Loading...

Россия в плену климатического протекционизма

Россия в плену климатического протекционизма - фото 1В статье комментируются ряд публикаций и высказываний российских чиновников в связи с намерениями о ратификации Парижского климатического соглашения Россией и отсутствие реальных действий по созданию национальной системы регулирования антропогенного воздействия, направленного на экологически чистое развитие развитие экономики.

Виктор Потапов, Руководитель группы ученых ЭМС РСАВ, к.э.н.

(ЭМС РСАВ - Экономические Механизмы Стимулирования Ресурсоэнергосбережения и Сокращение Антропогенного Воздействия)

После очередного озвучивания в Осаке политических намерений Президента РФ В.В. Путина о ратификации Парижского климатического соглашения (ПКС) Россией, в СМИ появились ряд публикаций и заявлений российских экспертов, чиновников и членов правительства.

Следует обратить внимание, что заявления о поддержке и необходимости ратификации ПКС Россией наш Президент делал и в 2015 г. и позднее. Выполняя политическое решение Президента РФ , вице-премьер Правительства РФ Алексей Гордеев заявил:

«Теперь необходимо активно включаться в работу, чтобы озвученное руководством страны политическое решение о поддержке Парижского соглашения по климату реализовать в короткие сроки и запустить процесс ратификации документа до начала Всемирного климатического саммита, запланированного на сентябрь 2019 года».

«Ратификация документа также даст России дополнительные возможности участвовать во всех переговорных процессах и защищать свои интересы на международных площадках, определяющих правила снижения выбросов СО2 и разрабатывающих соответствующие документы».

Возникает естественный вопрос к Правительству РФ: «Господа, а чем вы занимались три года с после подписания Россией в 2016 году»? ПКС в 2016 году уже вступило в силу без участия России. Правила реализации ПКС и соответствующие документы уже за эти годы приняты Сторонами ПКС без учета национальных интересов России, не говоря уже о самом тексте положений ПКС, который достаточно раскритикован российскими экспертами. Как же в этих условиях Россия собирается защищать национальные интересы? «После драки кулаками не машут»

Само по себе решение о ратификации ПКС Россией не является проблемой и давно предсказывалась различными экспертами, так как фактический объем выбросов парниковых газов России, практически на уровне заявленного в Париже «количественного вклада» России. Главная проблема состоит в том, что отсутствие национальных механизмов комплексного регулирования антропогенного воздействия, в том числе выбросов парниковых газов, делает Россию беззащитной перед угрозой экологического и климатического протекционизма, поглощения российских технологических рынков, подавления её экономики. Одновременно этот процесс содержит в себе безкомпенсационное использование другими странами реальных экологических ресурсов территории России (ресурсы жизнедеятельности), стоимость которых по различным оценкам измеряется от $100 млрд. до $ 11400 млрд. в год!!!

Россия в плену климатического протекционизма - фото 2

Эти ресурсы до настоящего времени не капитализированы в экономике России, а инвентаризация их объемов саботируется, в отличие, например, от большинства стран ОЭСР, в том числе и ряде штатов США и провинций Китая.

Представляется, что в этом плане мы опоздали не на три года, а на все 25. Все решения Сторон ПКС с момента его разработки и вступления в силу интересы российской экономики не учитывали, как и до настоящего времени не учитывают сделанные ранее неоднократные заявления нашего руководства о необходимости учета в ПКС поглотительного потенциала наших лесных и других территорий, не задействованных в хозяйственной деятельности. Повторяется ситуация реализации Рамочной конвенции по изменению климата (РКИК) и Киотского протокола (КП), когда ряд стран наращивал выбросы парниковых газов (далее ПГ) за счет стран с переходной экономикой, которые обрушив свои экономики, сокращали выбросы.

4 ноября 1994 года Федеральным законом N 34-ФЗ «О ратификации рамочной Конвенции ООН об изменении климата» (РКИК) Россия, признала необходимость ограничения выбросов ПГ и стала участником этого международного процесса.

После ратификации РКИК была предпринята первая попытка официальной разработки основнациональной системы регулирования антропогенных выбросов ПГ в России. Разработка этих основ была заложена в одном из разделов ФЦП «Предотвращение опасных изменений климата и их отрицательных последствий», которая была принята Постановлением Правительства РФ от 19 октября 1996 г. N 1242. В разделе с названием: «Система мероприятий по ограничению антропогенных выбросов парниковых газов и увеличению их поглощения» предусматривалась разработка проектов нормативных и законодательных актов, обеспечивающих создание в России национальной системы учёта и регулирования выбросов ПГ. ФЦП разрабатывалась как комплекс мероприятий по выполнению положений РКИК, в том числе и по ограничению выбросов ПГ на уровне 1990г.

Но после дефолта 1998 г. при дефиците бюджетных средств, а также, учитывая тот факт, что к этому времени Россия значительно снизила свои выбросы ПГ в результате реструктуризации своей экономики и падения объёмов промышленного производства, финансирование ФЦП практически прекратили, и часть её разделов перевели в другие научно-исследовательские программы.

На международном уровне к этому времени обязательства стран ОЭСР и с переходной экономикой (стран Приложения 1 по положениям РКИК) по ограничению выбросов ПГ на уровне 1990г. были признаны не адекватными (Первая Конференция Сторон РКИК, Берлин, 1995г).

Основной причиной подобных изменений в международном соглашении послужили итоги первичной инвентаризации объёмов антропогенных выбросов и поглощения ПГ и последующая оценка потенциальных затрат на ограничение и сокращение этих выбросов или увеличение их поглощения (нейтрализации) в странах ОЭСР.

С одной стороны величина этих затрат, даже при наличии финансовых источников, делала продукцию, произведённую в странах ОЭСР не конкурентоспособной на мировых рынках, с другой стороны, у подавляющего большинства этих стран, практически отсутствуют возможности значительного увеличения поглотительной способности своих территорий, в качестве нейтрализации антропогенных выбросов ПГ. Подобное положение ставит эти страны в число стран загрязнителей, нарушающих Устав ООН, принципы и нормы международного права по охране окружающей среды. Аналогичное положение и во многих стремительно развивающихся странах (Китай, Индия, Саудовская Аравия и др.)

Именно данный факт является основой для появления международных природоохранных соглашений, в том числе Киотский протокол и Парижское климатическое соглашение, нейтрализующих ответственность грязных стран перед странами «донорами».

В этих условиях, очевидно, что нужно было в 2016 году не подписывать ПКС и отказаться от него, или сразу ратифицировать вместе с большинством стран, чтобы как минимум участвовать в выработке решений ПКС, отстаивая национальные интересы России. Но участия России в руководящем исполнительном органе ПКС не предусмотрено. На этот факт неоднократно указывали российские эксперты с момента появления этих положений, но мнения этих экспертов нашими переговорщиками из МИДа, МПР и МЭР игнорировались. И тогда, и сейчас национальные интересы России в ПКС защищать просто некому. Эта ситуация отмечалась на круглом столе в Госдуме, который проводила фракция «Справедливая Россия».

При этом нас уверяют:

«все заинтересованные ведомства имеют консолидированную позицию по Парижскому соглашению и уверены в необходимости присоединения к нему».

К сожалению, «заинтересованность ведомств» в большинстве случаев тождественна заинтересованности российских лоббистских групп, которые с нетерпением ожидают исхода переговоров (точнее, напряжённого подковёрного торга) по сохранению в ПКС самых скандальных и коррупционно обременённых международных механизмов, использованных ранее в рамках Киотского протокола. Многолетний эксперт российской делегации Сергей Рогинко на круглом столе в Госдуме заявил: «Надо с ратификацией подождать». Надо полагать, дождаться, когда станет ясно в каком варианте статья 6 и другие «механизмы гибкости» (международные правила продажи прав на выбросы) будут прописаны в правилах ПКС. Но можно быть уверенным, что, по аналогии с результатами 18-й Конференции Сторон РКИК в Дохе (2012г.), на которой Россию дружно «кинули» и страны ОЭСР и развивающиеся, не засчитав нам даже положенные сокращения по первому этапу Киотского протокола по минимальным оценкам на сумму свыше $б0млрд…. Аналогичная ситуация, судя по всему, повториться для России и в рамках ПКС. Теперь в дополнение к уже неоднократно уплаченной Западу «углеродной дани» (в рамках РКИК упущенная выгода составляла более $140 млрд.) Анатолий Чубайс предлагает ввести ещё российский углеродный налог:

«Председатель правления компании «Роснано» Анатолий Чубайс считает, что в России нужно ввести углеродный налог, передает РИА Новости. По его мнению, это заставит промышленников снижать выбросы. Однако сначала нужно разобраться с правилами измерения выбросов: согласно плану действий правительства по подготовке к ратификации Парижского соглашения по климату, России нужна система госучета объемов выбросов, цитирует агентство Чубайса. В Евросоюзе импортируемые товары, при производстве которых выбросы COпревышали определенные нормы, облагаются дополнительным налогом. Это может помешать товарообороту между Россией и Европой».

А о чём Анатолий Чубайс думал, когда почти 20 лет назад создавая «Углеродный фонд РАО ЕЭС»? Почему за эти годы то, о чём он говорит, не было создано даже в рамках руководимой им корпорации? И где «углеродная маржа» от экспорта электроэнергии в страны, в которых введен «углеродный налог? Ларчик открывается просто. В настоящее время на международные проекты, сокращающие выбросы парниковых газов в России, Запад перестал выделять финансы, которые отмывались в офшорах. Но от аппетита, ставшего привычным за прошедшие годы, трудно избавиться. Теперь «выпадающие углеродные доходы» торговцев российским правами на выбросы г-н Чубайс предлагает компенсировать за счёт населения и российского бизнеса через «углеродный налог».

Из доклада ИПЭМ«Риски реализации Парижского климатического соглашения для экономики и национальной безопасности России»:

«В каждой стране реальная модель регулирования выбросов парниковых газов - это совокупность различных методов. Эффективность и целесообразность применения тех или иных мер – это вопрос, который каждая страна должна решать сама, исходя из экономических, технологических и иных условий».

«Такие меры по ограничению выбросов парниковых газов, как ввод «углеродного сбора», подходят исключительно для экономически развитых стран, не обладающих энергоёмкими промышленными предприятиями и ориентированных на сокращение импорта энергоресурсов.Напротив, для стран, специализирующихся на добыче ископаемого топлива или производстве энергоёмкой продукции (в том числе для России), ввод такого сбора грозит серьёзными негативными экономическими последствиями».

На сайте ИА REX была опубликована новость «Путин предложилобновленную версию концепции относительно изменения климата и «глобального потепления», в которой сказано:

«На выступлении в Иннопроме Путин предложил обновлённую версию концепции относительно изменения климата и «глобального потепления»:

  • признание наличия проблемы;
  • критика абсолютизации ВИЭ (особенно использования ветра и солнечной энергии) и отказ всерьёз рассматривать прекращение использования углеводородов и атомной энергетики;
  • акцент на необходимости поиска новых способов производства энергии (включая природоподобные технологии) и разработки менее ресурсозатратных устройств;
  • призыв к международной кооперации в сфере разработки новых технологий.

По итогам выступления:

— Акции вверх: нефтегазовый сектор, угольщики, атомщики; Группа Ковальчуков;

— Акции вниз: Чубайс как основной лоббист встраивания в глобалистскую повестку по проблемам климата».

Во-первых, версию концепции («Ковальчука») В.В. Путин впервые её озвучил в Нью-Йорке на ГА ООН в 2015г., ещё до появления окончательного текста ПКС. А вот уже в Париже при принятии положений ПКС он озвучивал уже версию А. Чубайса.

Представляется, что и те и другие «акционеры», как изложено в новости, с нетерпением ожидают ратификацию ПКС Россией и создания международной системы внешнего финансирования по статье 6 ПКС, правила, условия и процедуры по которой ещё не приняты. Президент РФ В.В. Путин слушает «акционеров», а также внешних климатических лоббистов, а на возражения и предложения противников ПКС не обращает внимание.

В России мало кто осознает, что международный «углеродный рынок» в рамках Киотского протокола был создан для того, чтобы страны Приложение 1 РКИК, куда входит и Россия, могли приобретать права на объемы выбросов парниковых газов у развивающихся стран, обеспечивая свой экономический рост, а не для продажи своих прав на выбросы. Странам ЕС запрещено без специального разрешения Еврокомиссии продавать свои права другим странам и их представителям. А представители России и Украины и другие страны бывшего СССР ринулись на этот рынок продавать свои права. То есть, наши продавцы не планировали экономический рост в своих странах...

На сайте ИА REGNUM опубликовано много аналитических и критических статей по теме «безуглеродной энергетики» и «углеродного налога», ПКС и других «зеленых» и мусорных инициатив в России, которые направлены на ограничение экологически чистого развития экономики России. За многие годы саботаж представителями МЭР и МПР ряда корпораций поручений Президента РФ в области реализации международных климатических и экологических инициатив стал очевиден. Их действия в купе с внешними функционерами напоминают исполнение поручений «братцами из ларца» из известного мультфильма «Вовка в тридевятом царстве», которые выполняют любые желания, но «с точностью до наоборот».

Примеры:

Решение о ратификации Киотского протокола в 2004г. Президент РФ Путин В.В. принимал с негласным указанием не продавать свои права (квоты) на выбросы другим странам. Но бывшие министры МЭР, не создавшие национальную систему регулирования выбросов парниковых газов, организовали серую схему реализации этих прав в рамках Киотского протокола, замаскировав эти права под неологизмом «углеродные единицы». В результате Набиуллина Э.С. и её соратники по этому процессу оказались в руководстве ЦБ РФ. И после этого мы ждем от ЦБ выгодных для развития экономики России решений?...

Будучи Президентом РФ Медведев Д.А был издал Указ Президента РФ от 4 июня 2008 г. N 889 "О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики", который практически полностью актуализирует разработку национальной системы регулирования объемов антропогенного воздействия.

Но реализация Указа попала в руки все тех же «киотских братцев» в Правительстве РФ и была направлена в тупиковое русло. Закон (261) «Об энергосбережении» при потребности 49 нормативных актов явно не работоспособен, также как и написанный ранее этими же лицами Лесной Кодекс. При этом исполнение данного Указа Президента РФ в части экологической эффективности экономики РФ просто до настоящего времени саботируется представителями МЭР и МПР. При этом интересен тот факт, что головным комитетом Госдумы, принимавшим Закон (261) «Об энергосбережении», был не комитет по энергетике, а комитет по экологии (???), возглавляемый Комаровой Н.В., впоследствии назначенной губернатором Ханты-Мансийского АО — Югры.

Зампредседателя СФ С.Ю. Орлова активно лоббировавшая ратификацию Киотского протокола Россией стала губернатором Владимирской области.

А Руководитель Росгидромета головного ведомства России, ведущего международные переговоры по проблемам изменения климата,   А.И. Бедрицкий стал Президентом Всемирной метеорологической организации (2003-2011гг.) и советником Президента РФ по климату. И после того, как в 2012г. на конференции Сторон РКИК и КП, проходившей в Дохе, страны ОЭСР и развивающиеся об Россию «вытерли ноги», А.И. Бедрицкий пролоббировал Указ Президента РФ №752 «О сокращении выбросов парниковых газов» на 25%. Типа «ударили по одной щеке, подставь другую»?...

В статье, опубликованной на сайте «Эксперт-online» Игоря Алабужина «Борцы за климат не остановятся ни перед чем»говорится о театре абсурда в решении проблем изменения климата, но до того места пока автор статьи не стал давать таких же абсурдных предложений для России. Вот несколько цитат из этой статьи:

«Поэтому первое задание для нас после ратификации парижского соглашения— выработать свою позицию по климатическому вопросу».

«Нам нужно будет не только аргументировано отбиваться от чужих решений, совершенно необходимо создать свой план борьбы с глобальным потеплением. На тот случай, если он всё же понадобится».

Представляется, как уже писалось выше, что сначала нужно создать «свой план борьбы», а потом уже принимать решение о возможностях ратификации ПКС. И далее Игорь Алабужин подтверждает очередность принятия решений:

«России совершенно необходимо заранее иметь свой собственный «климатический проект», и совершенно необходимо его продвигать и организовывать международное сотрудничество вокруг него».

Об этом Президент РФ В.В. Путин заявил на Генассамблее ООН, в Нью-Йорке 28 сентября 2015 года, еще до Конференции в Париже. Но такой проект давно разработан группой ученых «ЭМС РСАВ» (Экономические Механизмы Стимулирования Ресурсоэнергосбережения и Сокращения Антропогенного Воздействия). При этом ещё в 2010 г. он был отмечен на Всероссийском конкурсе инвестиционных проектов, проводимом Секцией «Международного сотрудничества регионов» Сенаторского клуба СФ ФС РФ. Единственным экспертом, который выступил против этого проекта, был представитель МЭР, отвечающий за реализацию серой схемы ПСО в рамках КП. И после этого все усилия по реализации этого проекта блокировались различными российскими чиновниками, ангажированными климатическими лоббистами стран ОЭСР и МБРР.

Далее Игорь Алабужин пишет:

«Это должен быть план в киловаттах, джоулях и граммах белков, жиров и углеводов на душу населения. Заниматься им должны исключительно специалисты».

Во-первых, «с какого перепуга» меры по борьбе с изменениями климата надо считать на душу населения, причем, проживающего в разных климатических условиях, и особенно в холодной России, в отличие от большинства стран с теплым климатом.

Во-вторых, Принцип 2 Декларации ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 1992 года никто не отменял и он гласит:

«В соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и принципами международного права государства имеют суверенное право разрабатывать свои собственные ресурсы согласно своей политике в области окружающей среды и развития и несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции.»

То есть, если проблемы климата требуют соответствующих действий стран, то ограничения на потребляемые ресурсы целесообразно устанавливать на единицу суверенной территории, обеспечивающей нейтрализацию антропогенного воздействия на окружающую среду, а не на количество жителей, проживающих на этой территории. Поэтому начальным условием этих ограничений должен стать территориальный баланс объемов антропогенного воздействия и объемов возможностей окружающей среды по нейтрализации этого воздействия равный хотя бы единице. Как выразился в своей речи Президент РФ В.В. Путин на Генеральной Ассамблее ООН в 2015 г. «Нам нужны качественно иные подходы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой»

Зарубежные и российские лоббисты климатических и природоохранных соглашений это прекрасно знают, но плетут кружева абсурда на переговорах, чтобы исполнение этого принципа отодвинуть на десятки лет, как это уже было с Киотским протоколом. А к тому времени, как говориться, «или падишах помрет, или ишак сдохнет». Эту политику абсурда мы наблюдаем не только в РКИК, КП и ПКС, но в ряде других международных природоохранных соглашениях.

Представим себе ситуацию: человек дышит чистым морозным воздухом в Сибири, а другой задыхается в атмосфере Лондона, Дели или Пекина. Нам заявляют климатические и экологические алармисты: нужно, чтобы россияне дышали в два раза реже, чтобы в Пекине и Лондоне люди не задыхались.

Другой пример подобного рассуждения. В Европе и Китае гражданам жарко и дышать нечем от выхлопа автомобилей и угольных ТЭЦ. Поэтому необходимо сократить выбросы ТЭЦ в холодной России, чтобы в Европе и Китае люди не перегрелись. А что, жители России должны замерзнуть?

Жителей тропических островных стран также должна спасать Россия, так как она якобы только выигрывает от глобального потепления — это называется климатической справедливостью?

Из статьи Игоря Алабужина:

«Какие технологии нужно разработать и внедрить в производство? Финансисты на основе этих расчетов могут получить поручение подготовить проект новой финансовой системы».

«Только они «специалисты» смогут сказать какова должна быть пропорция тех или иных видов беспарниковых источников энергии. Основываясь не на их «цене», а ни их энергетической эффективности, энерго- и ресурсоемкости.»

Автор настоящей статьи уже неоднократно писал об отсутствии в России «цены на углерод» https://regnum.ru/news/polit/2589582.html

Финансисты и инвесторы не могут сделать обоснованный вывод об экономической эффективности той или другой ресурсо-энергосберегающей, «низкоуглеродной» - «зелёной» технологии не зная «цены на углерод», которой в России нет начиная с момента ратификации РКИК. («цена на углерод» это не величина «углеродного» налога, а себестоимость затрат на сокращение выбросов ПГ. При этом цена ПРАВ на выбросы ПГ это величина ВВП, создаваемого в результате выбросов одной тонны ПГ). Ещё в 2004 году ученые Института экономического анализа дали обоснование этой цены. Но определенные представители нашего руководства и различные лоббистские группы, которые, как говорилось выше, ждут ратификации ПКС и упорно замалчивают стоимость жизнеобеспечивающих ресурсов наших территорий в надежде продать часть их по демпинговым ценам.

Подобную позицию высказал спецпредставитель Президента РФ по вопросам климата Руслан Эдельгериев,:

«регулирование парниковых газов не относится к природоохранной сфере, в связи с чем и не было учтено в нацпроекте «Экология» на 2019–2024 годы. «Основной парниковый газ— СО2. Он не относится к загрязнителям и не относится сфере природоохранного регулирования. Именно поэтому в настоящее время в России создается отдельная сфера регулирования выбросов парниковых газов, направленная на создание экономических стимулов для постепенного сокращения выбросов парниковых газов».

Какие типичные, навязываемые нам из вне, заблуждения, которые допустил здесь спецпредставитель?

Во-первых, парниковый СО2 также является загрязнителем, и потому, также как и другие загрязнители имеет установленную предельно допустимуюконцентрацию (ПДК) .

Во-вторых, разве для сокращения выбросов других загрязнителей «экономические стимулы» не нужны, а только для СО2? Сокращая выбросы ПГ, мы должны травиться вредными выбросами?

Кто разделил сферы регулирования выбросов этих веществ в отдельные направления? («Разделяй и властвуй»???).

И в третьих, если СО2 не относится к загрязнителям и не является объектом природоохранного регулирования, то почему его регулированием (точнее, профилактикой его появления) занимается МПР и Спецпредставитель Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов?

У нас капитализируются ископаемые ресурсы окружающей среды и используются вполне конкретные национальные методики экономической оценки этих ресурсов и постановки их на учет или продажи. В то же время за несколько прошедших десятилетий участия России в международных природоохранных соглашениях, экономически не оценены экологические ресурсы окружающей среды наших территорий. То есть, не капитализированы объемы возможностей окружающей среды по нейтрализации антропогенного воздействия, без изменения своего качественного состояния (иначе — ресурсы обеспечения жизнедеятельности или ресурсы биосферы). И все это время наши экологические и климатические ведомства, с помощью иностранных экспертов на различных многочисленных конференциях, пропагандируют нам некую религию охраны окружающей среды и климата, не имея единицы количественного измерения экологической («климатической») эффективности хозяйственной и потребительской деятельности и возможностей биосферы. Не говоря уже о методике количественной оценки экономической эффективности природоохранной деятельности и рационального природопользования.

15 лет существует разработанный в России «Способ оценки антропогенного воздействия на окружающую среду», который дал основы применения инструмента «углеродного следа» (Способ) в экономической, хозяйственной и потребительской деятельности во многих странах. Применение этого Способа учитывает территориальный баланс объемов выбросов и их поглощения места производства продукции и показывает, что российская территория одна из самых экологически чистых в мире, даже если мы выбросы от всех экспортированных углеводородов и «углеродоёмкой» продукции включим в баланс России. В том числе от так называемого бункерного топлива, используемого для международных авиационных и морских перевозок. Поэтому производство в России экономически и экологически более выгодно, чем в Европе и большинстве стран Азии, а продукция, произведенная в России, одна из самых экологически конкурентоспособных в мире, даже не смотря на холодный климат и определенное технологическое отставание в ряде отраслей.

Ярким примером может служить «углеродоёмкость» производства электроэнергии в России, которая даже в худшие годы нашей экономики была в полтора два раза ниже большинства промышленно развитых и развивающихся стран, участников ПКС, даже не применяя дорогие технологии парогазового цикла.

Коэффициенты эмиссии в электроэнергетике для различных стран на 1990 и 1996 гг. (т.CO2/кВт-ч)

Страна

Фактор

выбросов для 1990г.

Фактор

выбросов для 1996г.

Страна

Фактор

выбросов для 1990г.

Фактор

выбросов для 1996г.

Албания 0.000228 0.000019 Корея 0.000317 0.000297
Алжир 0.000487 0.000620 Кувейт 0.000591 0.000512
Аргентина 0.000320 0.000301 Киргизстан 0.000000 0.000106
Армения 0.000000 0.000247 Латвия 0.000000 0.000172
Австралия 0.000777 0.000791 Ливан 0.001833 0.000652
Австрия 0.000192 0.000155 Ливия 0.000471 0.000626
Бразилия 0.000026 0.000032 Нидерланды 0.000516 0.000435
Бруней 0.001015 0.000711 Новая Зеландия 0.000103 0.000099
Болгария 0.000000 0.000419 Норвегия 0.000001 0.000002
Канада 0.000189 0.000163 Пакистан 0.000410 0.000438
Чили 0.000274 0.000318 Парагвай 0.000000 0.000133
Китай 0.000710 0.000772 Перу 0.000057 0.000014
Колумбия 0.000178 0.000117 Польша 0.000464 0.000609
Хорватия 0.000000 0.000217 Португалия 0.000494 0.000384
Куба 0.000629 0.000654 Румыния 0.000473 0.000304
Чешская республика 0.000539 0.000420 Россия 0.000000 0.000282
Дания 0.000454 0.000446 Сингапур 0.000890 0.000622
Эквадор 0.000196 0.000307 Словацкая республика 0.000306 0.000297
Египет 0.000546 0.000561 Южная Африка 0.000796 0.000770
Эстония 0.000000 0.000747 Испания 0.000408 0.000322
Финляндия 0.000202 0.000249 Шри-Ланка 0.000003 0.000205
Франция 0.000057 0.000040 Швеция 0.000040 0.000062
б. Республика Югославии (FYROM) 0.000698 0.000825 Швейцария 0.000008 0.000003
Грузия 0.000000 0.000049 Сирия 0.000546 0.000650
Германия 0.000460 0.000419 Таджикистан 0.000000 0.000068
Греция 0.000971 0.000812 Таиланд 0.000619 0.000618
Венгрия 0.000379 0.000362 Тунис 0.000578 0.000522
Исландия 0.000002 0.000001 Турция 0.000492 0.000461
Индия 0.000761 0.000890 Туркменистан 0.000000 0.000731
Иран 0.000541 0.000534 Великобритания 0.000632 0.000477
Ирак 0.000459 0.000554 Украина 0.000000 0.000376
Ирландия 0.000724 0.000716 Объединенные Арабские Эмираты 0.000616 0.000783
Израиль 0.000814 0.000801 Уругвай 0.000040 0.000100
Италия 0.000488 0.000420 США 0.000546 0.000503
Япония 0.000346 0.000321 Узбекистан 0.000000 0.000432
Иордания 0.000720 0.000791 Венесуэла 0.000237 0.000176
Казахстан 0.000000 0.001312      
Мир в целом 0.000489 0.000466 Страны Европы, не члены ОЭСР 0.000496 0.000420
Африка 0.000660 0.000663 Бывший СССР 0.000417 0.000328
Ближний Восток 0.000632 0.000650 Латинская Америка 0.000184 0.000164
      Азия (исключая Китай) 0.000658 0.000724

Источник: IEA, 1998/9

Подобное технологическое достижение российской электроэнергетики досталось нам от наших энергетических корифеев времен СССР, когда развивались системы централизованного теплоснабжения в целях использования технологий когенерации (совместной выработки электроэнергии и тепла), которые и в настоящее время экономически недостижимы даже для ряда промышленно развитых стран. Но ряд чиновников МЭР и МПР, представителей НПО и г-н Чубайс все время пугают нас экологическими и климатическими интригами «грязных» стран против России, если мы не ратифицируем ПКС, несмотря на наше «донорство».

Ряд стран ОЭСР только к 2050г. планируют достичь «климатической» нейтральности, то есть привести свои балансы объемов выбросов и поглощения к единице. А Китай даже в отдаленной перспективе этим не «заморачивается».

Анализ экологической и климатической политики «грязных» стран на международном уровне (в отличие от их здравомыслящей внутренней политики), показывает, что разрабатываемые ими международные соглашения направлены на защиту их загрязняющих планету экономик с помощью безвозмездного использования природных экологических ресурсов стран «доноров». То есть, с помощью этих международных соглашений «грязные» страны избегают ответственности, предусмотренной Устава ООН и одним из принципов международного права«загрязнитель платит».

Принцип 16 (Декларация ООН, Рио –де-Жанейро, 1992г.)

«Национальные власти должны стремиться содействовать интернализации экологических издержек и использованию экономических средств, принимая во внимание подход, согласно которому загрязнитель должен, в принципе, покрывать издержки, связанные с загрязнением, должным образом учитывая общественные интересы и не нарушая международную торговлю и инвестирование».

Именно поэтому нас так настойчиво призывали присоединяться к ПКС, чтобы в логике двойных стандартов Россия, являющаяся экологической страной-донором, ещё и оплачивала парниковые выбросы других стран, вместо получения компенсаций за свое донорство. Типа народной мудрости «на ком пашут, на том и воду возят»…

Неоднократные заявления руководства России о необходимости учета поглотительного ресурса наших лесных и других территорий (возможностей биосферы), как условие участия России в ПКС, игнорируются не только в положениях ПКС, но и на методологическом уровне учета объемов выбросов ПГ, применяемой методологии МГЭИК, которая упорно внедряется в России. То есть, реализуется афоризм, однажды произнесенный лидером СССР: «Не важно кто и как голосует, важно, кто и как считает». В рамках ПКС, внедряемая методология МГЭИК по количественному учету объемов выбросов ПГ, не учитывает донорский (поглотительный) потенциал территорий России. Даже не смотря на поручение Президента РФ по итогам заседания Государственного совета по вопросу «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений», состоявшегося 27 декабря 2016 года, представители МПР и МЭР упорно внедряют эту методологию на территории России. Активном лоббированием этого процесса занимаются представители ИГКЭ, которые чуть ли не в полном составе участвует в качестве экспертов российской делегации на переговорах. Чьи интересы они защищают, игнорируя указания Президента РФ?

Ярким примером может служить статья руководителя ИГКЭ Анны Романовской, вышедшая после постановления Правительства РФ о принятии ПКС.

https://ria.ru/20190927/1559174136.html

В этой статье приводится результаты неких научных исследований, согласно которых Россия должна сократить свои выбросы почти в 2 раза, а поглотительный (донорский) потенциал её территорий полностью игнорируется.

«Правила игры (на переговорах) определяет Запад, прежде всего ЕС, и мы на изменение этих правил повлиять не сможем. И не станет ли наше чрезмерное участие в такого рода проектах и системах инструментом регулирования нашей энергетической политики, в том числе и в классических углеводородов?»

Задается вопросом Николай Проценко в статье «Углеродный налог: экологическая дань или входной билет в новую глобализацию?

https://oilcapital.ru/article/general/19-07-2019/uglerodnyy-nalog-ekologicheskaya-dan-ili-vhodnoy-bilet-v-novuyu-globalizatsiyu

Но если мы не в состоянии изменить правила игры на международных переговорах, которые направлены на подавление российского потенциала окружающей среды её территорий, то кто мешает установить здравомыслящие правила и научно обоснованную методологию количественного определения объемов антропогенных выбросов и их поглощения и нейтрализации на своей территории???

Например: Выбросы от использования топлива на международных авиа и морских перевозках (так называемое «бункерное топливо») методология МГЭИК по положениям РКИК и КП не учитывает в балансах стран. В результате создаются международные системы регулирования выбросов парниковых газов, с применением «углеродного налога» в рамках ИКАО и Морской организации, которые оказывают давление на российских перевозчиков. Кто или что мешает России, как стране донору включить выбросы от бункерного топлива в общий баланс страны, дабы исключить обложение наших международных перевозчиков «углеродным налогом» и создать им конкурентное преимущество? Мало того, при подобных решениях международные авиа и морские перевозчики, зарегистрированные в офшорах, прибегут регистрироваться в Россию, дабы не платить углеродную дань климатическим алармистам в ИКАО и Морской организации.,..

Ещё в начале 2000гг. страны ЕС начали вводить на своих территориях «углеродный налог» в различных формах. Тем самым они начали демпинг цены углеводородов на внешних рынках, замещая часть этой цены на «углеродный налог» в составе цены энергоресурсов для потребителя на внутреннем рынке. Аналогична «климатическая» стратегия и других стран потребителей углеводородов на мировых рынках по замене части цены на углеводороды глобальным «углеродным» налогом.

К сожалению, когда наши энергетические корпорации 10 лет назад втягиваясь в использование коррупционных механизмов Киотского протокола, они об этом не хотели слушать и не задумывались. http://www.carbonunitsregistry.ru/reports-pso.htm

И конечно, представителям стран потребителей подобное развитие глобального рынка выгодно. То есть, не надо затрачивать финансовые ресурсы на разработку и добычу углеводородов, а всего лишь администрируй сбор подобного «углеродного» налога и собирай маржу (отбирай часть маржи) с экспортеров углеводородов (почти 20 лет на эту функцию стремится МБРР). Таким образом, экономическая эффективность нашей внешней энергетической стратегии, в климатической стратегии стран потребителей углеводородов в ПКС будет стремиться к нулю…..

В дополнение к подобной стратегии служит и уже исторически сложившийся в странах ОЭСР механизм сброса устаревших технологий в развивающиеся страны. А в рамках «климатического» процесса страны ОЭСР при сбросе устаревших технологий, не только экономят расходы на утилизацию отработанных технологий, но и получают дополнительные права на увеличение объемов выбросов парниковых газов, за счет уменьшения объема прав на выбросы стран импортеров устаревших технологий, так называемые «механизмы гибкости», статьи 6 и12 КП.

Не обошли эти процессы и Россию. На реализацию подобной стратегии в России направлен ряд «мусорных» инициатив по созданию у нас индустрии переработки отходов производства других стран, с применением «грязных» технологий под видом аббревиатуры НДТ. Тщательно скрывается тот факт, что механизм нормирования по НДТ, введенный 219 ФЗ, категорически противоречит 42 статье Конституции РФ и нейтрализует существовавшую со времен СССР систему нормирования грязных выбросов по ПДК (предельно допустимым концентрациям загрязняющих веществ), которая стояла на страже охраны качественной среды для жизнедеятельности граждан. То есть, система нормирования по НДТ отменяет главный критерий допустимости воздействия промышленности на окружающую среду — сохранение способности окружающей среды обеспечить жизнедеятельность человека. Одновременно этим механизмом технологического нормирования 219 ФЗ «открыта калитка» для "законного" использования грязных технологий и их сброса в Россию из других стран.

Сегодня жители ряда российских регионов протестуют против ряда проектов по переработке на их территории отходов других регионов. Представляется, что в отсутствии национально ориентированной экологической и климатической политики после создания индустрии переработки отходов нам, вполне вероятно, предложат перерабатывать отходы других стран. Что мы во многом сегодня уже и делаем. Типа раз Россия не способна производить товары сама, то пусть хотя бы их утилизирует, а заодно и отходы их производства. Вот и будет нам, россиянам, счастье — и экологическое, и климатическое в одном флаконе….

За 25 с лишним лет, плывя в русле международных «природоохранных» и «климатических» инициатив стран-загрязнителей и их экологического и климатического протекционизма мы оказались не в состоянии самостоятельно разработать, ни заимствовать чужие здравомыслящие жизнеобеспечивающие и экономические решения для защиты своего внутреннего рынка, обеспечивающего экологически чистое экономическое развитие России. Мы не сделали этого за время участия в РКИК (1992-2007гг.), также за время участия в КП (2008 -2020гг.). До настоящего времени болтаемся в хитросплетениях климатического и экологического протекционизма других стран.

На состоявшемся 4-5 сентября в Москве Климатическом форуме городов представитель МЭР Лариса Корепанова заявила о подготовленном законопроекте регулирования выбросов парниковых газов в России. В законопроекте предусматривается установление лимитов на выбросы парниковых газов сначала для крупных компаний с последующим переносом этого режима для менее крупных компаний, с установлением платы за превышение лимитов на выбросы. Подобные намерения не что иное, как попытка реализации системы регулирования выбросов, разработанной странами ЕС ещё в 1996г. и внедренной ими в 2005г. в пилотном режиме, а в 2008 г. в основном. То есть, спустя 12 лет после разработки. Представители МЭР проигнорировали выводы из доклада ИПЭМ? Система регулирования ПГ в странах ЕС разрабатывалась для стран импортеров углеводородов, а не для стран экспортеров. И она не приемлема для России со всеми вытекающими последствиями подавления экономического роста, к тому же являющейся и страной донором.

Аналогичное мнение выразил и председатель рабочей группы Госсовета России губернатор Кузбасса Сергей Цивилев.

Он … «предложил пересмотреть закон «О государственном регулировании парниковых газов…». Напомним, что документ предполагает введение так называемого углеродного сбора - выплат предприятий за выбросы сверх разрешенных показателей. Однако введение таких мер может создать угрозы для компаний топливно-энергетического комплекса и экономики в целом, а также вызвать рост тарифов для населения и промпредприятий.»https://www.kem.kp.ru/daily/27030/4093915/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews

Трудно поверить, что все эти проблемы в России климатическими алармистами в руководстве будут решены в интересах России до конца 2019г.

Похоже, опять получается «как всегда», и «лучшим» сценарием участия России в ПКС, будет прогнозируемая стагнация нашей экономики….

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить