Loading...

Мусорная реформа в Омске. Повестование от первого лица


11611584nd.jpgЭта история поступила в виде корреспонденции из Омска на почту «ЭкоГрада». Повествование ведется от имени журналиста с именем Орис Брут.

 

 

3T_sOCCDcb4.jpgОрис Брут: Сегодня побывал на Кировской свалке. Там, несмотря на все официальные заявления, еще горит.

Уже третий день Кировский округ задыхается от продуктов окисления доброй половины таблицы Менделеева. Причина: горит свалка. Журналистов туда не пускают. Туда сейчас вообще никого стараются не пускать, ситуация — ЧП, в таких случаях «маленькие начальники» перестраховываются и гонят всех подальше из опасения «как бы чего не вышло» и «вдруг что-то не то увидят, а нам потом отвечать». Но территория свалки — не частная, а муниципальная земля. Поэтому в полном соответствии с законодательством там может находиться любой муниципальный депутат. С сопровождающими. Депутата не пустить на принадлежащую муниципалитету территорию не имеют права. Поэтому сегодня мы вместе с депутатом Омского городского Совета Дмитрием Петренко смогли пройти туда, куда не пускают журналистов. («Депутат как пропуск», конечно, звучит цинично, но пока работает).

 

Что могу сказать сходу? С большой вероятностью, был поджег. Нет, не потому, что свалки сами не горят. Наоборот, именно потому, что свалки постоянно тлеют. Я делал репортаж с «Советской-1». Там было видно, что горят так называемые «свалочные газы», которые выделяются в результате перепревания мусора. Его еще называют «биогаз», он образуется в результате анаэробного разложения органических отходов и в некоторых странах даже используется для отопления. Так вот, на «Советской-1» этот процесс тления давал скорее дым, чем открытый огонь. И, если наступить на источник дыма, рискуешь провалиться по шею. Земля, точнее, слои слежавшегося мусора, буквально «дышали».

 

Сегодня на Кировской свалке, проходя по тем местам, где мусор горел, но был затушен, я ощущал под ногами достаточно твердую опору. Не было ощущения, что в толще мусора есть какие-то пустоты, какая-то эрозия. А это значит, что огонь сначала был на поверхности, снаружи, и уже потом он освободил «свалочные» газы, которые начали гореть. Для тех, кто не был на Кировской свалке, расскажу еще о важных деталях. Собственно говоря, свалка — это такой длинный вал из мусора, в высоту достигающий 20, а то и больше, метров.

 

Четыре очага возгорания находятся по два с каждой из сторон этого вала, и потому ветер, вне зависимости от направления, всегда раздувает пожар. С огнем пытаются как-то справиться. Пока мы там находились, рабочие бульдозерами наталкивали землю на одни источники возгорания. Но ветер раздувал другие, и потому можно смело сказать, что сейчас там около 800-1000 квадратных метров «блуждающего» пожара. Огонь постепенно уходит в толщу мусора, поэтому ему не страшен дождь, который по прогнозам будет в выходные. А вот штормовой ветер только раздует пожар. И теперь о перспективах. Перспективы самые отвратительные.

 

В сущности, чтобы победить этот пожар, нужно покрыть весь вал мусора слоем земли. С точки зрения природоохранного законодательства это может быть расценено как рекультивация (что в границах города запрещено). Ну и очень дорого, не понятно кто заплатит. И еще — про дым со свалки и запах гари, который ощущают жители Кировского округа. Минприроды уже давала информацию по выбросам и превышениям ПДК в воздухе. Я уверен, что это — далеко и не полный и не окончательный список веществ, которые сейчас выбрасываются в воздух. Кировской свалке этой больше 50 лет, и о том, что там погребалось, можно только гадать. Но мне кажется, что там есть ВСЕ. То есть вообще все, что угодно.

 

И тот же микрорайон Ясная Поляна, который находится на расстоянии менее километра от свалки, будет дышать всей таблицей Менделеева. Если я даже в 11-м микрорайоне ощущаю запах свалочной гари, то жителям Ясной Поляны, Троицкого, улиц Мельничной и Казахстанских я не завидую… Ну, и последние два вопроса: «Кто виноват и что делать?». Прямо по классике. Кто виноват? То есть — кто умышленно поджег? Местные, с которыми мы разговаривали, говорят


Мусорная реформа в Омске. Повестование от первого лица

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить