Loading...

Китаю нужна Сибирь и как водный придаток?..

В канун и в ходе ПМЭФ-2019 некоторые китайские СМИ стали чаще эксплуатировать тему дефицита водоресурсов в обширном северном регионе КНР. И, что решить проблему могла бы Россия, располагающая в Сибири, якобы, сверхкрупными ресурсами неиспользуемой речной и еще байкальской пресной воды. Причем,по тем оценкам, более предпочтительны для КНР водопоставки по трубопроводу (около 1300 км) именно с Байкала. Проект разработан еще в конце 1990-х, но пока не реализуется.

  regnum picture 1553241727873054 normal

 А в мае с.г. развернулась кампания, в том числе посредством российской Госдумы, по китайской инициативе сооружения к 2035-2038 гг. гигантского водопровода - почти в 1500 км - в северный Китай, годовой мощностью до 1 млрд. кубометров, от Оби через Алтай и северо-восточный Казахстан. С "привлечением" избыточных, дескать, водоресурсов алтайских рек. Причем такой проект, чреватый очевидными, притом бессрочными экологическими, а следом и социально-экономическими последствиями для всей Западной Сибири, фактически одобрен в начале мая с.г. на Круглом Столе Госдумы РФ   "Стратегические проекты сотрудничества России, Казахстана и Китая". Сама же эта инцииатива, в статусе предварительного проекта, выдвинута в декабре 2018 г. "Китайским Обществом по развитию сотрудничества с Россией, Монголией, Казахсаном и странами Центральной Азии".

   Впрочем, означенная кампания стартовала в КНР с начала 2019 г., ярким отражением чего является обширная, можно сказать программная публикация   "Обоснованно ли россияне боятся захвата Байкала китайцами?" в китайской "Гуаньча" (Шанхай) 30 января с.г., являющейся неофициальным рупором руководства КНР. Где ни словом не упоминается, что Байкал - объект Всемирного наслеждия ЮНЕСКО. Зато - с территориальными претензиями на те же российские регионы. А именно:

"...Во времена Древнего Китая эти земли были «пастбищами Су У», сейчас же они известны под названием «голубые глаза» Сибири. Нерчинский договор 1689 г. передал Байкал России (оказывается !.. - Прим. ред.). Но самое большое на Земле пресноводное озеро Байкал тесно связано с китайским народом и по сей день.

Однако об этой связи говорят в следующих контекстах в местных СМИ: «петиция-протест, подписанная 100 тысячами человек», «запретим китайцам выкачивать воду из озера Байкал», «китайцы захватывают озеро Байкал», «через 5-10 лет Байкал станет еще одной китайской провинцией» и прочее".

Если конкретнее: "...22 января 2019 г. в российских СМИ появилось сообщение, что петицию против строительства на озере Байкал завода в Слюдянском районе (Иркутской области), экспортирующего бутилированную воду в Китай, подписало около 500 тыс. россиян. По их мнению, строительство завода может нанести серьезный вред окружающей среде региона. Петицию направили в Министерство природных ресурсов и экологии России, а также президенту Путину. Раньше россияне уже пытались воспрепятствовать строительству китайскими компаниями заводов (именно заводов !.. - Прим. ред.) по розливу питьевой воды вблизи озера, доводы они тогда использовали такие же.

   Но специалисты Минприроды РФ одобрили этот проект, и завод получил разрешение на строительство. По словам администрации Иркутской области, объект прошел экологическую проверку" (всё же, петиция подействовала: строительство остановлено с апреля с.г. - Прим. ред.) .

Окончательно завод введут в эксплуатацию в 2021 году. Объем выпуска пресной воды, добытой из глубин озера, составит 528 тыс. литров в сутки" (в зависимости от срока действия упомянутого запрета... - Прим. ред.).

   А вот далее - вполне конкретно, со знанием дела: "...Российское правительство всегда положительно относилось к экспорту водных ресурсов. Специальный представитель Президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов отмечал, что в скором времени страна превратится в крупнейшего экспортера очищенной воды. Точнее, "сейчас мы продаём Китаю байкальскую воду по цене два доллара за литр, без вреда окружающей среде".

   В Бурятии, расположенной на южном берегу озера, и правительство, и народ поддерживают строительство розливочных заводов, так как благодаря ним создаются рабочие места, в казну в больших количествах поступают налоги".

Приводится и некое мнение эксперта Ин-та Дальнего Востока РАН М.Грачева, что, дескать, "Из Байкала в Северный Ледовитый океан ежегодно вытекает 60 куб. км воды, это и так большие потери для России". Мол, еще столько же терять - для Байкала не проблема...

   Тем временем, "...как сказал мой друг, много китайцев покупают землю и жилье в этом регионе. Если по закону купить землю не удаётся, они нанимают российского посредника, на которого оформляется недвижимость, но фактическим ее владельцем становится гражданин КНР. Это явление уже давно стало привлекать внимание российской общественности, неоднократно организовывались митинги протеста и сбор подписей".

     Ну, а вывод вполне логичный, причем с "издёвкой" насчёт Байкала и повтором территориальных претензий: "...Сегодня Байкал — «священное озеро» для многих русских, они боятся, что китайцы снова отберут его у них. По мнению россиян, сложно представить, насколько быстро растет экономическая мощь Китая. Ибо их собственная экономика настолько хороших результатов не показывает, а население постепенно уменьшается. К тому же эти земли некогда входили в состав Китая".

   bb4a656da606d55c38367

   В КНР вовсю рекламируют байкальскую воду, которая в бутилированном виде поступает туда с начала 2010-х.

   Монгольские же чиновники и эксперты, в большинстве своем, не против проекта, ибо за транзит КНР будет расплачиваться байкальской водой.

Но Байкальский проект пока остановлен. А вот другой, что, повторим, предлагается от р.Обь черезАлтай, - уже " в работе". Точнее - уже в федеральных ведомствах, включая Росводресурсы и МИД.

     Её одобрить попросил правительство РФ в середине мая с.г. депутат Госдумы Алексей Чепа (от "Справедливой России") "...Проект более чем на 80 млрд. долл. призван решить проблему нехватки воды в северных провинциях Китая.  Такие проекты могут быть интереснее, чем торговля нефтью. Его еще должны изучить эксперты, но, надеюсь, проект будет реализован к обоюдной выгоде", — полагает депутат.

   Обсуждается проект и в Казахстане. Причем его профильные ведомства с весны-2019 стали чаще сетовать на вододефицит во многих районах страны, в т.ч. в северо-восточном, где намечена транзитная трасса означенной артерии.

         На первом этапе - до 2026 года - предполагается строительство первой очереди магистрального водопровода (около 600 млн. куб. м/год) и сети распределительных трубопроводов. Второй этап продлится до 2040 года: будет возведена вторая очередь магистрального водопровода с привлечением избыточной, якобы,  воды алтайских рек. А также будут реализованы проекты по повышению эффективности водопользования и качества ввозимой воды в северо- и центральнокитайских вододефицитных провинциях (Синьцзян, Внутренняя Монголия, Ганьсу, Цинхай). Но ничего не сказано в китайской инициативе о необходимости тех же  проектов в российской зоне этого водного маршрута. Не упоминались они и в Госдуме. 
    КНР планирует минимум на 70% финансировать реализацию проекта (как и проекта водпровода с Байкала); остальную часть Пекином намечено заимствовать у Азиатского Банка Развития и/или Всемирного Банка.
     Между тем, вододефицит для сибирских ГЭС, по оценкам Роспироднадзора, Росводресурсов и ряда других профильных ведомств-источников, а также ООНовской экологической программы
UNEP (2016-2018 гг.), ныне достигает 15-17%, а в ближайшие годы - ввиду усугубляющегося сибирского маловодья,  - наверняка  превысит 20%. Вдобавок, из-за хронической - подчеркнем, более чем 30-летней нехватки финансирования и дефицита современного профильного оборудования, включая очистное, водораспределительные системы Западной Сибири едва справляются с водоснабжением столь обширного региона. А уровень качества воды там же понизился, в сравнении с началом 80-х, почти вдвое. Потому и предлагается Пекином создание северокитайской (но не сибирской...) сети по повышению эффективности водопользования и качестве поступающей воды.

Разнообразные последствия уже только этих факторов будут бессрочными. Последствия же начинают по нарастающей проявляться: так, уже почти на четверти территории Сибири происходят обезвоживание почв и, как следствие, их опустынивание/засоление; быстро учащаются лесные пожары с увеличением их площади. Всё чаще случаются перерывы в водоснабжении; падает и без того низкий уровень влажности атмосферного воздуха и содержания в нем кислорода. Как следствие, аномально высокие летние температуры в том же регионе, с очевидными последствиями, становятся регулярными. Причем означенные тренды наиболее характерны для всех южносибирских территорий, сопредельных с КНР, Казахстаном, Монголией.

   А в Госдуме приводили "сердобольные" доводы, что, по подсчётам ООН, за последние 50 лет водообеспечение жителей стран Центральной Азии и Китая уменьшилось почти в 3,5 раза и, по расчетам GlobalWaterInitiative, к 2025 году может достичь критической планки: 1,7 куб. метра на человека в год.  А РФ, дескать,  получит доходы от проекта и новый импульс политического влияния в Казахстане и Китае.

   Тем более, что как уверяли на форуме едва ли не все эксперты, многие регионы РФ, особенно Сибирь даже, оказывается,   «страдают» от избытка речной воды. В пример приводили Алтайский край, где объём «лишней», дескать,  речной воды оценивается в 75-100 млн. кубометров, что приводит к паводкам. Но то, что они обусловлены, прежде  всего, неисправностью, изношенностью и/или недостаточной мощностью водорегулирующего оборудования и ошибками в проектировании водохранилищ, эти факторы лишь вскользь упоминались на думском форуме. 

       Между тем, северный регион КНР располагает колоссальными подземными запасами пресной воды, как крупными мощностями по обессоливанию подземных вод. Двух-/троекратное увеличение в 90-х – начале 2010-х мощностей многочисленных центральнокитайских водохранилищ тоже позволяет, посредством водопоставок оттуда (по каналам и/или водопроводам), вполне обойтись без западносибирской или байкальской воды.

a4fbf5dd9b3d29af135aa360c1c3d7e9

   Север, северо-запад и, частично, центр КНР отнюдь не лишены крупных возобновляемых водоресурсов

   Кроме того, весьма крупными запасами подезмной, речной и талой воды располагает северный и северо-восточный Тибет, сопредельный с засушливыми северо- и центральнокитайскими провинциями. Значительными ресурами речной воды, минимум на 15% превышающими уровень водопотребления, располагают сопредельные с КНР и друг с другом Лаос, Бангладеш, северные регионы Мьянмы, Таиланда. Как и приграничные с КНР северо-восточный Афганистан, восток и северо-восток Таджикистана.

Но, похоже, не столько водоресурсные, сколько геополитические интересы стимулируют продвижение Китаем проектов по водоимпорту, подчеркнем, именно из России. Причем ряд китайских чиновников и СМИ периодически уточняют, что и байкальский, и западносибирский "водоэкспортные" проекты вписываются в небезызвестную евроазиатскую программу Пекина «Один пояс – один путь»…

Иными словами, роль постоянного водоснабженца этой программы уготована не всем ее участникам?..

А.Чичкин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить