Loading...

СЛОВО ДНЯ: ВОЖДЬ. Леонид Ивашов о приговоре Радовану Караджичу

караджичХоть Запад говорит демократическим языком, но на другие народы по-прежнему смотрит как на неполноценные, варварские. И сербы, как и все славяне, через всю историю проходят как люди второго сорта, как нечто непослушное, мешающее. И то, что Гаагский трибунал с самого своего начала был несправедливым, формировался, прежде всего, для подавления сербского народа – очевидно.


Те, кто защищал свой народ, свою землю однозначно оказались зачислены в разряд преступников. И судьба Радована Караджича - не исключение. Судят сербский народ, за то, что он не поддаётся современной западной идеологии, выступает против однополых браков и других подобных «ценностей». И Радован – один из сербских вождей в борьбе за национальное освобождение. Поэтому ему впаяли 40 лет. Человек в возрасте, имевший ранения - по сути, Караджича приговорили к смертной казни.


Касательно Сребреницы. Объективного международного расследования этой трагедии не было. Было одностороннее расследования, где свидетелями были боснийские мусульмане, иногда хорваты. Не было исследовано само начало конфликта. Ведь сначала пострадали сербские мирные жители. И была не война классического типа – когда сражается армия с армией, а шло гражданское противостояние на национальной и религиозной основе, которое очень сложно контролировать. И, конечно, такого количества в Сребренице, по определению, погибнуть не могло. Тем более, нигде нет сведений, что именно Радован Караджич отдал приказ. Но поскольку это политический процесс, никто на такие мелочи как доказательная база не обращает внимания.


Когда я встречался с Радованом, честно говоря, в чём-то ему завидовал. Мне хотелось быть похожим на него. Мощная, славянская фигура, красивое телосложение; мудрость выдержка; бешеная энергетика. Я называл его славянским вождём.


Желаю Радовану не сдавался, даже почти смертном одре - нельзя этим подонкам давать чувство радости. Европа недолго проживёт, а Гаагский суд – ещё меньше. Я надеюсь, что Караджич будет освобождён.


http://www.zavtra.ru/content/view/vozhd/
‪#‎леонидивашов‬ ‪#‎словодня‬ ‪#‎караджич‬

 

Для справки 

 

Как ранее сообщал «ЭкоГрад» в июне 2012 года судьи Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) сняли с бывшего президента Республики Сербской в Боснии и Герцеговине Радована Караджича обвинение в геноциде в БиГ.


Адвокаты Караджича 11 июня потребовали от МТБЮ освободить политика от обвинений в геноциде. Эта просьба была аргументирована тем, что, по мнению защиты, в 1992 году в Боснии и Герцеговине не было геноцида со стороны сербов, а потому основания для обвинения Караджича в этом военном преступлении отсутствуют.

 

Напомним, Босния и Герцеговина (БиГ) объявила в 1992 году о выходе из состава Югославии, после чего в республике началась война с участием боснийских мусульман, сербов и хорватов, которая продолжалась до 1995 года. По оценкам экспертов, в конфликте погибли около 100 тысяч человек. На момент начала конфликта население БиГ составляло более четырех миллионов человек.

 

Лидером боснийских сербов тогда являлся Радован Караджич. Кроме геноцида его обвиняли в преступлении против человечности и нарушении законов и обычаев войны. О том, кто установил эти самые «законы и обычаи войны», и где можно ознакомиться с текстом этих законов никто не уточнял.
В итоге 24 марта 2016 года Международный трибунал по бывшей Югославии признал Радована Караджича виновным по десяти из одиннадцати пунктов обвинения и приговорил его к 40 годам тюрьмы за военные преступления и геноцид, совершенные во время боснийской войны 1992—1995 годов. В частности, суд признал Караджича ответственным за организацию массового убийства мусульман в Сребренице в 1995 году.

 

Караджич также признан виновным в организации нападений на мирных жителей и в убийствах в ходе осады города Сараево, захват сотрудников ООН в заложники. Таким образом, единственным отклоненным пунктом обвинения Караджичу стал геноцид, совершённый в городах БиГ в начале войны.

 

Семидесятилетнему Радовану Караджичу назначено наказание в виде 40 лет лишения свободы, из которых он должен отбыть по крайней мере две трети. Даже с учетом времени, уже проведенного в предварительном заключении, такой приговор фактически является пожизненным лишением свободы.

 

 

Комментируя дело Караджича, нельзя просто закрыть глаза на почти тотальное неприятие решения трибунала со стороны сербской общины и продолжение раскола боснийского общества и сегодня, когда прошло более 20 лет с подписания Дейтонских мирных соглашений.

 

 

Этому в немалой степени поспособствовал дефицит постконфликтного примирения боснийского общества после заключения мира на условиях, определенных далеко за пределами государства и без учета интересов и чаяний жителей БиГ.

 

Одним из самых интересных вопросов в деле Караджича является то, каким образом МТБЮ определил ответственность политического лидера за многочисленные преступления, непосредственным исполнителем которых он не был.

 

 

Ответ заключается в доктрине «общего преступного умысла», внедренной в международное уголовное право этим Трибуналом. Эта доктрина предполагает, что каждый участник коллективного плана или политики несет индивидуальную ответственность за преступления, совершенные соответствующей группой в рамках этого общего плана или политики.

 

Караджичу было инкриминировано участие в четырех «совместных преступных намерениях».

 

 

Воспользовавшись принципом «игры в одни ворота» обвинение без труда доказало, что геноцид в Сребренице (июль 1995 года), а также нападения на гражданское население были частью заранее продуманного и организованного группой лиц плана по очистке от боснийского мусульманского и хорватского населения территорий, которые боснийские сербы рассматривали как свои.

 

 

Стоит заметить, что по заключению судебной палаты, ведущая роль Караджича в этих планах как их идеолога и организатора, как и следовало ожидать, полностью доказана.

 

 

Среди других ключевых элементов обвинения – совместный преступный умысел, заключавшийся в непосредственной организации геноцида в форме массового убийства мусульманских мужчин и мальчиков в Сребренице, а также изгнание остального мусульманского населения из этой местности.

 

 

Другим основанием для ответственности Караджича за геноцид в Сребренице стала доктрина ответственности начальника за действия своих подчиненных.

 

Другие «совместные преступные намерения», за которые Караджич был признан виновным, заключались в осаде Сараево, сопровождавшейся снайперскими и артиллерийскими обстрелами гражданского населения этого города с апреля 1992 года по ноябрь 1995 года, а также во взятии в заложники персонала ООН с целью вынудить НАТО воздержаться от ударов с воздуха против военных объектов боснийских сербов. Тут же упоминалось о нигде не описанных правилах и обычаях войны, нарушать которые побежденному никак нельзя было.

 

Отдельно следует остановиться на обвинении Караджича в геноциде – наиболее чувствительной теме для всего балканского региона.

 

 

Если по первому пункту обвинения в геноциде (события в Сребренице) Караджич был признан виновным, то по второму, который охватывал истребление гражданского населения в других муниципалитетах Боснии, судебная палата не согласилась с обвинением. Должны же были судьи сохранить хоть какую-то видимость объективности.

 

 

Другие причины такого решения заключаются в особенностях состава преступления геноцида по международному праву, который требует наличия у обвиняемого специального намерения «уничтожить определенную национальную, этническую, расовую или религиозную группу полностью или частично как таковую».

 

 

В результате решением МТБЮ остались недовольны не только сербы, которые в своем большинстве по сей день отрицают установленные Трибуналом факты, но и немало боснийских мусульман и хорватов.

 

 

Представляется, что вероятность обжалования прокурором МТБЮ этой части решения судебной палаты в апелляционной палате «Остаточного механизма» (органа, который уже взял на себя незавершенные функции Международного уголовного трибунала по Руанде и постепенно перебирает функции МТБЮ), является очень высокой, а результат апелляции – довольно непредсказуемым.

 

 

Решение по делу Караджича, и прежде всего именно в части о геноциде, уже стало очередным поводом для острых заявлений ряда политических лидеров на Балканах, и прежде всего – в Боснии и Герцеговине.

 

 

Эти заявления колеблются в диапазоне от осуждения МТБЮ за оправдание Караджича по одному из пунктов обвинения в геноциде до констатации очевидного - априори антисербском характере Трибунала, популярной не только среди сербов, но и России.

 

 

Тем более что «тема геноцида боснийских мусульман в Сребренице» начавшая свою жизнь на страницах ангажированных СМИ, уже перестает выглядеть однозначно даже в глазах безразличных к теме европейцев. Хотя и остается предметом ожесточенных споров экзальтированной части политологов. В частности, минувшим летом Совет безопасности ООН не принял резолюцию по случаю двадцатилетия событий в Сребренице.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить