Loading...

Прививка против «синдрома Шарикова» от московского фининспектора

С 1 января у наиболее преуспевающих российских регионов отняли деньги в пользу регионов бедных. Отняли просто и грубо, по методу большевистской продразверстки, послужившей, как известно из истории, причиной и поводом многочисленных крестьянских восстаний на рубеже 1910-1920-х годов, но забуксовавшей ввиду местного колорита на Кавказе и Урале (ведь феномен Бориса Ельцина, Эдуарда Росселя и Евгения Ройзмана возник явно не на пустом месте). Modus Operandi российских либералов (имеется в виду соответствующая ориентация правительства Дмитрия Медведева) практически ничем не отличается от их коммунистического антипода, в результате получается даже не волчий оскал капитализма, а свинская отвисшая челюсть социалистического мурла. Но с таким комплексом, проникшим под либеральным прикрытием на региональный уровень, решили бороться московские власти, избрав пока миссию просветителя, что, впрочем, не означает отказа от последующих более решительных действий. Анамнез и хроника лечения от «ЭкоГрада».

photo portret kiev 0007

Понять самоубийственный смысл продразвёрстки в давние времена можно очень легко, например, полистав военные мемуары участников гражданской войны. Воины двух противостоящих лагерей, повествуя о быте в тональности «окопной правды», упоминали десятки раз одну деталь: с поверженного противника, живого или мёртвого, обязательно снимали сапоги. Мотив понятен: война не прогулка, износ обуви громадный, а взять её легальным путём практически негде (не покупать же на отсутствующие деньги). Но был и дополнительный плюс –– живой враг без сапог уже не враг, потому что не воин. Так убивали двух зайцев сразу, хотя проблема не была решена: трофейные сапоги тоже изнашивались, и их снова приходилось добывать тем же способом.

090c480b7540

Продразвёрстка не ограничивалась сапогами, а вообще забирала последнее. Тем самым лишала людей любого стимула к мирному труду, как в хрестоматийных строках: «Спаса со стены под рубаху снял, Хату подпалил, да обрез достал, При Советах жить –– торговать свой крест. Сколько нас таких уходило в лес!», образуя мотивационный вакуум. Понятно, что такой тренд опасен для любого государства, поэтому продразвёрстка была заменена продналогом, а потом и НЭПом, в результате чего советская власть выстояла. Но тяга к чужим сапогам осталась, очевидно, на подсознательном уровне, потому что этот фетишизм возобновился в годы коллективизации.

12c523e83e1e

Смысл был всё тот же, только теперь врагом выступал зажиточный (а точнее –– умеющий работать и вести хозяйство) крестьянин, а присвоение сапог стало знаком власти.

Вспоминаю фильм, где раскулачивали кулаков, и им не хватило одного понятого. Так взяли местного опойку. Раскулачили, т.е. описали и на выход идти, так этот опойка, глянув на ноги так называемого кулака и увидав на нем сапоги хромовые, командует ––– снимай сапог. Тот снимает, бросает ему, опойка снимает свои лапти примеряет, говорит самый раз и кричит «снимай второй –– именем революции конфисковано». И такие люди потом пришли к власти.

ill

Даже без психоаналитических штудий ситуация понятная. Хороший хозяин мог на новые сапоги заработать, а босяк по жизни –– нет, потому что работать не хотел и не умел. Зато у обоих появлялась мотивация: босяк становился опорой новой власти и вертухаем для раскулаченного хозяина, который терял остатки независимости и пахал уже в режиме Дня сурка. Потому что «взять и поделить», как говорил Полиграф Шариков, он же –– инкарнация классического пролетария Клима Чугункина, –– это не разовая акция, она обречена на вечное повторение, потому что сапоги имеют свойство изнашиваться. Приложение центральной власти –– ГУЛАГ –– позволило коммунистам опять удержаться у власти, но мотивировать раба, которого, кроме могилы, ничего не ждёт, для экономического роста очень сложно, и модель всё же пришлось менять после смерти Иосифа Сталина. Новый мотивационный вакуум даже при обилии советских тюрем и лагерей не мог не подрывать стабильность и прогресс государственного развития.

И здесь же обнаруживается другой момент, блестяще зафиксированный публицистом 1950-х Валентином Овечкиным в знаменитом цикле очерков «Районные будни» (более известными по спектаклю «Говори!..» Александра Буравского 1988 года). В одном эпизоде их антигерой –– первый секретарь райкома КПСС Борзов, –– получив от своего вертикального начальства фантастически завышенный план поставок, принимает его как приказ, ни звуком не споря, и тут же начинает давать телефонограммы в колхозы, при этом размышляя вслух: «NN – председатель опытный, тёртый, он выкрутится». Вертикаль не принимает стороннего обратного импульса, она функционирует как замкнутый механизм, где любой элемент (будь то глава региона или руководитель хозяйства) есть только винтик или в лучшем случае шестерёнка. Централизация только усиливает мотивационный вакуум, делая его тотальным. Пахнет революцией, но на вершине вертикали этого благополучно не замечают.

1443

Вертикаль видит только федеральный центр и нисходящую директивную систему. В постсоветской России кризис? Для плебса тут же рождается мем «Денег нет, но вы держитесь!», который настолько амбивалентен, что снимает сразу все претензии к власти. Но не добавляет лояльности нижним звеньям вертикали, а это уже угроза её устойчивости. Снова становится актуальным «взять и поделить», но снять сапоги, причём хорошие, можно лишь с того, у кого они есть (ближний круг не в счёт: «друзьям –– всё, остальным –– закон») и кто не будет отчаянно сопротивляться. В политической вертикали России региональные власти (85 субъектов Федерации) для этого подходят лучше всего.

Сказано –– сделано. Механизм перераспределения региональной части налога на прибыль был предложен по итогам совещания у вице-премьера Дмитрия Козака 16 сентября 2016 г. Из 20%-ной ставки этого налога в федеральный центр пойдёт 3% вместо 2%, как раньше, что, исходя из данных 2016 г., даст дополнительно 117 (по другим оценкам –– до 120) млрд руб.

Эти поступления предлагается разделить на три части. Основная – 84 млрд руб. – будет направлена на дополнительные дотации бедным регионам, чьи расходы на финансирование ниже среднероссийского уровня. Еще 20 млрд руб. будут стимулировать развитие – в виде грантов за высокие темпы роста они отойдут самым динамично развивающимся территориям. Оставшиеся 13 млрд руб. будут в центре для компенсации выпадающих доходов от нового механизма стимулирования губернаторов –– права регионов оставлять себе всю сумму прироста налога на прибыль к предыдущему году.

Перераспределение предполагается за счет богатых регионов. По данным Федерального казначейства, из 1,451 трлн руб. всех сборов налога на прибыль по итогам семи месяцев более четверти (368 млрд руб.) приходилось на Москву.

15 5

СПРАВКА «ЭКОГРАДА»: Регионами-донорами в 2016 году в России являлись: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Ленинградская область, Республика Татарстан, Свердловская, Челябинская, Тюменская области, Ненецкий АО, Ханты-Мансийский АО и Ямало-Ненецкий АО. Основными получателями дотаций из центра в прошлом году были: Чеченская Республика, Дагестан, Ингушетия, Крым и Севастополь.

Сентябрьский план грабежа федеральных субъектов поначалу вызвал бурю. Оценивая озвученный министром финансов Антоном Силуановым план перераспределить 1% от налога на прибыль от богатых регионов в пользу бедных, мэр Москвы, крупнейшего попавшего под раздачу (в буквальном смысле) российского региона, Сергей Собянин заявлял:

«Это больше политический шаг, чем экономический. Для того чтобы сбалансировать бюджеты субъектов, надо значительно сокращать расходы и мобилизовать доходы. Речь идет не о ста миллиардах, речь идет о 2–3 миллионах рублей, совсем другой порядок. И очень всегда приветствуется — «отобрать и поделить», но, как мы знаем из большой истории страны, «отобрать и поделить» ни к чему хорошему не приводит».

city 318

Заявление президента Татарстана Рустама Минниханова тоже поначалу отличались восточной дипломатичностью (в конце сентября глава республики поначалу, что без перераспределения 1% налога на прибыль в пользу федерального центра «было бы немножко лучше»), и это позволило инициаторам совершенно не стесняться и считать, что дело в шляпе. Отвечая на вопрос журналиста, не разволновались ли главы территорий, узнав о лишении их значительной части бюджетной прибыли, Дмитрий Козак сказал, что «они отнеслись к этому с пониманием» («Я со всеми практически регионами разговаривал, все понимают. С пониманием отнеслись»). Он также назвал эту меру вынужденной и пообещал «в обозримом будущем» не менять установленную сейчас пропорцию распределения налога. «Если не будут радикально перераспределяться полномочия между регионами и федеральным центром», – уточнил Козак.

Вице-премьер сказал, что регионы в том числе с пониманием отнеслись к нововведениям, потому что им обещаны стимулирующие выплаты за хорошие показатели экономического развития. При этом Дмитрий Козак отметил, что от лучших регионов страны не стоит ждать каких-то рывков. «У Москвы, у Тюмени очень высокая база и поэтому меньше возможностей для роста», – объяснил он.

NW-46 297

Сразу же инициатива обрела подобающую форму: родился Федеральный закон от 30 ноября 2016 г. N 401-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», где изменение процента было прописано в статье 284. Премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что необходимо прекратить распределять субсидии по принципу "деньги идут к деньгам", а направлять федеральные трансферты, исходя из потребностей. Самый высокопоставленный либерал реализовал старый советский производственный принцип: не высовывайся, поднимешь выработку –– завтра тебе поднимут план. Забыв, правда, при этом, что в Совке мотивационная составляющая была –– у счастью или к сожалению –– намного шире финансовой.

Нельзя сказать, что принятие закона прошло гладко –– в Совете Федерации спор представителей регионов был отчаянным, но сенаторы из дотационных местностей ничтоже сумняшеся назвали выплаты им «священными» («дотации получать священное наше право, вы нам отдайте, а мы сами дальше справимся» –– лексика прямо указывает на основных лоббистов), и силы по понятным причинам оказались неравными. Закон был подписан 30 ноября и с Нового года вступил в силу в полном объёме.

И тут наконец до приверженцев дипломатии сдержек и противовесов дошло, что их банально взяли на гоп-стоп, хотя и на высшем уровне. Тон в преддверии Нового года резко изменился, и на Госсовете Татарстана 26 декабря 2016 г. Рустам Минниханов назвал это решение глупостью и раскулачиванием.

–– В одностороннем порядке принимается решение на федеральном уровне. Никаких согласований! Плюс еще есть попытка изменить соотношение по софинансированию: те, кто хорошо работает, вообще не должны получать федеральных субсидий. Это вообще глупости! Куда страна идет? Мы же федеративное государство! Как это мы не можем участвовать в федеральных программах?

Это непродуманное решение — я обращаюсь к депутатам Государственной Думы и Федерального собрания. Конечно, оно касается небольшого количества регионов — 10-12, а серьезно это касается 5-6. Так же нельзя! Мы понимаем, что нужно поддерживать регионы-реципиенты, но не изымая, ухудшая ситуацию. На следующий год мы по отношению к этому имеем минус 8 миллиардов — весь заработок, если мы хорошо будем работать, будет у нас изъят. То есть не будет улучшения жизни, а у нас же тоже люди живут и работают, — возмутился президент Минниханов.

Он посетовал, что «некоторые наши федеральные руководители» выбрали самый легкий путь, чтобы поддержать отстающие регионы. «Наверное, и президенту докладывают, что это пройдет безболезненно. Как безболезненно? Мы должны высказать свое мнение. Огромные суммы Москва теряет, Ханты-Мансийск, Санкт-Петербург, мы, Тюмень», — сказал Рустам Минниханов.

–– Раскулачивание уже было один раз. Мы помним последствия. Решения должны быть согласованы и просчитаны, а не приниматься в одностороннем порядке, — сказал президент Татарстана.

Что-то пошло не так. То есть наверху как бы на ропот рассчитывали, но только в диссидентском кухонном варианте. Но на этот раз советский опыт подвёл гопников, рассчитывавших запросто ограбить целый региональный пул с Москвой и Татарстаном во главе. «Нельзя просто так взять и отобрать» –– это слова президента Минниханова. И за этим словами много что стоит, сепаратистский потенциал республики, где в 1990-м прозвучала знаменитая фраза Бориса Ельцина «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить», а сейчас Иннополис конкурирует со Сколково, –– гораздо превосходит уральскую фронду. Центр играет с огнём.

Вертикаль даже не пытается торговаться. На Гайдаровском форуме почти с зеркальной точностью повторилась ситуация двухлетней давности, когда президент Татарстана требовал от центра хоть каких-то антикризисных действий. «В принципе, все остановилось. Если не будут приняты действенные меры... С одной стороны, мы держим стоимость продуктов питания, с другой стороны, что будет происходить, если никаких действий не будет?» — напрямую поинтересовался Рустам Минниханов, упомянув первые сотни потерявших работу сограждан (см. «ЭкоГрад» №4 за 2015 год). Чиновники предпочли отмолчаться. А что? Справлялись раньше — справитесь и теперь.

То же самое –– два года спустя. Опять ситуация, когда чиновник мямлит…

Заместитель министра экономического развития Андрей Цыбульский в рамках дискуссии «Новая региональная политика» на Гайдаровском форуме 12 января 2017 года подчеркнул, что присутствующие здесь губернаторы и президент республики готовы взять на себя дополнительные полномочия в сфере финансового обеспечения, и такая инициатива исходила именно от них. Но есть другие главы регионов, которые такую ответственность не выдержат, считает он. Особенно если дело касается налоговых льгот. И при огромном различии территорий Россия не сможет построить модель, как в европейских странах, где разрыв между отдельными административными единицами минимален.

–– Оно, конечно, чувствительно для многих. Но если посадить сюда других губернаторов, они скажут, что это абсолютно правильное решение, которое было принято за последнее время, — сообщил чиновник. –– Прозвучало, что будто 1% забрали, а ничего не дали. Дали взамен. Мы увеличили гранты на поощрение высокоэффективных субъектов до 20 млрд., которые будут распределяться между лидерами. Возвращается в бюджет весь прирост налога на прибыль, это тоже стимул.

Наверное, присутствующим было очень смешно: кто же из губернаторов-реципиентов скажет, что решение дать ему денег было неправильным. А вообще не стоит забывать, что развал СССР в эпоху Перестройки начался именно с молчащих и мямливших на собраниях и митингах партийных работников, которые просто не умели ни прямо отвечать на свободно поставленные вопросы, ни складно нести околесицу ––– дико, но тем не менее факт. Особую пикантность дискуссии придавал контекст –– известно, что сейчас готовится новый президентский указ о государственной политике регионального развития, по оценке Алексея Кудрина, рамочный.

И тут президент Татарстана Рустам Минниханов, которому надоело сдерживаться себе в большой убыток, чётко заявил г-ну Цыбульскому, что его ведомство живет иллюзиями.

–– Цыбульский — хороший человек, но его поправить надо. Вы живете своими иллюзиями. Вот вы говорите 20 млрд... Эти деньги отобрали у нас! Если мы будем хорошо работать, на первом месте, я получу 610 млн, а вы у меня отбираете 3,5 млрд. Даже Конституционный суд всегда принимает решение — ухудшать уровень жизни граждан не имеем права, ни одну льготу не можем отменить. Вы взяли и изъяли деньги.

Я понимаю, что надо поддерживать регионы, но просто так взять и отобрать такую сумму… это большая сумма. Это же не меня касается, это касается почти 4 млн. человек в нашей республике. И я пока ответственный за эту республику, я не могу об этом не сказать. Это никому не нравится. Нравится вам это или не нравится, я это буду говорить.

Глава Татарстана также отметил, что надо ужесточать законы, регулирующие нелегальный оборот алкоголя, а также дать полномочия регионам по распределению льгот («Федеральное собрание принимает решение — льготы по подоходному, земельному, транспортному налогу. Это все наши доходы, в совокупности 35 млрд. И никто у нас этого не спрашивает… Мы на месте лучше знаем, кому сколько льгот дать»).

Он призвал больше доверять регионам и не делить Россию на вертикали федеральную и уровень субъекта РФ («Мы должны все быть мотивированы на серьёзную задачу. Мобилизовать территорию можно тогда, когда контролируешь кадры и деньги. Страну не делить на федералов, субъекты, муниципалитеты… Регионам надо больше доверять. Основа страны –– регионы, сильные регионы –– сильная страна. Ну а как если не будет мотивации, инвестиционной составляющей?..»). Так региональный лидер предложил новую, мотивационно устойчивую и сбалансированную модель вертикали, но –– основанную на полицентричности.

— Я не против того, чтобы (регионам-реципиентам. –– Ред.) помогать, — сказал президент Татарстана. — Но у Татарстана большая нагрузка после Универсиады. Мы взяли большие бюджетные кредиты на подготовку. И теперь свои показатели ухудшили. Мы же свои обязательства выполняем перед Минфином России. За счет чего, если эти деньги у тебя отбирают?

Модератор дискуссии Алексей Кудрин посетовал, что федеральный бюджет тоже сокращает свои расходы.

Может, нам стоит подумать, как в федеральный бюджет больше денег собрать, а не отобрать у кого-то? Чтобы экономика с ростом была? — парировал президент Минниханов, сорвав бурные аплодисменты. Как и положено радикалу, с которым согласны в принципе, но не по форме.

МОСКОВСКАЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

Выступление министра правительства Москвы, руководителя Департамента экономической политики и развития столицы Максима Решетникова стало знаковым на региональной дискуссии Гайдаровского форума. И не только потому, что он, как и калужский губернатор Анатолий Артамонов, поддержал Рустама Минниханова –– не присоединиться к предыдущему спичу было сложно, потому что проблема «одного процента» касается Москвы в большей степени, чем Казани. Констатируя, что «страны конкурируют своими крупнейшими городами, и мы адаптировались к этим условиям», министр Решетников представил особый, столичный, мягкий путь разрулирования этого конфликта.

Итак, если вернуться к образной канве (хотя сапоги уже давно перестали быть символом достатка и уж тем более власти), есть гопники, снимающие с граждан сапоги, потому что у гопников есть на это властные полномочия. Но, согласно этим полномочиям, обувь поступает в распоряжение других граждан, у которых сапог нет. Иначе действие считается незаконным. Так можно попробовать сделать так, чтобы у всех участвующих в междусобойчике лиц сапоги всё же появились путём честного заработка! Тогда услуги гопников не понадобятся. А для этого Москва готова поделиться своим опытом увеличения бюджетных и не только доходов –– за счет привлечения для налогообложения имущества, легализации доходов в сфере торговли и услуг, поступлений от трудовых мигрантов –– и оптимизации расходов.

ГЛАВНЫЙ РИСК ТЕКУЩЕГО МОМЕНТА. ЧТО СКАЗАЛ РЕШЕТНИКОВ

76545

Лишь в 2016 году Москва по темпам роста доходов догнала остальные регионы, отставая с 2011 года примерно в два раза, поскольку этот рост происходил только з счёт внутренних источников –– повышения эффективности налогообложения, мобилизации налоговых и неналоговых доходов. Столице потребовалось 5 лет, чтобы восстановить объем поступлений по налогу на прибыль, снизившийся в связи с созданием консолидированных групп налогоплательщиков. По итогам 2016 года Москва лишь сократила разрыв между темпами роста налоговых доходов города и остальных регионов страны, который начал формироваться в 2011 году. За это время рост доходов субъектов составил 46,8 %, а Москвы – 30,2 %.

Позитивная динамика стала возможной благодаря региональным полномочиям по получению доходов и оптимизации расходов. Москва реализует большой потенциал по выявлению объектов имущественного налогообложения, легализации бизнеса, привлечению инвестиций. Если говорить о расходах, то город осуществил реформу финансирования бюджетной сети, начал концентрировать ресурсы на приоритетных направлениях. Кроме того, обеспечивается экономия при закупках, усиливается адресность социальных выплат.

Между тем с 2011 по 2016 год число дефицитных регионов в России выросло с 57 до 74, а к 2019 году, по экспертным оценкам, их будет 80. Основной риск текущего развития состоит в большой сумме дефицита дефицитных регионов –– по нашей оценке, никак не меньше 400–450 миллиардов рублей за 2016 год. Перераспределение 1% налога на прибыль –– это всего лишь 120 млрд, проблемы не решает.

Рост долговой нагрузки – в пять раз за последние четыре года – и дефицита регионов создает гигантское давление на все профицитные регионы в логике «отнять и поделить». С этого года на 1% сокращена региональная часть налога на прибыль. Выпадающие доходы Москвы составят порядка 30 млрд рублей в год.

Мы предлагали давать эти новые деньги регионам не просто так, а в обмен на выполнение ими определённых полномочий и использование имеющихся возможностей, на эффективность доходной политики. Пока за использование полномочий, предоставленных федеральным правительством в последние годы, берутся далеко не все регионы. Это приводит к плачевному состоянию местных и региональных бюджетов, их дефициту, увеличению долговой нагрузки. Города и регионы с крепкими бюджетами в этой ситуации вынуждены выступать в роли доноров.

Иждивенческие настроения дефицитных регионов не должны усиливаться, это нанесет ущерб не только развитым регионам, но и экономической системе всей страны, ее глобальной конкурентоспособности.

Сейчас в Москве реализуются десятки мероприятий по мобилизации новых доходов и по эффективности расходования средств –– почему другие регионы этого не делают?

Два года продвигали эту тему для регионов: смотрите наш опыт, налаженные технологии. Но приезжают за опытом только регионы-доноры, т.е. запрос на эффективность предъявляют те регионы, у которых и так всё неплохо.

И у меня такое предложение к Минфину (в контексте подготовки президентского указа о региональном развитии. – Ред.). Была программа реформирования, всех оценивали, выстраивали в ранжир, давайте какую-то такую штуку сделаем по мобилизации доходов. Это ведь предложение не для того, чтобы поставить всех в ранжир, а чтобы все посмотрели какой опыт есть и что внедрять, и были типовые кейсы и методики.

ЧТО СДЕЛАЛ РЕШЕТНИКОВ

2B2A9505

В прошлом году среднегодовая инфляция по Москве снизилась до минимума и составила 7,8%. Динамика среднегодовой инфляции снизилась по сравнению с данными на 2015 год на 8,8%.

«Московская инфляция, которая традиционно в силу структуры потребления чуть выше общероссийской, на фоне приемлемых внешних условий и ужесточения внутренней финансовой политики снизилась до исторически минимальных значений. Учитывая то, что в декабре 2016 г. московская инфляция составила 6,2% к декабрю 2015 г., можно прогнозировать продолжение снижения инфляции в столице, что повышает уровень определенности для всех участников экономической деятельности и населения», –– подчеркнул министр правительства Москвы.

***

Правительство Москвы запустило серию семинаров для регионов. Цель начинания Департамента экономической политики и развития Москвы – поделиться опытом и лучшими практиками в реализации региональной налоговой политики, сфере закупок и использования IT-технологий в управлении городом.

Как сообщает пресс-служба департамента, первый семинар прошел 26-27 января для делегации Республики Башкортостан в лице республиканских министерств финансов и земельных и имущественных отношений.

Призыв к регионам приезжать в Москву и перенимать опыт реализации новых полномочий по получению доходов и оптимизации расходов руководитель Департамента экономической политики Максим Решетников озвучил на прошедшем в начале года Гайдаровском форуме.

Первой на предложение министра экономики Москвы откликнулась делегация Правительства Башкортостана. В ходе двухдневного визита сотрудники Департамента экономической политики столицы представили коллегам из региона результаты реализации налоговых проектов – в частности, перехода к налогообложению имущества организаций и физлиц от кадастра, о совершенствовании патентной системы налогообложения и введении торгового сбора. Наибольший интерес участники семинара проявили к теме налога на имущество организаций (НИО) от кадастровой стоимости, поступления от которого в столичный бюджет составили в 2016 году 100 млрд рублей. Были заданы вопросы о том, как в Москве выявляют объекты недвижимости и приводятся в порядок базы, содержащие сведения о недвижимом имуществе и его собственниках. Представители Правительства Республики Башкортостан также посетили Многофункциональный миграционный центр в Сахарово (ММЦ). Гости получили возможность увидеть зоны, в которых проводятся все процедуры оформления трудовых мигрантов, в том числе медицинское обследование, тестирование на знание истории России и русского языка. В большей степени представителей Правительства республики Башкортостан интересовало, как была решена проблема очередей и как организовано СМС-информирование мигрантов. Отдельное внимание привлекла и открытая в первой половине 2016 года биржа труда для мигрантов, которая позволяет трудоустраивать до 70% обратившихся.

Заместитель министра финансов Республики Башкортостан Лира Игтисамова отметила следующее: «Город Москва, как и Республика Башкортостан, входят в пятерку регионов страны по степени эффективности налоговой политики. Департамент экономической политики и развития Москвы за небольшой период обеспечил прорыв в области качественного роста доходов бюджета столицы за счет привлечения для налогообложения имущества, легализации доходов в сфере торговли и услуг, поступлений от трудовых мигрантов. Повысилась доля «устойчивых» доходов, которые не зависят от внешнеэкономической конъюнктуры. Такие рабочие встречи по изучению накопленного практического опыта способствуют росту профессиональных компетенций на местах, укреплению сотрудничества между регионами. Хотелось бы поблагодарить представителей Департамента и лично Максима Геннадьевича за высокий уровень организации нашего визита и подготовки материалов».

Министр Правительства Москвы, руководитель Департамента экономической политики и развития города Максим Решетников на встрече с делегацией Башкирии подчеркнул: эффективная реализация новых полномочий регионов по получению доходов и оптимизации расходов – залог экономического роста, стабильности бюджета. Столица в этом плане добилась многого.

«Да, это непросто. Это кропотливая работа по администрированию, разъяснениям, по обеспечению справедливости налоговых механизмов, –– отмечает министр. –– Поэтому не все регионы используют полномочия, это основная проблема. Москва готова делиться опытом, показать, как это делать оперативно, с минимумом издержек. Пока к нам обращаются регионы-доноры, надеемся, что в будущем к нам потянутся области и края с дефицитными бюджетами».

122

СУХОЙ ОСТАТОК

Эта история про отъём денег может показаться банальной в контексте событий прошлого века, если бы… она происходила в этом самом прошлом веке. Там всё логично –– есть социально близкие элементы, которых государству надо поддерживать, но не за свой счёт и «ближнего круга» олигархов, а за счёт «крепких хозяйственников», держа таким образом в узде тех и других. Но любая другая мотивация, кроме финансовой, ушла с распадом СССР, и в ответ на государственный грабёж «уйти в лес» могут целые регионы, выставив, по примеру Татарстана, счета федеральной власти. Парадокс в том, что самостоятельности хотят все субъекты Федерации, и даже самые бедные, но по принципу «дай денег и навеки отойди, сами разберёмся». Насколько здесь окажется эффективным образовательный проект правительства Москвы, озвученный министром Максимом Решетниковым, можно гадать, но, памятуя преимущества силовых методов перед прочими технологиями, новые босяки, промотавшие свой региональный капитал, приедут в Москву не за знаниями, а за новыми трофейными финансовыми сапогами.

Владимир ХЛУДОВ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить