Loading...

«ЭкоГрад» и РАЕН побывали в монгольской юрте в центре Москвы в рамках Конкурса РАЕН «Международная экологическая премия «EcoWorld»

21270990 2016210548651707 5706027890761465845 n

«ЭкоГрад» и РАЕН продолжают представлять номинантов в рамках Конкурса РАЕН «Международная экологическая премия «EcoWorld». На этот раз мы оказались в Музее кочевойкультуры в Москве.

Итак, выход из метро Авиамоторная, сотни людей спешат по своим делам. Делаем попытку узнать, как пройти, нет не в библиотеку, а вМузей кочевой культуры по адресу Авиамоторная 30А

«ЭкоГрад»-: Скажите, где тут музей кочевой культуры?

- Где-то здесь, но точно не знаю, спросите у местных. Хотя вот, смотрите, навигатор показывает, что вот тут, за углом дома, но лучше у местных спросите.

«ЭкоГрад»: Скажите, где тут юрты стоят?

- Да не видел я вокруг шалашей, не знаю, где тут ваши юрты…

И только спустя еще несколько неудачных попыток узнать у прохожих куда идти, удача улыбнулась «ЭкоГраду» - из подъезда ближайшего дома вышла молодая мама с коляской.

- Юрты? Да вот же они где, школу видите, входите, и ваш музей будет с другой стороны школы. Искали долго? У нас тут место проходное, многолюдное, понятно, что многие не знают про музей, так как оказались тут случайно проходя мимо. А вот все местные его знают...

Повернув за указанный угол школы мы увидели, нет еще не сам музей, а целую ватагу детворы разных возрастов. Можно было разобрать некоторые фразы, например, если бы не ветер, я бы попал из лука в цель..

- А я согрелась в юрте, там так уютно и тепло… -Видели, юрты оборудованы противопожарными датчиками, что и в степях датчики есть?

Пройдя через эту толпу, мы попали-таки в музей, и спросили у первого попавшегося взрослого, где найти Константина Куксина. Оказалось, он здесь рядом, в юрте. И тут же, к нам стремительно вышел сам Константин Куксин, этнограф, путешественник, создатель и директор музей кочевых культур в Москве, действительный член Русского географического общества, заслуженный работник культуры Монголии. член-корр.РАЕН.

- Располагайтесь в юрте, а я сейчас буду проводить экскурсию. Хотите, идите со мной, по ходу дела и будем беседовать.Мы работаем по принципу живого музея, - говорит директор музея. — У нас все экспонаты можно потрогать руками. Во всех жилищах собраны настоящие, типичные для того или иного народа вещи. И, соответственно, в каждом доме своя программа, посвященная народной религии, культуре, быту... Дети у нас могут пострелять из лука, сделать амулет. Проводим обряд монгольского чаепития.

«ЭкоГрад»: Вы знаете, у городского жителя есть некое предубеждение перед юртой, мол, это что-то за пределами понимания, ни за что бы не стал там жить...Но стоит перешагнуть порог юрты, не дай Бог наступить на него, как наступает покой и умиротворение. Ощущение защищенности, уюта, невольно прикидываешь, где бы тут в реальной жизни был очаг, где коротали долгие зимние вечера люди, где они ели, где спали, где работали. И глаз невольно останавливается на музыкальных инструментах, роскошных коврах, старинной мебели— все хочется рассмотреть, пощупать, посидеть. Константин Куксин не просто рассказывает о быте и жизни кочевников, он, похоже, перевоплощается в них на наших глазах. Так откуда у парня « монгольская грусть»?

- Впервые в Монголию я попал в 2002 году, — вспоминает он. -Объявили велопробег от Байкала до Китая. И когда мы ехали по территории Монголии я был просто потрясен ее красотами, культурой, которую мы совсем не знаем. И захотел обязательно туда вернуться.

«ЭкоГрад»: А дальше - экспедиции в Монголию, изучение ее языка, традиций и веры. И, как естественное следствие всего этого, выкристаллизовалась мысль создать музей.Основная цель задумки - показать достижения монгольского народа. А все началось с того, что учитель географии из Москвы Константин Куксин решил отправиться в отпуск в не на море, а в Монголию. И поехал он в стойбище кочевников. Как всегда, жизнь внесла коррективы в штампы и Константин вернулся в Москву с потрясающими впечатлениями от монгольского гостеприимства, и привез с собой настоящую юрту. Сейчас эта юрта установлена во дворе школы № 1321, расположенной на улице Авиамоторной и стала основой музея. Именно за углом этой школы и проходила наша беседа.

XXL-gfg-0022-1

21317572 2016210318651730 8933481643192216000 n21369459 2016211468651615 892100219396499162 n

21369548 2016210405318388 8419231618722701563 n

21369591 2016212715318157 6522237012360209898 n

21270928 2016290048643757 6421442497321943108 n21371146 2016212005318228 7611971658877636633 n

 

21369376 2016211738651588 2743464203778472734 n

21317642 2016212235318205 8593231875777585975 n

21317605 2016211048651657 2613420385149913428 n

21314669 2016213078651454 7934489184602380647 n

Днем рождения музея мы считаем 12 января 2004 года, когда растаможили наш первый экспонат — старую монгольскую юрту. Постепенно коллекция увеличивалась, от сшитых из кожи шатров африканских туарегов до крытых оленьим мехом чумов народов Крайнего Севера. «ЭкоГрад» после такого обстоятельного рассказа поинтересовался, что дало увлечение монгольской культурой директору Музея Константину Куксину. Он ответил, что перестал раздражаться, научился останавливаться.

"ЭкоГрад": Экскурсии в Музее ведутся интерактивным способом – путем погружения в обыденную жизнь. Гости музея не только слушают интересные рассказы экскурсоводов, но и катаются на конях, стреляют из лука, пробуют национальные блюда, слушают песни кочевников под аккомпанемент их инструментов. Можно сделать фотографию в национальном наряде, попить настоящего чаю, купить аудио-, видеоматериалы и литературу о жизни кочевых народов разных государств.

Константин Куксин четко рассказал, где и что располагается, и где мужская, а где женская половина в юрте.

Так вот какая она, ханская юрта, что некогда разъезжала по бескрайним степям, а ныне нашла приют и покой в Музее кочевой культуры

Константин Куксин убедительно рассказал о юрте с точки зрения монгола.

Константин Куксин ответил на вопрос, почему РАЕН обратила внимание на Музей кочевой культуры в рамках Конкурса РАЕН «Международная экологическая премия» 2017 «EcoWorld”, чем он привлек внимание Академии.

И ответил на вопрос «ЭкоГрада», о том, как жить в современном мире, где горожанин, может, и слышал, что есть такая птичка-синичка, но как она выглядит уже описать не может. В мире, где наступает шестой технологический уклад, который предполагает не гармонию человека с природой, а предполагает замену человека роботизацией производства и ограничением роли человека лишь нажатием кнопки пуска производства. Неужели создание Музея кочевой культуры поможет сдвинуть монолит технологической культуры…

К сожалению, на протяжении многих лет кочевники попадают под власть, так называемых, цивилизованных соседей, которые всячески пытаются облагодетельствовать кочевые народы, недальновидно упорядочивая традиционный образ жизни. Этот процесс изменения их быта приводит к очень быстрому исчезновению кочевой культуры. По прогнозам ученых, к концу XXI века они окончательно уйдут в прошлое. Сберечь для будущих поколений память о современных кочевниках, не забыть их уникальное духовное и материальное наследие – одна из самых важных задач Музея кочевой культуры.

ФОТО и ВИДЕО Александра ПЕРЕПЕЧКО и Валерия ЛОМОВА

Александр ПЕРЕПЕЧКО

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить