Loading...

Эвтаназия сырьевой экономики – вынужденная мера

DETAIL PICTURE 609480Гайдаровский форум для России традиционно играет роль своеобразной отдушины, где каждый участник, даже самый ответственный чиновник, имеет возможность сказать не то, что положено, а что на самом деле он думает о происходящим в российской и мировой экономике.
Конечно, фразой (и мыслью) этого года, стали слова Германа Грефа о том, что каменный век кончился не по причине того, что кончились камни, и век нефти кончится не потому, что во всем мире закончилась нефть.
 
Среди событий, «перекрывших кислород» сырьевому сытому счастью целого ряда стран по всему миру стало и историческое Парижское климатическое соглашение, поставившее ограничения по выбросам в атмосферу углекислого газа в рамках решения стратегической задачи – удержания прироста глобальной средней температуры ниже2°С сверх доиндустриальных уровней и продолжения усилий по ограничению роста температуры до1,5°С. (http://unfccc.int/resource/docs/2015/cop21/rus/l09r.pdf)
 
Углекислый газ техногенного происхождения получается в результате сжигания углеродосодержащего топлива (нефть, уголь, природный газ, торф, дрова и пр.) Следовательно, речь идет о массовом сокращении потребления этих энергоносителей.
Многие страны взяли на себя обязательства в этом направлении, тем, кому дороговато, решено выделить 100 миллиардов долларов начиная с 2020 года.
 
Вот, пожалуй, этот год и можно будет считать годом отключения от аппарата поддержания жизненных функций всех сырьевых экономик.
 
Ну, коли конференция проходила в Париже, то кому как ни французам быть законодателями мод в деле реального снижения энергопотребления? 
 
Вопросам российско-французского сотрудничества в области сокращения выбросов парниковых газов и энергосбережения было посвящено заседание экспертной секции 
«Франция и Россия: перспективы сотрудничества в реализации решений конференции ООН по климату»
 
В работе экспертной секции приняли участие директор Института государственной службы и управления РАНХиГС Игорь Барциц, президент Союза предприятий по развитию энергоэффективности и экологической безопасности U4E, генеральный директор группы компаний «Сен-Гобен СНГ» Гонзак де Пире, советник управления по энергетике и климату (DGEC), советник по энергетике и климату генерального комиссариата (CGDD) Министерства экологии, устойчивого развития и энергетики Франции Ришар Лавернь, директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов Высшей школы экономики Георгий Сафонов.
Концепция Новой экологической политики Москвы была представлена руководителем Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы Антоном Кульбачевским.
 
Актуальность проблемы сразу подчеркнули модераторы дискуссии, отметив, что при кажущейся незначительности цифр – 1,5 – 2% на практике разница будет апокалипсической. Так, при повышении глобальной температуры на 2 градуса, без питьевой воды к 2030 году останутся 300 миллионов человек, а при повышении на три – уже три миллиарда (каждый третий житель Земли).
 
Как известно, в деле сокращения вредных выбросов, Москва идет впереди планеты всей. Главная причина тому – деиндустриализация города, в ходе которой все крупные производства были либо закрыты совсем, либо выведены далеко за пределы города. Единственным исключением остался, кстати о конце века нефти, Капотненский нефтеперерабатывающий завод, дающий периодически о себе знать пахучими выбросами, «источник которых не обнаружен». С другой стороны, именно этот завод призван обеспечить регион экологически более безопасным топливом класса Евро 5.
 
Вот что сказал руковдитель профильного столичного департамента о экологических проблемах города и путях их решения: 
«Для Москвы 2016–2017 годы будут показательны с точки зрения экологии. В рамках реализации новой экологической политики города, базирующейся на формуле «экология плюс экономика», мы планируем если не решить, то вплотную приблизиться к решению транспортной проблемы путем строительства новых станций метро, транспортно-пересадочных узлов, перевода городского автопарка на более высокий экологически комфортный класс топлива (Евро 5), а также увеличения количества электромобилей. Этот пакет транспортных решений должен привести к улучшению состояния атмосферы в нашем мегаполисе. Если эта тенденция в городе будет работать, то к 2030 году мы у автомобилей отвоюем 30% вредных выбросов. Такие задачи мы перед собой ставим и считаем их реалистичными и выполнимыми» – рассказал Антон Кульбачевский.
 
Если для Москвы главный резерв сокращения выбросов видится в изменении транспортной политики города, то французы делают упор на снижение энергопотребления. Причем в первую очередь, в жилом фонде.
 
За десять лет во Франции удалось вдвое (!) снизить энергопотребление в жилом секторе при расчете на один метр жилой площади. 
 
На вопрос «Как?» ответил президент Союза предприятий по развитию энергоэффективности и экологической безопасности U4E, генеральный директор группы компаний «Сен-Гобен СНГ» Гонзак де Пире.
Секрет во внедрении энергосберегающих технологий в первую очередь в строительстве, ремонте и модернизации домов. Автоматизированные системы контроля и регулирования потребления энергоресурсов как первый шаг, затем экономичные источники света, современные теплоизоляционные материалы, эффективные системы отопления.
 
Кстати, именно компания «Сен-Гобен», не смотря ни на какие санкции, активно развивает производство высокотехнологичных строительных материалов в России. Наверное, единственной индустриальной новостью московского региона последнего года было открытие завода и технологического центра компании "Сен Гобен" в подмосковном Егорьевске - http://ekogradmoscow.ru/novosti/ot-slov-k-delam
 
Французские участники форума поддержали мнение руководителя Департамента природопользования и охраны окружающей среды города Москвы Антона Кульбачевского, что экология не должна быть территорией санкций. 
 
Земля на всех одна, общий океан и общий воздух на планете. Санкции в сфере экологии – это санкции против всего мира.
 
 
Игорь Егоров

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить