Loading...

Парниковый аффект. Зачем регионы РФ считают выбросы CO2?

В феврале руководитель Минприроды Сергей Донской попросил глав регионов РФ представить до 1 мая 2017-го информацию о выбросах парниковых газов.

 

regions-600Она станет основой для реализации плана по удержанию к 2020 и к 2030 году эмиссии CO2 на уровне не выше 70-75% от объема 1990 года. Представляем семерку первопроходцев.
Всего на семь регионов РФ, первыми подсчитавших свои выбросы, приходится 7% от всех выбросов парниковых газов в России (187,5 млн тонн). По итогам 2014 года данные таковы:

1. Москва (74,7 миллиона тонн CO2-эквивалента)

2. Башкирия (50,2 млн тонн)

3. Ямало-Ненецкий автономный округ (36,1 млн тонн)

4. Воронежская и Сахалинская области (по 8,5 млн тонн у каждой)

5. Бурятия (8,2 млн тонн)

6. Алтай (1,3 млн тонн)

CO2-эквивалент — величина парникового эффекта того или иного газа, выраженного через диоксид углерода. Проще говоря, какое количество тонн CO2 обладает тем же потенциалом глобального потепления, что и тонна другого газа.

Принимать меры к сокращению выбросов до уровня, установленного указом президента, органам исполнительной власти в субъектах РФ рекомендовало федеральное правительство.

«Эти меры носят необязательный характер. Но регионы, которые выполнили инвентаризацию, имеют преимущество. Они видят полную картину топливно-энергетического баланса и знают, как провести модернизацию с максимальным эффектом для экологии и бюджета»,

говорит исполнительный директор Фонда «Русский углерод» Алексей Шадрин.
Национальную инвентаризацию выбросов CO2 Росгидромет проводит уже более 20 лет для контроля за выполнением обязательств России по Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК ООН). Она показывает и ситуацию с реализацией плана по удержанию к 2020 году парниковой эмиссии до 70-75% от уровня 1990 года. Напомним, что данная цель не является обязательством, которое взяла на себя Россия в рамках Парижского климатического соглашения. В нем требований по численным показателям нет, но есть требование подать информацию о национально-определяемом вкладе в глобальные усилия по снижению выбросов на период до 2025–2030 года.

На форуме «Арктика — пространство диалога» президент РФ обозначил позицию России по Парижскому климатическому соглашению. Инфографика: climaterussia.ru

Предварительный «вклад» на 2030 год Россия подала: его формулировка практически совпадает с целью на 2020 год. Глобальная же цель Парижского соглашения — удержать рост мировой температуры в пределах двух градусов Цельсия к концу XX века, а также осуществлять активные действия по адаптации к негативным изменениям климата.

На пальцах методика подсчета выбросов парниковых газов предельно проста, объясняет руководитель программы «Климат и энергетика» Алексей Кокорин. Поскольку их львиная доля (около 80%) приходится на энергетику, все использованное в стране за год топливо умножается на коэффициенты, соответствующие определенному его виду. Остальная часть выбросов — это в основном метан, выбрасываемый при операциях с природным газом и углем, в сельском хозяйстве и секторе отходов.

Исходя из типов источников, нагрузка по снижению эмиссии CO2 должна быть большей в тех регионах, где острее необходимость повысить энергоэффективность, считает эксперт.

«В рабочем варианте Энергетической стратегии России до 2035 года говорится, что даже если ничего не предпринимать, мы удержим 70 к 2020 и к 2030 году. В сущности, мы уже сейчас вышли на это плато, если речь идет только о выбросах в секторе энергетики»,

говорит Алексей Кокорин.
Переход российской экономики на модель устойчивого низкоуглеродного развития, о которой много говорят власти, требует пересмотра национальной цели по снижению парниковой эмиссии. В этом случае для каждого региона нужно будет, прежде всего, разработать свой план и меры по повышению энергоэффективности. «Потом это должно быть пересчитано в CO2, а показатели регионов сложены. Так мы получим новую национальную цель России на 2030 или 2035 год», — считает эксперт WWF.

Включение в отчетность по выбросам поглощения CO2 лесами даст бизнесу пространство для маневра. Вместо немедленного обновления оборудования компании смогут инвестировать в экологические проекты, включая восстановление лесов, пострадавших от пожаров и нашествия вредителей. «Возможно, стоит дать бизнесу такую отдушину, чтобы переход на новые технологии и повышение энергоэффективности сделать более плавным. Это было бы хорошо», — завершает Алексей Кокорин.

Автор: Александр Титов

Источник

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить