Loading...

Политическая риторика Светланы Алексиевич

Swetlana Alexandrowna Alexijewitsch"ЭкоГрад" предлагает вниманию читателей отчёт о минской (сентябрь 2014 г.) пресс-конференции Светланы Алексиевич, ставшей сегодня Нобелевским лауреатом по литературе (заголовок - от "ЭкоГрада"), и её сегодняшние высказывания. Без комментариев.

Светлана Алексиевич: "Россия снова превратилась в изгоя. Нынешнее ее состояние страшнее и опаснее, чем Советский Союз" (2014 г.)

В Минске прошла встреча с белорусской писательницей Светланой Алексиевич. Автор известных всем "Цинковых мальчиков" и "У войны не женское лицо" рассказала, почему нынешняя Россия страшнее Советского Союза, дома в Минске современнее людей и для чего человеку дана любовь.

"Красный человек" еще не ушел. Прощание будет долгим"

В самом начале встречи модератор дискуссии Алексей Браточкин поинтересовался у писательницы, которая в своих книгах описывает постсоветское общество, не изжил ли себя этот термин. Алексиевич отметила, что она хотела бы освободиться от прошлого, но в свете последних событий это невозможно.

- После того что я видела на войне в Афганистане, заплакать мне не так просто. Но вчера я плакала полчаса после видео в интернете, где рефрижераторы везли по Украине тела погибших украинских солдат. Они ехали десятки километров, и в каждом селе их встречали люди, стоя на коленях. Я смотрела на их лица и понимала, что "красный человек" еще не ушел. Прощание будет долгим…

Писательница рассказала, что когда она ездила по России и собирала материалы для книги "Время секонд хэнд", люди ее уверяли, что сейчас в их стране демократия, а советское прошлое далеко позади. Время показало, что они ошибались.

- И что мы видим сегодня? Откуда вылезла вся эта ненависть и дремучесть? Россия снова превратилась в изгоя. Нынешнее ее состояние страшнее и опаснее, чем Советский Союз, ведь российская власть сейчас менее образованная и менее сдержанная. Нет уже никакой идеи марксизма, которая загоняла советскую власть в стойло. А тут – никакого стойла, просто законы шпаны, денег и невежества.

Такое состояние российского общества, по словам Алексиевич, характеризует то, что "империя уходит только сейчас". Прогноз о процессе прощания с империей у писательницы не радужный.

- Без большой крови империя не уйдет, и несомненно, что в Украине еще будет война. Мне кажется, в Минске они договорились ненадолго. А вспоминая то, что я слышала от людей в Сибири, у меня все время есть ощущение возможности гражданской войны в самой России.

"Я удивляюсь, что у нас есть интеллигенция и эти люди не кончаются"

Алексей продолжил дискуссию вопросом, куда же делась в постсоветских странах интеллигенция, которая всегда считалась моральным авторитетом для общества. Также он предположил, что интеллигенцию в наше время заменили интеллектуалы.

- Мы берем западные слова, такие как "интеллектуал", и пытаемся наполнить их смыслом. Хотела бы я увидеть, где у нас эти полтора интеллектуала… У нас нет интеллектуалов в настоящем понимании этого слова, а небольшой слой интеллигенции – остался.

Светлана привела пример того, как сегодня столкнулась в Минске с настоящим представителем интеллигенции. Это, по ее словам, была женщина, которая попросила ее подписать книгу на немецком языке.

- Она оказалась учительницей. Вот это – интеллигенция, ведь мало кто из наших учителей сейчас способен прочитать книгу на немецком языке. И я рада приветствовать то, что такие люди у нас есть.

Алексиевич отметила также, что на развитие общества положительно влияет и возможность путешествовать в Европу, где люди видят, как работает демократия. При этом она считает, что интеллигенцией могут быть представители самых разных возрастов, профессий и регионов. Она привела в пример знакомого сельского пасечника, который "очень четко различает добро и зло, а у многих наших интеллектуалов эти понятия давно смешались в голове".

- И все у нас держится на этих людях. Например, на библиотекаре, которая, работая за копейки, сидит и каждый день плачет в трубку: "У нас нет книг. Пришлите нам книги". Она разговаривает с каждым человеком, который приходит. И знаете, я удивляюсь, что эти люди у нас есть, и что они не кончаются.

"Никогда не думала, что простые люди могут замечать такие тонкости в европейской жизни"

Модератор вернулся к теме поездок белорусов за рубеж и задал вопрос, реально ли люди, которые выезжают в Европу, видят там положительные стороны. Он предположил, что многие могут думать, что плохо и у нас, и у них.

- Мне чинил крышу абсолютно простой человек, который одно время ездил в деревушку в Германии ремонтировать машины. Знаете, я никогда не думала, что он мог заметить там такие тонкости жизни. За чаем он сказал мне: "А вы знаете, как они радуются жизни? Если немец пообещал отдохнуть с ребенком в выходные – он берет и выполняет обещанное". Он сказал, что после этого он ни разу не обманул ни одну из своих трех дочерей.
Беседа с мужчиной была в Беларуси. А вот в России, по наблюдениям Светланы, восприятие Запада было немного другое.

- Там почему-то все фокусировалось на Америке. Мол, почему-то она нам не помогла в 90-е, вот сейчас они нам тут ракет под самые границы подсунули… В общем, у нас не получилось праздника, потому что Америка нам помешала.

От этого разочарования россиян в Америке, по словам Алексиевич, в России и возникла антизападная риторика.

- И самое странное, что я слышала это разочарование и обвинение во всем Америки из уст не только пожилых, но и молодых людей. Похоже, у них есть желание жить в большой стране, которую все уважают и боятся.

"В Европе снова испугались русских, ведь в этой яме есть ядерное оружие"

Продолжая разговор о загранице, Алексей Браточкин спросил у писательницы, одинаково ли ее книги воспринимаются белорусским и иностранным читателем.

- За границей все хотят узнать и понять, что было со страной эти 70 лет и что это за люди такие получились в результате великого эксперимента альтернативной цивилизации. Но, хоть эта цивилизация уже развалилась, осталась основная ее махина – Россия.

Светлана отметила, что мир недолго пожил в романтическом представлении, что теперь на постсоветском пространстве восторжествует демократия. И если, по ее воспоминаниям, в 1989 году в Берлине их обнимали, потому что они русские, то сейчас – все наоборот.

- Помните, недавно итальянский ресторатор вывесил табличку "Русских не обслуживаем". Сейчас опять испугались, что в этой яме есть ядерное оружие и совершенно безумные геополитические идеи с отсутствием понятия о международном праве и этом хрупком мире.

Все эти процессы Светлана назвала очень сложными и отметила: "Я не знаю, как у вас, но лично я живу с чувством поражения." Она объяснила, что в 90-е они действительно жили светлым чувством, что начнется новая жизнь.

- А недавно я приехала из Москвы. Большего потрясения у меня не было. Умные люди, писатели - и этот патриотический угар с ненавистью – это страшно. Но они ненавидят не только Европу. Они ненавидят свое прошлое. Еще жив Горбачев, а он для них уже преступник и, я думаю, дело дойдет до суда.

Беларусь же, по мнению Светланы, выглядит более сдержанно и цивилизованно. Писательница считает, что на это положительно влияет близость к Европе и патриархальность нашего общества.

- У нас такой вольницы даже нет в менталитете, и когда я вышла из поезда ранним утром, поняла, что я попала в какой-то другой мир.

"Дома в Минске сейчас более современные, чем люди"

Модератор предложил продолжить эту тему и дать другие характеристики современному белорусскому обществу.

- Кто-то обидится, но мы – не современное общество. Мы – общество, пришедшее в движение. Я не обвиняю людей, но белорусы – пробующее общество, ведь мы столько еще не знаем. Это касается и путешествий, и другой еды, и другого вина.

Алексиевич отметила, что белорусы пробуют и уже строят другие дома. Она отметила, что за последние 10 лет Минск очень изменился архитектурно.

- Но у меня сложилось ощущение, что архитектура оказалась впереди общества. Дома в Минске более современные, чем люди.

Это касается, по мнению Светланы, и молодых людей, с которыми она часто разговаривает в процессе подготовки своей новой книги о любви. Она заметила, что современные молодые девушки мыслят теми же категориями, что и мать самой Алексиевич.

- Почему-то с утра должен быть суп и картошка с яйцом. Почему-то главной едой должна быть картошка. Можно сидеть на макаронах, но надо купить машину, потому что у соседа есть машина. Вы знаете, все это такой вульгарный период развития общества, и его нужно пережить, чтобы прийти к культурным ценностям.

Светлана выразила надежду, что белорусское общество обретет эти ценности благодаря студентам, которые могут учиться в Европе по обмену, благодаря путешественникам и даже тем, кто смотрит на другую жизнь в интернете.

- Но сегодня дома мне нравятся больше, чем психология наших людей.

"Любовь дана нам в утешение, чтобы не страшно было умирать"

В завершение дискуссии Алексей вернулся к новой книге Светланы о любви и поинтересовался, можно ли писать книгу о таком чувстве в "вульгарную эпоху".

- У меня давно была мысль написать книгу о любви, но человек настолько был прижат идеей, что любовь не была главным в жизни. Тогда с людьми об этом было сложно говорить, а сегодня уже можно.

Если бы Светлана говорила о любви с каждым из нас, она бы, по ее словам, интересовалась, пережили ли мы эту дрожь любви. Она отметила, что совершенно неважно, была ли любовь удачной или несчастной, ведь главное – "чтобы это чудо было".

- И мне кажется, любовь дана нам в утешение, чтобы не страшно было умирать…
http://news.tut.by/society/415957.html

***

krimЛауреат Нобелевской премии по литературе за 2015 год белорусский писатель Светлана Алексиевич заявила, что «не любит» 84% россиян, которые, по ее словам, поддерживают насилие на востоке Украины. Об этом она сказала на пресс-конференции в редакции белорусской газеты «Наша Нива» в четверг, 8 октября.

«Я не люблю эти 84% россиян, которые призывают убивать украинцев», — цитирует ее слова белорусская служба «Радио Свобода». По ее мнению, Украина были «оккупирована и захвачена» другой страной.

В то же время Алексиевич сказала, что любит русский и белорусский народы. «Некоторые и в Беларуси пишут, что я ненавижу белорусский народ, что я ненавижу не только власть, но и народ. Я думаю, никто не любит правду. Я говорю то, что думаю. Я люблю русский народ, я люблю белорусский народ, мои родственники со стороны отца были белорусы, мой любимый дедушка. И вообще в четвертом поколении я сельский учитель. <…> И в то же время моя бабушка, моя мать — украинки. Я очень люблю Украину. И когда я недавно была на Майдане и видела фотографии "Небесной сотни", я стояла и плакала. Это тоже моя земля», — сказала она.

Среди тех, кто пишет о ее якобы ненависти к народу Белоруссии, она упомянула российского писателя Захара Прилепина.

Также у нее спросили, почему, по ее мнению, журналист Олег Кашин считает ее «адептом "русского мира" и русской литературы». «Я только кусочек прочитала Кашина и очень ему удивилась», — ответила она.

По словам Алексиевич, она любит «русский мир» литературы, балета и музыки. «Но я не люблю мир Берии, Сталина, Путина, Шойгу. Это не мой мир», — добавила она.

Участие России в сирийской войне писатель сравнила с конфликтами в Афганистане и Чечне, пишет в твиттере журналист BuzzFeed Макс Седдон.

 Про белорусские власти Алексиевич сказала, что они «делают вид, что ее нет». Президент Александр Лукашенко, по словам лауреата, ее не поздравил. Одно из первых поздравлений пришло от заместителя главы Роспечати Владимира Григорьева, рассказала она.

Кроме того, Алексиевич высказалась против размещения российской авиабазы в Белоруссии.

https://tvrain.ru/articles/aleksievich-395932/

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить