Loading...

Московский Каледонский клуб: что думают о нас в Шотландии?

4.02.17 календонцы 010В то время, когда мы только и слышим о враждебности народов западного мира к России, в Москве успешно действует общественная организация, основанная на теплых российско-шотландских отношениях, в которой и не думают разрывать знакомство с иностранцами по той причине, что весь мир сошел с ума. И действительно, зачем торопиться следовать за всеми? Ум никогда не бывает лишним, сходить – значит, подставляться под удар безумия.

 

Называется организация Московский Каледонский клуб. В чем состоит его деятельность: отношения отношениями, но надо понимать не общий, поверхностный смысл существования, а подробности активной формы его жизни, ибо в деталях, в конкретных делах открывается, как правило, подлинная сущность. Чем, например, занимаются на своих собраниях члены клуба?.. Чтобы узнать об этом мы отправились на заседание клуба, позаботившись заранее о приглашении.
Собрание клуба состоялось 4 февраля 2017 г. Место встречи значения, собственно, не имеет – в «каком селе угадывай, в каком часу рассчитывай»... А впрочем, какой тут секрет? Встречались в библиотеке им. Лермонтова, расположенной в Сокольниках. И тут нет случайности.

 

Надо сказать, что библиотека Лермонтова давно стала культурным центром для людей как проживающих в этом зеленом районе Москвы, так и для москвичей в целом. Каких только людей тут ни встретишь: и режиссеры, как например, Николай Бурляев, актеры (Инна Макарова, например), писатели (поэты и прозаики), художники и скульпторы, музыканты и путешественники. Каждое новое мероприятие в библиотеке – настоящее событие. Здесь даже есть свой профессиональный театр! Спектакли представляют собой постановки по лучшим произведениям русской словесности: «Врата рая» по поэме М.Ю. Лермонтова «Демон», «Парижские дни. 1814 год» о событиях войны с Наполеоном (взятие русскими Парижа) по произведениям русских и французских писателей (сценарий С. Волошиной-Андрийчук) и т.д. Звучание русского слова в прозе и стихах во всем изяществе и эмоциональном колорите принципиально. Кредо театра: красота, стиль и внятное содержание. Никаких вульгарностей не допускается. Все интеллигентно, художественно и высокопрофессионально, и в действии персонажей на сцене, и в замысле авторов.

4.02.17 календонцы 037


Привлекает и историческое прошлое Лермонтовки. Изучая его, понимаешь, какие высокие традиции культуры и просвещения хранят жрецы этого храма культуры. Ираклий Андроников не раз бывал в этих залах, выступал с лекциями о Лермонтове и Пушкине. О, эти лекции уже превратились в легенду! Артистизм Андроникова превращал их в настоящие представления, охватывающее слушателя-зрителя полностью, как только способно охватывать настоящее произведение искусства. Когда учреждение обладает такими традициями, то о нем говорят: «Здесь намоленные стены».
Так где же еще, как не здесь, проводить мероприятия организациям с клубной направленностью? История джентельменских клубов в Москве тоже богата. Стоит только вспомнить дореволюционный Английский клуб, в который, кстати, хаживал и Пушкин, будучи его членом. Лев Толстой описывает в «Войне и мире» торжественный обед, устроенный здесь в честь Багратиона... Существовали еще и Охотничий клуб, Учительский и другие. Принятые в этих заведениях общения на самые актуальные темы, а особенно по теме, отраженной в названии, пользовались популярностью. Такое провождение времени, наверное, вселяло самоуверенность и облагораживало, да и было попросту интересным. Считалось, что в клубах складывалось общественное мнение Москвы, к которому прислушивались обыватели, политики.

4.02.17 календонцы 004

В этом же духе существует ныне и Московский Каледонский клуб. Его главенствующая тематика – Шотландия, взаимосвязь далекого горного края с Россией, в прошлом, настоящем... Стороннему человеку кажется странным, что москвичей интересуют не отечественные обычаи, культура, политика, а страны, находящейся за тридевять земель. Такова уж специфика любого клуба: он отвечает потребностям тех, кто его посещает. А, собственно, почему бы и нет? Не пользы ради тянет человека к познанию, а его любопытство и еще что-то, чего объяснить нельзя. Спросите у ученых, что ими движет в стремлении докопаться до истины? Думаете, Нобелевская премия? А вот Григорий Перельман отказался ее получить...
Здесь, в клубе, могут найти отдохновение для души люди, почему-то полюбившие Шотландию, ее ландшафты, песни, легенды, баллады, танцы, историю, народные привязанности, приверженность к самобытности. Сердцу не прикажешь. Но в любви к чему-то всегда проявляется внутреннее благородство. Быть может, изучая эту страну, входящую в Великобританию, они находят и в своем народе индивидуальные и привлекательные черты: со стороны обычно видней. Однако надо заметить, что любовь, скажем, к Шотландии не умаляет любви к родной Отчизне. Во всяком случае, будучи в клубе, я этого не заметил. Наоборот, всему хорошему они находят соответствие в России. На этом строятся отношения. И, кстати, общего у наших стран гораздо больше, чем мы думаем.
Привычка ругать всё своё давно уже стала рудиментом времен перестройки и выпуска на ТВ передачи «Взгляд», ныне о которой никто уже и не вспомнит (а если и вспомнит, то не самыми добрыми словами). Теперь пора открыть глаза и объективно судить о себе. А мы не так уж плохи, между нами говоря. Так что сравнивая себя с другими народами мира, в частности с шотландским, мы чувствуем, что так же, как и они, эти беспокойные ребята в клетчатых одеждах, содержим богатый колорит всяких удивительных обычаев, верований, принципов, делающих нас народом, достойным внимания, изучения, уважения. Видимо, чтобы познать себя, необходимо сначала познать другого. Да ведь это же прописная истина! – заметите вы и будете правы. Ну разве не чудна человеческая мысль! Чтобы прийти к простому ответу на вопрос, лежащему рядом, нужно осилить сложный и длинный путь в обход, подобно героям вольтеровского «Кандида».
Московский Каледонский клуб живет скромно, не тратясь на пиар и борьбу кого-то с кем-то, как это принято у иных собратьев по интересам, желающих получить грант от заинтересованной стороны. Оказывается, не обязательно много денег, чтобы вести клубную деятельность. Кто-то говорил: лучший способ борьбы с бесконечной нуждой – умерить свои желания. Такой принцип, похоже, и у Московского Каледонского клуба. У него нет своего помещения, где можно было бы проводить массовые мероприятия. А выезды в Шотландию проходят за счет участников поездки. Вполне демократично. Нет членских взносов, что облегчает жизнь организаторам, не вводит во искушение отдельных казначеев и не дает повода для государственных проверок и зависти для недоброжелателей.
Заседание клуба 4 февраля состояло из нескольких отделений. Первое – научно-историческое. Вице-президент клуба сотрудник Института всемирного истории РАН Дмитрий Федосов прочел лекцию о старинном шотландском роде, предки которого в 17 веке служили в России. Причудлива судьба главы семейства в XX-XXI веке. Он был начальником Шотландских драгун – генерал, а в его служебном кабинете висел (неизвестный в России) огромный портрет русского царя Николая II кисти знаменитого живописца Валентина Серова... Почему? О, это длинная история, и на собрании клуба о ней рассказал Дмитрий Федосов, но мы оставим ее до другого случая. Затем Президент клуба Виталий Миронов – тоже историк, поделился впечатлениями от поездки в Шотландию, рассказал о встрече с друзьями.

4.02.17 календонцы 022

Второе отделение посвящалось славной дате рождения шотландского поэта Роберта Бернса. По этому поводу был организован концерт. На нем режиссёр и актриса Светлана Волошина-Андрийчук прочитала стихи Роберта Бернса, рассказала о разных переводах поэта на русский язык. В годы перестройки распространилось мнение, будто шотландец на родине у себя не был популярен, а в советское время его прославили у нас за то, что он обличал богачей и знать. И, мол, только после этого спохватились в стране туманов и тоже признали значимость Бернса. Светлана оспорила это утверждение. Оказывается, что еще задолго до революции в России появились переводы шотландского поэта. Первым его оценил И.И. Козлов (в 1800 году – «Обращения к тени Томсона»). Чуть позже – М.Ю. Лермонтов, правда, он перевел всего лишь четыре строчки. Хотя бы эти два факта говорят, что Роберт Бернс уже в то время был знаменит своими стихотворениями. Иначе как бы дошли вести о нем, его поэзия до России? А Михаил Юрьевич, как известно, за границей не бывал, Иван Иванович – тоже. Хорошие переводы - заметьте, тоже дореволюционные, - были и у Жуковского, Щепкиной-Куперник. А в советское время лучшим в этом был Маршак.

DSC06445-2

После поэтического выступления на сцену поднялась танцевальная группа Московского Каледонского клуба под руководством Татьяны Зайцевой. Они представили новую танцевальную программу шотландский степ. Степ вообще изобретение шотландское, и он очень хорошо «зажигает» зал. И после настроения поэтической элегии прибыло на душе энергии бунтующего тела.
А завершила концерт живая музыка шотландской волынки в исполнении Сергея Романенкова. Стены Лермонтовской библиотеки наполнились звуками далекого края, и воображение не заставило себя ждать. Я представил себе Шотландию. Деревни с домиками и полями, малые города, угрюмые каменные замки, море, холмы и горы... Так, казалось мне, наподобие этой волынки звучат, складываясь в единую мелодию, ручейки и реки, шум ветра, шелест листьев, пенье птиц и горное эхо... И только когда замолчал шотландский музыкальный инструмент, очнулся и я.
А далее был призыв перейти всех присутствующих в другой зал. Там состоялось третье отделение. В программе его были:
– торжественный тост (в виде непродолжительного сообщения) в честь Роберта Бернса;
– традиционная церемония выноса Хаггиса, его величание и поедание: "Ode to Haggis" — "Ода шотландскому пудингу Хаггис";
– музыка шотландской волынки в исполнении Сергея Романенкова;
– мастер-класс шотландских народных танцев (ведёт Татьяна Зайцева);
– разнообразные конкурсы и викторины.
И, конечно, общение, общение, общение...

DSC06505-2

Кстати, на собраниях клуба приветствуется дресс-код с элементами шотландского национального костюма!
Федосов Дмитрий Геннадиевич – один из основателей организации, рассказал, что Каледонский клуб существует с 1994 года.
С Дмитрием Геннадиевичем мы коротко побеседовали.
– Кто является членом Московского каледонского клуба?
– Поклонники Шотландии. И еще Шотландские потомки. Собираются члены клуба регулярно по разным темам. Заседания состоят из научной части и неофициальной.
Научная часть сегодня была посвящена нашему близкому другу, который покинул этот мир 26 января 2017 года, – Тэму Деяллу.
У его рода большие связи с нашей страной. Прямой предок Тэма служил в России в 17 веке при Алексее Михайловиче. И в дальнейшем у этого славного шотландского рода были связи с Россией тоже.
– Желающий вступить в клуб должен соответствовать каким-то требованиям?
– Мы принимает всех, кто пожелает. Никого не ограничиваем.
– Вы бываете в Шотландии?
– Бываю очень часто. И для членов клуба мы организовываем поездки.
– А в Москву шотландцы к вам в клуб приезжают?
– Шотландцы у нас в клубе бывают часто: и музыканты, и историки, и люди других профессий или занятий. В октябре, например, мы принимали одного из ведущих британских актёров театра и кино, шотландца Брайана Кокса. Он большой поклонник России.
У нас много друзей в Шотландии, и много членов клуба, проживающих там.
- Что думают в Шотландии о России?
– Сейчас все осложнилось, однако враждебности к России у них нет. Отношение доброжелательное.
– Собираются ли Шотландцы выходить из состава Соединенного королевства?
– Это сложный вопрос. Но мы замечаем, что у них большое желание освободиться окончательно, поскольку это разные страны, разные культуры, разные народы. Тем более, что они хотят жить в Европе в отличие от Лондона. Две трети населения Шотландии за то, чтобы остаться в Евросоюзе.
Позже мне удалось узнать, что у Московского Каледонского клуба более 200 постоянных и около 150 ассоциированных членов.

DSC06496

На свете много интересного. Да что там!.. Разве сама жизнь не стоит того, чтобы участвовать в ней?

Что бы ни случилось, а человеку стоит стремиться к жизни, как росток стремится к солнцу и свету. Видимо, в этом торжествующий смысл божьего дара: чувствовать, сознавать, размышлять, – чтобы жить. Надо открывать для себя жизнь, заниматься ею полноценно. Искать, верить, любить, действовать, созидать. По-настоящему! «Смысл жизни в самой жизни», – говорил Достоевский. И не надо путать эти слова с призывом к наслаждению: оно-то как раз разрушает гармонию существования. Для счастья, для счастья рождается человек...
Вот и Каледонский клуб. Как замечательно, что люди интересуются предметом мира, познают его. И на этом основании у них есть повод для встреч и общения, развития, занятий творчеством, и, главное, у них поддерживается – вдохновение к жизни. А это совсем не мало.
И я, патриот России, побывав на этом клубном вечере, по рассказам оценив прелесть малоизвестной мне Шотландии, испытал радость от обыкновенной, казалось бы, истории, географии, литературы, хореографии, музыки, гастрономии... Впрочем, сказать обо всем в отдельности и тем более обо всем вместе, что это было обыкновенно – несправедливо. Чудный, чудный вечер я провел в Московском Каледонском клубе.
И ощутил прилив оптимизма. Но, может быть, я стал меньше патриотом? Вот уж сомневаюсь. Мне только очень захотелось, чтобы и Россия была так же ухожена, экологически прибрана, и на лицах моих соотечественников были только улыбки. И не просто так – формально, а именно потому, что им хорошо живется.

 

Юрий АНДРИЙЧУК

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить