Loading...

Май 2017 года. Долг. Память.

Весною грех назначать встречу в закрытом помещении, и не то чтобы в офисе, в редакции, а даже в кафе. Невозможно усидеть в четырех стенах, когда птицы оглашают своими трелями все воспринимаемое пространство, оповещая о приходе весны и начале новой жизни в годовом цикле природы, что подвигает невольно к ожиданию чего-то необычайного, во всяком случае, небывалого раньше, но неизбежно лучшего.

Какое же наслаждение вдыхать воздух, который в эту пору переполнен ароматом разных оттенков, исходящих от цветов, распускающихся почек на деревьях, травы, только-только появляющейся, сырой почвы и еще бог знает чего... Все вместе возбуждает в человеке безотчетный оптимизм и желание действовать. Так неужели же вы предпочтете закрыть себя в четырех стенах?

rgev1  копия

Гарик Осипович Оганесян

 

С мнением о «грехе» согласился Гарик Осипович Оганесян, с которым мы договаривались о встрече. Выбирая подходящее место, сошлись на парке Сокольники.

– Я люблю природу, я вообще лесной человек, – улыбается Оганесян, когда мы пожимаем друг другу руки. Бывший военный, сейчас в запасе, вся его жизнь прошла по гарнизонам и часто расположенных в лесах и полях армейских лагерях.

Гарик Осипович пришел на встречу не один, с ним был Олег Игоревич Волк – молодой в сущности человек, но серьезный. Он сын знаменитого летчика-космонавта Игоря Петровича Волка, недавно ушедшего от нас.

Обосновавшись в глубине парка и выбрав поваленную березу в качестве сиденья, мы начали свою неспешную беседу.

– Гарик Осипович, расскажите о своей деятельности.

ОГАНЕСЯН: Я являюсь координатором Ржевской общественной организации «Долг. Память».Организация только создана. Ее деятельность обозначена в названии, которое я сейчас произнес. Мы будет заниматься поисками, содействием в поиске, увековечением и перезахоронением воинов, погибших при защите нашей Родины в Великой Отечественной войне.

– Как создавалась организация? И почему вы решили ее создавать?

ОГАНЕСЯН:Однажды Игорь Волк, великий человек, легендарный летчик-испытатель, космонавт позвонил мне и говорит: «Давай съездим во Ржев». Один товарищ настойчиво предлагал побывать в этих местах. Убеждал, что надо съездить. Он договорился о встрече во Ржеве местных патриотов с летчиком-космонавтом Игорем Волком. Ну, решили так решили. «Ладно, - говорю, - поехали». И отправились во Ржев. И когда мы оказались в том месте, тогда поняли, как в свое время и руководство страны, что творилось на ржевской земле в годы войны. После возвращения Игорь Волк сказал: «Надо что-то делать». Мы рассказали бывшему главкому ВВС России Дейнекину Петру Степановичу о том, что там видели. Он все выслушал, тоже проникся и согласился, что надо что-то предпринимать. «Это святое дело», – сказал Петр Степанович. И Волк и Дейнекин, дали добро на создание организации, они стали ее учредителями. И все это проходило под патронажем главы администрации Ржевского района Румянцева Валерия Михайловича. А он человек с большой буквы, с большим сердцем и с большой душой.

rgev3  копия

Слева направо: Юрий Николаевич Андрийчук, Олег Игоревич Волк, Гарик Осипович Оганесян

 

Валерий Михайлович к этому делу тоже отнесся очень серьезно, он был ему очень рад. И название организации «Долг. Память» придумал он. Причем оно пришло ему на ум сразу, как только я его познакомил с идеей наших командиров. Это удивительный человек, он очень сердобольный. Занимается своим районом, всю душу вкладывает в местность, которую возглавляет. И весь день, как белка в колесе. Мотается по району, а район огромный, встречается с людьми, переговаривает, от кого-то требует, кому-то помогает... И вот под патронажем этого человека создали мы нашу организацию.

Создавалась она очень долго. Несколько раз нам возвращали наши документы. То одно придумывали, то другое, то третье, то десятое. И только спустя где-то семь месяцев нас зарегистрировали в Минюсте Тверской области. Но, к сожалению, мой друг, Игорь Петрович Волк этого уже не увидел. 30 декабря нас зарегистрировали, в это время он был за границей. А 3 января 2017 года Игорь скончался.

Третий учредитель этой организации – местный парень изо Ржева – Иванов Алексей Владимирович. Очень хороший парень, очень хороший офицер. На сегодняшний день он руководит ЖКХ Ржевского района.

 MG 5870  копия  MG 5878  копия

 

– Когда организация приступает к поисковым и другим работам, связанным с ними?

ОГАНЕСЯН: Сейчас у нас полным ходом идут подготовительные работы. Письма, бланки, все это готовим, начинаем искать, добывать финансы. Нам предстоит создать организованную группу, мы хотим ее обмундировать полностью, чтобы каждый человек чувствовал свою причастность к общему делу, осознавал, что эта деятельность – серьезный проект, понимал свою ответственность; мы обязаны предоставить людям инвентарь и оборудование, которые понадобятся в работе. Подход у нас профессиональный – все должно быть четко и надежно. Здесь и высокая идея, и нелегкий труд.

После того, как скончался Игорь Петрович Волк, мы решили, что место отца должен занять сын. И вот Олег Игоревич стал одним из соучредителей организации «Долг. Память». Мы выдвинули его на место председателя.

– Олег Игоревич, это же не основная ваша деятельность? Вы сейчас работаете?

ВОЛК: Я работаю авиатехником. Летаю в составе экипажа бортмехаником.

– А на каком самолете, если не секрет?

ВОЛК: На Суперджет-100.

– А вам не трудно будет совмещать председательство в этой организации и работу в авиакомпании?

ВОЛК: Нет. Если правильно распределить время, оно всегда найдется для необходимой деятельности.

 MG 5895  копия MG 5888  копия

– Гарик Осипович, расскажите, пожалуйста, а кто помогает вашей организации? Может быть, друзья Игоря Петровича Волка – космонавты чем-нибудь помогают?

ОГАНЕСЯН: Мы создали попечительский совет из авторитетных людей. На сайте они есть, очень хорошие люди. Я уже сказал, что наша деятельность находится под патронажем главы администрации. А в попечительский совет входят: Ситнов Анатолий Петрович, это экс-заместитель министра обороны и один из ключевых заместителей министров, он был по вооружению, это ключевой министр. Дейнекин Петр Степанович тоже состоит в попечительском совете, экс-главком ВВС. Москвителев Николай Иванович, золотой человек, командовал авиацией ПВО Советского Союза и России в свое время. Очень порядочный человек, добрый, хороший. Да и все люди у нас хорошие.

Дважды герой Советского Союза генерал-майор Дженибеков Владимир Александрович. Генерал-майор Попов Леонид Иванович, дважды герой Советского Союза, тоже летчик-космонавт. Александров Александр Павлович, дважды герой Советского Союза, космонавт, очень хороший, порядочный человек. Профессор кафедры транс онтологии института имени Склифасовского Ржевская Ольга Николаевна, большая умница. Дважды герой СССР, летчик-космонавт, член-корреспондент РАН Лебедев Валентин Витальевич.

В состав учредителей вошли Толбоев Магомет Омарович, герой России. Он как раз в попечительском совете. Залётин Сергей Викторович, летчик-космонавт, полковник авиации, герой России. И главком Дейнекин Петр Степанович, тоже герой России. И другие.Все люди у нас значимые.

– Где организация будет размещаться?

rgev5  копия

 

ОГАНЕСЯН: В этом нам помог глава администрации, я уже о нем говорил. Для поисковиков нам выделена часть помещения школы-интернат.

– А кто эти люди, которые пойдут на поиски? Это школьники, студенты?

ОГАНЕСЯН: Нет, школьникам пока еще доверять такое нельзя, они слишком молоды. Это будут люди постарше. Но все-таки молодежь, – кому уже исполнилось 18 лет. И, знаете, очень много желающих. Они уже готовы выезжать.

Перед началом работ мы их будем готовить всему, что в себя включает поисковая деятельность. У нас к делу подход серьезный, строгий, тут без дисциплины нельзя. Только подготовленные будут выходить в поле. И когда мы убедимся, что люди обучены, тогда начнем создавать полевые станы и небольшие отряды: по отделениям, по взводу, по роте.С каждым подразделением на поиск будут уходить саперы. В каждом взводе – по два сапера.

С восемнадцатилетними будем проводить еще военно-патриотическую подготовку, чтобы, придя в армию, они кое-что умели, знали. В командном составе у нас в основном офицеры в отставке. Военные люди, у которых душа болит за свою страну.

– Как будете обеспечивать безопасность? В полях и лесах остались не только останки погибших, но и оружие, мины, гранаты.

ОГАНЕСЯН: Да. Для этого мы подключаем саперов. О них я уже упоминал. Саперы будут на особом учете, потому что саперы должны подготовить территорию для дальнейших поисковых мероприятий. Сначала выделяется территория, скажем 20 соток. Она оцепляется, внутрь этого оцепления входят саперы. После того, как территория будет обследована, и доложено, что опасности нет, приступают к работе поисковики.

 MG 5979  копия

 

– А что вы будете делать с найденным оружием?

ОГАНЕСЯН: Оружие все будет учитываться, а потом передаваться в военно-исторический музей.

– Не в военкоматы?

ОГАНЕСЯН: Нет, военкоматам оно ни к чему. Это оружие давно ушедшее. Такого оружия после войны у нас было много. Оно было разбросано по местам боев: в полях, лесах, городах и селах. Иосиф Сталин дал задание собрать его и заскладировать. Собрали и заскладировали. Он сказал, что нужно оставить трофейное оружие для наших будущих поколений: фильмы снимать, изучать историю войны, – пусть знают, какое оно было.

– Гарик Осипович, а вы сами будете участвовать в экспедиции?

ОГАНЕСЯН: Обязательно. Я буду с поисковыми отрядами. Это я здесь потому, что мы готовимся. А как только все будет готово, когда уже механизм начнет работать, я буду с ними, с поисковиками, так как мое место там.Это, во-первых, мой долг. А во-вторых, мне интереснее там, мне эта городская суета... – я от нее устаю.

– Олег Игоревич, а вы как намерены работать? Будете выезжать?

ВОЛК: Конечно. Я буду стараться участвовать непосредственно.

– На какое время намечен выезд? Когда начнутся поисковые работы?

ВОЛК: Да вот следим, когда оттает земля и уйдет вода. И как только это произойдет – мы выезжаем.

ОГАНЕСЯН: Это пока так. А когда у нас механизм наладится, мы будем работать круглогодично. Можно что-то делать под тентами, места находок можно фиксировать с помощью ГЛОНАСа. Сейчас мы все это готовим.

 MG 5989  копия MG 5925  копия

 

– А вы планируете участие церкви в вашей деятельности?

ОГАНЕСЯН: Ввиду того, что у нас будут перезахоронения, мы будем приглашать представителей церкови для участия в этой церемонии. Погибших там очень много. И все-то мальчишки, им же по 18 лет, 20 лет было... Страшное дело – война. Мы будем находить останки этих ребятишек...О тех боях, подо Ржевом, говорят мало. Во Ржеве есть единственный музей, который называется «Калининский фронт». А в народе он запомнился как музей Сталина. Мы, как подъехали туда, спросили: «А музей «Калининский фронт» где тут у вас?» И люди мне в ответ, молодые совсем, говорят: «Домик Сталина, что ли?» Никто его «Калининским фронтом» не называет, это мы только по документам говорим, что «Калининский фронт». А на самом деле «Домик Сталина».

Три русские женщины, три русские женщины берегут этот музей. Там чистота, там такой порядок. В 1943 году после освобождения Ржева, его освободили 2 марта, туда приезжал Сталин. 2-го освободили, а пятого августа прибыл он, и был в этом доме. Сталин приехал на поезде, его встретили. А дальше он отправился на линию фронта, посмотреть своими глазами. Ну, у него тоже душа болела. У него душа болела, потому что он понимал, что произошло. Подо Ржевом мы потеряли по официальным данным миллион триста тысяч человек, а на самом деле больше, там до двух миллионов доходит. Вот когда все это начнем...

– А какая там местность?

ВОЛК: Болотистая в основном.

ОГАНЕСЯН: Там в основном болотистое место, там не было лесов, поэтому и жертв много было. Нам надо торопится, потому что скоро наступит семидесятипятилетие, а детвора эта, да, детвора, еще лежит там, в болотах.

– А какие там поблизости деревни, то есть в районе поисковых работ?

ОГАНЕСЯН: Базироваться мы будем в деревне Итомля,Названа так по имени реки. Там рядом много деревень. Но они все заброшены в основном. Вот эта деревня или, точнее, сельское поселение, станет первым пунктом поисков. Как только мы официально начнем работать, мы будем базовой организацией во Ржеве. Мы не претендуем на другие районы, потому что тут полным-полно работы.

rgev2  копия

– Вы сейчас упомянули о заброшенных деревнях. Они что же, не восстановились после Отечественной войны? Или стали такими в наше время?

ОГАНЕСЯН: Что вы, после войны они как раз восстановились. Это в наше время народ оставил свои родные места. А куда подался? Что нашел? Кто его знает.

– Значит, после войны деревни восстановились?

ОГАНЕСЯН: Да, да, люди жили, русский народ.

ВОЛК: Там были совхозы или колхозы, словом хозяйства. А сейчас мы проезжали мимо брошенных свинарников, ферм... Дома все заколочены, дворы заброшены. Все разорено.

– Сейчас, когда войны нет, все разорено?

ВОЛК: Разорено, да. Печальное зрелище, скажу я вам. Как будто вчера прошла война.

– Ну, будем надеяться, на лучшее. Может, скоро кончится эта сумасшедшая урбанизация и люди снова потянуться на свои земли в села.

ОГАНЕСЯН: Давайте будем надеяться. Обязательно надо надеяться.

– Может быть, память наших погибших как-то повлияет на процесс оздоровления России, по крайней мере, духовно. И все начнет меняться, наконец, в лучшую сторону...

ОГАНЕСЯН: Хорошо бы.

7 мая 2017 г.

 

Юрий АНДРИЙЧУК

Фото Дмитрия ПОТАПОВА

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить