Loading...

Благими намерениями в «безуглеродную зону» строгого климатического режима

Благими намерениями в «безуглеродную зону» строгого климатического режима - фото 1В рамках наблюдаемых процессов стагнации экономики РФ намерения Правительства РФ, изложенные полномочным представителем Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Ю. Трутневым (http://regnum.ru/news/polit/2105918.html), по созданию в Восточной Сибири «безуглеродной зоны», в отсутствии стратегии долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов на территории РФ в целом, даже не удивляет. Подобные прожекты лишний раз заставляют задуматься о способности ряда членов Правительства РФ и полпредов Президента РФ принимать меры адекватные национальным интересам развития экономики России.

Во-первых, неологизм «безуглеродная зона» не имеет определения в российском деловом обороте. При этом обращает на себя понятие ЗОНА. Это ЗОНА общего или строгого режима?

В человеческом организме содержится 21% углерода, аналогично и в представителях животного мира. Леса и растительность территорий это тоже накопленный и связанный углерод. «Безуглеродная зона» это зона ликвидации на территории Восточной Сибири человека, животного и растительного мира?

Интересно выяснить, сколько углерода содержится в управляющем органе тела чиновника, который формулирует подобные неологизмы и пилотные проекты создания «безуглеродной зоны», и насколько велики уровни его личных выбросов углерода?..

Во-вторых, как можно полагать, что реализация указанной программы будет стимулировать инновационное развитие экономики и способствовать повышению конкурентоспособности российских товаров на мировых рынках», в отсутствиесодержания самой программы, технологий, механизмов, инструментов и даже прикидок величины необходимых средств на ее реализацию?

Юрий Трутнев в ранге министра МПР осуществлял руководство экологической и климатической политикой России на протяжении 8 лет (2004—2012 гг.). Международный переговорный процесс, предшествующий принятию Парижского климатического соглашению (ПКС), длился на протяжении всего его срока нахождения на посту министра МПР.

Сегодня предлагаемые им пути создания в Восточной Сибири «безуглеродной зоны», например, включение в справочники наилучших доступных технологий технологических показателей выбросов парниковых газов просто умиляют. Может лучше создать справочники с содержанием углерода в органах управления членов Правительства РФ и администрации Президента РФ?

А увеличение территорий Восточной Сибири, занятых лесными насаждениями, это увеличение «углеродной зоны» или «безуглеродной»? Особенно это предложение актуально на территории тайги, поглотительные потоки углерода в которой в бытность министром МПР не учитывались, и попытки налаживания этого учета блокировались, как и сегодня приемником Ю. Трутнева на посту министра МПР С. Донским, который в упор не видит поглотительного ресурса на 90% российских территорий.

На этом фоне предложения о введении «углеродного налога», при многолетнем блокировании учета поглотительного ресурса территорий России не что иное, как игнорирование национальных интересов РФ и многолетнее нанесение ущерба ее экономике, федеральному бюджету и бюджетам ее регионам.

Некоторые регионы в течении ряда лет попробовали самостоятельно реализовывать на внешних рынках экологические и климатические ресурсы своих территорий. Но, в отсутствии стратегии государственного регулирования сокращения выбросов парниковых газов в Российской Федерации и Федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов», эти попытки заканчивались «распилом» зарубежных средств, выделяемых на эти цели. Часть этих средств даже не пересекала границу РФ и не попадала под контроль финансовых потоков на территории РФ… При этом, еще затраты по реализуемым ПСО, оплаченные зарубежным партнером, параллельно отражались в местных и региональных бюджетах по статье расходы…

Далее в письме в адрес Президента РФ констатируется, что «принятие решения о создании безуглеродной зоны требует проведения тщательной оценки экономических, социальных и, экологических последствий реализации мероприятий и институциональных преобразований».

А чем занимался министр МПР, когда вместо «тщательной оценки экономических, социальных и, экологических последствий реализации мероприятий и институциональных преобразований» был участником серой схемы реализации проектов совместного осуществления в рамках 6 статьи Киотского протокола (2008–2012 гг.)? Почему еще в его бытность министром МПР не разработана «стратегия долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов» хотя бы до 2020 года? Пилил «бесплатный сыр в мышеловке», который идеологи киотского лохотрона подбросили России за его ратификацию?

Настоящая активность Правительства РФ после появления Парижского климатического соглашения, торопливость в намерениях его подписания, и намерения сделать из Восточной Сибири «безуглеродную зону», в отсутствии всех необходимых национальных основ законодательного, нормативного и финансового обеспечения регулирования выбросов парниковых газов на протяжении более 20 лет, ничего общего с заботой об инновационном развитие экономики России не имеет.

В этой связи целесообразно провести некий экскурс в историю переговорного процесса, сопровождающегося принятием РКИК, Киотского протокола к ней и наблюдаемую активность по Парижскому соглашению.

Выдержки из текста РКИК с комментариями:

#G02. Стороны, являющиеся развитыми странами, и другие Стороны, включенные в приложение I, берут на себя следующие конкретные обязательства:

     f) Конференция Сторон не позднее 31 декабря 1998 года рассматривает имеющуюся информацию в целях принятия решений в отношении таких поправок к спискам в приложениях I и II, которые могут быть уместными, с согласия заинтересованной Стороны;

Комментарий. В рамках РКИК страны распределены по трем спискам.

  • Страны Приложения 1 — промышленно развитые страны и страны с переходной экономикой, в который вошла Россия;
  • Страны Приложения 11 — страны Организации экономического и социального развития (ОЭСР);
  • Страны, не вошедшие в список Приложения 1, — развивающиеся страны.

Обязательства по РКИК для стран разных списков разные.

Статья 3 РКИК:

#G03. Стороны, являющиеся развитыми странами, и другие относящиеся к числу развитых Стороны, включенные в приложение II, предоставляют новые и дополнительные финансовые ресурсы для покрытия всех согласованных издержек, вызываемых выполнением Сторонами, являющимися развивающимися странами, своих обязательств в соответствии со статьей 12, пункт 1...

Статья 4 РКИК:

4. Стороны, являющиеся развитыми странами, и другие относящиеся к числу развитых Стороны, включенные в приложение II, оказывают также помощь Сторонам, являющимся развивающимися странами, которые особенно уязвимы для отрицательных последствий изменения климата, в покрытии расходов на адаптацию к этим отрицательным последствиям.

Статья 5 РКИК:

5. Стороны, являющиеся развитыми странами, и другие относящиеся к числу развитых Стороны, включенные в приложение II, предпринимают все практические шаги для поощрения, облегчения и финансирования в соответствующих случаях передачи экологически безопасных технологий и «ноу-хау» или доступа к ним другим Сторонам, особенно Сторонам, являющимся развивающимися странами, с тем, чтобы дать им возможность выполнять положения Конвенции…

Из приведенных выдержек из текста РКИК видно, что в рамках РКИК и последующего КП, в отличие от России, развивающиеся страны оговорили себе особые условия для компенсации им странами ОЭСР издержек по реализации положений этих соглашений, не ограничивая при этом объемы выбросов парниковых газов на своих территориях.

Для стран с переходной экономикой, в том числе для России были представлены возможности получения такого финансирования по статье 4 КП — совместное выполнение обязательств (СВО), статья 6 КП реализации проектов совместного осуществления (ПСО), статья 17 торговля квотами между странами (ТК). Корпорации России могли также зарабатывать, используя статью 12 КП при реализации проектов в развивающихся странах.

Но наши киотские координаторы бросились реализовывать ПСО только по статье 6 КП, продавая права Российской Федерации на выбросы парниковых газов, не удосужившись за 22 года после ратификации РКИК, и за 12 лет после ратификации КП даже издать соответствующий закон о порядке регулирования прав на выбросы парниковых газов на территории РФ.

 В отличие от других внешнеторговых операций, в том числе при экспорте нефти и газа, где объемы экспортных поставок контролируются таможенным законодательством, для сделок в рамках 6 статьи Киотского протокола не нужно провозить продаваемый товар через границу на транспорте или по трубопроводам. Для передачи государственных прав на выбросы в рамках КП, вполне достаточно подписать определенные документы в одной стране, зарегистрировать их в соответствующем реестре, и получить мзду за подписи в документах в другой стране. И комар носа не подточит. А стоимость сделок —это коммерческая тайна, сокрытая в схеме реализации подобных проектов, и вроде как разглашению не подлежит.

В результате, вместо национальной стратегии государственного регулирования сокращения выбросов парниковых газов в Российской Федерации и Федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов», реализовывалась стратегия коррупционных операций по серой схеме реализации ПСО по статье 6 КП

В итоге Россией были упущены возможности использования механизмов статей 4 КП и 17 КП не только во внешнеторговой деятельности РФ, но во внешнеполитической. Аналогичны потери и официального не использования статьи 12 КП во взаимоотношениях с развивающимися странами. Хотя не исключено, что и здесь преобладали коррупционные интересы определенных представителей внешнеполитической деятельности. Когда под благородными намерениями о списании долгов СССР развивающимся странам, за счет этих долгов реализовывались проекты на их территории, а «климатические» результаты этих проектов, зарегистрированные по статье 12КП, продавались на международном углеродном рынке, созданном в рамках КП, минуя бюджет РФ…

В принципе Россия не является исключением в международном переговорном процессе по проблемам изменения климата, который стал громадным международным коррупционным механизмом принятия решений, выгодных определенным странам и транснациональным группам.

В ряде статей уже писалось об этом на примере огромных потерь упущенной выгоды России на протяжении 25 лет переговорного процесса по проблемам изменения климата.

Исходя из вышеизложенного, скоропалительные попытки:

  • сделать из Восточной Сибири «безуглеродную зону»;
  • подписания Парижского климатического соглашения, без создания национальной стратегии государственного регулирования выбросов и поглощения парниковых газов в Российской Федерации, без наличия Федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов»;
  • в отсутствие оценки и капитализации экологических ресурсов окружающей среды территорий России в ее экономике в целом целесообразно воспринимать как элемент коррупционной стратегии потенциального расчленения России с сопутствующей скрытой распродажей экологических ресурсов ее территорий другим странам, с оплатой этого процесса определенным координаторам этих процессов в структурах власти РФ.

Представляется, что именно подобные скрытые договоренности состоялись в Париже и определена стоимость их реализации для участников. Сегодня мы наблюдаем действия ряда известных участников «Российского партнерства за сохранение климата», которые прикрывают механизмы реализации этих договоренностей «благими намерениями» и вымащивают для граждан России дорогу в «безуглеродную зону» строгого климатического режима.

Только неясен еще один вопрос «безуглеродная зона» под управлением США во главе стран ОЭСР в целом, или под управление развивающихся стран во главе с Китаем? Анализ текста ПКС и решение 21 Конференции Сторон РКИК в Париже показывает, что, как и ранее, данный раунд развивающиеся страны в очередной раз выиграли.

А может внешнее управление будет более качественным для жителей России, чем 20 летнее «безуглеродное» управление нашей страной и топтание на месте из кризиса в кризис?

Или все таки на сайте администрации Президента РФ наряду со специальными проектами по защите животных, появится, наконец, и специальный проект по защите углеродного будущего граждан России?..

Статьи по затронутой теме:

1. «Как мы сами на себя накидываем зеленую удавку», Лесная  газета № 3 от 14.01.2014 г.

2. Дьявольские детали климатических игр в процессе глобализации http://zavtra.ru/content/view/dyavolskie-detali-klimaticheskih-igr-v-

3. Климатические полеты России как фанера над Парижем.  Часть 1 и 2, http://zavtra.ru/authors/cabinet/articles/

4. Россия — климатическая колония, и ее колонизаторы в Москве. http://regnum.ru/news/polit/2069502.html

5. Если за экологию в России отвечает нефтяной брокер, то... http://regnum.ru/news/polit/2045898.html

6. Глобальный углеродный налог — приговор для российской экономики, http://regnum.ru/news/polit/2040330.html

7. Климатический Освенцим для России, http://regnum.ru/news/polit/2090997.html

Виктор ПОТАПОВ,

кандидат экономических наук —

 экономика природопользования.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить