Loading...

Монолог активистки, собравшей 1,5 миллиона подписей против убийства собак перед ЧМ-2018

   Зоозащитница Екатерина Дмитриева собрала полтора миллиона подписей под петицией против убийства бездомных кошек и собак перед чемпионатом мира по футболу. Екатерина рассказала «Афише Daily» о том, насколько эффективно чиновники решают проблему, кто главный враг породистой кошки и как правильно решить вопрос животных на улицах

image   Директор Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева в конце 2017 года начала кампанию против убийства бездомных животных накануне чемпионата мира по футболу. Поводом стали тендеры, опубликованные на сайте госзакупок, которые противоречат 230–231-й статьям Гражданского кодекса РФ о безнадзорных животных. В них заказчик — город, а описание услуги примерно выглядит так: «Оказание услуг по отлову, транспортировке безнадзорных и бродячих животных с последующей эвтаназией и утилизацией трупов животных». Екатерина создала петицию «Убийства во имя футбола» на сайте Сhange.org с требованием отменить живодерские тендеры, а также принять закон об ответственном обращении с животными. Зоозащитники из разных городов это поддержали, а петицию подписали уже больше полутора миллионов человек. Екатерина рассказала «Афише Daily» о том, как обстоят дела с бездомными животными в стране и какие меры нужно принять государству, чтобы животные не страдали по вине человека.

Как власть оправдывает убийство собак

   Ситуация такая: маленькая группка зоозащитников бьется с государственной машиной. И это какое-то сумасшествие: сила действия равна силе противодействия. Все ведущие СМИ вдруг начали рассказывать про истории покусов собак. Это два-три случая, в которых еще не доказано, собаки это погрызли или нет. Мы знаем о вопиющих случаях, когда собакам приписывают то, к чему они не причастны. У нас в стране маньяки были, стрелки на трассе орудовали сколько лет, но об этом так не писали. Не спорю, случаи, когда собака кусает человека, — это трагедия, но нельзя же всю популяцию за это приговаривать к смерти.

   Отрава через шприц попадает в кровь, собака не может вдохнуть и в сознании умирает от удушья в течение двадцати минут  

   Получается, что идет настоящее противоборство: зоозащитники предлагают разумные решения вопроса, думают, как уменьшить рождаемость бездомных животных, чтобы просто количество животных уменьшить, чтобы не было необходимости кого-то истреблять. А наше государство пытается с помощью СМИ, которые к сожалению, поддерживают эту истерию в поисках пиара или даже не знаю чего, подойти к проблеме через базовую эмоцию — страх смерти, — запугать людей, чтобы оправдать эти тендеры. Считаю, что это недостойное поведение. Это не диалог.

   Сочинские отловщики в 2014-м, перед зимними Олимпийскими играми, использовали запрещенные препараты, которые убивают собаку на месте. Смысл действия: отрава через шприц попадает в кровь, собака не может вдохнуть и в сознании умирает от удушья в течение двадцати минут. Антидота нет. И сейчас мы видим, что такой же механизм используют перед чемпионатом мира по футболу.

Что ФИФА ответила на просьбу остановить массовое истребление

   На уровне власти нас никто не поддержал. Мы обращались ко всем кандидатам в президенты, откликнулась Собчак, написала письмо в ФИФА. Ну а что Собчак, какие у нее есть полномочия? Мы вместе с группой активистов собирали подписи от зоозащитников, чтобы отправить большое письмо в ФИФА с просьбой остановить это безумие, каким-то образом повлиять. Ответ был такой: мы знакомы с этой проблемой, но мы решаем много других ситуаций и не можем уделять внимание всему, с чем к нам обращаются. Но мы мысленно с вами, держитесь. Спасибо за ваше неравнодушие.

Насколько эффективно чиновники борются с бездомными животными

   В 2016 году в одном из своих выступлений Путин говорил, что животных нужно признать частью экосистемы. В 2017 году то же самое говорилось, многие депутаты на эту темы высказались, но ничего для решения важнейших проблем не сделано. Я была на встрече с Мутко по вопросу о тендерах на отлов. Все хлопают глазами, никто ничего конкретного сказать не может. А мы все ждем закон. Не так давно Бурматов (депутат Госдумы от «Единой России» Владимир Бурматов. — Прим. ред.) в частной беседе с зоозащитниками сказал, что закона не будет, но, возможно, получится решить проблему по частям.

   Каждый год во многих городах России выделяется большая сумма на убийство бездомных животных, но при этом проблема не решается. Но понятно десятилетнему ребенку — значит этот способ не работает. Когда началась вся эта история с чемпионатом мира по футболу, я выдержала ряд нападок, когда мне говорили «При чем здесь чемпионат? У нас каждый год убивают бездомных животных». Ну я вас поздравляю, ребята, что у вас каждый год животных убивают! Значит вы из года в год не решаете проблему, а просто сливаете средства в дыру.

   Ну я вас поздравляю, ребята, что у вас каждый год животных убивают! Значит вы из года в год не решаете проблему, а просто сливаете средства в дыру

   Проблема еще в том, что в полномочия муниципалитетов входит регулирование численности животных, но это регулирование начинается со слова «отлов». До отлова будто бы у нас ничего не существует. Конечно, мы должны отловить, это не обсуждается, но дальше мы должны стерилизовать животное и выпустить. Власти же не готовы терпеть животных на улицах. Понятное дело, при таком подходе всегда дешевле убить.

   Еще одна большая проблема — замуровывание продухов в подъездах. Люди не хотят, чтобы там жили кошки, поэтому опять будут их замуровывать. А ведь это единственное место в нашем климате, где зимой кошки могут выжить. Они пытаются туда пролезть, но если продух замурован, животное просто замерзает. Поэтому у нас как бы идет зоопартизанская война с государством. Есть отряды волонтеров, которые по нашим заявкам выезжают с кувалдами и взламывают эти продухи. А коммунальщики их снова замуровывают. Вы только представьте: одни идут замуровывать, другие — размуровывать. А Минстрой смотрит на все это круглыми глазами и говорит: ну да, но у нас как бы свои задачи. Получается, что вопросы отданы коммунальщикам, а для них главное, чтобы в подвале ничего не текло, было сухо и чисто.

А как нужно решать проблему правильно

   Я бы вообще предложила до того момента, пока эта сфера не будет как-то регламентирована, пока не будет инструкций и механизмов реализации профилактики бездомности, вообще сделать мораторий на отлов и усыпление.

   Зоозащитники в разных городах подходят к проблеме по-разному, но даже никто из них не говорит о контроле за рождаемостью и о причинах этого. Одни говорят, что всех условно бездомных животных надо рассылать в приюты, другие говорят — нечего их держать в приютах, но никто не говорит о самой проблеме возникновения бездомности. Мы по этому поводу сняли ролик о том, как мужчина отдает собаку в приют. Ролик идет две минуты, но я не могу получить от правительства Московы эти несчастные минуты времени, чтобы показывать его на социальных площадках. Я даже не могу получить от них бумажку, по которой этот ролик можно считать социально значим.

   В нашей стране нет пропаганды невыборса животного на улицу, я даже не говорю о карательных мерах за это, регистрацию домашнего животного или налоги за нерегистрацию. Нет даже пропаганды гуманного отношения, того, что делает нас людьми. Слово гуманизм ведь произошло не от гуманоидов.

Какой хозяин самый опасный для животного

   Самое главное зло — люди, которые разводят животных. Те, кто заводят животное до первой щенячьей выставки, а потом выкидывают собаку из-за несоответствия породе или потому, что просто больше не хотят им заниматься. Люди увлеченные, которые контролируют весь помет, у которых не просто так организованы очереди на породистых животных, у них совершенно другая сфера, речь не о них. Но все же, не решая проблемы регистрации животных, не привлекая к ответственности за выбросы и не вводя мораторий на разведение, ситуацию не изменить.

   Позавчера в один день я увидела три поста в соцсетях, только в Москве, с поиском дома для бенгальских кошек. Трое людей в разных частях города подобрали бенгалов на улице! А ведь это та порода, которая еще два-три года назад продавалась за тридцать тысяч рублей. А сейчас — бери не хочу. Да что говорить, когда каждая вторая дворовая кошка — британская или шотландская. А русская голубая вообще сейчас за породу не считается. Все это безумное перепроизводство животных. Я вот буквально сейчас подобрала кошку, которую принесли в клинику усыплять. И ведь это совершенно здоровое двухлетнее животное, которое решили усыпить просто потому, что надоело.

Есть ли в России места, где к бездомным кошкам и собакам относятся нормально

   В Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге успешно работает программа: отлов — стерилизация — вакцинация — выпуск. Благодаря этому в Нижнем Новгороде, например, сократилось количество покусов собак в разы. Но стоит уточнить, что покусом считается не только то, что собака накинулась и разорвала, это и если ваша кошка вас расцарапала, а вы с этим обратились в больницу. То есть это и бездомные, и владельческие животные. Более того, Омский научно-исследовательский институт природноочаговых инфекций Роспотребнадзора, провел исследование, в котором менее одного процента покусов приходится на безнадзорных собак, шестьдесят процентов — это владельческие, и меньше сорока процентов — условно домашние, которые бродят по улицам без хозяина.

   Ну решили же когда-то, что бомжей больше не высылаем за сто первый километр, что после Спарты мы инвалидов не сбрасываем со скал

   Лично я не хочу жить на живодерне. А хочет, видимо, какая-то группа людей и чиновники. Причем если с каждого чиновника снять его серый пиджак, понятно, что он тоже не хочет так жить. Но они будто маски надевают, как только приходят в свои кабинеты. Причем у них у многих есть животные дома. Ведь у нас только домашних кошек тридцать миллионов, по данным производителей кормов. А это значит, что у каждого четвертого россиянина есть кошка.

0e5c26fd95e7c820fffc8c76eb27f929

Екатерина Дмитриева
Директор Фонда защиты городских животных

   В Нижнем Новгороде зоозащитник Владимир Гройсман организовал систему, по которой он ловит собак, стерилизует и возвращает их в среду обитания. Более того, он мне рассказал, что у них в городе стало модно брать собак из приюта. Частая картина: подъезжает «порше», из него выходит человек с двумя дворнягами и идет гулять с ними в парк. И вот им как-то удалось переломить эту историю. И это лишь один город, к сожалению, не вся область.

   В Петербурге все коты и собаки стерилизованы. Зоозащитники также борются с подвалами, у них приняты свои местные законы об этом, есть старшие по котам. Там есть Аня Кондратьева со своей «Республикой кошек» — это прекрасно! Так что даже у нас в стране есть примеры нормального, гуманного отношения к животным.

Хотят ли люди убивать домашних животных так же, как чиновники

   Не так давно прошла конференция, посвященная проблеме убийства бездомных животных. Я готовилась к худшему, но была приятно удивлена, что люди по большому счету уже не готовы убивать, такие вопросы даже не звучали. Люди знают, что есть проблема, но просто не знают, что делать. Именно поэтому мне кажется важной просветительская деятельность. Потому что постепенно в создании даже обычных людей, которые ничего не знают о проблемах бездомных животных и никакое отношение к ним не имеют, что-то меняется. Кто-то вдруг кота нашел на улице и пытается его пристроить, кто-то щенка на трассе подобрал. И это те люди, которые еще вчера могли говорить, что им плевать на животных. Все эти изменения хорошо заметны по соцсетям.

Две вещи, которые зоозащитникам нужны от государства

   Мы планируем снять еще один вирусный ролик на эту темы, запустить акцию «мы не хотим жить на живодерне», чтобы вывести протест из сети на улицу. Все для того, чтобы государство приняло решение не убивать животных. Ну решили же когда-то, что бомжей больше не высылаем за сто первый километр, что после Спарты мы инвалидов не сбрасываем со скал. И как-то общество научилось с этим жить. А то власти так и будут тратить большие деньги на убийства бездомных животных и называть это социальным государством.

   Получается, от государства нужно две вещи: не убивать, если оно не готово решать эту проблему и продумывать какие-то правовые механизмы, и не мешать зоозащитникам делать свое дело. У нас в стране очень сильное зоозащитное волонтерское движение, у нас митинги проходят одновременно в двухстах городах. Никакому другому движения не по силам такая консолидация. При этом нет никакого штаба и спонсора, все делается на деньги волонтеров. Поэтому просто не мешайте и оставьте животных в покое, все остальное мы сделаем сами.

 

 

 

 

 

Екатерина Дмитриева
Директор Фонда защиты городских животных

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить