«Экологический туризм» как инструмент уничтожения природы

   «Экологический туризм» как инструмент уничтожения природы - фото 3Наши чиновники постоянно говорят об экологическом туризме. Они страстно желает развивать его в максимальном масштабе и как можно скорее. Причем исключительно на ООПТ, в первую очередь - в национальных парках и заповедниках.

   Постоянно упоминают огромные цифры посетителей всемирно известных американских национальных парков, сетуют на «недоиспользование туристического потенциала» отечественных ООПТ. И пытаются увеличить в них поток туристов. В первую очередь «убирают излишние барьеры».  В результате природоохранные бюджетные организации превращаются в коммерческие структуры, главной целью которых является зарабатывание денег на туризме. Уже не только в национальных парках, но и в заповедниках основным видом деятельности является «развитие экотуризма».  Московское начальство в первую очередь интересуется именно этим развитием. В случае конфликта интересов приоритет отдается не охране природы, а туризму.

    «Прогресс» очевиден: растет количество ООПТ, понесших экологический ущерб от туризма, а также масштабы этого ущерба. Хотя турпотоки в наших национальных парках несравненно скромнее, чем, например, в США. Почему так получается?  Даже в огромных по площади национальных парках США и Канады для посещения открыты, чаще всего, лишь 5-10% территории. И эта цифра постоянно уменьшается. Вся остальная территория – подлинный заповедник, в его советском, а не нынешнем («рыночном») смысле.  Где под запретом любая антропогенная деятельность, включая туризм.  Кроме того, «у них» благоустроенные «места размещения» располагаются за  границами национальных парков. 
    А что у нас? В заповедниках, если на бумаге и есть ограничительный  территориальный %, на практике он может не соблюдаться. Если же заповедник расположен в особо привлекательном месте, то велик риск его превращения в национальный парк. Как это уже произошло с «Красноярскими столбами». Хуже того: идет постепенное размывание различий  двух этих категорий ООПТ, происходит медленное превращение заповедников - в национальные парки. 
  Ну а в национальных парках природоохрана уходит на самый дальний план, туризм «там правит бал».  Заповедные зоны в них, как правило, составляют лишь 10-20% территории. Но часто даже они «закрыты для посещения» лишь на бумаге. В популярных местах туристическая нагрузка, как асфальтовый каток, прокатывается в течении года по всей территории национальных парков. Пример – Прибайкальский национальный парк, особенно остров Ольхон.  
    «Места размещения», в отличии от США и других «западных партнёров», у нас располагаются непосредственно в национальных парках. Их количество не регулируется, зависит лишь от стихии рынка. На сравнительно небольшом Ольхоне (700 кв. километров) построены сотни гостиниц, турбаз, «гостевых домов», застройка уже нанесла огромный ущерб уникальным природным участкам, её темпы всё возрастают. Соответственно –уникальная природа деградирует, а воды Байкала всё больше загрязняются.  Но это не мешает чиновникам всех рангов заявлять о необходимости дальнейшего увеличения байкальского турпотока. Причем – в разы!
   И ведь что интересно. Заповедные начальники на моей памяти много раз ездили изучать зарубежный опыт не куда-нибудь, а в США. Прекрасно помню, как новый директор Прибайкальского национального парка в начале 2011 года отправился, в составе группы директоров российских ООПТ и с Всеволодом Степаницким во главе, в национальные парки штата Флорида. А у себя почему-то воспроизводят вовсе не американский, скорее, китайский опыт... Китайские природоохранные резерваты (как правило очень маленькие по площади) целиком открыты для туристов, в них очень много инфраструктуры (дорожек, беседок, туалетов, закусочных и пр.). 
    Постоянно идет процесс законотворчества в области экологического туризма, рекреации на ООПТ.  8 июня в Госдуме  должен рассматриваться (во втором чтении) законопроект № 1130300-7. На мой взгляд, важнейший его пункт носит сугубо декларативный характер. Одним из «основных принципов осуществления рекреационной деятельности на ООПТ» названо «не превышение предельно допустимых значений рекреационной нагрузки». Но о каких «нагрузках» можно говорить, если даже нет достоверных данных о масштабе турпотока, о количестве посетителей ООПТ? Официальные цифры включают только тех туристов, что оплатили посещение. В Прибайкальском национальном доля «обилеченных» - не более 8-10% от общего количества гостей. Я пишу об этом из года в год - и ничего не меняется!
     Но даже если официальные цифры приблизятся к реальности, природе легче не станет. Нет должного контроля за огромными потоками туристов. Чтобы обеспечить таковой, необходимо в разы увеличить штат охраны, количество автотранспорта, катеров. Но про это никто и не упоминает! Всех устраивают липовые цифры турпотока и, соответственно, многократно заниженные показатели рекреационной нагрузки. Законопроект № 1130300-7 проблему не решает, лишь маскирует её «дымовой завесой». 
  Ситуация не очень хороша для самих туристов.  Если нет контроля и порядка, несчастные случаи неизбежны. 7 июня на Ольхоне турист упал с обрыва и погиб.  На острове каждый год туристы гибнут, получают тяжкие увечья.  И всегда национальный парк «не при чём». Вот и в данном случае эта ООПТ  не упоминается - турист погиб просто на Ольхоне. 
   Честно, говоря, мне не совсем понятен огромный чиновничий энтузиазм. Почему они так уверены, что туризм на отечественных ООПТ способен удовлетворить их финансовые потребности? Постоянно упоминают про огромные перспективы зарубежного туризма (с большинства российских туристов много денег не сдерешь). А таковых нет. Территории у нас огромны, но очень даже однообразны. Интересные для любителей живой природы зоны относительно невелики (юг Дальнего Востока, Кавказ, Камчатка).  Кстати, в большинстве сибирских заповедников резко преобладает лишь один тип ландшафта - горная тайга. Их ведь создавали на незаселенных землях, на которые никто  не претендовал.
  Что еще хуже, наиболее интересные и привлекательные крупные природные объекты, в частности оз. Байкал, Алтай (вулканы Камчатка – следующие в очереди), уже понесли огромный ущерб по вине массового туризма. У взыскательных иностранных туристов они сейчас могут вызывать, главным образом, разочарование. Наконец, если в зарубежных ООПТ, в том числе европейских, животные непугливы, их много, наблюдения за ними составляют непременный элемент экологического туризма, то у нас всё иначе. Зверей и птиц мало, они также пугливы, как и вне ООПТ. 
  Ах да, есть в перспективе, причем совсем рядом, огромный ресурс невзыскательных туристов, которых, правда, экологичными не назовешь.  Речь идет о жителях КНР.   Похоже, что именно они и являются основой запланированной (на в ближайшее будущее) многомиллионной армии посетителей российских ООПТ.
 
Виталий Рябцев 
 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить