Loading...

Идеологическая «бомба» взорвалась в буддийском храме Элисты

Вечером 1 апреля произошел вопиющий случай. Никому не известный житель Республики Дагестан, приехавший на турнир по вольной борьбе им. Городовикова, совершил акт вандализма по отношению к статуе Будды, да еще, как сообщает ряд интернет-изданий, сам выложил улику своего духовно-нравственного преступления в Интернете. Профанный поступок.  

Кощунство дагестанского горе-спортсмена вызвало у жителей Элисты естественную, а вместе с тем избыточно-агрессивную реакцию, что вполне объяснимо, но лишь частично оправданно. Дело в том, что всякий акт самосуда, равно как и угроза расправы самосудом, неправомочен, они подлежат правовой оценке прокуратуры, и элистинский инцидент не должен стать исключением.  

 

Конечно, дагестанцы в подавляющем своем большинстве резко осуждают спортсмена, совершившего акт кощунства в буддийском храме. Некоторые даже вспоминают, что в Махачкале дважды взрывали барельеф имама Шамиля и тоже по таким мотивам, которые двигали горе-спортсменом в Элисте. О том, что это за мотивы, мы подробно изложим ниже. А сейчас зададимся конструктивным вопросом: что важней понять, сухие юридический факты или источник деструкции, детерминировавший негативные факты?

 

Конечно, это диалектический вопрос, оба подлежащих в этом вопросительном предложении неразрывно связаны между собой. Исключение одного сведет вопрос с диалектического уровня в аподиктическую плоскость. В отличие от диалектики, рассматривающей сложные вопросы с обоих полярных концов и до всеохватности темы, аподиктический метод мышления представляет собой односторонне-логический дискурс, противоположный диалектике. Аподиктическим принципом мышления грешит подавляющее большинство человечества, а диалектика, как и в старину, так и сегодня, находится в научно-познавательном дефиците.

 

Эти методологические подробности важны потому, что мы никогда не сможем довести работу по профилактике и предупреждению актов кощунства, вандализма и других форм правонарушений до логически удовлетворительной цели. А она, если суммировать всю классическую форму культуры, в том, чтобы совершенствовать сознание до степени, достойной звания Человека с большой буквы.

 

Ведь элистинский инцидент отнюдь не акциденция, то есть не случайность, а закономерное следствие деформации форм общественного сознания у определенной части дагестанских и других российских мусульман. Что это за мусульмане? Это те мусульмане, которые некритически приняли на веру пропагандируемые эмиссарами экстремизма ценности. Проблема не в самих ценностях, ибо они большей частью являются истинно исламскими ценностями, ни в какой форме не допускающими анархию, хулиганство и тем более кощунства. Проблема в том, что идеологи религиозного экстремизма схематизируют эти ценности, облекают их в ложные спекуляционные формы и практически делают из них идеологические «бомбы». Именно такая «бомба», вложенная экстремистскими пропагандистами в сознание горе-спортсмена, взорвалась в Элисте.

 

Отсюда правомочный вопрос: сколько еще молодых дагестанцев, сами того не подозревая, носят в своем деформированном сознании такие опасные «бомбы», могущие вызвать межрелигиозный и даже межнациональный конфликт? По нашим интерполятивным подсчетам, их тысячи. И хотя на фоне современной дагестанской молодежи, в том числе спортивной, субъекты религиозно-идеологических «бомб» составляют ничтожное меньшинство, они представляют собой весьма серьезную угрозу обществу. Именно из их числа вербуются в НВФ боевики.   

 

Аккумулирующиеся уже много лет в сознании северокавказских ваххабитов и околоваххабитских элементов идеи «чистого ислама» (в научной литературе: «исламского фундаментализма») не могут бесследно исчезнуть. Деформированное на религиозной почве сознание индивида и социальной группы не может самостоятельно исправиться, чему яркий пример элистинский инцидент. Тут еще важно подчеркнуть: такие инциденты в случае прогрессии имеют опасность вовлечь в свои воронки и совершенно нормальных, законопослушных людей. Причем как со стороны возмутившейся толпы, так и тех, кого они в ответ начали оскорблять. Правда, их ответные оскорбления не появились в Интернете, видимо, профанного синдрома у калмыков мало или отсутствует вовсе, чего нельзя сказать о нас, дагестанцах, ввиду нашей пассионарности. Но доподлинно известно, что оскорбления в адрес мусульман вообще и ислама в частности были. О чем резонно предупреждает Всевышний в священном Коране:

«Если бы захотел Аллах, они не придавали бы Ему сотоварищей. Мы не делали тебя хранителем их. И ты над ними не надсмотрщик. Не поносите тех, кого они призывают помимо Аллаха, а то они станут поносить Аллаха из вражды без всякого знания. Так разукрасили Мы всякому народу его дело! Потом к Господу их будет их возвращение, и возвестит Он им то, что они делали» (Коран, 6: 107, 108).

 

Но эмиссары экстремизма умалчивают такие истины. Ведь согласно этим аятам Корана, фактор буддизма как антропоцентрической религии и традиции возводить статуи имеет место быть потому, что на это есть воля Аллаха. А мусульманин, что берет на себя право оценивать, запрещать или разрешать что-либо, подражает Аллаху, что по их же экстремистской логике является ширком (элементом многобожия). Куда законно и резонно с точек зрения российского законодательства и шариата было бы, если бы кто-то из мусульман поехал в Элисту с лекциями на тему ширка и всего прочего, предварительно договорившись с какой-нибудь калмыцкой гуманитарной организацией. Но для этого надо обладать знаниями и непременно приближенными к академическим формам науки и традиционному исламу.

 

Но на сегодняшний день в Республике Калмыкия ситуация такова, что там уже сжигали одну мечеть, другую — закидывали камнями, свиной головой, выкрикивали ругательства антиисламского содержания. Всё это было, а удовлетворительных результатов расследования не было. И массовые драки были, спровоцированные как со стороны калмыков, так и работающих там дагестанских фермеров.

 

Более того, элистинский инцидент, уже сейчас можно говорить с большой долей вероятности, могут использовать сросшиеся с криминалом, как это было в станице Кущевская Краснодарского края, землевладельцы в рейдерских захватах животноводческих ферм дагестанцев, расположенных там еще с советских времен. Поэтому ответственным лицам в органах власти двух соседних и братских республик Дагестана и Калмыкии необходимо проявить максимум усилий по концептуальному (основанному на диалектике) решению данной проблемы.

 

В свою очередь руководители республик и члены Правительства Дагестана и Калмыкии должны опираться на объективную оценку причинно-следственной связи, сделавшей возможным элистинский инцидент. Но такой оценки еще нет и неизвестно, появится ли вообще. Пока органы власти работают по испытанной годами классической схеме: «граждане одного Отечества должны соблюдать общие для всех россиян законы». Это основа нашей российской жизни и залог дальнейшего исторического развития. Но пора бы понять, что любые классические образцы и схемы дают логически ожидаемые результаты тогда и только тогда, когда они (классические образцы и схемы) обновляются в соответствии с вызовами времени. Ибо нет и быть не может по определению таких образцов и схем работы, пригодных во все времена и во всех случаях. То есть на классику надо равняться, но с учетом текущей обстановки и условий.

 

Отсюда вопрос: кто может предоставить органам власти объективный анализ-справку причинно-следственных связей, сделавших возможным данный инцидент? Конечно, ученые, специализирующиеся на вопросах по данной тематике, в которой основную роль играет фактор религиозного эксклюзивизма (убежденности в том, что вся истина и, соответственно, право на власть принадлежат только «им»; все прочие религии и их адепты — неразумны и нечестивы). Этот как раз та мотивация, которой мы коснулись выше. Убежденность в том, что истина только в исламе, а все прочие немусульманские народы суть дела заблудшие грешники, толкнуло дагестанского горе-спортсмена на кощунственный акт в буддийском храме.

 

Он априори исходил из того, что нельзя поклоняться идолам и статуям, нельзя веровать в человека (см. нирвана), то есть в Будду. Он и такие, как он, не знают, что религии бывают не только теоцентрическими (ислам, христианство, иудаизм), но еще и антропоцентрическими (буддизм, даосизм, конфуцианство и др.). Так же априори он был убежден в том, что выражение презрения к статуе Будды имеет законный шариатский характер. Наверняка он рассчитывал со стороны единоверцев на поощрение, что действительно имеет место в социальных сетях Интернета со стороны субъектов столь же деформированного сознания, читай невежественных мусульман. Довольно большое число пользователей выражают ему солидарность и попутно излагают свои понятия и суждения в русле религиозного эксклюзивизма, называя буддистов — язычниками и нечестивцами, а мусульман — наместниками Земли.

 

Именно в этом русле мыслили и действовали талибы в Афганистане, когда в 2001 году разрушили две гигантские статуи Будды (55 и 37 м). Их сознание было настолько сильно охвачено религиозным эксклюзивизмом, что они злостно проигнорировали протесты мировой общественности и легитимного духовенства исламских стран. Точно тем же были мотивированы и боевики ИГИЛ (запрещенной в РФ террористической организации), когда разрушали еще более древние памятники истории и архитектуры в городе Пальмира. То же самое ждет все прочие памятники истории и архитектуры в случае захвата субъектами крайних форм религиозного эксклюзивизма, выступающими под лозунгами ислама. И надо же понимать: неправомочно.  

 

Таким образом, мы подошли вплотную к классическому в российской революционной философии вопросу: «Что делать?» (Чернышевский, Ленин). Как объяснить и убедить тысячи дагестанцев в том, что религиозный эксклюзивизм является глубоко интимным и непререкаемо сакральным актом убеждения, а значит, не подлежащим профанным демонстрациям? Тем более в форме военно-политических провокаций, подвергающих мусульманское население неисчислимым бедствиям во многих странах мира.

 

Существующие в Республике Дагестан эксперты по религиозным и экстремистским вопросам проделали за последние два десятилетия борьбы с экстремистско-террористическим злом большую фактографическую и персуазивную (открытое вербальное внушение) работу. Оценивая результаты этой работы, есть основание утверждать, что порог паллиатива нами не преодолен. Ни в Республике Дагестан, ни в стране в целом. Отсюда ряд вопросов возникает к научно-теоретическому журналу «Исламоведение» (ДГУ, Махачкала) и к авторам отдельных научных и публицистических работ, сборников научно-практических конференций. А именно, следует спросить, почему до сих пор не появилось ни одной мировоззренческой идеи, могущей успешно конкурировать с профанными идеями экстремистских пропагандистов? Почему не производятся широкие общественные проекции, направленные на интеллектуальное развитие жителей республики?

Вузовские формы гуманитарной науки и прежде всего философии, в чем несложно убедиться, функционируют оторванно от текущих в республике процессов. В публикациях научных статей авторов, рецензентов и редколлегию больше интересует формат, нежели содержательная сущность научной работы.

 

Словом, недоработок в научно-творческой части, религиозных и общественных организаций, а также СМИ много. Их тоже необходимо преодолевать, причем оперативно, в кратчайшие сроки, чтобы начать работу по широким общественным проекциям, в том числе адресно, транслируя конкурентоспособные идеи. Например, идею исламской философии как методологии легитимных побед, что, несомненно, повысит престиж ислама среди неисламских народов. А кощунство и прочие акты вандализма только настраивают огромный мир против мусульман, что недопустимо по шариату и по законам Российской Федерации.

 

Резюмируя всё выше сказанное, остается дополнить классический вопрос: «Что делать?» регулятивным вопросом: «Кто это сделает?» То есть кому следует поручить работу по широким адресным проекциям на умы и сердца мусульман с тем, чтобы реставрировать деформированное эксклюзивистическими крайностями сознание. Так и только так, исправляя деформацию сознания, мы сможем, наконец, преодолеть паллиативный порог в благородной борьбе с экстремистскими поползновениями.  

 

 

 

kalmykia2015 241

 

285743 600

 5b4ac9ba628b92fa5774d19f96e8ec6a

Магомед СУЛТАНОВ-БАРСОВ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить