Loading...

Оптимизм творит чудеса

KatyaСпинальная амиотрофия Верднига-Гофмана — такая формулировка значится в медицинской карте Екатерины Морозовой. Если по-русски, то это слабость всех внутренних органов, кроме головного мозга. Однако Катя не только не унывает, но и ставит сама себе противоположный диагноз: «патологический оптимизм».

«Понимаю, что ситуацию не изменить, но это же не приговор! С коляской можно прекрасно жить, главное — не киснуть. Тем более когда кругом такие замечательные люди!» — уверена девушка.

Главное — не давать себе поблажек

«Я училась на дому все 11 лет, — рассказывает Катя. — Не могу сказать, сложнее это или проще, чем в обычной школе, мне же сравнить не с чем. Я никогда не чувствовала себя не такой, как все.

Если что-то такое проскальзывало в людских репликах, я спрашивала у мамы, почему меня назвали инвалидкой. А она честно объясняла: «Потому что у тебя проблемы со здоровьем. Но зато много достоинств, так что нет повода для расстройств!».

Душа сильной и интересной девушки всегда привлекала окружающих. В подростковом возрасте именно у Кати дома тусили большие компании: друзья могли завалиться внезапно, развеселые и голодные.

И мудрая мама не только не ворчала, но и кормила всех.

«Как потом признавались некоторые мои друзья, именно моя мама наставила многих на путь истинный — своими душевными разговорами, мягким воспитанием. И за это все ей несказанно благодарны», — подчеркивает Екатерина.

Музыкальные концерты, синие волосы и даже собственную рэп-группу — все это, оказывается, можно легко совмещать с инвалидной коляской. А еще полноценно работать с 14 лет.

«Сначала я набирала тексты, оформляла документы, затем занялась написанием сценариев, неймингом (разработка торговой марки, товарного знака. — прим. ред.), копирайтингом (создание рекламных и презентационных текстов. — прим. ред.), — вспоминает пензячка.

— Был опыт работы в продажах — по телефону предлагала системы видеонаблюдения. И тогда очень сильно «прокачала» навыки коммуникаций — теперь могу позвонить кому угодно и что угодно продать!»

С такими умениями окончить вуз дистанционно оказалось несложно — знай себе осваивай материал и сдавай тесты, когда будешь готова. Сейчас дипломированный специалист по связям с общественностью удаленно трудится в пензенской IT-компании. Она очень дисциплинированна и исполнительна: трудовой день у нее такой же, как у коллег, которые ходят в офис.

«Главное — не давать себе поблажек и не лениться, — уверена девушка. — Тогда и на увлечения время останется, и на путешествия, без которых я не представляю своей жизни».

Все просчитать на 10 шагов вперед

Впервые тягу к приключениям Катя ощутила в 12 лет. Тогда с компанией ровесников она отправилась в свой первый турпоход. Мама ехала рядом на велосипеде. Освоив потайные уголки родных пенатов, туристическая тусовка начала бороздить более отдаленные села (там ребята давали концерты), а затем и бескрайние просторы российского юга.

Жили в палатках, снимали домики, комнаты... Катя во всем была наравне с остальными. Ну разве что туристический коврик-пенку вместе с мамой утепляли и утолщали: девушке нельзя переохлаждаться. А так и по кочкам-буеракам на коляске ехала, и в пещеру спускалась, и в море купалась.

«Именно тогда я научилась просчитывать все на десять шагов вперед, — признается Катя. — Обычный человек сел в поезд и поехал. А я лишь в прошлом году узнала, что есть специальные вагоны для инвалидов — с просторными купе, широкими туалетами, автоматическим подъемником с перрона. До этого всегда пользовалась обычным поездом. Меня поднимали вдвоем, грузили на первую полку, коляску — на третью. Приходилось всю дорогу сидеть там. Но если ты действительно жаждешь странствий, ничто не может сбить с пути».

Девушка, живущая в сети

А если в жизни появляется человек, который тоже болеет путешествиями и готов в прямом смысле слова носить тебя на руках по нескольку раз в день, то это же просто настоящее счастье! У Кати такое счастье есть уже пять лет — с тех пор как в ее жизни появился Макс.

Парень и девушка случайно познакомились на бескрайних просторах Интернета, начали переписываться. Со временем сообщения стали жизненной необходимостью.

«Он мне сразу понравился, — признается Катя. — Очень начитанный, разносторонний, увлекается йогой, играет в шахматы, переводит книги с английского. В общем, с Максом никогда не бывает скучно!»

Максима абсолютно не смутило то, что девушка живет в инвалидной коляске. Главное, она понравилась как человек, остальное неважно.

«Однако в Пензу Максим не собирался приезжать, — улыбается Катя. — И тогда я — все-таки пиарщик по образованию! — развернула целую PR-кампанию нашего славного города. Подбирала крутые фотографии, рассказывала об интересных событиях и тусовках. И спустя полгода он все-таки приехал».

Сказать, что оба волновались перед первой встречей, не сказать ничего. Но при первом взгляде друг на друга напряжение улетучилось. С тех пор Катя и Макс практически не расстаются. Примерно восемь месяцев в году молодой человек живет в Пензе, иногда ездит к себе домой, ведь там остались родители, а это святое.

На коляске по Европе

Вместе с любимым «патологическая оптимистка» и отправилась в свое первое большое заграничное путешествие. Как только появилась возможность.

«И дело даже не в деньгах, — рассказывает Катя. — Было важно собраться и подготовиться морально. Тем более что даже моя мировая мама, которая всегда поддерживала мои прожекты, полгода настойчиво меня отговаривала!».

Опасения мамы понятны: из-за диагноза у Кати очень слабое здоровье. Легкая простуда может мигом перерасти в воспаление легких. Именно поэтому половину чемодана занимали лекарства, а Максим под бдительным контролем Катиной мамы прошел практикум по уколам. Поняв, что дочь действительно в надежных и, главное, нежных руках, мать отпустила ее в евротур.

Голландия, Франция, Швейцария, Германия, Финляндия — из города в город друзья колесили по Старому Свету. В целом Европа, конечно, приспособлена для колясочников, но ребята никогда не искали специальных условий и удобств. Ведь все преодолимо.

В Женеве пришлось самостоятельно менять колесо коляски — его пробило. Да и в отеле Франкфурта, где Катя и Максим останавливались на две ночи, очень перенервничали.

«Мы заранее уточнили, есть ли там лифт, — вспоминает девушка. — Все было нормально: приехали, передохнули, отправились гулять. А когда вернулись ночью, выяснилось, что лифт не будет работать до утра. Очень долго пытались уладить ситуацию с администратором, но желающих помочь Максу поднять меня на наш этаж не нашлось.

В итоге нам выделили два раздельных номера на первом этаже. Это было испытание: в одиночку я не могу существовать, и Макс каждые два часа приходил и проверял, все ли у меня в порядке».

Предложение руки и сердца

Однако все это для Кати — пустяки, дело житейское, ничто в сравнении с ощущением свободы, которое дарит самостоятельное покорение мира.

«У меня как будто включается скрытый режим, внутренние батарейки начинают работать с утроенной силой, — признается девушка. — Как только добираемся до отеля, меня тянет гулять, смотреть город, фотографировать и ни на секунду не останавливаться. Даже не понимаю, куда девается вся усталость. Наверное, это мне компенсация за полгода, которые я провожу фактически в четырех стенах — с октября по март душа рвется на улицу, а тело не дает: выхожу максимум раз в неделю, боюсь простуды. Да и вязнуть в глубоком снегу колесами — то еще удовольствие...»

...Недавно Макс подарил Кате сережки и кольцо. А просто так подобные подарки, сами понимаете, не делают. Вместе с ювелирным комплектом девушка получила предложение руки и сердца.

«Я пока по своему обыкновению все просчитываю, — шутит она, хотя видно, как светятся счастьем ее глаза. — Пышное платье с обручами и длинной фатой — не для коляски. Регистрация в загсе — тоже. Мы были там — узкие лестницы! Так что на мне в любом случае будет элегантный белый брючный костюм, а регистрацию устроим открытую. И лучше, конечно, где-нибудь в путешествии!»

 

ИСТОЧНИК: «Молодой ленинец», № 26

Автор текста: Ксения Вдовикина

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить