Loading...

Чрезвычайная ситуация и деньги Haggler

Простейший способ обмениваться ценностями — обмен одного ценного предмета или товара на другой. Такой процесс непосредственного, прямого обмена называется бартером, однако этот формат работает лишь в узких кругах с ограниченным ассортиментом товаров и услуг. Скажем, в некой гипотетической, изолированной от мира общине в полтора десятка человек не так много простора для разделения труда и рынка, поэтому каждый индивид сможет производить товары первой необходимости и напрямую обмениваться ими с соседом. Бартер всегда присутствовал в человеческом обществе и применяется по сей день, но сегодня он крайне непрактичен и к нему прибегают лишь в исключительных ситуациях, как правило, люди, лично или довольно близко знакомые друг с другом.

13-54

В более крупных и сложно устроенных экономиках индивид получает возможность специализироваться на производстве определенных товаров и вступать в деловые отношения с широким кругом лиц. Здесь для обмена уже не обязательно личное знакомство, следовательно, взаимозачет товаров, услуг и работ теряет смысл. Чем шире рынок, тем больше перспектив для производства и обмена, но тем острее и проблема несовпадения запросов: скажем, то, что вы намерены предложить некоему ремесленнику взамен, его не интересует. И дело тут не только в разных вкусах и потребностях — проблема гораздо глубже и характеризуется тремя специфическими аспектами.

Первый — несовпадение масштабов: ценность того, что вам нужно, существенно отличается от той, что у вас есть, а разделять один из товаров на малые части нецелесообразно. Представьте, что вы хотите купить дом за башмаки. Вы не сможете покупать его частями, равными по стоимости одной паре. Да и владельцу дома вряд ли понадобится гора обуви, покрывающая его стоимость. Второй аспект — несовпадение по времени и срокам: допустим, ваш товар скоропортящийся, а вы хотите приобрести нечто ценное и долговечное. К примеру, вам будет крайне сложно накопить нужное количество яблок для единоразовой выплаты за автомобиль, потому что пока вы наберете столько фруктов, бол́ьшая их часть просто сгниет. Третий аспект — пространственный: скажем, вы хотите продать дом в одном месте и купить в другом, а большинство жилищ, как мы знаем, нетранспортабельны. Эти три аспекта делают бартер крайне непрактичным и вынуждают прибегать к многоуровневому обмену для удовлетворения своих экономических потребностей.

Единственный способ решить проблему — опосредованный обмен: вы находите товар, который нужен вашему продавцу, и того, кто готов его продать за ваш товар. Этот промежуточный товар превращается в средство обмена. В принципе, им может служить что угодно, но по мере разрастания рынка задача поиска нужного товара усложняется и проведение нескольких цепочек обмена для получения желаемого становится нецелесообразным. В такой ситуации более эффективное решение обязательно найдется хотя бы потому, что тот, кто им пользуется, добивается цели намного легче и быстрее, — это и будет единое средство обмена (или хотя бы ограниченный набор таких средств). Товар или объект, который берет на себя роль универсального платежного средства, называется деньгами.

Посредничество при обмене и есть функциональная сущность денег. Иными словами, это товар, который служит не для потребления (потребительский товар) и не для производства (инвестиция, или капитальный товар), а исключительно для обмена на другие товары. Хотя инвестиции тоже предназначены для получения дохода, подлежащего обмену на новые товары, у них есть три отличия от денег. Во-первых, они предполагают проценты, которых сами деньги не приносят; во-вторых, подразумевают риск неудачи, тогда как денежная наличность считается наиболее безопасным финансовым инструментом; в-третьих, менее ликвидны ввиду высокой себестоимости транзакций при их расходовании. Это объясняет неизменно повышенный спрос на деньги и неспособность инвестиций их полностью заменить. Человеческая жизнь непредсказуема, и нам не дано знать, когда и какие суммы могут понадобиться. Здравый смысл и вековая мудрость подсказывают, что часть накоплений нужно хранить в виде «живых» денег, поскольку это самый ликвидный актив.

При необходимости его можно потратить в любой момент, а риск его хранения намного ниже, чем при капиталовложении. Однако за удобство и надежность мы расплачиваемся неприобретенными товарами, которые могли бы купить на отложенные деньги, и неполученным доходом от возможного, но не сделанного инвестирования.

В сущности, нет ничего, что бы точно определяло, что можно или нельзя использовать в качестве денег. Любой, кто покупает некую вещь не ради нее самой, а с целью ее обмена на что-то другое, фактически превращает ее в валюту. Как и во многих других случаях, выбор зависит от человека и обстоятельств. На протяжении истории человечества роль денег играли самые разные предметы и материалы: не только золото и серебро, но и медь, ракушки, крупные камни, соль, домашний скот, казначейские банкноты, украшения, а иногда даже алкоголь и сигареты. Выбор человека субъективен, поэтому не существует правильного или неправильного выбора платежного средства. Однако у всякого выбора есть последствия.

Относительную рыночную привлекательность товаров — и, следовательно, их способность служить валютой — можно оценить по тому, насколько успешно они решают вышеупомянутую проблему несовпадения желаний во всех ее трех аспектах: масштаб, время и пространство. Для выравнивания масштаба платежное средство должно с легкостью делиться на малые единицы или образовывать крупные партии, позволяя владельцу продавать его в любом количестве. Для обслуживания сделок в разных географических точках нужно, чтобы валюту было легко транспортировать и носить при себе, поэтому наиболее удобные платежные средства, как правило, отличаются высокой стоимостью единицы веса. Поскольку оба условия легко выполнимы, можно решить, что роль платежного средства потенциально могли бы сыграть многие предметы и материалы. Но самую сложную проблему представляет третий аспект — временной.

Чтобы решить проблему сроков, средство обмена должно обладать устойчивой ценностью, которая позволит владельцу его накапливать. Именно в этом заключается вторая функция денег — накопление и сбережение.

Однако сама по себе физическая сохранность — необходимое, но не достаточное условие для долгосрочной привлекательности товара, ведь он может существенно потерять в цене, даже если его состояние не изменится. Чтобы ценность сохранилась надолго, нужно контролировать количество товара: оно не должно существенно возрасти за то время, пока его держатель им владеет. Общая характеристика всех известных нам видов денег — наличие механизма, ограничивающего производство новых единиц во избежание снижения ценности уже имеющихся. Здесь следует провести разграничение и выделить два типа платежных средств: твердые, чей запас сложно увеличить, и мягкие, чей запас пополняется легко и быстро.

Если население выбирает твердое платежное средство с высоким коэффициентом соотношения резерва и притока, то его покупка для создания сбережений повысит спрос, а следовательно, и цену, что, в свою очередь, подтолкнет эмитентов к изготовлению новых партий. Но, поскольку приток невелик по сравнению с резервом, даже его резкое увеличение вряд ли существенно снизит цену. Однако если население решит накапливать мягкую валюту, эмитентам не составит труда выпустить ее в больших количествах. В результате платежное средство обесценится, произойдет девальвация и накопления быстро «сгорят». Стало быть, мягкая валюта малопригодна для длительного хранения активов.

Я называю это «ловушкой мягкой валюты»: резервы любого платежного средства, в котором хранят сбережения, должны пополняться, но если резерв пополняется легко, это вскоре уничтожит накопления. Закономерное следствие такой ловушки — появление естественных или искусственных механизмов, ограничивающих приток валюты на рынок, что помогает избежать девальвации. Следовательно, платежное средство не должно быть слишком доступным или легким в изготовлении, иначе искушение наделать новых денег уничтожит накопления, а заодно и все стимулы вкладывать в это платежное средство. Всякий раз, когда природные, технологические или политические процессы приводили к стремительному пополнению запаса той или иной валюты, она теряла монетарный статус и заменялась другим платежным средством с более высоким соотношением резерва и притока. Об этом мы поговорим в следующей главе. Ракушки использовались в качестве денег лишь до тех пор, пока их сложно было найти. Сигареты служат платежным средством в тюрьмах именно потому, что их трудно раздобыть. То же верно и для национальных валют: чем медленнее возрастает запас, тем выше вероятность, что, если граждане решат хранить сбережения в этой валюте, они не прогадают.
Когда правительство включает печатный станок, население начинает скупать иностранные валюты, золото и другие относительно надежные активы. К сожалению, XX век предоставил нам немало таких печальных примеров, особенно в развивающихся странах. Самые «стойкие» платежные средства — те, чей ограничительный механизм оказался надежнее прочих, — и есть твердые валюты в полном смысле слова. Монетарные средства конкурируют в любую эпоху; исход состязания зависит от воздействия технологий на соотношение резерва и притока каждой из валют.

Кому-то помогает трезвый расчет, кому-то — горький опыт, однако итог один: деньги и материальные блага чаще всего приходят к тем, кто вкладывается в твердые и ходовые виды валют. Впрочем, сама по себе монетарная надежность тоже не постоянное свойство. В разные эпохи, по мере изменения технологических возможностей общества, менялась и твердость различных валют, а следовательно, их рыночная привлекательность. Выбор оптимального платежного средства всегда обусловливался технологическими реалиями, которые накладывают отпечаток и на рыночные процессы. Поэтому экономисты австрийской школы стараются избегать чрезмерного объективизма и определяют надежную валюту не как конкретный товар или продукт, а как любое платежное средство, появляющееся на рынке в силу свободного выбора участников, а не навязывания властями, либо как платежное средство, ценность которого устанавливается в ходе рыночного взаимодействия, а не приказом «сверху». Свободная рыночная конкуренция монетарных единиц — безжалостно эффективный механизм для поиска твердой валюты, ведь он позволяет накопить существенные активы лишь тем, кто выбрал «правильное» платежное средство. Правительству нет нужды навязывать гражданам самое твердое средство обмена, общества умело подбирали себе валюту еще до того, как создали правительства. Любое вмешательство сверху лишь осложнит монетарную конкуренцию — если вообще произведет какой-то эффект.
У тех, кто имеет возможность хранить сбережения в твердой валюте, горизонт планирования намного шире, чем у тех, чьи накопления находятся под угрозой. От надежности монетарного средства (то есть способности долгое время сохранять ценность) в первую очередь зависит отношение граждан к настоящему и будущему, или их временно́е предпочтение.

Помимо соотношения резерва и притока, ликвидность монетарных средств определяется еще одним важным критерием — популярностью.Чем больше людей принимает платежное средство, тем ликвиднее оно становится и тем выше шансы купить или продать его без особых потерь. В социальном пространстве с большим количеством одноранговых операций — как показывают вычислительные протоколы, — нередко возникают доминирующие стандарты обмена, поскольку выгода от присоединения к сети возрастает в геометрической прогрессии по мере расширения сети. Так, Facebook и еще две-три социальные сети доминируют на рынке, где изначально создавались и продвигались сотни аналогичных проектов. Подобным образом любое устройство, которое отправляет электронную почту, должно использовать протокол IMAP/POP3 для приема сообщений и протокол SMTP для их отправки. Существует множество альтернативных вполне приемлемых протоколов, но на практике их почти никто не применяет, потому что тогда пользователь окажется отрезанным от большинства почтовых серверов, работающих на базе IMAP/POP3 и SMTP. Точно так же и с валютой: одно или несколько платежных средств неизбежно получают самое широкое распространение, потому что легко обмениваются и признаются повсеместно. Как мы уже упоминали, средство обмена приобретается не ради него самого, а ради его ликвидности.
В экономике, где отсутствуют общепризнанные средства обмена, цену каждого товара приходилось бы выражать в единицах другого товара. Вариантов было бы очень много, что крайне усложнило бы расчеты. В экономике, где есть универсальное платежное средство, стоимость любого товара выражается в одних и тех же единицах. Деньги служат метрической системой, позволяющей регулировать обмен ценностями. Производители вознаграждаются в той мере, в какой предоставляют нечто ценное остальным. Потребители понимают, сколько должны заплатить, чтобы получить желаемое. Лишь наличие универсального средства обмена делает возможным сложные экономические расчеты, а с ними и разделение труда в сфере финансов, накопление капитала и расширение рынков. Функционирование рыночной экономики зависит от цен, а цены, строго говоря, зависят от единого средства обмена, которое отображает спрос на различные товары. В случае с мягкой валютой возможность постоянно увеличивать ее запас помешает адекватно отразить цены и издержки. Любое неожиданное изменение количества понизит ее точность как индикатора экономических процессов и мерила ценности.

Наличие единого средства обмена стимулирует рост рынка и позволяет охватить всех, кто готов это средство использовать. Чем шире охват, тем больше возможностей для получения прибыли от обмена и специализации, но, что еще важнее, усложняется структура производства. Производители могут специализироваться на изготовлении капитальных товаров, которые приведут к появлению конечных потребительских товаров лишь через какое-то время, что способствует повышению эффективности и улучшению качества. В экономике первобытных сообществ, например, производство рыбы сводилось к выходу мужчин племени на берег и ловле рыбы голыми руками. Весь процесс от начала до конца занимал несколько часов. По мере роста экономики появлялись более сложные инструменты, возникла потребность в капитальных товарах, а их выпуск существенно удлинил процесс, хотя и повысил его результативность. В современном мире для рыбной ловли используются специально оснащенные суда, на разработку которых уходят годы, а срок эксплуатации исчисляется десятилетиями. Такие суда заплывают гораздо дальше рыбачьих лодок, и, следовательно, мы получаем рыбу, которой не было на столе у наших предков. Траулерам практически не страшна непогода; они могут продолжать вылов в крайне сложных условиях, когда более примитивные суда были бы вынуждены вернуться в порт. Вложение капитала удлинило производственный процесс, но и существенно увеличило производительность труда. На выходе мы получаем высококачественные продукты, невоообразимые в условиях примитивной экономики с простейшими инструментами и без капитальных товаров. Но ничего бы этого не было без денег как средства обмена (обеспечивающего разделение труда), накопителя ценности (ориентирующего на будущее и поощряющего инвестирование вместо потребления) и расчетной единицы (позволяющей подсчитать прибыль и убытки).
Без этого знания невозможно понять, как функционирует биткоин и какова его роль как монетарного средства.
Сeйфедин Аммус
https://forklog.com/sp/historyofmoney/
В самом начале стартап-рынка – это формула была великолепна. По рынке бродили одинокие хакеры-самоучки без хастлеров, которые не могли ничего сами продать. Кое-где встречались одинокие хастлеры, которые решили «продавать мечту», но не могли найти хакера, который бы эту мечту реализовал в коде или железе.
Формула «Hacker+Hustler» уже устарела.
Но тут во весь рост встала новая проблема. Они научились делать и продавать, но они еще не научились зарабатывать. Высокий объем продаж не гарантирует того, что компания заработает на этом деньги, замечательная сама по себе фича не гарантирует того, что ее можно выгодно продать.
Цена на свой продукт устанавливается минимальная – ведь важно, чтобы больше пользователей поскорее купило. Для заключения кнтракта продажник пообещает реализовать все фичи, которые нужны заказчику – ведь для нас важен каждый новый клиент. Клиент сделал заказ – супер, отправим ему любое количество заказанной продукции. Замаячил новый канал сбыта – надо войти в него любой ценой, ведь нужно, чтобы о нас узнало как можно больше людей.
Деньги приходят. И тут же уходят. Конец каждого отчетного периода – трагедия. Деньги, которые лежали на счету и считались честно заработанными, оказывается, ушли на налоги. С трудом накопленных денег денег не хватает на найм профессионалов, нанимают тех, на кого хватает денег. Те, кого наняли, не выполняют планы продаж, не укладываются в сроки релизов. Деньги на людей потрачены, люди денег компании не принесли. Выясняется это, обычно, только в конце месяца, когда на зарплату людей вдруг не хватает денег.
Текущих целей две – ровно по количеству основателей: улучшать продукт и продавать больше. Никто не вспоминает простую истину: если в среднем на одной продаже мы теряем деньги (за счет высокой стоимости привлечения клиента, высоких логистических издержек и низкой отпускной цены), то увеличение объема продаж будет приводить к еще большим убыткам. Другими словами: масштабирование убытков приводит к еще большим убыткам.

Итак, мне кажется, что пришла пора обновить формулу до вида: «Hacker+Hustler+Haggler».
В словаре Haggler определяется как: а) тот, кто обычно торгуется, спорит о ценах и условиях, б) тот, кто придирается и находит недостатки, в) презр. торгаш. В сущности, хаглер – это человек, который умеет торговаться с хакером и хастлером и может заставить их вместе зарабатывать деньги. Это человек, который понимает ЗАЧЕМ работает хакер и хастлер.
Он будет сильно удивляться тому, что кто-то отправляет людей в новый канал сбыта, если даже по расчету рентабельность этого канала ниже, чем у существующего канала. Он будет против снижения цены для особо любимого клиента, объясняя, что можно продавать поменьше, но с большей маржой, и тогда в абсолютном количестве заработать можно больше. Популярный лозунг «больше фич, чем у конкурента, за меньшую цену, чем у него» заставляет его биться в судорогах и стоять над душой у хакера, чтобы тот придумал такую офигенную фишку, которая позволит продавать продукт не дешевле, а дороже, чем конкурент.
Кстати, формулу «Hacker+Hustler+Haggler» я погуглил и навскидку не нашел. Так что пусть пока побудет «формулой Морейниса».
Хаглер – это не просто «дядюшка Скрудж», который знает только «за цифры». Хаглер – такой же крутой чувак, как и остальные основатели. Он понимает продукт, он чувствует пользователей, он понимает в деталях, как устроен процесс продаж, он отличный операционщик – иначе он не может содержательно контролировать и предлагать содержательные методы решения проблем. Просто у него своя задача – придать всему этому аду хоть какой-то смысл.
http://firrma.ru/data/s_opinion/10583/

"Расстроенное хозяйство"
1663 г.
Ян Стен

https://cont.ws/@prudent/1219408;
А Вы знали,что потепление климата на четыре градуса может привести к мировой войне?

Если "человечество не сократит выбросы углекислого газа до 2035 года, среднегодовые температуры к концу XXI века вырастут на 4,5-5 градусов Цельсия, предупреждают ученые. А это значит, что половина населения планеты погибнет от несовместимых с жизнью погодных аномалий, половина — ввяжется в вооруженные конфликты за оставшиеся ресурсы, и разгорится "мировая война.
https://argumenti.ru/world/2019/08/623796

Простейший способ обмениваться ценностями — обмен одного ценного предмета или товара на другой. Такой процесс непосредственного, прямого обмена называется бартером, однако этот формат работает лишь в узких кругах с ограниченным ассортиментом товаров и услуг. Скажем, в некой гипотетической, изолированной от мира общине в полтора десятка человек не так много простора для разделения труда и рынка, поэтому каждый индивид сможет производить товары первой необходимости и напрямую обмениваться ими с соседом. Бартер всегда присутствовал в человеческом обществе и применяется по сей день, но сегодня он крайне непрактичен и к нему прибегают лишь в исключительных ситуациях, как правило, люди, лично или довольно близко знакомые друг с другом.

В более крупных и сложно устроенных экономиках индивид получает возможность специализироваться на производстве определенных товаров и вступать в деловые отношения с широким кругом лиц. Здесь для обмена уже не обязательно личное знакомство, следовательно, взаимозачет товаров, услуг и работ теряет смысл. Чем шире рынок, тем больше перспектив для производства и обмена, но тем острее и проблема несовпадения запросов: скажем, то, что вы намерены предложить некоему ремесленнику взамен, его не интересует. И дело тут не только в разных вкусах и потребностях — проблема гораздо глубже и характеризуется тремя специфическими аспектами.

Первый — несовпадение масштабов: ценность того, что вам нужно, существенно отличается от той, что у вас есть, а разделять один из товаров на малые части нецелесообразно. Представьте, что вы хотите купить дом за башмаки. Вы не сможете покупать его частями, равными по стоимости одной паре. Да и владельцу дома вряд ли понадобится гора обуви, покрывающая его стоимость. Второй аспект — несовпадение по времени и срокам: допустим, ваш товар скоропортящийся, а вы хотите приобрести нечто ценное и долговечное. К примеру, вам будет крайне сложно накопить нужное количество яблок для единоразовой выплаты за автомобиль, потому что пока вы наберете столько фруктов, бол́ьшая их часть просто сгниет. Третий аспект — пространственный: скажем, вы хотите продать дом в одном месте и купить в другом, а большинство жилищ, как мы знаем, нетранспортабельны. Эти три аспекта делают бартер крайне непрактичным и вынуждают прибегать к многоуровневому обмену для удовлетворения своих экономических потребностей.

Единственный способ решить проблему — опосредованный обмен: вы находите товар, который нужен вашему продавцу, и того, кто готов его продать за ваш товар. Этот промежуточный товар превращается в средство обмена. В принципе, им может служить что угодно, но по мере разрастания рынка задача поиска нужного товара усложняется и проведение нескольких цепочек обмена для получения желаемого становится нецелесообразным. В такой ситуации более эффективное решение обязательно найдется хотя бы потому, что тот, кто им пользуется, добивается цели намного легче и быстрее, — это и будет единое средство обмена (или хотя бы ограниченный набор таких средств). Товар или объект, который берет на себя роль универсального платежного средства, называется деньгами.

Посредничество при обмене и есть функциональная сущность денег. Иными словами, это товар, который служит не для потребления (потребительский товар) и не для производства (инвестиция, или капитальный товар), а исключительно для обмена на другие товары. Хотя инвестиции тоже предназначены для получения дохода, подлежащего обмену на новые товары, у них есть три отличия от денег. Во-первых, они предполагают проценты, которых сами деньги не приносят; во-вторых, подразумевают риск неудачи, тогда как денежная наличность считается наиболее безопасным финансовым инструментом; в-третьих, менее ликвидны ввиду высокой себестоимости транзакций при их расходовании. Это объясняет неизменно повышенный спрос на деньги и неспособность инвестиций их полностью заменить. Человеческая жизнь непредсказуема, и нам не дано знать, когда и какие суммы могут понадобиться. Здравый смысл и вековая мудрость подсказывают, что часть накоплений нужно хранить в виде «живых» денег, поскольку это самый ликвидный актив.

При необходимости его можно потратить в любой момент, а риск его хранения намного ниже, чем при капиталовложении. Однако за удобство и надежность мы расплачиваемся неприобретенными товарами, которые могли бы купить на отложенные деньги, и неполученным доходом от возможного, но не сделанного инвестирования.

В сущности, нет ничего, что бы точно определяло, что можно или нельзя использовать в качестве денег. Любой, кто покупает некую вещь не ради нее самой, а с целью ее обмена на что-то другое, фактически превращает ее в валюту. Как и во многих других случаях, выбор зависит от человека и обстоятельств. На протяжении истории человечества роль денег играли самые разные предметы и материалы: не только золото и серебро, но и медь, ракушки, крупные камни, соль, домашний скот, казначейские банкноты, украшения, а иногда даже алкоголь и сигареты. Выбор человека субъективен, поэтому не существует правильного или неправильного выбора платежного средства. Однако у всякого выбора есть последствия.

Относительную рыночную привлекательность товаров — и, следовательно, их способность служить валютой — можно оценить по тому, насколько успешно они решают вышеупомянутую проблему несовпадения желаний во всех ее трех аспектах: масштаб, время и пространство. Для выравнивания масштаба платежное средство должно с легкостью делиться на малые единицы или образовывать крупные партии, позволяя владельцу продавать его в любом количестве. Для обслуживания сделок в разных географических точках нужно, чтобы валюту было легко транспортировать и носить при себе, поэтому наиболее удобные платежные средства, как правило, отличаются высокой стоимостью единицы веса. Поскольку оба условия легко выполнимы, можно решить, что роль платежного средства потенциально могли бы сыграть многие предметы и материалы. Но самую сложную проблему представляет третий аспект — временной.

Чтобы решить проблему сроков, средство обмена должно обладать устойчивой ценностью, которая позволит владельцу его накапливать. Именно в этом заключается вторая функция денег — накопление и сбережение.

Однако сама по себе физическая сохранность — необходимое, но не достаточное условие для долгосрочной привлекательности товара, ведь он может существенно потерять в цене, даже если его состояние не изменится. Чтобы ценность сохранилась надолго, нужно контролировать количество товара: оно не должно существенно возрасти за то время, пока его держатель им владеет. Общая характеристика всех известных нам видов денег — наличие механизма, ограничивающего производство новых единиц во избежание снижения ценности уже имеющихся. Здесь следует провести разграничение и выделить два типа платежных средств: твердые, чей запас сложно увеличить, и мягкие, чей запас пополняется легко и быстро.

Если население выбирает твердое платежное средство с высоким коэффициентом соотношения резерва и притока, то его покупка для создания сбережений повысит спрос, а следовательно, и цену, что, в свою очередь, подтолкнет эмитентов к изготовлению новых партий. Но, поскольку приток невелик по сравнению с резервом, даже его резкое увеличение вряд ли существенно снизит цену. Однако если население решит накапливать мягкую валюту, эмитентам не составит труда выпустить ее в больших количествах. В результате платежное средство обесценится, произойдет девальвация и накопления быстро «сгорят». Стало быть, мягкая валюта малопригодна для длительного хранения активов.

Я называю это «ловушкой мягкой валюты»: резервы любого платежного средства, в котором хранят сбережения, должны пополняться, но если резерв пополняется легко, это вскоре уничтожит накопления. Закономерное следствие такой ловушки — появление естественных или искусственных механизмов, ограничивающих приток валюты на рынок, что помогает избежать девальвации. Следовательно, платежное средство не должно быть слишком доступным или легким в изготовлении, иначе искушение наделать новых денег уничтожит накопления, а заодно и все стимулы вкладывать в это платежное средство. Всякий раз, когда природные, технологические или политические процессы приводили к стремительному пополнению запаса той или иной валюты, она теряла монетарный статус и заменялась другим платежным средством с более высоким соотношением резерва и притока. Об этом мы поговорим в следующей главе. Ракушки использовались в качестве денег лишь до тех пор, пока их сложно было найти. Сигареты служат платежным средством в тюрьмах именно потому, что их трудно раздобыть. То же верно и для национальных валют: чем медленнее возрастает запас, тем выше вероятность, что, если граждане решат хранить сбережения в этой валюте, они не прогадают.
Когда правительство включает печатный станок, население начинает скупать иностранные валюты, золото и другие относительно надежные активы. К сожалению, XX век предоставил нам немало таких печальных примеров, особенно в развивающихся странах. Самые «стойкие» платежные средства — те, чей ограничительный механизм оказался надежнее прочих, — и есть твердые валюты в полном смысле слова. Монетарные средства конкурируют в любую эпоху; исход состязания зависит от воздействия технологий на соотношение резерва и притока каждой из валют.

Кому-то помогает трезвый расчет, кому-то — горький опыт, однако итог один: деньги и материальные блага чаще всего приходят к тем, кто вкладывается в твердые и ходовые виды валют. Впрочем, сама по себе монетарная надежность тоже не постоянное свойство. В разные эпохи, по мере изменения технологических возможностей общества, менялась и твердость различных валют, а следовательно, их рыночная привлекательность. Выбор оптимального платежного средства всегда обусловливался технологическими реалиями, которые накладывают отпечаток и на рыночные процессы. Поэтому экономисты австрийской школы стараются избегать чрезмерного объективизма и определяют надежную валюту не как конкретный товар или продукт, а как любое платежное средство, появляющееся на рынке в силу свободного выбора участников, а не навязывания властями, либо как платежное средство, ценность которого устанавливается в ходе рыночного взаимодействия, а не приказом «сверху». Свободная рыночная конкуренция монетарных единиц — безжалостно эффективный механизм для поиска твердой валюты, ведь он позволяет накопить существенные активы лишь тем, кто выбрал «правильное» платежное средство. Правительству нет нужды навязывать гражданам самое твердое средство обмена, общества умело подбирали себе валюту еще до того, как создали правительства. Любое вмешательство сверху лишь осложнит монетарную конкуренцию — если вообще произведет какой-то эффект.
У тех, кто имеет возможность хранить сбережения в твердой валюте, горизонт планирования намного шире, чем у тех, чьи накопления находятся под угрозой. От надежности монетарного средства (то есть способности долгое время сохранять ценность) в первую очередь зависит отношение граждан к настоящему и будущему, или их временно́е предпочтение.

Помимо соотношения резерва и притока, ликвидность монетарных средств определяется еще одним важным критерием — популярностью.Чем больше людей принимает платежное средство, тем ликвиднее оно становится и тем выше шансы купить или продать его без особых потерь. В социальном пространстве с большим количеством одноранговых операций — как показывают вычислительные протоколы, — нередко возникают доминирующие стандарты обмена, поскольку выгода от присоединения к сети возрастает в геометрической прогрессии по мере расширения сети. Так, Facebook и еще две-три социальные сети доминируют на рынке, где изначально создавались и продвигались сотни аналогичных проектов. Подобным образом любое устройство, которое отправляет электронную почту, должно использовать протокол IMAP/POP3 для приема сообщений и протокол SMTP для их отправки. Существует множество альтернативных вполне приемлемых протоколов, но на практике их почти никто не применяет, потому что тогда пользователь окажется отрезанным от большинства почтовых серверов, работающих на базе IMAP/POP3 и SMTP. Точно так же и с валютой: одно или несколько платежных средств неизбежно получают самое широкое распространение, потому что легко обмениваются и признаются повсеместно. Как мы уже упоминали, средство обмена приобретается не ради него самого, а ради его ликвидности.
В экономике, где отсутствуют общепризнанные средства обмена, цену каждого товара приходилось бы выражать в единицах другого товара. Вариантов было бы очень много, что крайне усложнило бы расчеты. В экономике, где есть универсальное платежное средство, стоимость любого товара выражается в одних и тех же единицах. Деньги служат метрической системой, позволяющей регулировать обмен ценностями. Производители вознаграждаются в той мере, в какой предоставляют нечто ценное остальным. Потребители понимают, сколько должны заплатить, чтобы получить желаемое. Лишь наличие универсального средства обмена делает возможным сложные экономические расчеты, а с ними и разделение труда в сфере финансов, накопление капитала и расширение рынков. Функционирование рыночной экономики зависит от цен, а цены, строго говоря, зависят от единого средства обмена, которое отображает спрос на различные товары. В случае с мягкой валютой возможность постоянно увеличивать ее запас помешает адекватно отразить цены и издержки. Любое неожиданное изменение количества понизит ее точность как индикатора экономических процессов и мерила ценности.

Наличие единого средства обмена стимулирует рост рынка и позволяет охватить всех, кто готов это средство использовать. Чем шире охват, тем больше возможностей для получения прибыли от обмена и специализации, но, что еще важнее, усложняется структура производства. Производители могут специализироваться на изготовлении капитальных товаров, которые приведут к появлению конечных потребительских товаров лишь через какое-то время, что способствует повышению эффективности и улучшению качества. В экономике первобытных сообществ, например, производство рыбы сводилось к выходу мужчин племени на берег и ловле рыбы голыми руками. Весь процесс от начала до конца занимал несколько часов. По мере роста экономики появлялись более сложные инструменты, возникла потребность в капитальных товарах, а их выпуск существенно удлинил процесс, хотя и повысил его результативность. В современном мире для рыбной ловли используются специально оснащенные суда, на разработку которых уходят годы, а срок эксплуатации исчисляется десятилетиями. Такие суда заплывают гораздо дальше рыбачьих лодок, и, следовательно, мы получаем рыбу, которой не было на столе у наших предков. Траулерам практически не страшна непогода; они могут продолжать вылов в крайне сложных условиях, когда более примитивные суда были бы вынуждены вернуться в порт. Вложение капитала удлинило производственный процесс, но и существенно увеличило производительность труда. На выходе мы получаем высококачественные продукты, невоообразимые в условиях примитивной экономики с простейшими инструментами и без капитальных товаров. Но ничего бы этого не было без денег как средства обмена (обеспечивающего разделение труда), накопителя ценности (ориентирующего на будущее и поощряющего инвестирование вместо потребления) и расчетной единицы (позволяющей подсчитать прибыль и убытки).
Без этого знания невозможно понять, как функционирует биткоин и какова его роль как монетарного средства.
Сeйфедин Аммус
https://forklog.com/sp/historyofmoney/
В самом начале стартап-рынка – это формула была великолепна. По рынке бродили одинокие хакеры-самоучки без хастлеров, которые не могли ничего сами продать. Кое-где встречались одинокие хастлеры, которые решили «продавать мечту», но не могли найти хакера, который бы эту мечту реализовал в коде или железе.
Формула «Hacker+Hustler» уже устарела.
Но тут во весь рост встала новая проблема. Они научились делать и продавать, но они еще не научились зарабатывать. Высокий объем продаж не гарантирует того, что компания заработает на этом деньги, замечательная сама по себе фича не гарантирует того, что ее можно выгодно продать.
Цена на свой продукт устанавливается минимальная – ведь важно, чтобы больше пользователей поскорее купило. Для заключения кнтракта продажник пообещает реализовать все фичи, которые нужны заказчику – ведь для нас важен каждый новый клиент. Клиент сделал заказ – супер, отправим ему любое количество заказанной продукции. Замаячил новый канал сбыта – надо войти в него любой ценой, ведь нужно, чтобы о нас узнало как можно больше людей.
Деньги приходят. И тут же уходят. Конец каждого отчетного периода – трагедия. Деньги, которые лежали на счету и считались честно заработанными, оказывается, ушли на налоги. С трудом накопленных денег денег не хватает на найм профессионалов, нанимают тех, на кого хватает денег. Те, кого наняли, не выполняют планы продаж, не укладываются в сроки релизов. Деньги на людей потрачены, люди денег компании не принесли. Выясняется это, обычно, только в конце месяца, когда на зарплату людей вдруг не хватает денег.
Текущих целей две – ровно по количеству основателей: улучшать продукт и продавать больше. Никто не вспоминает простую истину: если в среднем на одной продаже мы теряем деньги (за счет высокой стоимости привлечения клиента, высоких логистических издержек и низкой отпускной цены), то увеличение объема продаж будет приводить к еще большим убыткам. Другими словами: масштабирование убытков приводит к еще большим убыткам.

Итак, мне кажется, что пришла пора обновить формулу до вида: «Hacker+Hustler+Haggler».
В словаре Haggler определяется как: а) тот, кто обычно торгуется, спорит о ценах и условиях, б) тот, кто придирается и находит недостатки, в) презр. торгаш. В сущности, хаглер – это человек, который умеет торговаться с хакером и хастлером и может заставить их вместе зарабатывать деньги. Это человек, который понимает ЗАЧЕМ работает хакер и хастлер.
Он будет сильно удивляться тому, что кто-то отправляет людей в новый канал сбыта, если даже по расчету рентабельность этого канала ниже, чем у существующего канала. Он будет против снижения цены для особо любимого клиента, объясняя, что можно продавать поменьше, но с большей маржой, и тогда в абсолютном количестве заработать можно больше. Популярный лозунг «больше фич, чем у конкурента, за меньшую цену, чем у него» заставляет его биться в судорогах и стоять над душой у хакера, чтобы тот придумал такую офигенную фишку, которая позволит продавать продукт не дешевле, а дороже, чем конкурент.
Кстати, формулу «Hacker+Hustler+Haggler» я погуглил и навскидку не нашел. Так что пусть пока побудет «формулой Морейниса».
Хаглер – это не просто «дядюшка Скрудж», который знает только «за цифры». Хаглер – такой же крутой чувак, как и остальные основатели. Он понимает продукт, он чувствует пользователей, он понимает в деталях, как устроен процесс продаж, он отличный операционщик – иначе он не может содержательно контролировать и предлагать содержательные методы решения проблем. Просто у него своя задача – придать всему этому аду хоть какой-то смысл.
http://firrma.ru/data/s_opinion/10583/;

А Вы знали,что потепление климата на четыре градуса может привести к мировой войне?

Если "человечество не сократит выбросы углекислого газа до 2035 года, среднегодовые температуры к концу XXI века вырастут на 4,5-5 градусов Цельсия, предупреждают ученые. А это значит, что половина населения планеты погибнет от несовместимых с жизнью погодных аномалий, половина — ввяжется в вооруженные конфликты за оставшиеся ресурсы, и разгорится "мировая война.
https://argumenti.ru/world/2019/08/623796

Даже американские ученые беспокоятся сибирскими пожарами больше российских чиновников. Всемирная климатическая организация предрекает ускорение потепления в Арктической зоне из-за большого количества дыма.
https://tayga.info/147792

К середине прошлой недели площадь лесных пожаров превысила 3 млн. га (https://www.bfm.ru/news/420611), а их дым достиг Аляски и Канады (https://www.rbc.ru/society/01/08/2019/5d42b1ff9a794773f8c45aa8). Предельно допустимые концентрации продуктов горения превышены сегодня в несколько раз на территории, где живут более 10 млн. человек – это означает, что через несколько лет у 3-8% из них может быть диагностирована спровоцированная вредными выбросами астма, а у 2-4% – онкология. В подобных условиях существенно увеличивается число инфарктов, в 1,5-2 раза вырастает число хронических заболеваний дыхательной системы у детей первого года жизни (http://shilkacrb.ru/informatsiya-i-novosti/profilaktika/71-art-02-15052014.html). Если судить с чисто экономической точки зрения, то, исходя из минимальной оптовой цены в 2 тыс. руб. за 1 куб. м хвойного кругляка (https://www.pulscen.ru/price/100509-les-krugljak) и минимальной заготовки в 150-200 куб. м с гектара вырубки (https://studfiles.net/preview/3864607/page:10/), прямые потери могут оцениваться в 1-1,3 триллиона (!) рублей – в три-четыре раза больше, чем федеральный бюджет потратит в этом году на все программы поддержки здравоохранения. Честно говоря, я не помню столь масштабной катастрофы, случавшейся в России за последние десятилетия (для сравнения: размер ущерба от случившейся ровно десять лет назад известной аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, одной из крупнейших техногенных катастроф 2000-х годов, оценивался в 7,5 млрд. руб. (https://ria.ru/20091005/187622497.html)).
За эти годы отношение Москвы к своей восточной провинции не изменилось, хотя роль и значение Сибири в жизни страны с конца XIX века выросли неимоверно: если в 1897 г. за Уралом жило 4,6% населения России, то сейчас – 20,2%; если тогда экспорт состоял из добытого или произведённого в этом регионе на 14%, то сейчас – почти на ¾ (см.: Зубов Валерий и Иноземцев Владислав. Сибирское благословение, Москва: Аргамак-Медиа, 2013, сс. 21, 25).
https://t.me/kremlebezBashennik/8504
Счетная палата оценила (https://meduza.io/news/2019/08/03/schetnaya-palata-otsenila-uscherb-ot-prirodnyh-pozharov-v-rossii-v-2-4-milliarda-rubley-za-polgoda) ущерб от природных пожаров в России в 2,4 миллиарда рублей за полгода

По их расчётам, гектар леса стоит меньше 800 рублей.
Иркутская область — место, где простая пенсионерка может нанести ущерб (https://iz.ru/854952/2019-03-11/pensionerka-v-irkutskoi-oblasti-zanimalas-kontrabandoi-lesa-v-kitai) в 21,8 млн руб. на одной лишь контрабанде леса в Китай. Там же таможней возбуждено (https://tayga.info/145908) три уголовных дела из-за невозврата 135 млн руб. за вывезенный в Китай лес.

По утверждениям (https://vz.ru/economy/2018/11/12/950207.html) экспертов, в 2013–2017 гг. «экспорт лесопромышленной продукции из России в Китай вырос примерно на 42%, с 2,23 до 3,16 млрд долларов, однако доля товаров с высокой добавленной стоимостью — фанеры, деревянной тары, инструментов и прочих изделий из древесины — неизменно микроскопична». Доля «черных лесорубов», по оценке (https://www.discred.ru/2018/11/12/kak-ostanovit-massovoe-vorovstvo-rossijskogo-lesa-dlya-kitaya/) Алексея Гордеева, доходит до 40% от общего объема древесины.
Вся ситуация с Вавиловой развернулась после выступления (https://pasmi.ru/archive/235177/) председателя Счетной палаты Красноярского края Татьяны Давыденко, в котором было сказано, что «в прошлом году экспорт древесины из региона вырос в несколько раз — до 48 млрд рублей, 70% — в Китай. При этом налогов было заплачено всего 1,6 млрд руб.». Ранее Давыденко дала интервью тому же Караулову, в котором заявила, что «объем теневых заготовок леса в Красноярском равен трети от всей экономики региона и сообщила об угрозах, поступающих в ее адрес». После вице-губернатор края Сергей Пономаренко заявил (https://pasmi.ru/archive/234908/), передача Караулова была направлена лично против Усса, а сам журналист требовал за 2,4 млн за её невыход. Вскоре местные депутаты проголосовали (https://www.tvk6.ru/publications/news/43971/) за увольнение Татьяны Давыденко с поста председателя Счетной палаты.
Ученые NASA считают пожары в Сибири самыми масштабными за 10000 лет.

https://www.mk.ru/incident/2019/08/02/dym-ot-goryashhikh-sibirskikh-lesov-doshel-do-kanady-i-ssha.html

Задымление от лесных пожаров сохраняется в 618 населенных пунктах Сибири и Дальнего Востока, сообщает телеканал «МИР 24».

Как уточняет ТАСС со ссылкой на пресс-службу МЧС России, дымом окутаны города и села 34 районов Бурятии, Якутии, Забайкальского и Красноярского краев, Иркутской области. По последним данным ФБУ «Авиалесоохрана», огнем в России охвачено более 3 млн га леса.
https://mir24.tv/index.php/news/16371990/pochti-620-gorodov-i-sel-sibiri-i-dalnego-vostoka-okutany-dymom

https://youtu.be/21EGyS7IMFg

Сенсационную версию выдвинул журналист Андрей Караулов. Он считает, что горящие леса Сибири - это не случайность, а целенаправленная диверсия, главная цель которой – уничтожить улики варварской вырубки народного достояния.

Целились в Давыденко. Попали в Путина. Как депутаты расправились с главой Счетной палаты Красноярского края

«Все больше и больше людей склоняются к версии, что пожары в Сибири - это ни что иное, как поджоги, в ответ на разоблачение краевой счетной палаты и лично Татьяны Давыденко. Напомню, Давыденко посчитала, что лес украден на 47 млрд рублей. И эта жуткая цифры подтверждена конкретными проверками, за которую Давыденко - заплатила по вине депутатов от ЕР Красноярска - своей должностью. А Кудрин делает вид, что не знает кто такая Давыденко и что он в глаза не видел ее докладные записки», - написал он на своей странице в Facebook, а так же подробно рассказал, как и за что депутаты уволили неугодную им уже бывшую главу Счетной палаты Красноярского края.

Напомним, что Счетная палата России никак не отреагировала на доклад регионального подразделения, зато быстро подсчитала ущерб от лесных пожаров за последние 6 месяцев - 2,4 миллиарда рублей. Согласитесь, цифры несопоставимые.

https://argumenti.ru/society/2019/08/623593

При этом из 14 заводов по переработке древесины построено только три. А лес, который разрешалось безвозмездно вырубать для строительства предприятий, не преминули вырубить и на остальных 11 территориях. А на заводах, которые все-таки начали работать, объем производства оказался незначительным, компании освоили лишь малую часть от выделенной им лесосеки. По мнению аудитора, это свидетельствует о нецелевом расходовании средств.

Давыденко также заявила, что краевые лесничества не обеспечены техникой. Всю работу — санитарную вырубку леса — за них выполняют подрядчики, зачастую аффилированные. Причем, эту работу подрядные организации выполняют буквально бесплатно: один кубометр леса вырубают за 1 рубль, в то время как рекомендованная краевым правительством цена для таких работ колеблется от 80 до 100 рублей за один куб. Не исключено, что подрядчики таким образом получают доступ к лесу, и нелегально срубают необходимые им объемы.

Кроме того, Давыденко сообщила, что краевой бюджет потерял порядка 200 млн рублей на сделках по реализации древесины через товарно-сырьевую биржу: сделки заключались по цене 296 рублей за кубометр при средней рыночной цене 800 рублей.
При этом из 14 заводов по переработке древесины построено только три. А лес, который разрешалось безвозмездно вырубать для строительства предприятий, не преминули вырубить и на остальных 11 территориях. А на заводах, которые все-таки начали работать, объем производства оказался незначительным, компании освоили лишь малую часть от выделенной им лесосеки. По мнению аудитора, это свидетельствует о нецелевом расходовании средств.

Давыденко также заявила, что краевые лесничества не обеспечены техникой. Всю работу — санитарную вырубку леса — за них выполняют подрядчики, зачастую аффилированные. Причем, эту работу подрядные организации выполняют буквально бесплатно: один кубометр леса вырубают за 1 рубль, в то время как рекомендованная краевым правительством цена для таких работ колеблется от 80 до 100 рублей за один куб. Не исключено, что подрядчики таким образом получают доступ к лесу, и нелегально срубают необходимые им объемы.

Кроме того, Давыденко сообщила, что краевой бюджет потерял порядка 200 млн рублей на сделках по реализации древесины через товарно-сырьевую биржу: сделки заключались по цене 296 рублей за кубометр при средней рыночной цене 800 рублей.
https://pasmi.ru/archive/235177/

Greenpeace: площадь лесных пожаров в Сибири превысила 4 млн гектаров

«Тайга горит каждый год, но пожары этим летом достигли рекордного уровня. Их вклад в изменение климата составил более 166 млн тонн углекислого газа. Это сопоставимо с выбросами 36 млн автомобилей за год. Черный углерод, который попадает в атмосферу во время сибирских пожаров, оседает в Арктике и ускоряет таяние льда, что еще сильнее разгоняет изменение климата», — говорится в пресс-релизе Greenpeace .
«Эти пожары должны были потушить на раннем этапе, но из-за существующего законодательства от их тушения отказались. Теперь это обернулось угрозой для климата, остановить которую могут только затяжные дожди. Россия должна прилагать больше усилий для охраны лесов и обеспечить достаточное финансирование для тушения и предотвращения пожаров. Проблему пожаров на природных территориях нужно решать на уровне международных климатических переговоров — иначе мы не сможем удержать глобальное потепление ниже 1,5°C», — прокомментировал ситуацию эксперт противопожарного проекта российского отделения Greenpeace Антон Бенеславский.
Российские власти не тушили возгорания в труднодоступных территориях из-за «экономической нецелесообразности», мол, затраты на это превышают прогнозируемый ущерб. После того как на проблему обратили внимание ведущие российские и мировые СМИ, политики, известные музыканты и даже Леонардо Ди Каприо, премьер РФ Дмитрий Медведев потребовал принятия срочных оперативных мер для ликвидации природных возгораний.
Во Всемирной метеорологической организации заявили, что бушующие в Сибири и других северных территориях гигантские лесные пожары могут спровоцировать глобальные изменения климата. Эксперты не исключают, что последствия для экологии Земли будут катастрофическими.
«Ситуация катастрофическая»
https://www.znak.com/2019-08-05/greenpeace_plochad_lesnyh_pozharov_v_sibiri_prevysila_4_mln_gektarov;

Купив в России дерево за $1 Китай делает из него фанеры на $10.

Потом эта фанера продается в США за $100 и из нее строят дома, стоимостью в $1 млн.

https://t.me/politika/4716
О чрезвычайной ситуации заявила на заседании муниципального совета заместитель мэра Парижа по вопросам окружающей среды Селиа Блоэль. Она подчеркнула важность целей Парижского климатического соглашения 2015 года. В мэрии Парижа также заявили о создании «климатической академии» для просвещения людей в вопросах изменения климата. Всего, по оценкам американской организации The Climate Mobilization, в мире уже около 650 местных органов власти в разных населенных пунктах объявили об экстраординарной климатической ситуации.

Что важно знать:
В 2015 году было подписано Парижское соглашение об изменении климата. Его цель — удержать глобальное потепление на уровне не более двух градусов Цельсия по сравнению с доиндустриальным периодом.
В конце июня во Всемирной метеорологической организации ООН заявили, что период с 2015 по 2019 год может стать самым жарким за всю историю наблюдений.

Жара во Франции:
В конце июня 2019 года синоптики зафиксировали во Франции самую высокую за всю историю наблюдений температуру — 44,3 градуса. Это связали с волной жары, которая накрыла всю Европу. Президент Франции Эммануэль Макрон тогда заявил, что экстремальная погода, вероятно, станет более частой из-за глобального потепления, поэтому французам придется адаптироваться.
https://snob.ru/news/179712/

Санкции США и ЕС как уже принятые, так и те, которые могут быть приняты в дальнейшем делают российские вложения резервов в западные облигации, депозиты и прочее токсичными. Идея о вложении средств Фонда национального благосостояния при превышении планки в 7% ВВП на поддержку экспорта российской продукции являются здравыми и перспективными.
Такие вложения могли бы осуществляться путем выдачи кредитов покупателям российской продукции за рубежом с использованием механизмов ЭКСАРа и Росэксимбанка. Речь идет о льготном финансировании новых производств российских компаний за рубежом, создании сервисных центров по обслуживанию российского экспорта.
https://globalmsk.ru/news/id/21151

Во всяком случае,
мы видим, что перевес аргументов у властей пока явно на стороне трат ФНБ:
1) Поддержка несырьевого экспорта является одной из ключевых задач нацпроектов, и ее трудно обеспечить без субсидий (в той или иной форме).
2) Становится ясно, что запас факторов роста экономики на исходе, и необходим какой-то стимул – траты ФНБ выглядят наиболее простым и легким средством. Особо отметим, что, например, траты на инвестиции в более широкий список активов не приведут к ускорению экономического роста, тогда как экспортные кредиты теоретически могут это сделать.
3) Траты ФНБ могут и не снизить бюджетную устойчивость. Во-первых, ФНБ каждый год пополняется на ~3 трлн руб., поэтому даже если траты будут равняться объему пополнения ФНБ, объем ликвидной части все равно будет не меньше 7% ВВП (что Правительством считается как достаточный запас на случай кризиса). Во-вторых, всегда можно установить лимит использования средств ФНБ на экспортные кредиты (например, не более 3% ВВП и т.п.), но не отказываться от идеи в целом.
https://www.raiffeisen.ru/common/img/uploaded/files/investment/review/2019/Daily_23072019.pdf

Масштабы воровства приобрели угрожающий характер. Так, по данным АСВ, 34 лопнувших фонда остались должны 96 млрд рублей. Из них 84 млрд необходимо погасить за счет пенсионных накоплений, а 11 млрд 700 млн - из пенсионных резервов, - добавил Пронько. - По итогам прошлого года 2 из 10 крупнейших фондов показали убыток, а совокупная доходность всех НПФ оказалась в 2,5 раза меньше инфляции. При попустительстве чиновников ЦБ, а Банк России регулирует данный сектор экономики, возникли два неконтролируемых и крайне опасных процесса: во-первых, идет консолидация рынка в форме образования пирамид, когда за счет старого фонда покупается новый; во-вторых, пенсионные накопления используются владельцами НПФ для покупки недвижимости, яхт, самолетов и других предметов роскоши. Если проанализировать данные Центробанка, вывод будет далеко не утешительный - каждый десятый рубль пенсионных накоплений российских граждан был инвестирован в "токсичные" активы. Часть вложений обесценилась, другие же были полностью списаны. Это ударило по результатам негосударственных фондов".

Что произошло? Доходность инвестирования накоплений населения оказалась ниже даже официальной инфляции. Очевидно, что все эти инвестирования в "токсичные активы" - не что иное, как банальное хищение средств граждан.
https://tsargrad.tv/news/na-dengi-russkih-pensionerov-kupili-spa-otel-v-londone-jurij-pronko-o-vorovstve-i-obescenivanii-pensij-v-rossii_210590

Теперь о мелких животных. У них есть шанс спастись?

– В сибирских лесах много много мелких животных: одних полевок видов 12, мыши — полевая, восточно-азиатская... Чем меньше зверье, тем менее активно они перемещаются. Мыши далеко от пожара не убегут, будут пытаться пережидать этот «апокалипсис» в норах. И все будет зависеть от глубины этих нор. Если пожар затянется надолго и норка окажется неглубокой, то все сгорят. Если гореть будет не слишком сильно, то надежды спастись есть, но после выхода у грызунов начнется проблема с кормами на выжженной почве.

В лесу много малоподвижных видов. Ежики практически обречены, зайцы, наверно будут сильно гореть, особенно зайчата. Всем, у кого есть малыши, выйти будут сложно, ведь детеныши не в состоянии еще быстро бегать.

– У кого сейчас имеется потомство?

– Медведи родили зимой, - медвежата еще маленькие, у рыси - двухмесячные котята — только начинают с мамой ходить.
https://www.mk.ru/incident/2019/07/30/zadykhayutsya-potom-sgorayut-biolog-rasskazal-o-gibeli-sibirskikh-zhivotnykh.html

https://images.unian.net/photos/2019_08/1564742402-2125.jpg

Предложения.
Вместо Финляндии и Китая российский лес можно экспортировать при поддержке Фонда национального благосостояния РФ в Норвегию или Исландию.
Купив в России дерево за $1 в Исландии при помощи возобновляемой энергетики из него можно сделать фанеру на $10.

Потом эта фанера продается в США или Францию за $100 и из нее строят дома, стоимостью в $1 млн.

В 70-х годах на экранах телевизоров стали появляться документальные фильмы, посвященные истории воздухоплавания. Франция была одной из стран-пионеров авиации. И все могли наблюдать картинку, как над городом Парижем неуклюже и в то же время настойчиво пролетает фанера — аэроплан.
Вот тогда, в чьей-то голове и родился этот красивый образ — пролетающая, над Парижем фанера.
Сотрудничество между Россией и Франциях в области защиты климата и экологии при всех возможных перспективах сегодня близко у нулю.
https://masterok.livejournal.com/1649004.html;

Игорь СОЛОНЦОВ, колумнист "ЭкоГрада".

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить