Loading...

Евразийство как часть праведной цивилизации

В актовом зале Национальной библиотеки Дагестана 12 июля 2017 года состоялся семинар российского политолога, директора Международного некоммерческого фонда «Центр геополитических экспертиз», заместителя руководителя Международного Евразийского движения, члена Изборского клуба и Общественной палаты России 5-го состава Валерия Коровина.

 

 

На семинаре присутствовали члены Махачкалинского интеллектуально-философского клуба «Эпоха» и литературно-философского клуба «Аристотель», а также представители некоторых муниципальных образований и государственных органов власти, общественные деятели и студенты.

 

Тема семинара: «Межнациональные и межконфессиональные отношения: этносоциологическая модель — вскрытие проблемных точек, способствующих террористической активности, и методы гармонизации».

 

В ходе доклада он дал ряд актуальных информативных посылов, обозначил различия между российским и евро-американскими обществами, в частности, рассказал о принятом в Канаде вопиюще безнравственном законе отбирать у родителей детей за критику движения ЛГБТ; говорил о давних попытках Запада уничтожить российскую государственность и о формах общественного устройства, исторически градированных от предмодерна — к модерну и от него — к постмодерну, и что все они (либерализм, социализм и фашизм) исчерпали себя, а потому сегодня в мире востребована Четвертая теория власти.

 

Что есть Четвертая теория власти?

 

Это идеологическая концепция, которую известный российским философ Александр Дугин предлагает в качестве альтернативы всем известным формам политического устройства государства. И хотя она не лишена интересных моментов, всё же в качестве альтернативы она еще никем не воспринимается, кроме членов идейного кружка или личных друзей А. Дугина. И Валерий Михайлович, весьма интересный политолог и своеобразный патриот России, является одним из учеников Дугина и его близким сторонником.

 Korovin

Ценным в плане идейного патриотизма в докладе Коровина является утверждения о необходимости беречь и развивать этническую идентичность народов России и традиционный уклад нашего политического устройства. По его мнению, российское общество основано на примате коллективизма в противоположность западному обществу, в котором господствует идея индивидуализма.

 

Заслуживает критики его попытка изложить этнические формы и особенности северокавказских народов ассерторическими (описательными) коннотациями, не обозначая при этом денотатов, то есть не конкретизируя предмет изложения. Он лишь вскользь и абстрактно затронул проблему терроризма, не вскрыл никаких проблемных точек и не назвал/не показал ни одного метода гармонизации, заявленного в теме семинара. Также, описывая межнациональные и межконфессиональные отношения и «этносоциологическую модель» на Северном Кавказе, он не затронул религиозного фактора, без которого нельзя получить ясной картины происходящих на Северном Кавказе этнополитических процессов.

 

Основная мысль его доклада заключалась в том, что Россия есть «сухопутная империя» с традиционалистским укладом жизни в противоположность «морским империям» Запада с его атомарным, читай: раздробленным на гражданско-индивидуалистический — укладом жизни. Сухопутная империя, по Коровину, это континуальная (монолитная) территория с единой юрисдикцией (госвластью), собирающей периферии — добровольно и силой присоединенные земли в органичный состав государства, и потому потенциально справедливая власть, с чем мы согласны с некоторыми оговорками.  Морская империя — дискретная территория, разделенная морями и океанами, а потому потенциально обреченная на колониальную форму политики по отношению к завоеванным землям, что тоже частично верно.

 

В общем и частном В. Коровин не смог подвести к текущим реалиям ни один из своих тезисов, а потому его семинарский доклад имел лишь абстрактную ценность, т.е. сам факт дискурса на подобную тему в Махачкале уже есть позитив. Некоторую конкретику в семинар внес писатель Магомед Султанов-Барсов своими вопросами, подводящими к конкретным проблемам тему семинара.

  1. Почему евразийские идеи не становятся достоянием широких слоев российского общества? Не потому ли, что в ней еще не разработаны прикладные аспекты евразийского дела, да и само дело обозначено очень абстрактно.
  2. Какую позицию вы занимаете в споре сторонников федерализма и унитаризма? Вы за развитие в России федерального устройства страны или за переход к унитарному устройству?
  3. Коль скоро вы считаете, что православные в России таковыми являются лишь номинально, а по сути уже ничего от православия не осталось, не значает ли это, что глобально-исторический проект византийского православия в России потерпел свое закономерное фиаско? Насколько действенной, конкурентоспособной является дугинская Четвертая политическая теория? Каким методом вы, Александр Гельевич, и другие ваши сторонники намерены повысить эффективность национальной идеи России? Как вы намерены обеспечить концептуальность (единство) россиян — как братской семьи народов?
  4. В Москве есть профессор философии Вильям Владимирович Шмидт, защитивший свою докторскую диссертацию по философии на тему: «Патриарх Никон и его наследие в контексте русской истории, культуры и мысли: опыт демифологизации»... В этой диссертации и написанных на ее основе монографии и ряде книг В. Шмидт утверждает, что все те обвинения против Патриарха Никона в совершении им чудовищных преступлений, а именно истребления многих тысяч русских, хранивших верность устоявшемуся на Руси православию, является мифом, то есть ложью. Вы согласны с этим?  
  5. В последние годы иерархи РПЦ все чаще ставят мусульман в пример православным... Что вы думаете по этому поводу?
  6. В умах некоторых российских мусульман и православных зреет идея о геополитическом союзе исламского Полумесяца и православного Креста... Как вы думаете, насколько реален такой союз?
  7. Возможно ли в России более активное участие российских мусульман в государственном строительстве и насколько благотворны могут быть прикладные идеи мусульманского мировоззрения для укрепления России как мировой державы?

Конечно, Валерий Коровин старательно отвечал на эти и некоторые другие вопросы. И, главное, он был искренен. Но искренность в делах практических, а тем более столь сложных, как глобальная политика, есть лишь проходной балл, реализовав который субъект политической теории должен еще референтно состояться в том, что называется подлинно научной теорией. С этим у Коровина, мягко говоря, большие пробелы. Многие его ответы на выше изложенные вопросы были нерелевантными, то есть мало соответствующими информативным запросам.

 

И не удивительно. Глобальная политика — это не только теория и практика в их академических смыслах, но еще и борьба умов, в которых необходимо побеждать. Но так как борьба умов большей частью протекает виртуально, у многих политологов, философов, теологов возникает соблазн производить самооценки, то есть самостоятельно объявлять победителя. И, как несложно догадаться, в этих процессах субъекты борьбы умов назначают победителями, говоря языком Маяковского, «себя любимых».

 

В общем плане особой критики заслуживает доклад В. Коровина из-за того, что он злоупотребляет ассерторизмом (изложением фактического положения дел, преимущественно прописных истин) и редко переходит к аподиктической сути предмета семинара. Да и сам семинар он пытался провести в форме монолога, словно лекцию, тогда как семинар предполагает большей частью диалог с аудиторией. Но в целом, повторимся, семинары Коровина, безусловно, имеют положительное значение для развития патриотизма. Но диалог с образованной аудиторией ему пока еще слабо удается. Ему еще предстоит научиться развивать прописные истины до истин научно референтных и конкурентоспособных в тех исторических процессах противодействия, которые метафорически называются «борьбой умов».

 

В самом деле, все истинные россияне хотят добра и блага для Отечества. Но так как в стране имеются еще и не истинные россияне, которые «благими намерениями дорогу вымащивают в ад», дискурсивные посылы должны быть релевантно выверенными. Иначе в самом лагере российского патриотизма неизбежны теоретическая раздробленность, мировоззренческий диссонанс, в том числе по религиозным и этническим признакам. А ультралибералы, сбившиеся в пятую колонну (см. иностранные агенты), все больше и больше активизируются в святая святых нашей страны. Это-то Коровин слабо понимает, что было видно из его ответов на выше приведенный список вопросов. Он не чувствует объективных условий для естественно-исторического союза ислама и православия по принципу: догматики наши неизменны до судного дня, а геополитический союз требуется, чтобы защитить лучшие образцы мировой цивилизации, которые у нас в стране пока еще в почете, а на Западе — растоптаны гей-парадами. И потом надо ведь знать, что не случайно наш Верховный главнокомандующий, Президент России Владимир Путин говорил, что и Россия является частью исламского мира, имея в виду 20 млн автохтонно проживающих в стране мусульман.

 

Следовательно, путь российского патриотизма к вершинам праведной цивилизации лежит через всемерное совершенствование форм общественного сознания. Ведь философия нам нужна не для того, чтобы мучить студентов и аспирантов многоаспектными категориями познания, а для синхронизации право-позитивных усилий законопослушной части общества. А раз так, то и действовать надо соответственно.

 

Магомед СУЛТАНОВ-БАРСОВ, писатель.

 

 

 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить