Loading...

Как бороться с ростом безработицы в России?

В условиях нового кризиса России нужен механизм субсидирования предприятий, который позволит сохранить уровень занятости.

Как бороться с ростом безработицы в России? - фото 1
Об этом - в материале РБК.
Кризисная ситуация заставляет искать новые решения традиционных экономических и социальных проблем, таких, например, как безработица. И здесь может пригодиться опыт, казалось бы, совсем другой исторической эпохи.

Заводы стоят

В 1994 году в России в условиях перехода к рыночным отношениям сложилась напряженная ситуация с занятостью. Заводы останавливались из-за неплатежей и падения спроса, и многим угрожала потеря работы. По сравнению с 1993 годом число граждан, поставленных на учет как безработные, выросло на 60%. Из них почти две трети имели опыт работы и уволились из-за остановки предприятия.

Официальная статистика того времени фиксировала, что 25% работников предприятий и организаций промышленности, строительства, транспорта и связи, науки и научного обслуживания были отправлены в вынужденные административные отпуска (естественно, без оплаты), а 16% были переведены на режим неполного рабочего времени. Общая численность работающих неполное рабочее время или находившихся в административных отпусках составляла 4,8 млн человек.

Безработица, по данным Росстата, достигла 5,1 млн человек (6,8% от занятого населения), а численность официально зарегистрированных безработных — 1,5 млн человек (2% занятых). Службы занятости не справлялись с задачей трудоустройства: только 30,3% обратившихся за помощью получали новые рабочие места. А поток рос и рос. В некотором смысле «помогала» демография: меньше становилось тех, кто вступал в трудоспособный возраст. Влияла на статистику и известная особенность российского рынка труда — невыплаты заработной платы. К концу 1994 года они достигали 4,5–5 трлн руб. По оценкам экспертов того времени, проблема напрямую касалась примерно 1,5 млн человек. Вынужденные отпуска, увольнения по собственному желанию и отсутствие сведений о заработной плате (из-за задолженности) позволяли в соответствии с законодательством не ставить граждан на учет как безработных.

Полностью был задействован и ресурс вторичной занятости — совместительство и подработки в других секторах экономики. До 1,5 млн человек спасались челночным бизнесом или мелкой торговлей.

Ситуация грозила стать неуправляемой. Массовая безработица могла привести к социальному взрыву, а ведь еще свежа была память о трагических событиях октября 1993 года в Москве. Но ресурсов у правительства практически не было. Доходная часть федерального бюджета составляла 124,4 трлн руб., а расходная — 194,4 трлн руб., дефицит достигал 36% от расходов.

Надо было действовать нетривиально. Еще в 1993 году специалисты Минтруда предложили изменить правила использования средств Фонда содействия занятости населения. Фонд, в который работодатели отчисляли 2% от зарплат, был рассчитан на традиционные подходы: регистрация в статусе безработного и получение помощи только в этом качестве. Понятно, что это была практика, взятая у благополучных стран, которые давно не сталкивались с такими социально-экономическими катаклизмами, какие испытала в 1990-е годы Россия. После долгих споров (сторонники свободы рынка считали, что помогать не надо, рынок сам все расставит по местам) правительство согласилось применить чисто российскую новацию — предоставление действующим предприятиям специальных субсидий для сохранения персонала.

Субсидии предоставлялись после заявления организации о невозможности по экономическим причинам платить зарплату работникам. Проверив эту информацию, служба занятости начинала по сути дотировать рабочие места. Работодатели получали временную передышку и возможность направить временно освободившихся от основных трудовых обязанностей сотрудников на общественные работы в пределах предприятия. Это и ремонт и наладка оборудования, уборка и облагораживания заводских территорий, повышение квалификации и т.п. Работники оставались при деле, получая хоть и небольшой, но все же доход. Социально-психологический эффект тоже был: государство реально помогало в трудной ситуации.

Только в 1994 году по программе содействия занятости получили компенсационные выплаты примерно 970 тыс. работников, находившихся в простое или отправленных в отпуска без содержания. Это сработало. Фонд сыграл роль финансового резерва, с помощью которого можно было принимать превентивные меры против роста безработицы.

Исторические параллели

В наше время такой структуры нет, хотя ситуация на рынке труда не менее сложная. В чем-то она напоминает период 1994–1995 годов. Во-первых, практика административных отпусков, создающая реальную угрозу потери дохода работников. Во-вторых, высокая занятость в бюджетных отраслях (это имеет свои негативные стороны, но обеспечивает стабильные рабочие места и доходы). В-третьих, отсутствие у служб занятости возможности трудоустроить большое количество безработных. Заявленные ранее вакансии на глазах становятся неактуальными.

Но гораздо больше отличий. Немалая доля занятости сосредоточена в сервисных отраслях и в малых компаниях. Предприятия уже не несут расходы по содержанию находящихся на их балансе жилых домов. В 1990-е это была распространенная практика, которая позволяла лишившимся доходов работникам хотя бы не платить коммунальные платежи. Теперь это невозможно, большинство граждан приватизировали свои квартиры и должны кроме «коммуналки» платить налоги и вносить отчисления на капремонт. Нет возможности и начать челночный бизнес: он умер с началом капитализма в стране.

Вдобавок граждане, которых сократили по соглашению сторон, уволившиеся по собственному желанию, работавшие в серой зоне (по оценке Росстата, это до 14,5 млн человек) по действующим законам не имеют права на пособия.

С другой стороны, у правительства сейчас есть немалые финансовые ресурсы в виде Фонда национального благосостояния.

Что можно сделать? Учитывая опыт предыдущих лет, надо создавать механизм субсидирования предприятий. Субсидии могут выделяться при условии сохранения занятости и организации переобучения на рабочих местах, совершенствования производственного процесса. Объем субсидии должен быть не менее одного МРОТ в месяц в расчете на одного работника. Это намного лучше, чем допустить увольнения без денег и в будущем спровоцировать волну неплатежей по ЖКХ и личных банкротств.

Имеет смысл и предоставлять таким работникам рассрочки по выплатам кредитов. Банкам же нужно дать возможность получить бесплатные кредиты от ЦБ под «замороженные» потребительские и предпринимательские кредиты и снизить требования к нормативам, как это делают в США и в Европе. Это поможет стабилизировать финансовый сектор.

А вот финансировать создание безработными своих собственных предприятий надо очень осторожно, поскольку вероятность их удачного старта крайне мала — это подтверждает практика 1990-х.

Самое главное — не паниковать и делать расчетливые и точные шаги, опираясь на ранее приобретенный опыт.

Александр Сафонов, профессор Финансового университета, в 2007–2012 годах замминистра здравоохранения и социального развития

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить