену храма досталось здесь владений больше чем где бы то ни было.

Ордену был передан целиком округ Равенники, а также констеблями короля Бонифация, Гвидо Паллавичино и Амеди де Пофуа (Бафф) был отдан город Сидони (современная Ламия), где тамплиерами был построен или восстановлен замок для защиты территории, как они впоследствии жаловались папе: "не без большого труда и затрат". Это достаточно странное заявление, так как крепость Ламия был построена византийцами и не требовала больших затрат труда или денег для приведения ее в боевую готовность.

Ф.Успенский, принимая сторону пострадавшего от латинской оккупации и чрезвычайно урезанного в правах, особенно имущественных, православного византийского духовенства, подчеркивает, что земли и церковная недвижимость в Романии повсеместно раздавались папой "через голову" местных сюзеренов: "В фиванской архиепископии те же отношения между светской и церковной властями приняли более грубые формы. Архиепископия и ее суффраганы терпели насилия со стороны светских владетелей страны, а также и со стороны рыцарей духовных орденов имевших в Фиотии и Фокиде большие владения(между прочим, доселе сохранившийся, известный своей росписью монастырь св. Луки принадлежал ордену св.Гроба, а тамплиерам церковь св. Луки возле Фив)"

В Морее, сын Шампанского графа Гильом де Шамплитт и Годфруа де Вильгардуэн (племянник известного хрониста) в 1205 году победой при Кондуре (Мессиния) над ополчениями греческого дворянства основали франкский принципат княжество Ахайю. Кроме того, получили статус герцогства Афинского владения, захваченные бургундцем Оттоном де ла Рош.

Смерть Шамплитта в 1209 году дала Вильгардуэну возможность завладеть княжескими правами, хотя и без титула князя; он, как и Оттон де-ла-Рош, в то время мегаскир Аттики и Беотии, сумел привлечь на свою сторону греков.

При организации нового государства, орден Храма, наряду с прочими военно-монашескими орденами был пожалован четырьмя фьефами с правом поднятия флага, баннеретами (землями, дававшими право на баронский титул) в Мессине на юго-западе Пелопонесса. При этом тамплиеры были освобождены от гарнизонной службы, но несли все обязанности мирских вассалов и должны были предоставлять военную помощь и принимать участие в походах и сражениях когда бы это не потребовалось сюзерену в интересах государства. На Пелопонессе они получили три усадьбы или деревни: дворянин Вильям де Ресси передал им усадьбу именуемую Пазалан, Хью де Безансон передал усадьбу Палиопин (Палиополис?), оба пожертвования были утверждены их сюзереном, Жоффруа де Вилгардуэном . И наконец, Вильям де Шампли передал им усадьбу Лаффустан или Луффестан.

Греческая версия "Морейских хроник" рассказывает, что первый ахайский принц Годфруа I Вилгардуэн (правил в 1209-1228 годах), по просьбе епископов, священников и военно-монашеских орденов передал церкви третью часть завоеванных им владений, но требовал за это оказания ему военной помощи с целью окончательного завоевания Мореи.

Те отказались, ссылаясь на то, что получили эти земли непосредственно от папы и не обязаны служить местному сюзерену. Ответом Годфруа стал захват всех церковных земель. На протяжении трех лет он направлял все доходы от них на постройку замка Клемузи (Клермон) на западной границе Мореи.

Через три года, после многочисленных жалоб и требований со стороны курии, он отправил послов на переговоры к папе, обратив его внимание на то, что Морея не была защищена против греков и католическая церковь могла потерять там свои владения. Папа согласился. Жоффруа достиг соглашения с архиепископом Патраса, епископами, командорами тамплиеров и госпитальеров в Морее, таким образом, что прелаты и военно-монашеские ордена обязались предоставлять военную помощь, как прочие мирские вассалы за исключением охраны замков и крепостей и после этого вернул им их земли.

Фактически неизвестно какие именно территории военно-монашеские ордена получили от политики передачи всем орденам "по четыре фьефа".

Госпиталь святого Иоанна в Андраведе был передан Вильгардуэном тевтонскому ордену, но папа воспротивился пожертвованию и позже оно было передано тамплиерам.

В 1258 году когда третий правитель Мореи Гильом де Вильгардуэн принц Ахайский отправился вместе с герцогом афинским Ги де ла Рош , воевать против воцарившегося к тому времени в Никее греческого императора Михаила Палеолога, он призвал "баронов, рыцарей, епископов, тамплиеров и госпитальеров и всех горожан" принять участие в экспедиции.

Тем не менее, тамплиеры и госпитальеры не сыграли никакой значительной военной роли в Морее, в то время, как лишь Тевтонский орден был, вероятно, привлечен к защите замка Клемузи "в случае необходимости".

Как известно, в 1261 году Константинополь был отвоеван греками. Но часть территорий, в том числе Ахайское и Афинское герцогства а также венецианские колонии на Негропонте просуществовали вплоть до завоевания их Османской империей. Таким образом, оставшиеся там владения ордена принадлежали ему вплоть до самого расформирования в 1312 году.

В отличие от Константинополя, в Пелопонессе и центральной Греции новыми латинскими сюзеренами проводилась весьма взвешенная и мудрая политика. Всем греческим архонтам, согласившимся принести присягу Вильгардуэнам и де ла Рошам были подтверждены их права а прочие земли переданы рачительным хозяевам. Так ахайский принципат имел ежегодный доход в сто тысяч золотых ипрепиров, что позволяло Вильгардуэнам выплачивать 22 000 на содержание константинопольского престола, содержать армию из нескольких сот рыцарей и выплачивать церковную десятину. С учетом присутствия на его землях имений принадлежащих тамплиером, можно сделать вывод, что орден имел от своих Пелопонесских домов достаточно высокую прибыль.

Королевство Фессалоники в 1224 году было завоевано эпирским деспотом, но соседствующее с ним афинское герцогство продолжало существовать. Его столицей стали Фивы - греческий центр шелковых мануфактур. Следует заметить что здешние сеньоры имели чрезвычайно тесные родственные связи с орденом Храма. Так брат герцога де ла Рош в это же самое время занимал пост командора Франции, а его фиванский соправитель барон де Сент-Омер, являлся представителем рода, который был связан с орденом со дня его основания. Располагавшийся в непосредственной близости от их владений венецианский остров Негропонте также с середины тринадцатого века стал управляться породнившимися домами Раванно и Бароцци. Как уде говорилось выше один из Бароцци был во времена покорения Константинополя командором Ломбардии. Совершенно очевидно, что не менее десятой части доходов, получаемых этими сеньорами от своих тутовых и оливковых рощ, продажей шелковой нити и оливкового масла поступала в казну ордена.

После Вильгардуэнов в 1267 году принцами Ахайи стали представители Анжуйского дома, потом североитальянские сеньоры Аяччуоли, затем власть перешла к деспоту Морейскому Феодору I Палеологу (1383-1407). Герцоги афинские, с 1312 года из дома Анжу, потом из дома Аяччуоли, просуществовали до 1460 года, когда Афины были взяты турками-османами.

Все упомянутые владения в Морее сохранялись за орденом Храма вплоть до 1312 года, и после его роспуска были переданы иоаннитам.

В период 1208 - 1211 годов папа Иннокентий неоднократно обращается к Генриху с требованиями вернуть тамплиерам все отобранные земли. Папа жалуется, что, что он часто обращается к нему по этому вопросу, и главной задачей Романии, которой он владеет, является помощь Святой земле, но император остался глух к его призывам. Так как тамплиеры более никогда не упоминаются в записях, относящихся к этим землям, можно предположить, что Генрих продолжал игнорировать орден.

В империи назрели внутренние проблемы, которые нужно было решать. Римская курия никоим образом не смогла за пять лет правления склонить население Византии к римскому церковному обряду, и вынуждена была идти на ощутимые уступки в пользу православных иерархов. Местные феодалы, принесшие вассальную клятву императору Генриху, также не желали, чтобы на их землях присутствовали экстерриториальные образования, коими безусловно являлись в первую очередь дома тамплиеров и госпитальеров.

Чтобы придать окончательную организацию политическому и церковному строю новой феодальной империи, Генрих 2 мая 1210 года, в долине Равенники, у города Зейтуна (Ламии), открыл "майское поле" или "парламент", куда явились франкские князья, крупные бароны и клирики греческих провинций, с 1204 года частью при помощи Бонифация, частью самостоятельно создавшие себе владения. Целью этого совещания было определение устройства церковных земель империи.

Под 'парламентом' здесь подразумевалось некое согласительное собрание, призванное выработать общий подход к проблеме всех заинтересованных сторон. Его решения имели безусловно рекомендательный характер, но позволили вывести ситуацию из тупика.

Участниками парламента стали с одной стороны представители Константинопольского патриархата и имперских архиепископств, а с другой стороны членов ломбардской лиги баронов и некоторых франкских вассалов. Акт парламента, с неохотой утвержденный папой, чрезвычайно ограничил в имущественных правах все организации, прямо подчиненные Риму: "Пострадали и интересы захватчиков церковных земель, во главе их стояли тамплиеры. У них были отобраны земли в Фессалии, напр. самый округ Равенники, на Евбее, в Фивах и вслед за тем в самом Ахейском княжестве. В этом отношении как и многих других, молодые государства Леванта предупредили старую Европу".

Несмотря на ехидные ремарки Успенского, роль ордена Храма в истории Латинской империи все же далеко не так негативна.

В 1209 году Великим Магистром ордена стал Гийом де Шартр (с 1209 по 26 августа 1219). Если судить по его биографии, этот выдающийся рыцарь, в лучших традициях ордена предпочитал войну с неверными дележу земель православной церкви, и в отличие от своего предшественника, дискутировать ни с Иннокентием, ни с Генрихом по вопросу спорных владений в Романии он не стал.

В это время в Испании орден достигает наибольшего расцвета. Тамплиеры участвуют во всех битвах с маврами, которые христиане выигрывают. Испанские короли осыпают орден подарками, увеличивающими богатство и мощь тамплиеров.

Зимой 1217 года тамплиеры перешли к сооружению двух замков в Цезарее и Атлите. Флот и рыцари ордена принимают активное участие в египетской кампании. Дальнейшая Латинской история империи не отмечает никаких значительных событий, которые бы так или иначе коснулись ордена.

В 1216 году Император Генрих внезапно умер, не прожив и сорока лет. Авторитет и личные качества государственного деятеля военачальника и рыцаря, которым он удерживал расползающуюся по швам империю более не имел ни один из последующих монархов. Смерть его была величайшим несчастьем для франкского королевства. Преемником был избран муж его сестры Иоланты, Петр Куртенэ, граф Оксера, внук Людовика Толстого французского, получивший в 1217 году из рук папы Гонория III императорскую корону, но скоро погибший в плену у Феодора Эпирского. Регентшей стала Иоланта.

В 1220 году императором был избран старший сын Петра, маркграф Филипп Намюрский, но он отказался от короны и титул принял его необразованный и грубый брат Роберт. Фессалоникское королевство, где постоянно происходили распри между Димитрием и Вильгельмом, в 1222 году было захвачено эпирским деспотом Феодором Ангелом и с этого момента империя продолжала существовать лишь благодаря распрям между греческими императорами.

Увлеченный дочерью простого рыцаря, император Роберт сочетался с ней браком, после чего совершенно перестал заниматься государственным управлением.

Скорее всего, оставшиеся в их распоряжении после 1210 года византийские владения как и прочие европейские дома играли чисто хозяйственную роль, и в глазах капитула были не местом ведения боевых действий, как этого хотелось бы имперским нобилям, а всего лишь источником дополнительных доходов.

К 1260 году Константинополь держался лишь благодаря поддержке со стороны Венеции

25 июля 1261 года, во время отлучки венецианского войска, Константинополь попал в руки греков, отряд которых насчитывал около 800 человек. 15 августа император Михаил VIII Палеолог торжественно вступил в древнюю столицу. Балдуин с латинским патриархом Джустиниани, бежал во Францию где, в надежде найти союзников, вел образ жизни титульного монарха и раздаривал провинции утерянной империи.

Никаких сомнений в том, что оставшиеся в Константинополе владения тамплиеров после возвращения города грекам, были ими оставлены, нет. Политика Михаила Палеолога была сориентирована на восстановление греческого государства и православной церкви.

Пожертвования являлись "благодарностью богу" за завоевания франков. Ордена считали пожертвования данной им милостыней отданной папой, а не местными сюзеренами, но не собирались воевать с христианами за пожалованные им земли.

Когда греки начали военные действия, и мирским сюзеренам франков понадобились воины, такая позиция последних совершенно не устраивала. И они повсеместно стали конфисковывать земли орденов, монастырей и епископов, так же как сделал это Годфруа де Вилгардуэн. В случае Жоффруа было достигнуто соглашение, по которому ордена стали исполнять ограниченную воинскую службу.

Необходимо подчеркнуть, что это была мирская война, а не война священная, она не являлась обязанностью военно-монашеских орденов, но от военизированных землевладельцев требовалась нормальная военная служба. В других регионах, таких как Негропонт и Сидони такие соглашения не были заключены, и орден потерял свои территории.

В тех местах, где сеньорами стали представители фамилий, тесно связанных с орденом, владения приносили большие доходы казне вплоть до его роспуска.

Таким образом, видно, что военно-монашеские ордена прибыли в Романию как пассивные получатели пожертвований. Но далеко не все источники представляют ордена как жертвы. Многие документы говорят о них как об агрессорах предъявляющих претензии на земли и права им не принадлежащие.

Тем не менее, ясно, что ордена были чрезвычайно озабочены удержанием любой собственности полученной в регионе. Тамплиеры прилагали большие усилия, чтобы добиться подтверждения прав на переданные им владения. Представляется маловероятным, что ордена могли получать большие доходы от этих разорванных войной земель, но недавние потери в Святой земле сделали их менее склонными к потере имущества, которое могло обеспечить хоть какой-то доход.

Кроме того, тамплиеры должны были быть озабочены созданием и поддержанием сети поддержки паломников направляющихся на восток через Грецию. Первые потери ордена в Латинской Империи некоторым образом продемонстрировали тот путь к разгрому, который тамплиеры вскоре прошли от потери последнего своего оплота в Святой Земле Акры в 1291 году и разгромом, завершенным буллой Климента V, распустившей орден в 1312 году.

http://totalwars.ru/total-war-history/the-crusades/268-2010-01-19-18-59-37.html

Все прочие описи имущества тамплиеров дали похожие результаты. Даже во влиятельном лондонском командорстве ордена обнаружилось не больше ценностей, чем в провинции. В погребе хранились кленовые кубки, двадцать две серебряные ложки, несколько полотняных скатертей и четыре большие пивные кружки. На конюшне стояло семь лошадей, три из которых предназначались для сельских работ. В имущество начальника командорства, помимо одежды, входило постельное белье, одна золотая пряжка и арбалет — правда, без стрел.

По всей видимости, тамплиеры жили очень скромно. Они не отказывали себе в еде и питье, но наличные деньги уходили на оплату счетов или отсылались в главную резиденцию ордена на Кипре. Даже в Париже у них не оказалось тайников с драгоценными камнями или монетами. Большая часть обнаруженных ценностей либо лежала у них на хранении (как в современных банках), либо была залогом за предоставленную ссуду.

Так где же находились сокровища тамплиеров, если орден в действительности был так богат?

В большей части Западной Европы на землях, принадлежавших тамплиерам, процветало земледелие и животноводство. Присоединившиеся к ордену миряне, то есть братья, несущие службу, но не ставшие монахами, выполняли большую часть сельскохозяйственных работ. Кроме них, в ордене были наемные работники. Рыцари жили в командорствах, обычно в домах, подаренных ордену; многие дома были заняты сержантами. Здоровых мужчин подходящего возраста немедленно посылали на Святую землю.

На Британских островах тамплиеры владели фермами, где выращивали пшеницу, овес, рожь и ячмень. Часть урожая использовалась для собственных нужд, остальное зерно продавали. Кроме того, они разводили овец и торговали шерстью. Храмовники имели то преимущество перед прочими торговцами шерстью, что им не приходилось платить таможенные пошлины. Однако цистерцианцы пользовались теми же привилегиями, и в их распоряжении были более крупные хозяйства, так что тамплиерам пришлось довольствоваться незначительной долей имевшегося рынка.

Кое-какие деньги поступали ордену и от сдачи земли в аренду мелким фермерам. Иногда арендатор расплачивался долей урожая, но обычно тамплиеры предпочитали получать наличные; выплата ежегодной фиксированной суммы нередко (особенно в урожайные годы) оказывалась для фермера выгодней.

Один из источников 1185 года позволяет бросить взгляд на детали жизни тамплиеров в Англии. Ордену принадлежало множество небольших земельных наделов, которые они сдавали в аренду. Арендаторы расплачивались шиллингами или натурой. В последнем случае платой могли быть не только эль и «два каплуна на Рождество» или «пятнадцать яиц на Пасху», но и обещание выступить в роли присяжного, сжать пол-акра принадлежавшего ордену поля, подковать шесть лошадей тамплиеров или вспахать участок земли[248].

На Британских островах тамплиеры владели фермами, где выращивали пшеницу, овес, рожь и ячмень. Часть урожая использовалась для собственных нужд, остальное зерно продавали. Кроме того, они разводили овец и торговали шерстью. Храмовники имели то преимущество перед прочими торговцами шерстью, что им не приходилось платить таможенные пошлины. Однако цистерцианцы пользовались теми же привилегиями, и в их распоряжении были более крупные хозяйства, так что тамплиерам пришлось довольствоваться незначительной долей имевшегося рынка.

Кое-какие деньги поступали ордену и от сдачи земли в аренду мелким фермерам. Иногда арендатор расплачивался долей урожая, но обычно тамплиеры предпочитали получать наличные; выплата ежегодной фиксированной суммы нередко (особенно в урожайные годы) оказывалась для фермера выгодней.

Один из источников 1185 года позволяет бросить взгляд на детали жизни тамплиеров в Англии. Ордену принадлежало множество небольших земельных наделов, которые они сдавали в аренду. Арендаторы расплачивались шиллингами или натурой. В последнем случае платой могли быть не только эль и «два каплуна на Рождество» или «пятнадцать яиц на Пасху», но и обещание выступить в роли присяжного, сжать пол-акра принадлежавшего ордену поля, подковать шесть лошадей тамплиеров или вспахать участок земли[248].

Некоторые командорства занимались разведением лошадей для рыцарей и доставляли их на Святую землю. Жан Жуанвиль описывает, как таких коней грузили в трюм корабля в гавани Марселя во время Первого крестового похода Людовика IX. Это не единственное упоминание о перевозке морем лошадей для тамплиеров. Разведение и выращивание боевых коней для европейских рыцарей производилось с особым тщанием, эти животные должны были выдерживать вес тяжело вооруженного воина. Однако, поскольку большая часть таких лошадей использовалась самими храмовниками, это занятие не давало большого дохода.

Наибольшую прибыль в то время можно было получить от мельниц и пекарен. Тамплиеры нередко получали права на водяные мельницы, и одно из самых ожесточенных столкновений между госпитальерами и тамплиерами на Святой земле касалось именно прав на эксплуатацию водяных мельниц.

 

Другим источником дохода служило право устраивать торговые ярмарки. На этих базарах продавалось все — от продуктов местного производства до привезенных издалека предметов роскоши. Приезжающие на ярмарку купцы должны были купить себе торговое место, а также заплатить налог на предназначенный к продаже товар. Тамплиеры могли, во-первых, собирать эти платежи, а во-вторых, безвозмездно торговать своими товарами.

Разумеется, звучало немало жалоб на то, что орден злоупотребляет этой привилегией. Приблизительно в 1260 году в городе Провенс, в Шампани, местные торговцы жаловались графу, что тамплиеры собирают плату с купцов, которые привезли на базар шерсть. Купцы напомнили графу, что за одно пенни в неделю они уже получили освобождение от платежа, который, по сути, являлся налогом с оборота. Из-за требуемой тамплиерами платы торговцы шерстью отправились со своим товаром в другой город. «Государь, — обращались они к графу, — когда б вы знали, сколь велик ущерб, который вы терпите, теряя арендную плату и не получая дохода от ваших пекарен, и ваших мельниц, и ваших ткацких мануфактур, и прочих ремесел, коими вы владеете в этом городе, а также если б ведали и об убытках ваших подданных… Бога ради, помогите нам»[249]. К сожалению, нам неведомо, как граф Тибо отреагировал на эту слезную мольбу. Не знаем мы и того, сколько храмовники заработали подобным вымогательством.

Другим источником доходов для тамплиеров стали привилегии, пожалованные им различными папами. Первая из них, данная папой Иннокентием II 29 марта 1139 года, позволяла тамплиерам оставлять у себя всю захваченную добычу. О подобном благе ни бенедиктинцы, ни цистерцианцы даже мечтать не могли. Это оказалось весьма прибыльным делом, особенно в Испании, хотя орден часто получал в дар от королей те или иные земли при условии, что тамплиеры сами их завоюют. Военные трофеи давали неплохой доход — по крайней мере, на первых порах. Именно по этой причине Вильгельм Тирский обвинил Великого магистра Бернара де Тремле в том, что тот не впустил никого в Аскалон, когда туда ворвались тамплиеры. Вильгельм считал, что Бернар оказался достаточно скаредным, чтобы позволить кому-нибудь, кроме тамплиеров, разграбить город.

Одной из главных причин раздора между орденом и местным духовенством стала привилегия, пожалованная тамплиерам 9 января 1144 года папой Целестином II. За пожертвования в пользу храмовников папа дозволял на одну седьмую сократить любой платеж, вмененный местным священником за какую-нибудь провинность. Само по себе это никому не приносило ущерба, ведь священник мог соответствующим образом изменить наложенную епитимью. Но затем папа разрешил тамплиерам раз в год приезжать в селения, находящиеся под интердиктом, и открывать там церкви. Это означало, что братья ордена получали подношения за обряды венчания и похорон, которые местные священники во время интердикта совершать не могли. Для ордена это было настоящей золотой жилой.

Самым крупным даром, полученным тамплиерами, стала треть целой страны. Удержать этот подарок орден не смог, но ему удалось его вернуть на очень выгодных условиях. В 1134 году Альфонсо I, король Арагона и Наварры, получивший прозвище Воитель, умер, не оставив прямых наследников. Вместо того чтобы оставить трон какому-нибудь дальнему родственнику, он завещал поделить Арагон между тамплиерами, госпитальерами и Храмом Гроба Господня в Иерусалиме.

Прежде чем утихли шумные празднества в командорствах по поводу такого дара, наследники поняли, что знать Арагона не согласится с подобным завещанием. Из монастыря вытащили Рамиро, брата покойного короля, быстро женили его и короновали[250]. Тем временем в Наварре трон захватил граф Гарсиа Рамирес. Папа Иннокентий II попытался настаивать на исполнении завещания, однако эти усилия с самого начала были обречены. Госпитальеры и причт Храма Гроба Господня поладили с испанской знатью в 1140 году. Тамплиеры держались до 1143 года. За отказ от своей доли наследства они получили несколько замков, десятую часть королевских доходов, ежегодную ренту в одну тысячу солидов, пятую часть отвоеванных у мавров земель и освобождение от некоторых налогов.

Итак, мы видим, что тамплиеры (как и госпитальеры) имели самые разнообразные источники дохода. Но хватало ли им этих средств?

Куда уходили деньги тамплиеров?

Критики ордена, такие как Мэтью Пэрис, полагали, что тамплиеры и госпитальеры имели более чем достаточно денег, чтобы завоевать земли сарацин от Каира до Багдада. Он, как и многие, был уверен, что храмовники тратили свои богатства на роскошную жизнь и наслаждения в восточном вкусе. Либо же они были скупцами, которые прятали свои сокровища под спуд вместо того, чтобы отдавать их на борьбу за освобождение Святой земли.

Так ли это? На что в действительности тратили деньги тамплиеры?

Прежде всего, тамплиеры жили не как обычные монахи. Каждый рыцарь имел трех лошадей с полным снаряжением и запасом ячменя, одного оруженосца и доспехи вдобавок к обычному одеянию. Ему полагались личные салфетки — для еды и другая, «чтобы обтирать голову». Среди прочего имущества у него были: котел для приготовления пищи, чаша для отмеривания ячменя, чаши для питья, две фляги, миска, ложка из рога и шатер[251].

Сержанты имели почти столько же личных вещей, что и рыцари, за исключением шатра и котла для приготовления пищи. Им полагалась одна лошадь.

Средняя цена боевого коня в двенадцатом-тринадцатом веках равнялась тридцати шести ливрам, что превышало стоимость приличной усадьбы. Известно немало историй о бедных рыцарях, которые продавали или закладывали свое родовое имение, чтобы купить хорошего коня. Большинство рыцарей вступало в орден, уже имея хотя бы одну лошадь, но лошади гибли на войне так же часто, как люди, и находить им замену было в равной степени трудно.

Тамплиеры также нанимали туркополей, воинов из числа местных христиан — сирийцев и греков. Это были всадники-лучники, что весьма характерно для восточных армий. Некоторые из них становились братьями ордена, но большинство туркополей оставались наемниками. Командовал туркополями специально назначенный тамплиер, которого называли «туркопольер». Он же становился командиром сержантов во время битвы.

Добавьте к этому затраты на доставку людей и снаряжения из Европы на Святую землю. К середине тринадцатого века у ордена появились собственные суда, но содержание флота обходилось недешево, хотя тамплиеры брали на борт и платных пассажиров.

Кроме того, не все пожертвования были свободны от дополнительных условий. Например, в апреле 1145 года две дамы из Арля, Мария и Склармандия, а также их мужья и дети передали тамплиерам землю. При этом они тщательно обговорили, в какой форме хотели бы получить ответный «дар»: 250 су Мельгье[252] новыми монетами и 150 су мелкими монетами.

Жалованные грамоты редко упоминают о подобных условиях. Большинство дарителей хотели, чтобы акт дарения выглядел как богоугодное деяние во благо души жертвующего. Так, например, в 1142 году некий человек по имени Арно сообщает, что передает тамплиерам «с готовностью и от чистого сердца все свое имущество в городе Буркафолс»[253]. Далее он указывает, что совершает этот дар «во имя любви к Господу и во искупление грехов, как своих, так и своей семьи, в чаянии получить жизнь вечную. Аминь»[254]. И только в последнем предложении упоминается, что тамплиеры уплачивают ему четырнадцать ливров и десять су, а также дают «тулузский воз» пшеницы.

Неоднократно такая плата за «подаренное» имущество называется «благотворительным взносом». В 1152 году Бернар Модюль получил от тамплиеров сорок су в качестве благотворительного взноса за подаренный его братом командорству в Дузене земельный надел — по всей видимости, у него тоже были виды на эту землю. В ответ Бернар снял свои претензии.

Читая дошедшие до наших дней жалованные грамоты, начинаешь понимать, что множество «подарков» тамплиерам на самом деле оказывались торговыми операциями купли-продажи.

Кроме того, храмовники брали на себя содержание «пансионеров». Эта практика напоминает систему домов для престарелых, где в обмен на значительную сумму, выплаченную авансом, обитатели пожизненно получают кров и пищу. Один из ранних примеров такой деятельности приходится на 1129 год. Некто Пьер Бернар с супругой поручили себя и свое имущество ордену. В ответ орден обещал кормить их и обеспечивать одеждой до конца дней. Судя по всему, Пьер и его жена отнюдь не были глубокими стариками, поскольку в соглашение с орденом была включена фраза, касающаяся заботы об их детях, «если таковые появятся»[255]. Это означало, что, получая все имущество своих подопечных, тамплиеры брали на себя обязательство содержать два поколения этой семьи.

 

В некоторых случаях «пансионеры» помимо крова и пищи ежегодно получали от ордена оговоренную сумму денег, им предоставлялись «одна сальная свеча каждую ночь, дрова по необходимости и слуга, оплачиваемый командорством»[256].

Устав ордена учитывал, что в определенные периоды у тамплиеров может не оказаться наличных денег. «После Пасхи, когда домам ордена приходится нести большие траты и начальники командорств говорят магистру, что у них мало мяса, магистр может обратиться к братьям за советом. И ежели братья согласятся воздерживаться от мяса по вторникам, то так тому и быть. Но когда придет пора убирать пшеницу, мясо должно вернуться на стол»[257]. И хотя тамплиеры стремились получать денежные пожертвования, основная их доля поступала в виде земельных наделов, а наличных всегда не хватало.

Если такое хранение денег устраивало короля Франции, то и для знати оно было удобным. Альфонс де Пуатье, брат Людовика IX, распорядился все свои доходы посылать непосредственно в парижское командорство тамплиеров[259]. Даже неочищенное серебро из своих рудников в Орсале он посылал туда же через командорство в Руерге.

Тамплиеры также отвечали за транспортировку денег вкладчиков во время крестовых походов. Когда Людовик IX отправился в свой первый поход и, к несчастью, попал в плен, Жан де Жуанвиль взломал сундуки с деньгами, принадлежавшими некоторым знатным персонам.

Доверяли свои деньги храмовникам и короли других стран. В 1203 году король Венгрии Эмерих получил от архиепископа Враны некоторое количество серебра и вверил его заботе тамплиеров. Разумеется, за подобные услуги орден получал определенное вознаграждение, но тамплиеры не могли взимать проценты за предоставленные ссуды и никогда не одалживали деньги, оставленные им для хранения.

 

Они выдавали ссуды, в основном — королевским семьям. Однако короли славились тем, что никогда не торопились возвращать долги. Основная часть денег, хранившихся в парижском и лондонском командорствах, принадлежала депозиторам. Когда Юбер де Бург, юстициар[260] английского короля Генриха III, был лишен должности, Генрих попытался присвоить деньги, которые Юбер держал у тамплиеров, но магистр ордена отказался выдать их без дозволения владельца. Впрочем, Юбера «убедили» такое дозволение дать[261].

Было также несколько случаев, когда деньги вкладчиков попросту похищали — король или какой-нибудь представитель знатного рода. В 1263 году принц Эдуард приехал в Темпл, «взломал несколько сундуков и унес с собой крупную сумму денег, ему не принадлежавших»[262]. Подобная банковская деятельность была скорее престижной, чем прибыльной, а перемещение денег и иных ценностей таило немало опасностей. У нас нет никаких свидетельств, что храмовники владели огромными сокровищами, которые могли бы обратить на собственные нужды, и уж подавно таких ценностей не было ни в парижском, ни в лондонском командорствах.

Кроме того, большинство монастырей принимали ценности и товары для хранения, а также, вопреки запретам заниматься ростовщичеством, давали ссуды под проценты. Итальянские города-государства, особенно Венеция, Генуя и Пиза, создали целую торговую империю, которая включала в себя и банковскую деятельность. Так что тамплиеры лишь последовали примеру многих других.

Отличие ордена от других банкиров состояло в том, что ему доверяли вести дела монархи, в особенности короли Англии и Франции. Командорства Лондона и Парижа выполняли функции королевских казначейств. Это означало, что хранившиеся там ценности принадлежали королям и могли быть истребованы в любое время. Орден получал вознаграждение за хранение, но не смел ссужать эти средства кому-либо или вкладывать их в какие-нибудь предприятия.

Иногда сами храмовники нуждались в перемещении денег. В 1304 году Уолтер де ла Мор, глава английских тамплиеров, столкнулся с необходимостью ехать на встречу с Великим магистром. Он внес определенную сумму в лондонскую контору группы флорентийских банкиров «Мари» и собирался получить свои деньги в парижской конторе этого банка. Однако парижские представители компании просто-напросто исчезли из города. Почему Уолтер не воспользовался для перевода денег каналами тамплиеров, осталось неизвестно — не исключено, что он не был уверен в наличии достаточной суммы в парижском командорстве ордена.

Не вызывает сомнения факт, что тамплиеры владели большими земельными угодьями в Западной Европе, но, сдавая эту землю в аренду, они, как правило, получали не наличные деньги, а продукты. Часть такой арендной платы шла на питание членов ордена и раздавалась беднякам, а треть всего, что получал орден, уходила на Восток для поддержки воюющей армии.

В течение многих лет среди людей бытует мнение, что в 1307 году все командорства Франции, прослышав о грядущих арестах, то ли спрятали, то ли увезли из страны все ценности ордена. Покончив с этим, они, видимо, спокойно легли спать в ожидании, когда за ними придут люди короля. Что-то не верится. Во-первых, такое поведение свидетельствует о полном отсутствии у рыцарей чувства самосохранения. А кроме того, трудно поверить, что вся суета со сбором и отправкой ценностей могла пройти никем не замеченной. Парижские улицы были узки и запружены людьми. Повозки, в которые могли бы поместиться предполагаемые тонны сокровищ, там бы не прошли. Ворота города закрывались каждый вечер и строго охранялись. Попытайся кто-нибудь выехать из Парижа с большим количеством вещей, его бы непременно остановили, а поклажу подвергли проверке. Если бы тамплиеры выбрали для своей цели водный путь по Сене, им бы все равно пришлось добираться до реки через город.

О таком событии услышал бы весь Париж.

И наконец, предполагаемое сокровище не только не смогли отыскать, его даже не смогли описать за все прошедшие века. Все это, взятое вместе, приводит меня к выводу, что перед арестами тамплиеры Парижа из города ничего не вывозили.

Сокровище тамплиеров, если таковое и существовало, могло находиться только в главной резиденции ордена на Кипре, но никак не в Париже или Лондоне. В день ареста рыцарей на Кипре там была проведена опись их имущества. В Никосии вместе со множеством арбалетов и запасом продовольствия нашли 120 000 белых византинов (монет из сплава серебра и небольшого количества золота). Мне и найденные деньги представляются значительной суммой, однако вскоре родились и стали распространяться легенды о невероятном богатстве тамплиеров, и по утверждению хрониста, писавшего лишь немногим позже этих событий, «никто не знал, где же они спрятали остальные ценности, и никто так и не смог этого узнать»[263].

https://history.wikireading.ru/252621

https://www.youtube.com/watch?v=9WANPPKS1cs

Начиная с 1112 г. денежные средства в громадных количествах широким потоком хлынули во Францию, точнее — в казнохранилища ордена цистерцианцев, во главе которого стоял святой Бернар.

От тамплиеров до нас дошли документально подтверждаемые предания о реальных трансмутациях. Вывод звучит вполне определенно: слухи возникли не на пустом месте и имели под собой реальные основания.

Тамплиеры продолжали распространять свое влияние в Европе в то же самое время, когда цистерцианцы развернули широкомасштабную программу строительства соборов.

Оба эти движения финансировались из неких таинственных источников, и оба были непосредственно связаны с орденом Богоматери Сионской.

Вероятно, есть все основания видеть в святом Бернаре и цистерцианцах духовные и социальные составляющие общего великого плана возрождения западной культуры.

Что касается тамплиеров, то они были политической и военной составляющей того же плана, силой, охранявшей тайну и источник несметных богатств.

А знаменитые соборы, эти громадные каменные монументы алхимии, были возведены ради того, чтобы продемонстрировать новые духовные перемены, необходимые как своего рода прелюдия к грядущему тысячелетнему царству мира и процветания.

История тамплиеров после 1128 г. и вплоть до их гибели подтверждена многими документальными источниками и слишком хорошо известна, а потому мы не будем на ней останавливаться.

К 1143 г. тамплиеры стали главным военным инструментом политики папства, оставаясь в то же время могущественной силой в Палестине даже после захвата Иерусалима войсками Саладина в 1187 г.

Авторы книги «Святая Кровь, Святой Грааль» подчеркивают, что орден рыцарей Сиона отделился от тамплиеров после резни под вязом в Гисоре в 1188 г., и это вполне реальная дата, если учесть дальнейшую историю обоих орденов.

Орден Сиона после потери своей резиденции — аббатства на горе Сион, по всей вероятности, перенес свою деятельность во Францию, основав капитулы в Орлеане, Бурже, Париже и Труа.

Спустя век после находок в Святой Земле алхимия оставалась тайным знанием, доступным лишь для посвященных высокого ранга в церкви.

Орден Сиона и тамплиеры, видимо, обладали каждый своими алхимическими технологиями и разработали собственные шифры для записи тайных знаний.

Алхимия смогла прямо и открыто заявить о себе лишь в середине XIII в.

«Парцифаль» представляет собой подлинный шедевр алхимической литературы и, надо отдать ему справедливость, стоит целого тома алхимических штудий такого же объема. Для нас в первую очередь важно то, что помимо прямых упоминаний о тамплиерах и камне, упавшем с небес,

«Парцифаль» сообщает важную информацию: оказывается, Лоэнгрин, или Лоран, Рыцарь-Лебедь, был прадедом Годфруа Бульонского.

Таким образом, в «Парцифале» мотивы Первого Крестового похода и его алхимическая тайна описывают полный круг и возвращаются к своим истокам, превратившись в сюжет романа о Граале.

Таинственный текст и загадочный артефакт — волшебный камень, «lapsit extllis», оказавшийся в руках фамильного клана рыцарей, распространивших свое влияние на Запад и на Восток и весьма напоминающих орден тамплиеров, содержат множество намеков, понятных для посвященных, живших на рубеже XIII в.

Более того, за всеми этими легендами угадывается орден рыцарей Сиона и его предшественники, хронисты Сильвестра II.

После 1210 г., когда преследования еретиков-катаров, распространившихся на юге Франции, переросли в самый настоящий Крестовый поход, интерес к романам о Граале начал быстро сходить на нет.

Церковь никогда прямо не осуждала их, что само по себе достаточно странно, но к середине XIII в. образность и символизм этих романов утратили свою недавнюю актуальность и в литературе, и в политике, зато были увековечены в камне портиков и арочных сводов новых готических соборов.

Действительно, одна из самых величественных во всей готике статуй, находящаяся в Шартрском соборе, изображает Мелхиседека, легендарного царя Ура и Салима, который обратил самого Авраама в единобожие.

В руке у Мелхиседека — чаша Грааля. Это символическое изваяние показывает, что глубинное понимание смысла Грааля сохранялось весьма долго, по крайней мере, им обладали строители Шартрского собора.

Именно здесь, в Провансе, запутанные и причудливые линии этого покрова на тайне сошлись в одной точке — короновании Фридриха I Барбароссы, ставшего в 1178 г. королем в Арле.

https://lady-dalet.livejournal.com/663357.html

Структура организации была четко организована:

Общее число членов — 1093 человека.

Существовало 7 уровней посвящения:

1. Витязи (Preux) — 729 человек.

2. Всадники (Ecuyers) — 243 человека.

3. Рыцари (Chevaliers) — 81 человек.

4. Командоры (Commandeurs) — 27 человек.

5. Коннетабли (Croises de St-John) — 9 человек.

6. Сенешали (Princes Noachites de Notre-Dame) — 3 человека.

7. Великий Магистр, или Навигатор (Nautonnier), — 1 человек.

Чтобы вы могли вполне оценить уровень этой тайной организации, нам представляется целесообразным привести здесь же перечень всех ее руководителей — от момента возникновения и вплоть до наших дней (этот список содержится в «Тайных Досье»). Большая часть имен, скорее всего, ничего вам не скажет, зато некоторые из них более чем известны! Готовьтесь удивляться (в скобках указывается конкретный период времени, в течение которого тот или иной фигурант возглавлял Приорат Сиона):

Жан (Иоанн) де Жизор (1188–1220)

Мари де Сен-Клер (1220–1266)

Гийом (Вильгельм) де Жизор (1266–1307)

Эдуар де Бар (1307–1336)

Жанна де Бар (1336–1351)

Жан де Сен-Клер (1351–1366)

Бланш д’Эвре (1366–1398)

Николя Фламель (1398–1418)

Рене Анжуйский (1418–1480)

Иоланда де Бар (1480–1483)

Сандро Боттичелли (1483–1510)

Леонардо да Винчи (1510–1519)

Коннетабль Бурбонский (1519–1527)

Фердинанд де Гонзаг (1527–1575)

Луи де Невер (1575–1595)

Роберт Фладд (1595–1637)

Иоанн Валентин Андреа (1637–1654)

Роберт Бойль (1654–1691)

Исаак Ньютон (1691–1727)

Чарльз Рэдклифф (1727–1746)

Карл Лотарингский (1746–1780)

Максимилиан Лотарингский (1780–1801)

Шарль Нодье (1801–1844)

Виктор Гюго (1844–1885)

Клод Дебюсси (1885–1918)

Жан Кокто (1918–1963)

Как вы сами могли убедиться, ряд лиц из этого списка не вызывает вопросов (в плане нахождения о них информации!), о других же этого никак не скажешь. Это, безусловно, отразилось и на объеме приводимых нами сведений.

Если обратиться к истории, то можно узнать о том, что в крепости Жизор, уже тридцать лет (т. е. начиная с 1158 года) принадлежавшей тамплиерам, традиционно происходили судьбоносные встречи королей Англии и Франции. Во время одной из таких встреч в 1188 году имел место инцидент, в итоге приведший к кровопролитию. Собственно говоря, рандеву монархов происходили даже не в самой крепости, а на лугу, располагавшемся непосредственно перед воротами. Этот луг еще именовали священным местом. В центре луга высился огромный восьмисотлетний вяз. Ствол его был настолько широк, что девять человек, взявшись за руки, с трудом могли его обхватить! В тот памятный день 1188 года первым под сенью этого величественного древа расположился Генрих II Английский со своей свитой, бесцеремонно оставив Филиппа II Французского с его людьми под обжигающими лучами солнца. Филипп II прибыл на место встречи с некоторым опозданием, чем и воспользовались англичане. Вследствие этого французам пришлось соблюдать светские церемонии, страдая от немилосердной жары. Характерно, что Генрих II и не подумал предложить своей свите потесниться, чтобы всем было достаточно комфортно. На третий день общения в подобных условиях, как и следовало ожидать, вспыхнула ссора; тем не менее первая стрела, как ни странно, прилетела из стана Генриха II. Далее исторические хроники расходятся. Согласно одной из них, численный перевес французов вынудил англичан укрыться в крепости. Филипп II, исполненный ярости, приказал вяз срубить, а потом вернулся в Париж.

Однако другая хроника утверждает, что первый день конфликта прошел только в яростном обмене репликами сомнительного характера. Зато на следующий день на поле возникли шесть французских эскадронов. Наследник английского престола Ричард Львиное Сердце, активно пользовавшийся услугами тамплиеров, пытался им противостоять, но безуспешно. Французы праздновали триумф, а вяз был срублен.

То обстоятельство, что тамплиеры столь очевидно выступили на стороне англичан, не могло не вызвать неудовольствия Приората Сиона, который тогда еще именовался Орденом Сиона. А если мы напомним, что недопонимание между тамплиерами и Приоратом возникло еще годом ранее, то понятно, что инцидент с вязом был последней каплей. В 1187 году отличавшийся вспыльчивостью и отсутствием военного опыта Великий Магистр Ордена тамплиеров Жерар де Ридфор уступил Иерусалим сарацинам. В «Тайных Досье» даже указано, что имело место предательство! При сведении всех фактов воедино становится очевидным, что разрыв в отношениях между Орденом Сиона и тамплиерами был неизбежен. Если прежде, как, например, в случае с Гуго Пайенским или Бертраном де Бланшфором оба Ордена находились под их единоличным руководством, то начиная с 1188 года эта традиция умерла. Тамплиерами стали управлять одни Магистры, а Приоратом Сиона (который с тех пор именовался таким образом) — другие.

Как мы уже отметили выше, первым Великим Магистром Приората Сиона стал Жан де Жизор. Характерно, что он был комендантом крепости Жизор и в этом качестве выступал вассалом английских монархов Генриха II и Ричарда I. Кстати, именно при магистерстве Жизора руководимая им организация сменила название; только до того, как Орден Сиона стал именоваться Приоратом Сиона, у него было еще одно, многим неизвестное название: «Ормус» (возможно, от фр. orme — вяз). Любопытно, что, согласно идеям зороастризма, «ормус» символизирует светлое начало. Но это еще не все: имеется информация о том, что в первом веке нашей эры существовал мистик и визионер, звавшийся Ормус Египетский. Он явился создателем нового ордена, символом которого стал красный крест. Случилось это в 46 году. Многие специалисты придерживаются мнения, что орден Ормуса — это исходная версия ордена Розы и Креста, т. е. розенкрейцеров! Уместно упомянуть здесь о том, что в «Тайных Досье» Приората Сиона присутствует указание, что с момента начала правления Жана де Жизора (в 1188 году) Приорат якобы фигурировал под названием «орден Истинных Розы и Креста». Интересная версия, конечно, но совершенно не соответствующая действительности. Что касается второго названия Приората Сиона («Ормус»), оно практически совершенно вышло из употребления примерно за год до того, как 13 октября 1307 года Орден тамплиеров прекратил свое существование.

С другой же стороны, можно сделать и противоположное заключение: Гийом де Жизор, Великий Магистр Приората Сиона, принял участие в акции изъятия тамплиерских святынь, считаясь соратником вышеупомянутого Пидуа, приближенного короля Филиппа Красивого, который безжалостно уничтожил орден Храма. Стало быть, он проявил себя как враг тамплиеров!

В XTV–XV веках происходило ожесточенное противостояние Франции и Англии. Этот военно-политический конфликт, затянувшийся на целых 116 лет, получил впоследствии название Столетней войны (1337–1453). Причиной конфликта стало притязание Англии на ряд французских земель. Война протекала с переменным успехом, но в итоге Англия проиграла. Однако в тот момент истории, о котором мы намерены поведать, удача была на ее стороне. 9 сентября 1356 года состоялась битва при Пуатье. Этот эпизод Столетней войны явился, пожалуй, наиболее горестным для Франции, поскольку в этот день погиб практически весь цвет французского рыцарства. Естественно, среди рыцарей было немало тамплиеров, направляемых Приоратом Сиона. Надо заметить, что к этому времени Жанна де Бар уже пять лет как сложила с себя полномочия Великого Магистра Приората Сиона. Характерно, что, кроме нее, все прочие руководители Приората встречали свою кончину в магистерском кресле. Французскую рыцарскую рать в битве при Пуатье возглавил сам король Франции Иоанн II Добрый (1319–1364). Силы, предводительствуемые им, поистине впечатляли: 50 тысяч войска, в том числе 20 тысяч тяжелой конницы. Королю сопутствовали его четыре сына. С английской стороны им противостоял старший сын короля Англии Эдуарда III Эдуард Плантагенет, принц Уэльский (1330–1376), которого за цвет его доспехов именовали «Черным принцем». Он был выдающимся стратегом и прославился во многих битвах, но при Пуатье его ожидал истинный триумф. Невероятно уступая в численности французам (в пять раз!!!), Эдуард Плантагенет со своей 10-тысячной армией виртуозно переиграл их тактически. Французов постигло поражение. Потери их были огромны: 16 баронов, 2426 рыцарей; всего убито 8 тысяч человек, а 5 тысяч пехоты перебито во время бегства. Погиб коннетабль Франции, а король Иоанн II Добрый попал к англичанам в плен. Он был доставлен в Лондон и заключен в темницу. Жанна де Бар, будучи к тому времени уже 61 года, отправилась в Лондон, презрев опасность. Ей удалось сломить упорство и нежелание английских властей и добиться того, чтобы ее допустили к плененному королю. Ей было позволено «оказывать ему помощь и утешение»; ходили слухи, что тридцатисемилетний узник являлся ее возлюбленным. Во всяком случае, она заботилась о короле вплоть до своей кончины в 1361 году.

Бланш д’Эвре (1332–1398). Бланш, или Бланка Наваррская, графиня де Жизор — еще одна женщина, ставшая Великим Магистром Приората Сиона. Она посвятила свою жизнь изучению алхимии; в большинстве принадлежавших ей замков (недаром же она являлась супругой короля Филиппа VI Французского!) были установлены специальные лаборатории. В ее ведении находился один древнейший манускрипт — уникальный алхимический артефакт — легендарный шедевр лангедокских чернокнижников; кроме того, она позаботилась и о своем преемнике, который, пожалуй, был сведущ в алхимии поболее. Речь идет о Николя Фламеле.

Николя Фламель

Николя Фламель (ок. 1330–1418). Это был величайший эрудит, знаток древних рукописей, каббалист и естествоиспытатель. Он стал первым Великим Магистром, с приходом которого исключительно родственный принцип избрания руководителей этой организации, по сути, канул в Лету. В начале 80-х годов XIV столетия Фламель при посредстве некоего, встреченного им в графстве Леон, загадочного иудея получил ключ к одному тайному манускрипту, разгадать который пытался долгие годы. Манускрипт назывался: «Священная книга еврея Авраама, Принца, Священника, Левита, Астролога и Философа из племени Иудейского, которое вследствие гнева Божьего было рассеяно среди галлов». 17 января 1382 года Фламель, по технологии, почерпнутой им в пресловутом манускрипте, осуществил Великое Алхимическое Делание, превратив свинец в золото! Он стал баснословно богат, но в памяти потомков сохранился отнюдь не по причине того, что сделался обладателем колоссального движимого и недвижимого имущества (в одном только Париже Фламелю принадлежало около тридцати особняков!), а своей благотворительностью. Он построил 14 больниц и финансировал их деятельность, а также возвел на свои средства 7 церквей и 3 часовни. Фламель оставил после себя ряд работ, которыми весьма восхищался, например, сэр Исаак Ньютон, грядущий Великий Магистр; о нем мы еще расскажем подробнее.

Рене Анжуйский (1408–1480). Если полагаться на генеалогические таблицы Приората Сиона, то получается, что Рене стал Великим Магистром еще мальчиком в возрасте 10 лет! Факт сам по себе примечательный, но вполне объяснимый. Его дядюшка Луи де Бар (!) выступал при нем в качестве регента вплоть до 1428 года. Из многих деяний, прославивших имя этого человека в веках, мы остановимся на двух. Первое — это изобретение лотарингского креста с двумя горизонтальными планками. Этот крест впоследствии стал символом «Свободной Франции». Именно в этом качестве он фигурировал в период Второй мировой войны. Кроме того, Рене Анжуйский основал в 1448 году орден Полумесяца (в некотором роде аналог английского ордена Подвязки и бургундского ордена Золотого Руна). Не следует путать орден Полумесяца с одноименной турецкой наградой и геральдическим знаком отличия знаменитого Общества Креативного Анахронизма (Society for Creative Anachronism). В числе первых рыцарей ордена Полумесяца были Франческо Сфорца, герцог Миланский, и граф де Ленонкур, будущий составитель «Тайных Досье» Приората Сиона. У нас есть уникальная возможность познакомить вас с фрагментом обращения Рене Анжуйского (или Рене Анжу), приуроченного к моменту возникновения ордена:

«Кроме того, я призываю Вас из братской любви, чтобы Вы в будущем во всех действиях своих руководствовались лишь тем, что диктует ваша совесть, а не какими-либо иными соображениями, чтобы Вы стремились угодить Господу, ибо в сем мире все это способно помочь Вам сотворить деяния, каковые снискают честь и благоденствие как вашему телу, так и душе.

Что до прочего, то благоговейте и почитайте христианскую религию и ее служителей.

Соблюдайте права бедных вдов и сирот.

Всегда жалейте и проявляйте сострадание к тем, кто принадлежит к более низким слоям общества.

Выказывайте любезность и добрую волю ко всем, словом и делом.

Ни под каким предлогом не порочьте женской чести.

Когда вы готовитесь сказать что-нибудь, прежде хорошо подумайте, дабы не сочли вас неправдивыми.

Избегайте любых нечестивых компаний и напрасных столкновений, насколько это в вашей власти.

Во всех случаях, которые не затрагивают всерьез вашей чести, охотно прощайте и не держите злости в своем сердце к кому бы то ни было.

Учитесь быть достойными людьми; так, чтобы ваша честь и известность по закону полумесяца простирались бы от степени хорошего до превосходного. Я говорю это, дабы уведомить вас, что все добрые деяния и праведные поступки, уже сотворенные вами, или же те, коим еще лишь предстоит воплотиться в жизни (в силу присущих вам умений и душевных склонностей), покуда Вы еще пребываете в добром здравии, должны быть засвидетельствованы в письменном виде в анналах Ордена — с целью увековечения памяти».

Удивительное наставление, не правда ли? В своей знаменитой книге «Святая кровь и святой Грааль» Майкл Баджент, Ричард Ли и Генри Линкольн, упоминая об ордене Подвязки, отмечают, что «по неясным причинам он навлек на себя гнев Церкви и был ликвидирован Папой», никак не комментируя. У нас же имеется своя версия толкования происшедшего. Мы просим вас еще раз бегло проглядеть вышеприведенный фрагмент речи Рене Анжуйского. Не кажется ли вам, что это не просто дежурное обращение учредителя ордена к неофитам, а скорее, проповедь. И проповедь эта, будучи обращена к пастве, взыскует сообщить душам людей практически те же самые истины, которые изложены еще в заповедях Моисеевых. Учитывая обаяние Рене Анжу, его силу и власть, не говоря уже об исключительных финансовых возможностях, Церковь не могла не опасаться образования ордена Подвязки, предполагая в этой организации (и, наверное, справедливо!) конкурента самой себе. Отсюда и лютый гнев Папы и стремление немедленно уничтожить орден.

Заметим попутно, что брак Иоланды с Ферри отнюдь не был бездетным. Ее сын Рене, будущий Рене II Анжуйский, герцог Лотарингии, с ранних лет тяготел к занятиям оккультизмом. Поиск тайных знаний привел его во Флоренцию. Время подходило как нельзя лучше: в 1439 году флорентийские власти, а в первую очередь державная семья Медичи, начинают в плановом порядке направлять своих агентов во все концы света, дабы те находили, где только возможно, древние книги и рукописи. Судя по всему, сеньорам Медичи возмечталось чуть ли не о собственной, сродни Александрийской, великой библиотеке! Как бы то ни было, но в 1444 году была торжественно открыта библиотека Сан-Марко, которой, конечно же, до Александрийской было далеко, однако это была самая большая в Европе и первая публичная библиотека! Так что у Рене-младшего появилась возможность реально припасть к сокровищнице знаний. Позаботился он и об учителе, который, подобно тому, как в «Божественной комедии» Вергилий наставлял Данте, явился бы для юноши опытным проводником в мире Знания. Судьбе было угодно, чтобы наставником юного Рене стал Джорджо Антонио Веспуччи, в обучении у которого также находился и… Сандро Боттичелли, которому также было суждено впоследствии осуществлять управление Приоратом Сиона!

Сандро Боттичелли (1445–1510). Его настоящее имя — Сандро Филипепи. Ну, это имя легендарное и всем известное. Единственное, на что имеет смысл указать, говоря о Боттичелли, так это на его пристрастие к эзотерическим наукам.

https://history.wikireading.ru/77700

Однако отметим: еще с византийских времен в Иерусалиме обосновалось братство сепулькриеров – хранителей Гроба Господня. Они находились под защитой самого патриарха Иерусалимского, который в древности по многим причинам был намного важнее самого Папы Римского, как хранитель Святой Земли и блюститель Иерусалимских религиозных реликвий. Однако, по мере ослабления роли Византии на Востоке, слабела и ортодоксальная церковь. Вначале это касалось лишь патриархов Антиохийского и Александрийского, затем Иерусалимского. Придет время, и турецкие султаны будут карать, в соответствии со своей волей, и вселенских константинопольских патриархов, что некогда были частью великой властной симфонии Восточно-Римской империи. Сепулькриеры были очень древним братством, ведь они были созданы при содействии самого императора Константина. Вот что пишет в одной из своих работ российский исследователь Андрей Синельников: «В качестве своего герба они использовали «иерусалимский крест» как символ «обличения заблудших и для утверждения православия», по словам архиепископа Иерусалимского Кирилла, сказанным им императору Констанцию. Вот на их основе и образовался «Орден Святого Гроба, что в Иерусалиме» (OrdoEguestrisS.SepulcriHierosolymitani). Он и был колыбелью всех орденов на Святой Земле. Первоисточники дали ему множество имен, кроме тех, что мы уже упоминали, это: «Братство всадников Богоматери Сиона» или «Братство всадников Усыпальницы Богоматери Иерусалимской», но самое известное они получили, после того как разделились в 1188 году с тамплиерами. Первый "самостоятельный" Великий Магистр ордена Сиона Жан де Гизор сменил название братства на "Приорат Сиона" – "Prieure de Sion", герб на золотого грифона, объясняя его так: «Лев - царь зверей, орел – царь птиц, а над людьми будем царствовать мы при помощи золота». Достойный герб для опоры финансово-экономической системы. И не менее достойный девиз:– «PerMeregesregnant» – «Через Меня царствуют Цари».

Но рыцарское упрямство и желание связать все воедино зажгли неугасимым огнем пылкое и благородное сознание потомков полулегендарного Меровея, первого короля франков. Как известно, род Меровингов в средневековье считался священным. Эти короли еще с языческих времен были не просто монархами, но и первосвященниками. Исследователи по-разному понимают эту историческую загадку. Некоторые приписывают им происхождение от беглых троянцев, пасынков античного бога Аполлона, покровителя Трои, некоторые видят священное начало в том, что Меровей, по преданию, был рожден принцессой франков от Квинотавра - морского чудовища.

В своей работе «В круге света» современный российский исследователь Ярослав Зуев, обращаясь к традиции Меровингов, пишет следующее: «Такая вот история, в доказательство которой приводится множество косвенных доказательств. Среди них и сверхъестественные способности основателя династии Меровея (в том числе врачевать наложением рук), и длинные волосы, за которые Меровингов даже прозвали "длинноволосыми королями", поскольку, в отличие от своих подданных, предпочитавших короткие римские стрижки, короли ходили, простите, "хайратыми", полагая - в волосах заключается волшебная сила. Смех смехом, но как только последний Меровинг, Хильдерик III, угодил в темницу, его первым делом остригли. Не обойдены вниманием и откровенно библейские имена представителей "династии Святого Грааля", как вам, скажем, Самсон Меровинг, родной брат короля Хлотаря II. Или Мирон Левит, граф Безалу. Или Соломон, в качестве графа Русильона. Или вот авторы книги- бестселлера "Священной загадки" сообщают о некоем Гийоме де Геллоне, графе Тулузы по прозвищу "Орлиный нос", свободно изъяснявшемся на арабском и иврите. Наконец, есть и вещественные свидетельства, вроде амулета в виде головы Тельца, хрустального шара и золотых пчел, обнаруженных археологами в гробнице Хильдерика I Меровинга. Это ведь атрибуты скорее мага, чем воителя. К слову, франки сами полагали королей магами, их обожествляли, как каких-нибудь египетских фараонов». Разве все вышеперечисленные достоинства не есть следствие происхождения от сверхчеловеческого Квинотавра, в ком виден сын Посейдона-Нептуна? Само имя «Квинотавр» переводится как «бык с пятью рогами», что истолковывается как объединение символов морского бога Нептуна с его трезубцем и пары рогов мифического быка Минотавра. Поэтому в Меровингах важно в первую очередь их родство с морской стихией, и лишь потом – родство с троянцами. Отметим в этой связи следующее. Из морских глубин вышла Афродита-Венера. Из глубин моря выходил древневавилонский бог Оаннес, тот, кто учил некогда людей далекой Азии, людей Шумера и Аккада новым знаниям, утраченным после потопа. Там же в морских глубинах, были сконцентрированы основные оплоты индийских данавов - морских титанов, чье имя носят датчане, доблестные морские волки северных морей, оттуда же вышел и Квинотавр, - тот, кто овладел принцессой из династии Меровингов. Тайная стихия воды и морских глубин стала оплотом тех, кто стал мореплавателями и стоял у истоков больших географических открытий, кто позже повел европейский мир на освоение заокеанских колоний и создал мир великих морских держав. Что еще мы знаем о Квинотавре? Что говорит нам этот миф? В чем эзотерическая суть этого воплощенного в мифе символа, данного человеку, как ключ на будущие столетия? Первое, что приходит на ум, – это славянский бог Велес, именуемый ханаанейцами Белом. Ему был поставлен храм в Вавилоне. Сказано в Хронике Иоанна Малалы, что Велес сын – Посейдона, а Квинотавр – сын Бога моря и морское чудовище. Безусловно, здесь присутствует принципиальный момент его рогатости, ибо рогатые боги есть весьма древние индоевропейские божества, связанные с архаическими, атлантическими и постатлантическими периодами в доистории. Периоды сегодня эти сокрыты от возможностей исследователя и представляют проблему, которую можно решать, лишь опираясь на аппарат мифологии и религиоведения. Квинотавр был также аналогом Гопатшаха. В древней маздаистской традиции он – божество, обитающее на берегах моря Ворукаша. Его задача – сохранение чистоты и добра в мире. В иранской мифологии Гопатшах - это царь-бык (бык с торсом человека), обитающий в обетованной земле Эран Веж (Арйана Вэджа), в области Хванирас. Он совершает служение богам на берегу моря (Об этом говорится в священном зороастрийском тексте «Дадестан-и меног-и храд»). Квинотавр схож с Гопатшахом еще и тем, что оплодотворяет женщину царского рода. Еще древние знали, что вся власть - от бога морей, а не от неба. Об этом писал философ Мирча Элиаде в своем фундаментальном труде «История веры и религиозных идей»: «Великий древний бог Посейдон по многим причинам утратил свое первоначальное мировое владычество. Следы его былого величия мы находим повсюду, начиная с его имени, которое Виламовиц совершенно правильно объясняет как означающее "супруг Земли" (Posis Das). В "Илиаде" (XV, 204) Зевс представлен старшим братом, но Гесиод определенно следует более древней традиции, когда говорит о Зевсе как о младшем ("Теогония", 456). В любом случае, только один Посейдон осмеливается противиться Зевсу, злоупотребляющему властью, и напоминает ему, что его владения ограничиваются небесами. В этой детали мы можем уловить воспоминания о противлении древнего верховного бога воцарению более молодого и удачливого. Получив при разделе Вселенной власть над морями, Посейдон стал настоящим гомеровским богом».

Анализируя изначальную для человека роль воды, и шире - мистерии воды, Мирча Элиаде писал, что вода - основа всякого космического явления. В ней суть всего. В ней начало и конец этого мира. Мистерии воды, видимо, были изначальными для человека первобытного общества. Таковыми они сохранились и на всем пути становления человеческого рода. В его работе «Трактат по истории религий» говорится: «В виде краткой формулы можно сказать, что вода символизирует полноту, совокупность всех потенций; вода — это fons et origo, лоно всякого возможного существования. «Вода, ты источник всех вещей и всякого бытия!» — сказано в одном индуистском тексте (Бхавишисттарапурана, 31, 14), обобщающем древнюю ведийскую традицию. Вода — первооснова и фундамент мира (Шатапатха-брахмана, VI, 8, 2, 2; XII, 5, 2, 14); принцип всякого произрастания (ibid., Ill, 6, 1, 7), эликсир бессмертия (ib., IV, 4, 3, 15), подобный амрите (ib., I, 9, 3, 7; XI, 5, 4, 5); она обеспечивает долголетие и порождающую способность, является принципом всякого исцеления (Ригведа, I, 23, 19 sq.; X, 19, 1 sq.). «Да принесут нам воды благо!» — молился ведийский жрец (Атхарваведа, II, 3, 6). «Воистину, вода — это целительница; она изгоняет и лечит все болезни!» Таким образом, мы видим, как власть земли плавно перетекает во власть океана и вод, из которого все вышло и в который все вернется в конце этого цикла бытия, или как говорят индусы, в конце этой Манвантары, эпохи Ману. Того Ману, первочеловека, кто пережил всемирный потоп и у которого авраамическая традиция восприняла образ библейского Ноя. Мир вышел из воды и с ним из воды вышли знание и власть, вышла и земля, что подтверждает примордиальную власть Посейдона-Варуны. Согласно мифологии древней Индии, власть изначально принадлежала богам старшего поколения асурам - титанам. Каждый исследователь прекрасно знает, что титаны, по крайней мере, старший из них, - Океан, обладали властью над морем. А еще один из титанов звался Атлантом. То есть титаны, они же атланты, это те, кто правил в нашем мире до вторжения сюда неких иных, пришедших извне и нарушивших покой этого сада Эдема. Затем была война. В схватку вступили титаны, в индуистской мифологии – асуры, и противостоявшие им дэвы, а затем титаны сокрылись. Индийская мифология считает асуров и дэвов, богов младшего поколения, пришедших на Землю извне, - братьями. Иран, выбравший в результате революции Заратуштры тотальный дуализм, считает этих богов изначальными врагами. Как бы то ни было, девы-дэвы, они же славянские дивы, свергли асуров. Так гласит мифология Махабхараты, древнего индийского эпоса. Произошло это в результате Таракамайи, великой космической войны, идущей во вселенной с начала времен. На смену титанам - атлантам и их богу Посейдону-Варуне- Ахурамазде, чья власть от земли и океана, пришли олимпийцы, известные на востоке как дэвы или девы. А их власть - уже от Неба. То есть, как мы видим, это два разных принципа власти. Индия выбрала дэвов, зороастрийский Иран асуров - титанов. Все эти тайны и раскрылись тамплиерам и членам Ордена Сиона в Палестине, благодаря контактам с великими мистериями Азии. В этом коренится и раскол Ордена Сиона и Ордена тамплиеров, интересующий нас в данном исследовании.

В Палестине и те и другие вступили в контакт с представителями одного из наиболее таинственных сообществ Ближнего Востока - друзами, священный символ которых – голова быка, и с исмаилитами, впитавшими в себя и ислам и зороастрийские традиции. Возможно, был на Востоке контакт рыцарства и с зороастрийскими магами. Все эти контакты повлияли на воззрения рыцарей – монахов и серьезно изменили их идеологию. То, что ранее было важным, таковым перестало быть, ибо раскрылись другие, более священные и тайные посвятительные знания, перевернувшие средневековый мир. Оба ордена вышли за рамки авраамической традиции, ибо обнаружили нечто еще более важное. Итак, в Палестине, во время крестовых походов, происходит раскрытие глубоких мистических тайн. Для интересующих нас орденов это становится истинным посвящением. Именно в то время происходит раскол между тамплиерами и Орденом Сиона.

Орден Сиона обвинил тамплиеров в сдаче Иерусалима, и в первую очередь - их великого магистра. В книге «Святая Кровь и Святой Грааль» (англ. The Holy Blood and the Holy Grail) — международный бестселлер Майкла Бейджента, Ричарда Ли и Генри Линкольна, сказано следующее: «События 1187 года — «предательство» Жерара де Ридфора (великого магистра тамплиеров. - прим. автора) и сдача Иерусалима, — кажется, ускорили разрыв между орденом Сиона и тамплиерами. Точные причины этого неизвестны, но, согласно «Секретным досье», следующий год был свидетелем решительного поворота в жизни обоих орденов. И когда в 1188 году произошел окончательный разрыв, орден Сиона перестал интересоваться своими знаменитыми протеже, как отец отвергает своего ребенка… Этот разрыв произошел во время ритуальной церемонии, на которую намекают «Секретные досье» и другие «документы Общины», повествуя о «рубке вяза», имевшей место в Жизоре. Если все пункты в этом тексте являются запутанными, то История и предания признают, что в 1188 году в Жизоре произошло очень странное событие, которое спровоцировало рубку вяза». Что же это за ритуальный акт, вошедший в историю под названием « рубка вяза в Жизоре», после которого произошел полный разрыв отношений? По преданию, на лугу перед жизорской крепостью восемь веков рос старинный вяз, издавна служивший местом встречи французских и английских королей. В тот день, о котором идет речь, должны были встретиться король Англии Генрих II Плантагенет и король Франции Филипп Август. И хотя Жизор - это коммуна во Франции, но принадлежала она тамплиерам, которые были на стороне Ричарда Львиное Сердце (старшего сына Генриха). Кто первый затеял ссору, и что стало ее причиной – в этом вопросе исследователи расходятся. Факт тот, что древний вяз был срублен, после чего и произошел разрыв ордена Сиона с Орденом тамплиеров. С одной стороны, тамплиеры получили независимость, а с другой лишились мощной защиты. Этот открытый раскол между Орденом Храма и Орденом Сиона оказал большое влияние на судьбы старого континента и, по сути, разделил Европу на два лагеря.

Разгромленный Филипом Красивым Орден тамплиеров превращается в международное подполье, из которого позже прорастут и масоны, и иллюминаты и другие мистерии Нового и Новейшего времени. Даже германские националисты проводили свои истоки к этому братству. В начале ХХ века они создали Орден Новых тамплиеров. Но тамплиерское братство нельзя увязывать лишь этим фактом. В нем искали свои корни большевистская власть и американские патриоты, кубинские последователи Че Гевары и Фиделя Кастро и шотландские националисты. Великий бунт Наполеона против королевских династий Европы имеет свои корни в тамплиерском посвящении.

Исключение составляли Стюарты - шотландские короли, и русская династия Романовых. Был таким исключением и последний король Польши и Речи Посполитой Станислав Август Понятовский. Такими же исключениями были и молдавские Мушатины, потомки Богдана Основателя, в чьем родовом посвящении и родовой геральдике четко проявляются черты тамплиерской инициации, идущей от остатков Ордена храмовников, бежавших во Львов, а затем на земли Молдовы, страны, в названии которой зашифровано имя Жака де Моле, последнего проявленного магистра тамплиеров. Такова история этой конспирологической коллизии средневековья, которая форматирует все дальнейшее развитие Европы, Америки и других континентов, куда вступила нога европейского рыцарства. В этой истории и суть создания Российской империи, и суть американского патриотизма. В этой истории - корни Штефана Великого, Станислава Понятовского, Джорджа Вашингтона и Симона Боливара. В ней - ключи ко всем тайнам современного мирового противостояния. Противостояния Мировой республики и вселенского царства.

https://noi.md/ru/analitika/konspirologicheskaya-istoriya-evropy-orden-siona-i-tampliery

1) В конце XI века в Арденны прибыла таинственная монашеская община из Калабрии, где ее принимает под свое покровительство тетка и приемная мать Годфруа Бульонского, которая дарует им земли в Орвале.

2) Среди них, возможно, находится наставник Годфруа, один из проповедников первого крестового похода.

3) Некоторое время спустя после 1108 года монахи покидают Орваль и исчезают; никто не знает, в каком направлении они убыли; быть может, они отправились в Иерусалим. Во всяком случае, Петр Отшельник едет в Святую Землю, и, если он был одним из монахов из Орваля, разумно было бы предположить, что те отправились вместе с ним.

4) В 1099 году Иерусалим был взят крестоносцами, и конклав, состоявший из неизвестных личностей, во главе которого стоял уроженец Калабрии, предложил Годфруа занять трон нового королевства франков.

5) По просьбе Годфруа Бульонского на горе Сион возводится аббатство; в нем обитает орден, носящий то же имя, состоящий, возможно, из тех самых личностей, которые предложили ему занять трон.

6) В 1114 году уже существуют рыцари Храма, и их деятельность (возможно, военная) находится в зависимости от ордена Сиона. Но об учреждении ордена договорились лишь в 1117 году, а его существование официально датируется только следующим годом.

7) В 1115 году святой Бернар, член ордена цистерцианцев, находящегося на грани развала, становится одной из самых блестящих личностей Христианского мира. В это же время его орден встает во главе самых богатых и престижных религиозных институтов Европы.

8) В 1131 году святой Бернар получает в свое владение аббатство Орваль, которое несколькими годами ранее занимали калабрийские монахи. Орваль становится обителью цистерцианцев.

http://taynikrus.ru/zagadki-istorii/orden-siona-sozdateli-tamplierov/

 

Начало здесь

Часть 1-я: http://ekogradmoscow.ru/eko-blog/tropizmy-dzhordzha-lavradora/prichiny-vstupleniya-rossii-v-es-vernut-neft-narodu-mechta-tamplierov-o-tokenakh-spravedlivosti-blokchejn-zoloto-dzedo-na-formoze-chast-1

Часть 2-я: http://ekogradmoscow.ru/eko-blog/tropizmy-dzhordzha-lavradora/prichiny-vstupleniya-rossii-v-es-vernut-neft-narodu-mechta-tamplierov-o-tokenakh-spravedlivosti-blokchejn-zoloto-dzedo-na-formoze-chast-2

Продолжение здесь

 

Часть 4-я: 

http://ekogradmoscow.ru/eko-blog/tropizmy-dzhordzha-lavradora/prichiny-vstupleniya-rossii-v-es-vernut-neft-narodu-mechta-tamplierov-o-tokenakh-spravedlivosti-blokchejn-zoloto-dzedo-na-formoze-chast-4

Часть 5-я: 

http://ekogradmoscow.ru/eko-blog/tropizmy-dzhordzha-lavradora/prichiny-vstupleniya-rossii-v-es-vernut-neft-narodu-mechta-tamplierov-o-tokenakh-spravedlivosti-blokchejn-zoloto-dzedo-na-formoze-chast-5

Часть 6-я: 

http://ekogradmoscow.ru/eko-blog/tropizmy-dzhordzha-lavradora/prichiny-vstupleniya-rossii-v-es-vernut-neft-narodu-mechta-tamplierov-o-tokenakh-spravedlivosti-blokchejn-zoloto-dzedo-na-formoze-chast-6

Часть 7-я: 

http://ekogradmoscow.ru/eko-blog/tropizmy-dzhordzha-lavradora/prichiny-vstupleniya-rossii-v-es-vernut-neft-narodu-mechta-tamplierov-o-tokenakh-spravedlivosti-blokchejn-zoloto-dzedo-na-formoze-chast-7

Окончание здесь:

 

Часть 8-я: 

http://ekogradmoscow.ru/eko-blog/tropizmy-dzhordzha-lavradora/prichiny-vstupleniya-rossii-v-es-vernut-neft-narodu-mechta-tamplierov-o-tokenakh-spravedlivosti-blokchejn-zoloto-dzedo-na-formoze-chast-8

 

Игорь СОЛОНЦОВ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить