Loading...

ОДЕССА 02.05.2014 - 3 года..

   ОДЕССА 02.05.2014 - 3 года..

Разговариваю по скайпу с родственниками, знакомыми - Одесса, Белгород-Днестровский,Херсон.. Им страшно: страшно, не смотря на то, что вроде усилены меры безопасности,и киевские власти выдают победные реляции.. От этого становится еще страшнее - и первопричиной стало то, что обстоятельства одесской Хатыни трехлетней давности не только не раскрыты, а тщательно скрываются. 

OdessaОдновременно в западных средствах массовой информации поднято целое цунами на тему, что настоящей виновницей гибели заживо сожженных в одесском Доме профсоюзов людей является.. Россия! 
Наверное, вина России и впрямь имеется - в том, что не попыталась, если не предотвратить, то наказать убийц. Именно убийц, а не каких-то там перешедших границ футбольных ультрас..Вот те милые барышни на фото , разливающие "коктейль Молотова",- это убийцы.. Убийцы Украины!

5556
Если кто-то обещает вас убить — поверьте ему. Не ищите объяснений, почему на самом деле он имеет в виду совсем другое, не рассказывайте друг другу, что это просто какая-то политика и другие игры. Просто поверьте.
Массовое убийство, произошедшее 2 мая 2014 года в Одессе — ключевое звено в цепи событий, приведших Украину к полномасштабной войне. Восстание на востоке поначалу шло без особенной крови, и на фоне стрельбы и трупов на горящем Майдане оно выглядело не очень брутально даже после того, как Киев объявил силовую операцию.
Одесса изменила многое. Одесса изменила всё. Психолог, который работал с вернувшимися из плена украинскими солдатами, отмечал потом, что в конце весны и начале лета ополченцы начали по умолчанию воспринимать бойцов ВСУ как фашистов. Украинцы считали и продолжают считать такое отношение результатом пропаганды. Это спорно: да, пропаганда действительно была и рассказывала Юго-Востоку про фашистов, а потом украинцы… с удовольствием подтвердили все ожидания делом, даже самые мрачные и самые фантастические. Они убили почти полсотни человек — демонстративно свирепо, под камеры, с добиванием раненых и глумлением сначала над телами, а потом и над памятью погибших.

Odessa2

6665
Но этого просто нельзя допустить Европе. И вот уже респектабельная DW в канун третьей годовщины трагедии пишет: "У центрального входа в Дом профсоюзов о жертвах напоминают фотографии, цветы, венки и свечи. "Это мощнейшая травма, - говорит журналист и очевидец Сергей Дибров. - Это противоречит традициям города, здесь не принято применять силу". Дибров входит в "Группу 2 мая" - объединение журналистов, активистов с обеих сторон и экспертов, которые провели свое расследование. Их вывод: произошедшие события - провокация, ситуация, вышедшая из-под контроля.
Такого же мнения придерживается и Урс Швингер (Urs Schwinger), живущий в Одессе немецкий предприниматель. "В то утро я был на вокзале и был шокирован - оттуда выходили люди с огнестрельным оружием", - говорит Швингер. У некоторых из них он заметил георгиевские ленточки. Бизнесмен полагает, что пророссийские силы хотели устроить в Одессе "второй Донецк". Он возмущается тем, что в СМИ "много говорят о финале, но мало о том, с чего все началось". По его мнению, "ситуация вышла из-под контроля, но все началось с пророссийской провокации". Швингер имеет в виду события, предшествовавшие пожару в Доме профсоюзов" 
Я не знаю, кто такой Урс Швингер,- но с воображением и маниакальной русофобией у него все в порядке: средь бела дня из здания вокзала выходят некие люди с автоматами и георгиевскими ленточками.. Бред, конечно, бред! Но вот выдержка из австрийской Die Presse:
"На сегодняшний день очевидно, что Россия в 2014 году вела в Одессе планомерную работу, чтобы поддержать очаги сепаратизма так называемой "русской весны"..Одесса имеет важнейшее стратегическое значение - и сюда российские спецслужбы перправляли значительные материальные ресурсы, оружие и спецтехнику и инструкторов"
Это уже не бред - паранойя! В американской Daily Signal, путая даты, тем не менее уверены, что сгорели в Доме профсоюзов российские наемники. А бельгийская Le Vif.be делает вывод, что Россия пыталась превратить Одессу в такую же угрозу свободной Европе , как Калининград,- и делает вывод, мол, на самом деле убийцы полусотни граждан (к сведению, украинских!) - это герои, сражающиеся в роковой час за единую Европу! 
Депутат Верховной Рады Светлана Фабрикант, секретарь комиссии Верховной Рады по расследованию событий 2 мая, впоследствии утверждала:
"Была запланирована не трагедия, но зачистка Куликова поля болельщиками после матча. Намечалась постановочная заварушка".
В самом полном варианте эту версию изложила «Группа 2 мая». Эта волонтерская организация проделала титаническую работу, пытаясь установить (или скрыть) обстоятельства трагедии. Любопытно, что «Группу» невозможно упрекнуть в пророссийских симпатиях — что было видно из материалов Deutsche Welle - и все же её представители уверенно и даже буднично (но не раскрывая источников информации) заявляют о существовании плана силового разгрома лагеря на Куликовом поле.
Громить одесский Антимайдан должны были футбольные болельщики, после матча между одесским «Черноморцем» и харьковским «Металлистом». Оба клуба имеют спаянные фанатские группы, которые к тому же тепло относятся друг к другу и одинаково плохо восприняли прорусские протесты весны 2014 года. Это важный момент: одесситы имели все основания опасаться футбольных ультрас. У харьковских фанатов к этому моменту сложилась вполне конкретная репутация: 27 апреля — всего за несколько дней до приезда в Одессу — те подрались с пророссийскими активистами у себя дома. По версии украинской стороны это выглядело так: мирную пятитысячную толпу в самоубийственном порыве атаковали триста сторонников федерализации (в том числе женщины и дети).
Если план разгона и хотели сохранить в тайне, то к 2 мая это стало бессмысленно: о будущей драке разве что в ежедневных газетах не писали. Между тем лидеры одесского протеста не воспринимали её как конец света, не собирались сдаваться и уж точно не ожидали, что им придется умирать в последнем бою. Основные силы куликовцев уже и так согласились переехать на 411-ю батарею — под воздействием доброго слова, пистолета и классического осла с золотом.Накануне 2 мая Артем Давидченко (брат арестованного Антона) побывал на встрече с Фучеджи и главой СБУ Одессы. СБУшник заявил, что после первого трупа он «всех закроет». И подытожил: «Первый труп будет обязательно».
Несмотря на общую тревогу, войны пока никто не ждал. 1 мая анти- и евромайдановцы успели встретиться пусть не в дружественной, но по крайней мере в спокойной обстановке. Ждали драки? Да. Ждали того, что произошло? Нет.
Итак, утро 2 мая. В Одессу вне расписания прибывает поезд с харьковскими болельщиками, около 500 человек. В город стягиваются люди с блокпостов, активисты Евромайдана из других регионов, от Ровно до Херсона. Подбирается очень странная для мирного марша компания: например, засветились бойцы из 14-й сотни самообороны киевского Майдана со своей символикой на щитах. Марш перед матчем назначен на 15:00, основная масса людей сходится на Соборной площади.
В это время на Александровском проспекте собираются куликовцы под общим руководством Сергея Долженкова и Алексея Албу. Для решительного столкновения их безнадежно мало — по разным оценкам, от 150 до 300 человек. Единственное преимущество куликовцев — довольно высокий уровень дисциплины и сносное снаряжение (каски, щиты, средства ближнего боя). Знали ли Долженков и Албу о своей слабости? Да, не могли не знать. На что они рассчитывали? Разве что надеялись избежать прямого боя и защитить лагерь, просто обозначив своё присутствие. Других разумных объяснений действиям пророссийских активистов просто нет. Сергей Рудык, один из антимайдановцев, позднее утверждал: «Цель была — просто провести марш в сторону стадиона, не дать избивать прохожих и т. п.».
Отдельный вопрос — действия милиции. Теоретически в охране общественного порядка участвовали значительные силы. На практике милиционеров так раскидали по городу, что это выглядело как самоустранение милицейского начальства. По приблизительным подсчетам 700 человек охраняли стадион, около 80 сопровождали колонну антимайдановцев, около 60 — дежурили у Куликова поля. В резерве стояли еще 100. Снаряжение для борьбы с массовыми беспорядками имели далеко не все. И вот эти смешные силы должны были блокировать 150–300 «дружинников» и огромную толпу майдановцев.
Все руководство местной милиции в 12:00 было созвано на издевательское совещание на тему «Состояние организации работы по противодействию проявлениям сепаратизма, общественного противостояния и обеспечения законности и правопорядка в Одесском регионе». Состояние организации обсуждали три часа, в приказном порядке выключив мобильные телефоны.
В середине дня, собрав свои небольшие силы, Долженков и Албу ведут их на север, в сторону Дерибасовской. В 14:40 происходит странный инцидент: к антимайдановцам приближается некий молодой человек и начинает палить по ним из небоевого (вероятно, пневматического) пистолета. Оружие отбирают, самого юношу сдают милиции.
Колонну сопровождает группа милиционеров. Лидеры куликовцев заверяют правоохранителей, что собираются двигаться параллельно колонне фанатов, и перейдут к активным действиям, только если те повернут к лагерю. Куда Долженков хотел повести своих людей, можно только догадываться — но, судя по позднейшим сообщениям его товарищей, отряд двигался к Приморскому бульвару. Легко заметить, что таким образом маршруты двух колонн опасно пересекались.
Пройдя совсем немного, колонна сворачивает к подворотне на улице Жуковского, 36. Антимайдановцы — неизвестно, из какого источника — получили сведения о раздаче майдановским активистам оружия в офисе украинской националистической организации «Рада Громадської безпеки». Однако попытка пройти под арку натыкается на милицейский заслон и «фалангу» евромайдановцев.
Бестолковое противостояние на Жуковского 36 может и не стоило бы упоминания, но есть один важный момент. Руслан Форостяк, руководитель «Рады Громадьской безпеки», заявил: «Мы им продемонстрировали АКСУ для того, чтобы еще сильнее их возбудить». Форостяк утверждает, что речь шла об ММГ, что вовсе не обязательно правда. Группа Долженкова окончательно уверилась в своих подозрениях и убедилась, что у противника есть огнестрельное оружие.
Инцидент на Жуковского — еще одно белое пятно этой истории. Антимайдановцы мало того что узнали о раздаче оружия — под руку удачно подвернулся показавший его Форостяк. Настоящий ли это был ствол, или ММГ, как утверждает активист — не так важно. Украинские активисты очень хотели, чтобы куликовцы узнали, что у них есть огнестрельное оружие — любопытное желание.
Отряд Долженкова вновь идет к Дерибасовской улице. При таком раскладе их маршрут должен пересечься с траекторией «Марша за единство Украины», и сопровождающий колонну Фучеджи приказывает своим милиционерам поставить на пути антимайдановцев заслон. Вообще, милиция честно пыталась развести стороны: омоновцы бегом обгоняют «дружинников» и перекрывают улицу. Предположительно, Фучеджи пытался запереть антимайдановцев в тупике.
Однако Долженков в последний момент понял, что его заманивают. Он резко останавливает колонну и разворачивает ее на юг, на 180 градусов. «Одесская дружина» бегом возвращается на Греческую улицу и быстро движется на запад, в обход торгового центра «Афина», по Греческой площади в сторону Соборной.
Этот момент важен сразу в нескольких отношениях. Во-первых, мы видим старательные попытки милиции изолировать антимайдановцев. Тезис о том, что милиция находилась на стороне антимайдана, не подтверждается. Фучеджи старательно пытался блокировать отряд Долженкова. Вообще, образ Фучеджи как коварного заговорщика вряд ли справедлив. Из всех милицейских начальников Одессы этот был вообще единственным, кто находился на переднем крае, до последнего старался предотвратить кровопролитие и получил ранение — от рук евромайдановцев, кстати. Группу Долженкова он тащил в ловушку, но со своей позиции все делал верно: от милиции требовалось охранять общественный порядок и не дать сторонам поубивать друг друга — что она по мере сил и пыталась сделать. Толку от этих попыток было не очень много, но это уже другой разговор.
В это время на Соборной площади скапливается значительная масса людей — вероятно, не менее тысячи. Большая часть собравшихся действительно не относилась ни к каким погромщикам, это были гражданские люди, некоторые даже с детьми. Но они пришли не одни.
Украинцы потом утверждали, что марш носил сугубо мирный характер. Это… мягко говоря, спорно. На видео отлично заметна сплоченная группа самооборонцев, пришедшая на площадь еще до столкновения — слаженная, хорошо сбитая боевая единица, экипированная шлемами, щитами и дубинами (частично — бронежилетами). В первые же минуты драки кто-то из майдановцев применил пистолет (скорее всего, травматический, но возможно и боевой), а первый «коктейль Молотова» полетел через 6 минут после начала боя — то есть его очевидным образом принесли заранее. На «мирный марш» «мирные украинцы» собрались в экипировке для уличных боев. Интересно, что Виталий Кожухарь, заместитель руководителя одесской самообороны, утверждал: «Предполагалось достаточно веселое, в общем-то, шествие. Никто не думал, что это так обернется».
В общем хоре , осуждающем Россию, неожиданностью звучит признание украинским телеканалом 1+1 того, что «ситуация вышла из-под контроля и приобрела признаки необратимости, когда группа майдановцев поднимается на балкон Центра болгарской культуры и начинает стрелять по толпе из ружья. Вообще, по куликовцам в этот момент били по крайней мере в три ствола: из тел антимайдановских активистов позднее извлекли одну пулю и картечь по меньшей мере двух разных калибров. Стрелком оказался некий Сергей Ходияк»
Дальше все повторено многократно с жутким итогом: 48 человек погибли и умерли в больницах. На Греческой — двое евромайдановцев и четверо куликовцев, на Куликовом поле — 42 куликовца. Из погибших в Доме Профсоюзов восемь человек разбились при падении с высоты, остальные отравились угарным газом, задохнулись в дыму или погибли от ожогов. Все жертвы — граждане Украины. За медицинской помощью обратились 247 человек, в том числе 27 — с огнестрельными ранениями.
Реакция властей и украинского общества на события в Одессе оказалась очень характерной. Началось все со вполне откровенных заявлений одесского губернатора. Владимир Немировский уже вечером 2 мая объявил у себя в фейсбуке: «Действия одесситов, направленные на нейтрализацию и задержание вооруженных террористов, считаются законными».
На фоне десятков трупов такое заявление публичного политика уже звучит дико. Однако волна одобрительных и радостных выступлений украинских граждан по поводу трагедии затмила даже этот демарш. Нельзя сказать, что подобный настрой и радость по поводу происходящего разделяли все украинцы. Шок и горе от случившегося испытали очень многие, в том числе далекие от пророссийских симпатий люди. Тем не менее самой заметной и громкой оказалась именно условно-патриотическая часть украинского общества — патриоты не могли удержаться от остроумных каламбуров про «колорадских жуков, не умеющих летать», про «шашлычки на майские праздники», «копченую сотню» и тому подобные вещи.
Одесса продемонстрировала, что украинский социум не только не боится политического террора с массовыми жертвами, но и считает его совершенно нормальным способом борьбы. Это не мелочь: идейные сторонники таких приёмов вскоре появились на Востоке Украины с автоматами в руках. 
Большинство украинцев, вероятно, сохранило человеческий облик, но у этого большинства были только благие намерения и относительно чистая совесть, а вот радикалы получили все — поддержку власти, организацию, оружие, униформу добробатов, наконец.
Осенью 2015 года был опубликован отчет Международной совещательной группы Совета Европы о расследовании событий 2 мая. Он оказался просто разгромным:
"МСГ считает, что в каждом из производств следственные органы не проявили должной полноты и тщательности — как на стадии возбуждения производства, так и во время дальнейшего его расследования, в результате чего общая эффективность расследований была поставлена под угрозу. (…)
Хотя массовые беспорядки произошли в ходе конфликта между двумя группами активистов, которые противостояли друг другу, через год после событий все, кроме одного из 23 подозреваемых… принадлежат к сторонникам федерализации.
Все эти подозреваемые находились под стражей, а семеро из них находятся там и по сей день с момента задержания. При этом только трое сторонников единства — другой конфликтующей группы — были уведомлены о подозрении.
Ни к одному из них не была применена мера пресечения в виде содержания под стражей: все они были помещены под домашний арест или освобождены под личное обязательство. Когда сроки применения этих мер истекли, этим лицам не была выбрана никакая другая мера пресечения, хотя им инкриминировались, среди прочего, убийство и покушение на убийство"
Кроме того, СЕ отметил, что расследование действий милиции вела сама милиция, пожарные бездействовали с ведома и по распоряжению главы пожарной службы, но привлечь его к ответственности невозможно, поскольку он уже скрылся, МВД сознательно фальсифицирует документы о своих действиях — ну и так далее.
Украинцы, естественно, заявили, что «аргументы СЕ льют воду на мельницу российской пропаганды».
Ну и совсем уж неожиданным оказался комментарий американского дипломата Саманты Пауэр:
"Расследование серьезных преступлений во времена Майдана или в Одессе, к сожалению, натолкнулось на большие препятствия не только из-за дефицита компетенции, но и из-за нежелания привлечь к ответственности тех, кто это осуществлял".
От качества расследования одесской трагедии остаются вполне однозначные впечатления. Устанавливать истину никто не собирался, привлечь виновных к ответственности по закону уже нельзя. Вместо этого украинцы назначили козлами отпущения самих защитников Дома Профсоюзов. Одесса — это маркер, символ политического террора: «Вообще-то людей жечь нельзя, но агентов Кремля — можно и даже нужно».
Дальше это вошло у украинцев в привычку — они принципиально не расследуют громкие политически окрашенные преступления. «Это людоед, но это наш людоед» как новый фундамент права — вот и вся украинская судебная реформа.
Почему же и чего опасаются люди в Одессе и Херсоне? Ответ дал погибший в Доме профсоюзов поэт Вадим Негатуров:
Исходный текст:
Не всё то золото, что блестит.
А также: Благими намерениями вымощена дорога в ад.
Современное осмысление:
Сияющий красой ориентир
приводит нас порой в удел кошмарный:
попасть хотелось в параллельный мир,
а получилось – в перпендикулярный…

5656

 

 

 

Источник: Геннадий Орешкин

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить