«Конфуз Мединского»: Вечный крах пропагандиста

«Конфуз Мединского»: Вечный крах пропагандиста - фото 1

Для начала – цитата из романа Владимира Войновича «Москва 2042», имеющая прямое отношение к «довлатовскому» спичу министра Владимира Мединского. Роман издан в 1986 году, что тоже симптоматично. Напомню, что в этой сцене герой – писатель, прототипом которого является сам Войнович - отбивается от функционеров Коммунистической Партии Государственной Безопасности Москорепа (Московской Коммунистической республики), заставляющих его переписать свой эпохальный роман. Итак,

«…А я не только не комунянин, - махнул я рукой, - я даже советского гражданства вот уже шестьдесят лет с лишним лишен. И вообще я не ваш.

 

При этих моих словах все члены Пятиугольника как-то странно переглянулись, а Коммуний Иванович улыбнулся, широко развел руки и, называя меня моим человеческим именем, удовлетворенно сказал:

 

 

- Нет, Виталий Никитич, вы наш. Ведь мы вас реабилитировали».

 

Конечно, коммунистическую убеждённость восточного бая, воспитанную поколениями и десятилетиями, что все и всё в этой стране – его собственность, не вытравить ни молодостью лет, ни иным партбилетом, ни патриотическим уклоном. Она как заноза в подсознании постоянно давит и требует выражения, из-за чего комкается заранее написанная спичрайтерами и утверждённая речь, происходят незапланированные оговорки и конфузы. То министр Мединский награду забудет отдать Катрин Денёв, то перепутает имя писательницы Улицкой, то придумает «Ростуризм Израиля», то перенесёт Магнитогорск в Свердловскую область (да без разницы для уроженца Украины!), то – как сейчас – вообще заставит жить Сергея Довлатова веком раньше. Так инстинктивно выходит – ведь все же люди с его фазенды (даже Денёв, ведь приехала же на Московский кинофестиваль, а Довлатова так вообще реабилитировали и сделали классиком!), и с ними можно не заморачиваться в нюансах. Это ведь не безграмотность, и даже не отсутствие профессионализма. Это синдром хозяина и раба.

 

Но есть и ещё один важный аспект. Министр Мединский – боевой пропагандист, причём в ситуации отсутствия тоталитаризма. Понятно, что в эпоху нео-«холодной войны», санкций, противостояния и убийства продуктов никакой ситуации «поверх барьеров» быть не может. Музы пасуют перед пушками, культура заменяется пропагандой. Поэтому Владимир Мединский совсем на своём месте, лишаясь дара речи после просмотра скандальной ленты Гаспара Ноэ «Любовь» («Я не могу найти слов, передающих мои эмоции после просмотра этого фильма») и подвергая риску сексуальную репутацию сорокалетнего мужчины. Имидж чиновника важнее, а Париж стоит мессы, верно?

 

Но, как пишут язвительные комментаторы, промашка в «довлатовском случае» вышла в другом. Оговорка лишь доказала несостоятельность утверждений предшественника Мединского на стезе пропаганды, но явно превосходящего его талантами, Владимира Ленина: «Литература может теперь, даже "легально", быть на 9/10 партийной. Литература должна стать партийной». Не может. Не стала, хотя и должна была, наверное. По мнению этих злопыхателей, «искусство как социальная система включено в систему глобальных коммуникаций, распределения ресурсов и компетенций. Это значит, что в этой системе есть свои сильные позиции и сильные игроки, которых невозможно поставить под контроль, хоть ты их трижды объяви иностранными агентами…». Можно пытаться использовать Довлатова или других мёртвых изгнанников втёмную в целях новой партпропаганды, но обязательно выйдет досадный конфуз и все опять будут ржать. Культура сопротивляется и даёт бой пропаганде на своём поле. В эпоху глобализма правила игры, ресурсы, как символические, так и материальные, задаются за пределами России. Так что, как пел ещё один умерший классик, «Эй, браток, прошу, сюда не лезь, Как ни старайся жать на газ, я буду первым здесь!» А лозунг «не хочешь играть по правилам – создай свои» уж никак не для Мединского. Ему очень удобно нежиться в ванне конфузов…

 

Владимир ХЛУДОВ. 

Категория: Передовица
Опубликовано 21.09.2015 17:53
Просмотров: 1733