Экотуризм и заповедные парки Цейлона

 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 1 «Шри Ланка — это уникальный мир, где на небольшой

 территории существует такое разнообразие культур,

 пейзажей и климатических зон, сколько не найдешь даже в

 странах, чья территория в десятки раз больше».

 Сэр Артур Кларк


 

Введение

 …В таинственных и туманных далях Индийского океана затерялся удивительный тропический остров Цейлон. В разные времена его называли Тапробане, Серендиб, Зейланика… А также «Изумрудная капля в теплом море», «Остров сокровищ», «Райский уголок», «Жемчужная сокровищница Востока», «Страна вечного лета» и т. д. Сегодня — это маленькое государство Шри-Ланка. Но сам остров так и остался таинственным, непокоренным и даже где-то волшебным! А все оттого, что здесь, под охраной государства, обитает уникальная флора и фауна, о которой мы мало что знаем. Природные парки и заповедники Шри-Ланки, занимающие десятую часть острова, — не меньшее туристическое достояние страны, чем ее знаменитые пляжи. По числу парков на единицу пространства эта страна стоит рядом с такими признанными «заповедными» державами, как Индия, Кения, Танзания.

 

В наш просвещенный век, когда полмира озабочено вопросом — куда еще податься, чтобы увидеть красоты планеты, богатейшая и нетронутая цивилизацией природа Шри-Ланки выступает на одно из первых мест в мире. И самое главное, что экотуризм на Шри-Ланке развивается очень активно.

 

Разнообразие животных и птиц в парках острова вызывает восхищение даже у видавших виды натуралистов. Из 92 видов млекопитающих 14 — эндемики (водятся лишь здесь), из 425 видов птиц местных 251, а эндемиков — 33 вида и 81 подвид, 176 видов рептилий, 40 видов амфибий. Несомненно, что только нахождение их в заповедных парках сохранило им жизнь. На небольшом по площади острове представлены различные природные зоны: от влажных дождевых лесов до равнин колючих кустарников и мангровых болот, зон с сухим климатом, от богатых влагой равнин поймы реки Maхавели Ганга до густых непроходимых джунглей зоны с влажным климатом и горных лесов, покрытых туманами. Любую из них можно наблюдать в национальных парках: саванна — в Удавалаве и Миннерия, болота и лагуны — в Бундале, джунгли — в Яала, дождевой лес — в Синхараджи Форест, горный лес — в Хортон Плейс. 

 

Несколько крупных парков, с их богатейшей флорой и фауной, признаны природными территориями международного значения, включены в список ЮНЕСКО «Мировое природное наследие».

 

 Природа и география

 

Остров Цейлон находится у южных берегов Индостана, c которым его прочно связала геологическая история. Он составляет единое целое с Деканским плоскогорьем, занимающим значительную часть Индии. В далеком прошлом титанические внутренние силы Земли отделили от Индийского субконтинента его южную часть, образовав остров.

 

 Занимая территорию около 65 тыс. кв. км, он примерно равен таким крупным островам, как Ирландия или Тасмания. Максимальное его протяжение с севера на юг равно 430 км, с запада на восток — 225 км. Берега острова преимущественно низменные, часто лагунные, окаймленные коралловыми рифами, с отдельными заливами. Основную часть острова занимает низменная равнина. Кое-где над рыхлыми осадочными породами поднимаются большие скалы (до 700 м) — выступы кристаллического фундамента. Часто они имеют причудливые формы, напоминающие то огромное животное, то гигантскую книгу, то руины древнего храма. В южной, наиболее расширенной части острова кристаллический фундамент выходит на поверхность на значительной площади. Огромные каменные глыбы, поднятые на большую высоту, образуют так называемый Центральный массив. Средняя высота гор — 1000–2000 м над уровнем моря, но отдельные вершины поднимаются выше (до 2524 м).

 Тропический муссонный климат и обилие осадков привели к развитию густой сети рек на острове. Реки имеют небольшую протяженность. Самая большая из них — Махавели-Ганга («река с песчаными берегами») длиной 330 км. Протяженность остальных рек — 100–150 км. Большинство из них берет начало в горах Центрального массива.

 

 Климат

 

Цейлон расположен недалеко от экватора. Его северная и центральная части находятся в субэкваториальном, а южная — в экваториальном климатических поясах. Поэтому здесь круглый год держится ровная высокая температура. Так, в Коломбо среднемесячная температура колеблется от 26 °C (январь) до 28 °C (май). Из-за близости материка на севере страны несколько жарче, чем на юге. Среднегодовая температура горных районов значительно ниже, поэтому они пользуются большой популярностью у жителей страны и туристов. Одно из самых холодных мест на острове — горный курорт Нувара-Элия (2000 м над уровнем моря). Этот город называют на острове «частицей севера». Среднегодовая температура здесь держится около 15 °C. Времена года на Цейлоне определяются не по изменению температурных условий, а по различиям в режиме выпадения осадков. Наибольшее их количество приходится на лето, когда господствуют насыщенные влагой юго-западные муссонные ветры. Летний муссон начинается в мае и затухает в сентябре. В разгар муссонного периода, в июне-августе, дожди ежедневны, нередко это бурные ливни. Наиболее увлажнена юго-западная часть острова, первой встречающая летний муссон. За один летний месяц выпадает 400–500 мм осадков. На пути муссона в северные и восточные области стоит Центральный горный массив, создающий для этих частей острова «дождевую тень». В связи с этим количество осадков там невелико — в среднем всего 10–40 мм в месяц. Зимой, в декабре-феврале, над островом господствует северо-восточный муссон, приносящий гораздо меньше осадков и орошающий преимущественно северные и восточные части острова. Осень и весна на острове — межмуссонные периоды. На смену муссонам приходят зенитальные дожди, характерные для экваториальных областей

 

Наибольшее количество осадков (до 5000 мм в год) выпадает на юго-западных склонах нагорья, у подножий гор — до 2000 мм в год. Наименьшее количество осадков (менее 1000 мм в год) — на северо-западном и юго-восточном побережьях. Весной и осенью во многих районах выпадают обильные послеполуденные дожди.

 

Почвы и флора

 

Основные почвы острова — красноземные и латеритные, а по долинам рек и у побережий — полосы аллювиальных наносов. Свыше 70% территории острова покрыто тропической флорой — деревьями и кустарниками. Самая пышная растительность сохранилась в наиболее увлажненной юго-западной области. На юго-западных склонах гор и местами у подножий сохранились влажные экваториальные леса (отдельные деревья достигают высоты 80 м), с огромным разнообразием видов. В составе древостоя — пальмы, диптерокарповые и др., леса отличаются богатым подлеском, обилием мхов. Равнины на севере и востоке острова и прилегающие к ним склоны нагорья покрыты вторичными листопадными лесами (высота деревьев 9–12 м). Плоскогорья заняты пустошами саванного типа (сочетание высоких грубых трав с отдельными деревьями), выше 2000 м — криволесье. Вдоль северо-западного и юго-восточного побережий — заросли колючих кустарников, местами у побережий — манговые леса, кокосовые пальмы. Здесь еще встречаются участки вечнозеленого влажного тропического леса с атмосферой оранжереи, где царит полумрак и тишина. В лесах Цейлона можно увидеть более 40 видов пальм: талипотовую, королевскую, кокосовую и другие. Широко распространены дерево манго, хлебное, дынное (папайя), «черное дерево», атласное, сандаловое. Растут на острове и колоссальные древовидные папоротники, пришедшие к нам из глубин веков. Изредка встречаются коричные деревья, из коры которых получают корицу. Некоторые растения отличаются изумительной красотой во время цветения, среди них орхидеи и лотос — священный цветок последователей буддизма и индуизма.

 

 Перадения.

 Королевские ботанические сады

 

 Это чудо паркового искусства было впервые открыто в 1821 году, и на сегодня здесь собраны почти все растительные раритеты тропиков, с пяти континентов.

 

«Перадения — самые красивые сады в мире», «Жемчужина Азии», «Райский сад» — такими словами отзываются о Королевских ботанических садах острова Цейлон посетители — туристы и путешественники, количество которых все увеличивается. Сады находятся на высоте 500 м над уровнем моря. Их площадь — 150 акров, живописный холмистый пейзаж. Влажный жаркий ровный климат со среднегодовой температурой примерно 24 °С, хотя в январе и феврале ранним утром температура иногда может опускаться до 13 °С. Дождь идет примерно 170 дней в году с частыми перерывами, средняя норма выпадения осадков — 220 см. Самые сухие месяцы года — февраль и март, самые жаркие — апрель и май. Характерный для тропиков тип растительности с изобилием вьющихся растений, или лиан, пальм, банановых деревьев, панданусов, эпифитов (орхидей, папоротников и т.д.) и высоких деревьев с разветвленной корневой системой. Листья с кожистой поверхностью обычно большие и плотные; большие и яркие цветы; фрукты громадных размеров растут прямо на стволах деревьев или на старых ветках. Другой поразительной чертой тропиков является разнообразие птиц, насекомых и рептилий. Везде можно встретить ящериц и хамелеонов самых разных форм; большое количество змей разных пород: от ядовитой кобры до безобидной симпатичной зеленой змейки-плетки, которая живет на деревьях или кустах.

 

Весь Королевский сад — это волшебный зеленый город с проспектами и улицами, место зданий в которых здесь заняли сказочные цветы, растения, кустарники и деревья со всего мира тропиков.

 

 Налево от красочного входа расположена роща ассамских гевей (Ficus elastica). Она привлекает внимание своеобразными плоскими корнями, изгибающимися над поверхностью земли, как огромные рептилии. Здесь они вырастают до 140 футов и больше; из них производят хороший каучук. На треугольной лужайке за воротами стоят два дерева; высокое — это красное дерево (Swietenia Mahogani), а другое — западно-индийское «звездное яблоко» (Chrysophyllum Cainito). С обеих сторон от входа растут высокие африканские масличные пальмы (Elois Guineensis), основной источник поступающего в продажу пальмового масла. Прямо перед входом — великолепная роща, в которой больше пятидесяти видов пальм. Самые интересные из них: прямая арека (Areca Catechu), египетская финиковая пальма (Phoenix dactylifera); фителефас (Phytelephas macrocarpa), большая бразильская «Кокурито» (Maxmilliana regia); пальма сабаль из Флориды (Sabal palmetto); большая ямайская пальма (Sabal umbraculi fera); сургучовая пальма (Cyrtostachys renda); симпатичная Verschaffeltia и Stevensonia с Сейшельских островов и Dypsis с Мадагаскара. В тени пальм растет «растение-панама» (Carludovica palmata) — из его листьев, похожих на ладонь, делают знаменитые панамы.

 

Обогнув пальмовую рощу, мы выходим на Мейн Сентрал Драйв. Вдоль нее высажено много листопадных и цветковых растений в порядке возрастания их высоты — от лилий у бордюра спереди (в основном Hippeastrum с белоснежными цветами) до больших кустов подальше, затеняемых высокими нависающими сзади деревьями, которые украшены вьющимися декоративными растениями.

 

Минуя Монумент Роуд, мы сворачиваем направо, на Лиана Драйв. На углу стоит высокое песочное дерево из Южной Америки (Hura crepitans) с необычными взрывающимися плодами. За поворотом по правую сторону растет Clusia rosea, по стволу которого течет липкая смола, а прямо напротив него — цейлонское атласное дерево (Chloroxylon swietenia), одно из самых красивых строевых деревьев.

 

Огромные лианы, характерная особенность этой дороги, петлями и гирляндами тянущиеся от дерева к дереву, — это в основном разновидности аира Calamus, вьющейся пальмы, похожей на канат, корни которой достигают нескольких сотен футов в длину; из них делают лозы или трости для плетеной мебели.

 

В тени у небольшого водоема с фонтаном можно остановиться, чтобы осмотреть цветочный сад, дома с растениями и др. В водоеме — интересные водные растения, такие как египетский папирус (Cyperus Papyrus), пистия (Pistia Stratiotes); решетчатое лиственное растение, или водный ямс (Ouvirandra fenestralis); водяной гиацинт (Eichornia speciosa); клевероподобный папоротник (Marsilea quadrifolia); водяной мак (Limno-charis Humboldtii); священный лотос (Nymphoea Lotus) и другие.

 

Тропинка проходит под необычным вьющимся растением (Bauhinia anguina) с извилистыми, похожими на змей, корнями. Она ведет к полностью затененной Натмег Уолк (мускатная дорога), по краям которой растет коллекция специй, включающая коричное дерево (Cinnamonum zeylanicum), гвоздичное дерево (Pimenta officinalis), гвоздики (Eugenia caryophyllata), кардамон (Elettaria Cardamomum), мадагаскарскую гвоздику (Ravensara aromatica) и т.д. Самым тонким — мускатным деревьям — около 70 лет.

 

 Невдалеке стоит оранжерея со стеклянной крышей. В ней находится разнообразная и интересная коллекция пустынных растений из Южной Америки, которые в Перадении нужно защищать от влажного климата. Короткий коридор соединяет оранжерею с Папоротниковым домом, в котором содержится коллекция экзотических папоротников и декоративных растений в горшках, родина которых — Цейлон.

 

Можно зайти в Дом орхидей. Здесь расцветают такие виды, как Cattleya, Loelia, Phaloenopsis, Vanda, Stanhopea и др. Главный местный вид недавно был посажен в саду орхидей недалеко от папоротниковой оранжереи, сейчас в него можно попасть, свернув на прямую тропинку справа. При выходе из Дома орхидей цветет гигантская орхидея (Grammatophyllum speciosum), с цветущими колосьями, выступающими на пять-шесть футов над венчиком.

 

Чуть дальше начинается авеню пальмирских пальм, новый сад с коллекцией орхидей, а затем папоротниковая оранжерея. Она удачно украшена кружащими тропинками, маленькими водными каналами и находится в густой тени высоких деревьев булу (terminalia Belerica), надун (Pericopsis Mooniana), «галмора (Pometia eximia), «бисерного» дерева (Adenanthera pavonina), семена которого используют ювелиры и аптекари как гири, цейлонского дуба, или кона (Schleichera trijuga), тимбири (Diospyros Embryopteris), деревом бадулла с выделяющими орехами (Semecarpus gardneri) и др. На стволах деревьев растет много интересных растительных эктопаразитов и ползучих побегов аройдса, пандани, бромелиадса и папоротника; в число последних входят Lygodium, Acrostichum и Nephrolepis.

 

Выходим на берег реки Махавелли. Здесь открывается чудесный вид с холмом Хантейн на заднем плане и чайными плантациями на его более низких склонах; на переднем плане — роща величавых гигантских бамбуков. Слева, близко к дороге — ряд деревьев (Couroupita guianensis), названных пушечные ядрами из-за больших древесных плодов на стволах. За ними находится маленькая плантация агавы сизалевой (Agave rigida, разновидность Sisalana), выращиваемой ради ценного волокна, добываемого из толстых сочных листьев; также роща саговых пальм (Metroxylon sagu).

 

Справа от дороги находится Овощной сад, где собраны тропические овощи для улучшения сортов и где происходит акклиматизация экзотических овощей. Здесь можно увидеть ямс, маранту, маниоку, или тапиоку, сладкий картофель, ананасы, тыквы бутылочные и т.д. Здесь же маленькая плантация камфарных деревьев (Cinnamomum Camphora), цветущих лучше на возвышенностях.

 

Дорога в дендрарий проходит между двумя рощами гигантских бамбуков (Dendrocalamus giganteus). Здесь обитают колонии летучих лисиц (Pteropus edwardsii). Эти животные, питающиеся плодами, летают по ночам в поисках еды, а днем собираются вместе в огромных количествах в кронах высоких деревьев, всегда вися головой вниз.

 

 Большая ботаническая редкость — фикус Бенджамина. Он занимает площадь 2500 квадратных метров, диаметр кроны 55 метров. Под ним может свободно разместиться 1000 человек. Возраст этого дерева 140 лет, завезено из Индонезии. Ветви его раскинулись так далеко, что под каждой из них стоят опоры. Корни, словно морские волны, вылезли из земли и вместе с ветвями создают фантастическую картину под деревом.

 

В Музее прикладной ботаники находится несколько сотен образцов древесины Цейлона, а также бесконечное количество экземпляров продуктов питания, лекарств, масел, тканей, смол и др. Особого внимания заслуживают разновидности настоящего цейлонского черного дерева (Diospyros Ebenum), самого ценного черного дерева, известного науке, и редкое и высоко ценимое дерево каламандер (Diospyros Quoesita), а также красивое атласное дерево (Chloroxylon Swietenia).

 

На величественной Пальмовой авеню растут корифтеневые пальмы, посаженные в 1855 году. Дерево Corypha umbraculifera можно назвать вождем племени пальм, потому что оно достигает огромных размеров ствола и листьев, чем какая-либо другая известная пальма.

Королевские сады Перадения — это кладовая флористических редкостей Азии и всего мира тропиков.

 

Синхараджи Форест —

 знаменитый дождевой лес

 

Почти везде на планете, где еще оставались древние дождевые леса, они были уничтожены человеком (Мадагаскар) или находятся на краю гибели (Амазония, Борнео). Здесь же, на Цейлоне, огромный участок этого леса тщательно сохраняется для потомков. Имя ему — Синхараджи Форест (Лес Короля Львов).

 

Это небольшая полоса холмов и долин в юго-западной, влажной части острова, заросшая лесом, общей площадью 7648 га. Здесь огромное обилие рек и ручьев, а за год выпадает 3600–5000 мм осадков. Его уникальность в том, что это единственный первобытный лес, оставшийся в столь значимых количествах на Цейлоне. Три четверти общего количества, или 125 видов местных деревьев — эндемики. Международный союз сохранения природы утвердил, что многие эндемические деревья несут собой гены, не обнаруженные более нигде в мире. Обособленность от материка обусловила автономную эволюцию этой экосистемы, очевидные следы которой мы видим в неповторимом растительном мире Синхараджи, поделенном на два различных сообщества. На нижних высотах доминируют диптерокарповые леса (Dipterocarpus), а склоны холмов покрыты видами из рода Shorea. Здесь встречаются также 139 из 217 эндемичных видов растений острова, причем они часто ограничены небольшими ареалами, в том числе Atalantia rotundifolia, или пальма Loxococcus rupicola. На этой охраняемой территории произрастает множество цветов, среди которых наиболее примечательны орхидеи Arundina graminifolia и два вида насекомоядных растений (непенсисы).

 

Из 400 видов птиц, обитающих здесь постоянно или на пролетах, 33 встречаются только на Шри-Ланке. Из живущих здесь млекопитающих и бабочек более половины относятся к эндемичным видам.

 

В заповеднике есть такие редкие животные, как леопард (Panthera pardus), индийский слон (Elephas maximus), один эндемик-примат — пурпурнолицый лангур, а также белобородый тонкотел (Presbytis senex). Из редких видов птиц здесь представлены: цейлонский голубь (Columba torringtoni), цейлонская шпорцевая кукушка (Centropus chlororhynchus), цейлонский скворец (Sturnus senex), лазоревая сорока (Cissa ornata) и краснолицая кустарниковая кукушка (Phaenicophaeus pyrrhocephalus). Много исчезающих видов и среди рептилий, амфибий и бабочек.

 

***

 …В благоговейном восторге стою перед стеною настоящего дождевого леса, или гилеи. В ноздри бьет резкий запах гнили и влаги, а глаза слепит фантастическая красочность джангла — цейлонских джунглей. Это тончайшие переливы всех оттенков зеленого: деревьев, лиан, папоротников, с вкраплениями желтого и коричневого цветов, светится кармин крыльев огромных бабочек и пышных цветков, спускающихся вниз ярусами. Лесные чертоги полны невиданных диковин, а мы кажемся себе пигмеями под 20-этажным пологом леса. Ввысь, словно своды собора, уходят этажи растительности, и нас охватывает пронзительное чувство благоговения. Внизу папоротники, хвощи, лианы, выше — сплошные стволы деревьев, переплетенные зеленью так, что не пролететь ни птице, ни зверю. Все это уносится далеко ввысь, к облакам, на 30–50 и даже 70 метров, туда, где шумят зеленые кроны.

 

Это самая богатая и разнообразная экосистема Земли. Здесь, в дождевых тропических лесах, в условиях высочайшей влажности, интенсивной инсоляции и отчаянной конкуренции, все живое разрастается до невероятных величин и даже карлики превращаются в великанов. Похожая на бамбук трава растет со скоростью до метра в сутки (!), рядом стоят 18-метровые древовидные папоротники и сорокаметровые розы, 11-метровые удавы поглядывают на летучих мышей с размахом крыльев до двух метров, лианы-ротанги длиной до 250 метров обвивают 70–80-метровые деревья. Пятиметровые кобры здесь пожирают других змей, лягушки нападают на крыс, 15-килограммовые цветы охотятся на бабочек с размахом крыльев до трети метра и других насекомых, а грызуны достигают веса 40 кг! Ничто не может сравниться по мощности проявления жизни с гилеей — истинным чревом мироздания. Один гектар этого леса вмещает 42 тысячи видов насекомых, 750 видов деревьев и полторы тысячи видов других жизненных форм. На одном квадратном метре можно найти до тысячи муравьев, 50 видов! Это средоточие крупнейшей в мире биомассы — более тысячи тонн на одном гектаре, что во много раз больше чем в саваннах, на рифах океанов или в болотах!

 

Когда идешь по этому лесу, то вокруг стеною стоят гладкие ровные как струны, стволы, устремленные ввысь. Вот она конкуренция, вот он, отбор! Они поднимаются на неимоверную высоту. А там начинается другая борьба — кто кого? Каждый стремится расширить свою крону, чтобы ухватить больше такого нужного света, ибо солнце здесь нечастый гость — оно иногда прорывается через низкие тучи. Только сильные и высокие дадут жизнь своему потомству и генофонду. Все остальные обречены на прозябание и вымирание…

 

Снизу из ущелий поднимается сизый туман, сверху порывами, с шорохом, налетает дождь. Все вокруг такое таинственное, мистическое…

 

 …Поднимаемся выше по тропе, вдоль потока горной реки, которая ревет и пенится где-то внизу, сбоку, под нами. Иногда мы ее переходим по замшелым, древним бревнам. Здесь все очень быстро стареет и превращается в труху усилиями бактерий, мхов, грибов и т.д.

 

Лес не молчит. Вокруг мало видно, но зато море звуков. Ревут водопады, шумят вершины деревьев, звенят цикады, кричат невидимые лесные птицы и звери. Рядом внизу ревет горный поток, прыгая по водопадам, цикады просто надрываются и лишь изредка слышишь птиц. Они если и есть, то прячутся в кронах от дождя. Что-то волшебное и мистическое слышится мне в этом глухом шуме, принесшем отзвуки древних эпох. Мелькнула мысль, что не удивлюсь, если сейчас из-за огромных деревьев с досковидными корнями выйдет динозавр. Прохожу пять метров и встречаю …Его! Правда, маленького — зеленого хамелеона, застывшего на изломанной ветке как изваяние. Каждый его глаз двигается самостоятельно, в разные стороны, а охотится он при помощи «летающего» языка, который вылетает изо рта на длину тела.

 

Впереди слышна возня и крики. Это стая белобородых тонкотелов объедает плоды неизвестного мне дерева. Тихо гомоня, обезьяны рассаживаются по веткам, рвут плоды, заедают их листьями. Лица их сосредоточенны и серьезны, время от времени они отрываются от еды и тщательно осматриваются. Со стороны донесся посторонний шум, и сразу же одна из обезьян срывается с кроны и пулей летит вниз, цепляется за ветку и исчезает на соседнем дереве. На полянку выходят диковинные птицы — джунглевые куры, родичи банкивских петушков —такие же маленькие и красивые. Они гордо вышагивают друг перед другом, демонстрируя алые гребни и серьги. Неожиданно хлынул дождь и скрыл голубой завесой череду стволов, переплетенных лианами, и прочую тропическую зелень.

 

…Долго поднимаемся в гору, пригибаясь к тропе. Случайно подняв взор, рядом с лицом вижу маленькую зеленую змеиную головку, притаившуюся здесь, рядом с тропой, и ее блестящие глаза с окантовкой. Стучит одна мысль — лишь бы не сбежала, пока я навожу оптику! Опять встречаются хамелеоны, задумчивые и мечтательные, ожидающие на ветках свою добычу — мух и кузнечиков.

 

 На вершине горы наконец-то открывается панорама леса, во всей его красе. Стали видны долины, далекие голубые горы, заросшие лесом, застланные туманом и облаками. До самого горизонта видна бесконечная череда зеленых вершин, с вкраплением цветущих деревьев самых разных праздничных оттенков. Сквозь кроны виднеются голубые горы и лесные дали, частично скрытые туманами и облаками. Огромный орел, раскинув крылья, парит над этим великолепием, как бы завершая картину.

 

Когда идет дождь, то лес стоит сумрачный, угрюмый и зловещий. К горлу тянутся пальцы узловатых лиан, низом ползет туман, звуки приглушенные, все затихает, как в вате, ждешь чего-то нехорошего. Но вот выглядывает солнышко. Тени скользнули и исчезли, их прогоняют светлые столбы света, пробивающиеся через кроны полога этого естественного храма, все стало светло-зеленым, прозрачным, каким-то праздничным и радостным. Навстречу солнцу все растения распускают свои зеленые ладони и цветы, тянутся вверх, к свету, к торжеству жизни. Раскрываются цветы, появляются паучки, жуки и бабочки. А за ними сразу же и птицы, со своим немолчным щебетом, молчаливые лягушечки и хамелеоны. Здесь все любят и ценят солнышко, ибо оно несет с собою жизнь. А жизнь прекрасна!

 

…Вечер, все затихает. Заходящее солнце окрашивает небосвод и вершины деревьев в бордовые и алые цвета. Приходит мысль, что именно здесь, в сердце леса, глухо о чем-то гомонящем, под звон цикад, самое время подумать о вечности, смысле жизни, времени и о себе…

 

Национальный парк Яала

 

            В юго-восточной части острова, на берегу величественного Индийского океана, находится Национальный парк Яала (или Рухуна).

 

Сегодня это — Национальный парк, и все его 13 000 га флоры и фауны взяты под защиту закона. Это сухие саванны, состоящие из больших грунтовых равнин, заросших травой, сухими кустарниками полупустынного типа и сучковатыми деревьями, часто с кроной в форме зонтика. Во многих из долин поблескивают зеркалами утопающие в зелени загадочные озера, с торчащими из них кривыми рогами водяных буйволов. Здесь же обычно разворачиваются интересные сценки встреч табунков оленей-аксисов, кабанов и водяных птиц. Это идеальные места для наблюдения за жизнью различных редких животных и птиц. Три самые известные равнины — это Яала, Буттава и Урания.

 

Характерной чертой парка являются большие, разбросанные по его территории, монолиты. Это любимое убежище леопардов и медведей-губачей. Наиболее известная из них, Верандения, также известна как Скала Леопарда. Три других гигантских мегалита — это Джамбурагала, Патанангала и Скала-Слон. Она выше других, поэтому древние португальские и голландские моряки использовали ее при плавании в окрестных водах как характерную отметку на карте.

 

Другой характерной чертой парка являются редко растущие деревья саратога (Saratoga persica). Эти вечнозеленые деревья даже в самую сильную засуху сохраняют свою свежесть. Другие растения, растущие здесь в изобилии, — прекрасная кассия (Cassia auriculata), ранавара (ranawara). При приближении к реке Meник Ганга («река драгоценностей»), которая течет вдоль северо-восточной границы парка, страна сухих кустарников переходит к растительности, характерной для прибрежной зоны. Здесь появляются заросли огромных деревьев терминалий, с бледной корой (Terminalia arjuna), покрывающие берега и образующие навес над бурлящей водой.

 

***

 Одно из главных удовольствий натуралистов при посещении парка — это сафари на открытой машине. Перед въездом в Национальный парк — офис, где мы все покупаем билеты на проезд внутрь (хоть их никто там и не проверяет) и маленький музей — черепа и скелеты змей, слонов, фото различных животных, птиц, чучела животных, в том числе панголинов.

 

 Выезжаем на такое сафари на грузовом джипе. С нами водитель и сопровождающий — сотрудник заповедника, рассказывающий о жизни дикой природы. Сразу же натыкаемся на огромного варана, постоянно пробующего воздух раздвоенным синим языком, потом нас встретила стайка оленей аксисов и огромные черные водяные буйволы. Здесь утром прошел дождик и все живое вылезло на полянки между сухим кустарником буша.

 

За буйволами неотступно следуют белые и египетские цапли. Они ждут, когда те вспугнут кузнечиков, которых они очень любят. Так же они ходят и за кабанами и буйволами. Они настырны и деловиты, что позволяет им выживать в любых условиях.

 

Водяные буйволы переплывают водоем, торчат только морды, а один из них идет по дну и только след пузырей отмечает его движение. Всплывает он далеко от берега. Фантастика. Будучи под водой, он нацеплял на рога кучу водяных растений, да так и выходит наружу с «короной» на голове.

 

Два буйвола мокнут в теплой воде, торчат только холки и морды. Сверху на одном из них сидит коростель. Буйвол уходит под воду, птичка перебегает с холки на морду, тот уходит под воду совсем, она тоже тонет, теряет опору, затем взмахивая крыльями, взлетает и …пересаживается на другого буйвола. Так и живет. Везде скребутся и разгуливают павлины. Ходят по одному и парами, с детками. Ухаживают друг за другом и даже дерутся.

 

Стайка шакалов бежит куда-то по своим делам. Стадо лангуров — чернолицых обезьян, которые здесь, на острове, священны, переходят дорогу. Они живут огромными стадами-семьями. Но людей близко не подпускают, видимо, опасаются нас и боятся. Как некий живой поток они втянулись в кусты, забрались на деревья и ушли по веткам.

 

Встречаем семью слонов — мать и два детеныша пасутся в кустах, пиная траву, сбивая ее и собирая хоботом. К ним по дороге идет папа — огромный слон, с бивнями. Мы ему явно не понравились. Он подходит к машине, упирается в радиатор и пробует нас столкнуть с места! Водитель тут же ставит «на ручник». Слон толкает машину, но она только качается и не поддается. А мы внутри крепко держимся за поручни, но никакой паники нет. Видимо, поняв что это «оно» — большое, железное и крепкое, но совсем безобидное, он успокаивается и чешется о наш бампер. Джип ходит ходуном. Народ растерянно переглядывается, но мы сейчас беспомощны и находимся во власти гиганта. Он успокаивается и уходит к своим, даже не обернувшись.

 

Два слона пасутся на поляне. Стоим мы, еще две машины и разглядываем этих мастодонтов. Подъехали еще туристы. Видимо, количество перешло в качество, потому что самец этого не выдержал и бросился в нашу сторону. Водитель резко сдает назад. Не добежав нескольких метров, слон протрубил, подняв хобот, остановился, развернулся и ушел к своей даме. Видимо, он исполнил свой долг, напугал насмерть врагов, все в порядке, можно продолжать свои дела.

 

Здесь, в колючем кустарнике, очень много диких свиней. Они держатся семьями, очень в себе уверенны и нахальны. Самец подходит к буйволу, лежащему в грязи, вплотную и щиплет траву рядом с ним. Тот философски жует свою жвачку, не обращая внимания. Вечером один из кабанов пришел прямо к ресторану на полянку, пощипать зеленой травки, которую регулярно поливают.

 

Стоим перед чудным болотцем, которое, видимо, было когда-то озерцом, застывшим среди зеленой стены леса. Прямо в нем стоят два огромных дерева — живое и сухое. На первом на отдельных ветках отдыхают два браминских орла. Их белые головы хорошо выделяются на фоне темной зелени. Оба гордо восседают на своих ветках и обозревают окрестности. Но скорее всего более всего внимательно они следят за подведомственным болотцем. Вот один из них распрямляет крылья, снимается, планирует над водой. Делает круг и возвращается на свою ветку. В когтях у него рыба! Когда он успел выхватить ее, непонятно! Поскольку я следил за ним в оптику и видел, как он пролетел над водой совсем без усилий и лишних движений. Но вот результат — он успел каким-то неуловимым движением выхватить рыбу из воды. Пока один орел клюет свою добычу, другой тоже делает пируэт и тоже возвращается с рыбой. Теперь оба заняты клеванием и не смотрят по сторонам. Хорошая у них работа. Вскоре они расправились со своими жертвами и опять гордо поглядывают по сторонам, как бы охраняя свои владения! Вдоль берега, по колено в воде, пасется дикая свинья. Тут же рядом священный ибис орудует своим загнутым как ятаган клювом, что-то выискивая в ряске и иле. Рыжая цапля прошагала буквально в метре от кабана. На островке сидит стайка рыжих древесных уток, по берегам стоят и ходят различные цапли — белые большие и малые, ночные, индийские и прочие, охотятся на все живое, что активно шевелится. Над каждым болотцем или озерцом, как правило, сидят один-два зимородка. Время от времени они слетают вниз и выхватывают из воды какую-нибудь рыбку. В одном случае озерцо было полностью затянуто ряской, без просветов. Но это ему не мешало, и он раз за разом выхватывал свою добычу. Жизнь здесь кипит ключом!

В Яала много леопардов, и их можно увидеть во всех частях парка. Они предпочитают джунгли на песчаной и горной местности. Особенно часто они принимают солнечные ванны на вершине горы Вепандения, на рассвете и закате. Утром и ранними вечерними часами эти кошки обычно забираются на деревья и лениво лежат на ветвях тамаринда и других крупных лиственных деревьях. Людей они совершенно не боятся, но предпочитают уходить от контактов, поэтому увидеть их в парке нелегко. Мне самому лишь пару раз удалось во всей красе увидеть это редкое и грациозное создание. Почувствовав, что машины его окружают, он сам вышел на скалу, чтобы посмотреть на тех, кто пыжился его «достать», и, показав свое презрение, «растаял» в чаще.

 

Если не идет дождь или не прошел сильный ливень, может посчастливиться увидеть медведя-губача. Лучшее время года для наблюдения, когда можно увидеть двух-трех особей за день, — поздний май и июнь, когда созревают их любимые плоды, palu и voera.

 

Почти каждая полянка у озера в парке украшена, как правило, водяными буйволами, стайкой пятнистых оленей аксисов или благородными замбарами. Часты встречи с кабанами, а в зарослях можно увидеть безжалостных хищников мангустов и порхающих по ветвям гигантских белок — ратуф.

 

Парк Яала — рай для любителей птиц. Основная редкость — дикие куры джунглей — прародители европейских пород. Разукрашенные как самоцветы самцы самозабвенно сражаются за обладание своими скромными курочками. Красив грациозный танец павлина вокруг своей серенькой курочки, который можно увидеть с ноября по февраль. Здесь обитают редкие виды — огромного размера черношейный аист, аист-разиня, аист-клювач разукрашенный. Чаще всего их можно наблюдать в лагунах, бродящих по мелководью в поисках добычи. Здесь же много белоснежных ибисов, цапель, водяных курочек и даже якан! Эти грациозные создания бродят по воде как посуху, опираясь длинными пальцами о листья лилии.

 

В каждый заезд можно увидеть множество хищных птиц, а в период с сентября по май к ним прибавляются еще и перелетные. В зарослях, около реки, можно увидеть индийскую райскую мухоловку, разноцветных щурок, несколько видов зимородков, а также малабарских голубей и удодов. Морских и сухопутных черепах можно увидеть как в парке, так и в Индийском океане. Сезон глубоководных погружений к красотам океана — кораллам, рыбам, осьминогам и к затонувшим древним галеонам на Грейс Басис, здесь начинается в апреле.

 

***

 …Вечером на океане — фантастической красоты закат. А потом восходит луна и в ее свете океан блестит своей пеной, черный и ревущий. Шторм гонит на пологий берег огромные волны, роняющие узорную пену. Влетаю с разбега в кипящую теплую воду и ухожу на глубину. Внизу подо мною полная чернота и какие-то неясные тени, а вверху, надо мною — темное небо, усеянное блестящими звездами. Так бы и плыл всю жизнь. Но мелькает мысль, что меня уже увидели снизу акулы и это не дает наслаждаться жизнью. Возвращаюсь в прибой, и волна выбрасывает меня на берег.

 

…Качаются пальмы на фоне блестящего ночного моря. А наверху, во всю ширь небосвода, полыхают зарницы, красоты неведомой и бесподобной!

 

Национальный парк Удавалаве

 

Это совершенно необычный и один из красивейших парков острова Цейлон. В обширной долине, на берегу огромного водохранилища, на фоне далеких синих гор шумит саванна — стена травы, и отдельные купы деревьев. Этот парк площадью 308 кв. км, находящийся к югу от центральных гор острова, был открыт главным Советом по сохранению бассейна реки Удавалаве в 1972 году. Сегодня здесь нашло защиту и свой дом огромное разнообразие животных, особенно слоны, обитающие в сильно разросшихся травяных джунглях. Из-за того, что эта территория в прошлом широко использовалась фермерами, часть парка лишена леса и, кроме периода с июня по сентябрь, почти полностью покрыта высокой золотистой травой, которая усложняет наблюдение за животными этой части парка. Но в этом-то есть своя прелесть, когда ты бродишь в джунглях из травы и находишь в ней зверье. После сентября трава увядает и вся территория легко просматривается. Рядом с рекой можно увидеть очень густой лес, в котором произрастают два вида деревьев, не обнаруженных в других национальных парках Шри-Ланки, — это мандоранг (Vatica sinensis) и даминия (Grewia tilii-folia).

 

Все здесь ездят по дорогам, на открытых машинах, потому что вокруг стеною стоят высокие, выше машины, травы. Она здесь — самое главное и иногда оказывается даже выше машины, поэтому встречный транспорт с туристами мы замечаем, когда он уже рядом. Вся саванна пронизана сетью дорог, которые вьются в мягких шелестящих травяных коридорах.

 

 Здесь есть несколько естественных биотопов: 1 — саванна травянистая, состоящая из травы, похожей на осоку или сорго, явно болотной, с редкими деревьями; 2 — саванна-буш, это стеною стоящий колючий кустарник; 3 —саванна, переходящая в лес; 4 — долины, залитые водой, болота, с буйволами и мириадами водяных птиц. Здесь же, на отдельных деревьях, расположились орлы, выглядывающие свою добычу. Небольшая часть парка занята лесом. Здесь, в тени деревьев, щебечут сотни видов птиц и мелькают тени диких животных. В любом пейзаж, на третьем плане высятся красивые голубые горы, обрамленные туманами и облаками.

 

***

 Едем на открытом грузовике по травянистой саванне. Ветер несет в лицо прохладу, свежесть и все запахи саванны. Это самое приятное сафари изо всех прочих. Проезжаем по густым травам, как в зеленом коридоре, и сразу же встречаем птиц-носорогов. Сначала два токо встречаются на дереве, перелетают с места на место, воркуют, что-то нежно рассказывая друг другу. А потом к ним присоединяются еще два, и они все, хлопая и треща огромными крыльями, создают веселую карусель на деревьях.

 

Выезжаем к водохранилищу. Куда хватает взора, блестит вода, с торчащими из нее деревьями, а на горизонте синеют красивейшие горные вершины. Это настоящий болотный край, населенный огромным количеством водяных птиц. Сплошные озера, озера. Вплотную снимаю водных птиц. Якана переворачивает листья и собирает там улиток. А ходит она потрясно — огромные пальцы накрывают целый лист и даже часть другого. Это позволяет ей не тонуть. В то же время она легко погружается в воду и плывет.

 

Аисты-разини ходят парами по озеру и глубоко погружают клюв в воду, между лилиями, видимо собирают улиток и червячков. Опять видим ибисов. Они ходят вместе с белыми цаплями. Нашли озерцо, над которым стоят огромные деревья, увешанные наверху летучими лисицами. Они пищат и летают. Приходит стадо буйволов и залезает в озеро. Между ними вижу орла, который держит большую белую цаплю. Бегу к нему, снимаю. Он взлетает и тащит ее прочь, но далеко не улетает, я догоняю его и снимаю. Видя, что я приближаюсь, он бросает ее и улетает низом, тяжело маша крыльями. Несчастная помятая цапля встрепенулась, ожила и бросается в другую сторону.

 

Крылья летучих лисиц отсвечивают в лучах сверху падающего солнца и светятся розовым снизу на просвет. Подлетая к ветке, они шире разворачивают крылья, изменяют положение тела на вертикальное, тормозят и вперед ногами цепляются за ветку, одновременно складывая крылья и падая вниз головой. Так и висят вниз головой как плоды, укутавшись в крылья, как в плащ.

 

Здесь очень много слонов — более 350, и можно наблюдать, как большие стада этих гигантов прогуливаются вдоль воды или пасутся в траве, на равнинах. Среди них есть очень дикие и пугливые, которые убегают, только завидев человека. Но большинство совершенно терпимы, и можно подолгу смотреть, как разворачивается жизнь стада, как матери опекают малышей и кормятся, как самцы конфликтуют между собой и пытаются иногда защитить свою семью от назойливости людей. В сухой сезон в парк сходятся слоны с других территорий и их здесь становится больше. В любое время практически в любом месте парка можно увидеть 50–70 этих животных.

 

Леопарды и медведи здесь были замечены редко, они так хорошо прячутся, что их и не увидеть в высокой траве. Но в лесу можно встретить пятнистых оленей аксисов, замбаров, диких кабанов, стаи серых лангуров, которые кормятся на деревьях. Здесь водятся четыре вида мангустов, вараны и водяные буйволы. Всего же здесь обитает 39 видов млекопитающих, 21 вид рыб и 33 вида рептилий.

 

Среди копытных широко распространен пятнистый олень, дикий кабан и олень-замбар. Из других видов: макака, гигантская белка, пальмовая виверра, леопард, заяц, золотая пальмовая виверра и четыре вида мангустов. На пастбища парка каждый день приходят домашние буйволы и крупный рогатый скот из близлежащих деревень. Некоторые буйволы стали дикими животными.

 

 Парк — очень подходящее место для любителей наблюдать за жизнью птиц, особенно редких видов. Это джунглевые куры, серые голуби, попугаи, дрозды, различные виды хищников, водные виды и т.д. Вcего в парке отмечено около 184 видов птиц. 8 из них эндемические и не менее 12 принято считать завезенными, среди которых джунглевые куры, серый голубь, попугай Крамера и дрозд с пятнистыми крыльями. Здесь же встречаются 33 вида перелетных птиц.

 

 Национальный парк Хортон Плейс

 

 Южнее древней столицы острова — городка Канди — ввысь поднимаются укрытые туманами седые вершины настоящей горной страны. На южном краю Центрального горного массива Нувара Элиа Хапутале, поднявшегося на 2500 метров выше уровня моря, раскинул свои владения Национальный парк Хортон Плейс. Это обширные альпийские луга, холмы и плоскогорья, заросшие вечнозелеными горными лесами, вереском и колючим кустарником. Только здесь на острове растет очень красивый голубой, почти серебряный, горный лес, состоящий из деревьев, изломанных под действием сложных горных условий. А над кручами кипит алым цветом настоящий рододендрон.

 

 Когда-то давно, еще в 1873 году, колониальным правительством был выпущен указ: «Оставлять все гористые леса, растущие выше 5000 футов, неискаженными и нетронутыми». Это предотвратило вырубку уникальных горных лесов, сохранило растительность и всю природу региона. А в декабре 1969 года горный массив Хортон Плейс (10 тыс га) был объявлен Заповедником живой природы и Национальным парком.

 

 Главная местная достопримечательность — два «конца света», с одного из которых можно увидеть вертикальный откос в 300 м, а с другого — в 900 м. Отсюда можно легко увидеть второй и третий по высоте пики острова, а также красивейшие водопады, рассыпающие серебряные брызги по всей округе.

 

Парк Хортон Плейс входит в «семью» сокровищ ЮНЕСКО — мировое наследие и сохраняет не только огромное число живых раритетов из мира фауны и флоры, но и целые экосистемы! Он является родиной оленей замбара, которых здесь целая популяция — до 2 тысяч особей. Здесь же сохраняются фиолетоволицые лангуры, цейлонские макаки, оленьки, мунтжаки, кабаны, мангусты, рыжие дикие кошки, цейлонский леопард, гигантские белки, а также самый редкий и маленький примат Цейлона — стройный (или тонкий) лори (Loris tardigradus nycticeboides). Численность лори сократилась до 50–60 особей, и их существование находится под вопросом. Всего же здесь обитает 24 вида млекопитающих, 87 — птиц, 9 видов рептилий и восемь — амфибий. Из рептилий здесь живут несколько видов змей — випперов, редкие виды калотисов (Calotes nigrilabris) и рогатые ящерицы-носороги (Cerataphora stodarti), другие редкие разновидности ящериц (Coсhotis ceylanica). В водах рек и ручьев парка водится радужная форель, креветки и еще много разного всего. Сколько же здесь редких видов насекомых, членистоногих, жуков и прочей мелочи, науке даже неизвестно. Но на многих цветках парка сидят фантастической красоты бабочки.

 

Именно из парка Хортон в ясные дни, на рассвете, можно увидеть знаменитый пик Адама. Это уникальная островерхая священная гора уже сотни лет служит для сингалов объектом поклонения и паломничества. Особенно эффектно она смотрится с декабря по май, когда освещение особенно благоприятное.

 

***

 Для натуралиста парк Хортон — одно из лучших мест на свете. Прозрачные и сказочные высокогорья, заросшие кривым изломанным лесом, и нежные альпийские луга красивы, тихи и странны. Круглый год здесь весна и все живое постоянно цветет и пахнет, воздух напоен трелями птиц, на полянах и опушках пасутся животные, и это самое превосходное место для наблюдения природы. В отличие от других парков на острове, здесь почти нет людей, отчего общение с природой становится еще краше. Но это горы, поэтому готовиться нужно основательно: штормовка, свитер, крепкие ботинки, шляпа и солнцезащитный крем нужны здесь постоянно. Погода изменяется здесь очень быстро, буквально на глазах. Только что было тепло, солнечно и ясно, но вот подул ветерок, набежала тучка, стало холодно и туманно. А потом вообще может пойти дождь. Заранее запасаемся бутербродами, флягами с чаем или кофе. Обычный выезд туристов из гостиниц Нувара Элия в 5.30 утра, чтобы к 7 часам быть уже в парке. Натужно кряхтя, наш джип поднимается по горному серпантину дороги, навстречу рассвету и горам. На высотах под две тысячи стоит туман, окутывающий как ватой высокие эвкалипты, зеленую растительность кустов, цветы и экзотические фрукты. Из-за него не видны террасы чайных плантаций на склонах, просторы бесконечных саванн и лесов на равнинах.

 

 К семи часам утра мы уже стоим перед входом в парк. Нас окружают огромные призраки, целая армия призраков! Это высоченные деревья — эвкалипты, стоящие в тишине, в окружении зарослей папоротников и плаунов. Они высовывают из тумана свои кривые и скрюченные ветви, протягивают их к нам, как руки сказочных существ. Кажется, что весь мир вокруг исчез, потонул в тумане и только молочная пелена, сказочные призраки-эвкалипты и тишина стали настоящей реальностью…

 

 Наконец, наш джип уже катится по дорогам парка. Выглянуло солнышко, и сразу же расступились деревья, открывая просторные зеленые холмы по обеим сторонам дороги. За ними стеною стоит лес, а далее — горные вершины, исчезающие в облаках. Вот в долинке под нами, на берегу ручейка, что вытекает из леса, пасется стадо оленей. О, да это же замбары — благородные олени Юго-Восточной и Южной Азии. Два рогатых самца выясняют отношения и готовы ввязаться в конфликт из-за небольшого табунка самочек. Они качают своими роскошными костяными коронами, как бы угрожая друг другу, и готовы их скрестить не в шутку, а всерьез! Увидев одинокий джип, самочки цепочкой потянулись в сторону распадка, оставив самцов одних выяснять, кто из них главнее. Подъезжаем к небольшому лесу и вдруг видим, как еще один замбар — роскошный рогатый самец выходит на опушку. Он стоит рядом с дорогой, и мы подъезжаем к нему почти вплотную. Казалось бы, дикое травоядное должно исчезнуть при виде людей. Но не тут-то было! Рогач, видимо, чувствует себя здесь полновластным хозяином, поэтому приближение джипа никак на нем не сказалось. Он с достоинством позировал нам, а потом спокойно, даже как-то снисходительно проводил глазами. Здесь, видимо, как и в парках Африки, животные совсем не боятся машин, считая их безвредными коробками, но вид фигуры человека заставляет их пуститься в бегство.

 

Подъезжаем к офису парка, стоящему на холме, под сенью огромных великанов-деревьев, и оставляем машину вместе с водителем на стоянке. Вышли, огляделись и ахнули. Из зарослей выходит еще один замбар и идет по полянке. Он взрослый, но с молодыми рогами, которые в состоянии молочно-восковой спелости торчат из его лба в виде пантов. Они еще недоразвитые, мягкие, теплые и покрыты бархатной шкуркой. Да-а, здесь какие-то «райские кущи» — полно зверья, которое совсем не боится людей. Мы чувствуем себя здесь, как Адам в раю! Пробуем его кормить пучками травы, но он выше общения с двуногими — в руки не дается и гордо уходит в «пампасы» — кормиться на луговых травах.

 

Теперь далее — нас ждет пеший поход. Два маршрута — на 4,5 и 9,5 км. Каждая дорожка сделает огромный круг по парку и вернет нас снова на стоянку. По пути мы увидим много интересного, горы, леса, птиц, водопады и т.д. Решили шагать по длинному маршруту. Под ногами — твердая скалистая порода красного цвета, иногда присыпанная щебнем. Идти легко и приятно. Вокруг разворачиваются захватывающие дух пейзажи этого высокого, туманного, тихого и странного плато, открытого всем ветрам. Вот наш путь пошел через горный лес, который стоит в зарослях рододендронов. Все деревья этого тропического леса, состоявшего из чахлых и кривых великанов, с серыми стволами, и заросли кустов опутаны лианами, заросли лишайниками и мхами сфагнум. Кажется, что мы попали в волшебную страну из фильмов о Гарри Потере. Вокруг стоит необыкновенный лес, подобный шотландским вересковым пустошам. Это карликовые формы деревьев и кустарников, приспособленных к суровому климату и бедной почве плоскогорий. Все они имеют короткие изломанные ветви и стволы. Кажется, что какие-то огромные великаны угнетают каждое из них.

 

Вот стоят деревья с густыми кронами, имеющие форму зонтика. Это каллофилумы (Callophylum), с белыми цветками. Они контрастируют с алыми цветами рододендронов (Rhododendron zelanicum). Вокруг много древовидных папоротников, плаунов, пушистых кустов по имени ниллу (Strobilanthes), цветки которого распускаются лишь однажды в пять лет, орхидей. Всего здесь обитают 16 видов орхидей и множество других тропических растений, украшенных цветами всех расцветок и уносящих нас как бы в далекое прошлое нашей планеты. А какие душистые и неповторимые запахи окружают нас здесь со всех сторон! Какой-то затерянный мир горных тропиков! Все эти цветы, листья и запахи привлекают огромное и удивительное разнообразие птиц. Воздух буквально напоен их трелями. Первой птичкой, встреченной нами в парке, была нектарница — восточная, или малая белоглазка. Это маленькая, зелененькая, живая и деятельная птичка, в ярких белых «очках». Она тщательно обследовала белые цветы рядом с дорожкой, забираясь своим клювиком в самую середину. Вот к ней присоединилась еще одна, и уже две белоглазки шныряют по цветкам, совершенно не боясь стороннего наблюдателя. Еще здесь обитают дикие зеленые голуби, голубые сороки, священные майны, синие мухоловки, джунглевые куры. Все эти милые птички — эндемики Цейлона, которые не встречаются больше нигде. Здесь же, в Хортоне, остается их последняя цитадель, где они себя чувствуют просто прекрасно. Кроме них здесь много различных тимелий (кустарниц), черных соловьев, сорокопутов, различных мухоловок и могучих горных орлов. То один из них, то другой постоянно кружили над нами.

 

Наконец мы выходим к отдельному утесу, торчащему одиноко в этой горной стране. Земля из-под ног резко, почти вертикально, уходит вниз, создавая удивительный откос, по краю которого, как акробаты, парят буквально в воздухе красные цветки рододендронов и заросли папоротников. Сразу же открываются фантастические панорамы, захватывающие дух. Горы, горы до самого горизонта. Они перемежаются с облаками, кажутся воздушными, такими же бестелесными и невесомыми. Если ближайшие, заросшие лесом, склоны еще цвета зелени, то дальние уходят в голубую дымку, становятся синими и вообще еле видны. Деревья и их кроны на ближайших к нам откосах кажутся не более муравья. Горные тропы сверху кажутся частью волшебных кружевных нитей, опутавших эти горы, как сетью. Изредка на склонах белеют чьи-то хижины и видны террасы с зелеными посадками — видимо там, на склонах, выращивают чай. Вдали, сквозь голубую дымку, проступают очертания озер и рек, составляющих целую водную страну. А далее, еще через 70 км, остров заканчивается и начинаются владения Индийского океана. Хочется вот сейчас взмахнуть руками, взлететь, замирая духом, чтобы через минуту или две услышать звуки ревущего прибоя, атакующего прибрежные скалы…

 

Продолжаем наш путь по дорожке, ведущей через заросли. Теперь мы спускаемся вниз, но быстро идти трудно из-за ветвей, постоянно закрывающих дорогу, из-за криков птиц, порхающих вокруг. Хочется остановиться и рассмотреть все это великолепие. Вскоре послышался какой-то гул — сначала слабый, но по мере подхода нарастающий. Оказывается, это гудит и ревет водопад, расположенный в красивейшем месте, в окружении тропической зелени. Тонны кристально чистой, серебристо-ледяной воды ниспадают с огромной высоты вниз, распыляя вокруг сонмище сверкающих брызг. Это просто какой-то праздник жизни — летящая вниз вода и сверкающие брызги! Впечатление дополняют небесные странники — птички, порхающие вокруг и пьющие водицу прямо из водопада!

 

Национальный парк Вилпатту

 

На западном берегу острова, в 30 км к юго-западу от древней столицы Анурадхапуры, находится небольшой островок вечнозеленого леса. Это один из самых красивых и самобытных Национальных парков острова — Вилпатту. Бесконечные зеленые заросли, поляны, опушки, озера и луга скрывают уникальную островную флору и фауну. Здесь, вдали от цивилизации и людей, укрытые пологом безбрежного тропического леса, скрываются дикие звери и птицы, рептилии, земноводные, насекомые, членистоногие, простейшие и т.д.

 

 Villu — это по-тамильски озеро. Их здесь великое множество, от больших до маленьких. Все они очень глубокие и похожи на кратер вулкана. Такое кратероподобное строение озер характерно для этой части острова, причем больше всего этих озер находится в парке Вилпатту. В них нет подземных вод — только дождевая, однако глубина таких озер достигает 20 метров.

 

Два озера парка совершенно соленые, с соленостью морской воды. Это Коккари и Линувилла. До сих пор нет точного объяснения того, как они стали солеными, но это могло произойти благодаря смыву почвы с содержащимися в ней солями в дождливые периоды.

 

Почти все озера окружены прекрасными полянами, лесами парка и чрезвычайно богаты естественной красотой дикой природы. Они идеально подходят для наблюдения жизни животных и птиц, особенно утром и вечером.

 

Другой поразительной чертой парка является красный песок, такой мелкий, что он проходит через сито. Этим песком покрыто все западное побережье острова. Именно из-за этого суглинистого песка древние моряки, занесенные сюда юго-западными ветрами, назвали остров Tambapanni, т.е. «Остров медного песка».

 

Леса парка весьма разнообразны. Лучшая их часть — густой, непроходимый, с редкими открытыми песчаными площадками, лес. В западной части парка находится страна колючих кустарников, напоминающая парк Яла. В парке также можно увидеть огромные песчаные дюны и гряды, где можно найти останки древней подводной жизни этих земель.

 

Парк Вилпатту поистине волшебный. Натуралиста, попавшего сюда, окружают стволы, кусты и кроны, за каждым из которых, возможно, прячется что-то редкое и уникальное. Даже если в данный момент и не видно различных животных и птиц, то слышно, как в зарослях и кронах, заглушая друг друга, поют певчие птицы, по веткам шныряют пальмовые белки, а воздух напоен ароматами цветущих деревьев. Если же прогуляться по полянам, вокруг озер, с их прекрасной и чистейшей атмосферой, то можно увидеть стайки украшенных аистов-клювачей, уток, цапель, пасущихся оленей-аксисов, охоту могучего орла или даже красавца-леопарда!

 

***

 От трассы дорога в парк Вилпатту идет лесом. Но вот въезжаем на большую поляну. Здесь стоит приземистое здание, как и в Яле, как и в других парках. В одной части его касса и бухгалтерия, в другой — маленький музейчик, с фотографиями редких зверей и птиц, черепами слонов и скелетами крокодилов.

 

Невдалеке стоит священное дерево Бо, в каменном обрамлении, а рядом — навес, в котором восседает Будда. Все это — непременные буддийские атрибуты местных парков.

 

Покупаем билеты, грузимся в джип, принадлежащий парку (такой порядок), и через пару минут подъезжаем к живописным каменным воротам, с леопардом — въезду в парк. Водитель протягивает охраннику какой-то талончик, и вот мы уже на священной территории. Красная дорога идет в коридоре зелени, и вокруг, кроме нее, ничего не видно! Через полчаса у водителя забарахлил мотор, и машина встала. Навсегда. Слава богу, вскоре он нас перегрузил на каких-то частников, которые ехали с семьей на своем джипе. Местным, оказывается, можно въезжать на своих машинах, это иностранцам нельзя!

 

 Выехали к какому-то болотцу, вокруг которого грейдером насыпан вал из песка. Видимо, таким образом здесь стараются сохранить влагу на полянах, водоемах и в болотцах. Сразу же увидели цапель и священных белых ибисов. Не обращая на нас внимания, они чинно вышагивают по зарослям лотоса и в камышах. Лотосом здесь покрыты огромные пространства болот и озер.

 

Лес, лес, лес. На многие версты вокруг один только волшебный и таинственный тропический лес. Стеною, не пошевелив ни единым листиком, стоят корявые старые деревья, смотря на мир черными глазами своих дупел. Такие же исполины лежат рядом, создавая огромные завалы, тут же валяются живописные коряги, растопырив как лешие свои корявые руки в разные стороны. Кажется, что сейчас увидишь лешего, или русалку на ветвях, или еще какое страшное лесное чудище. Все это создает ощущение величественности и дикости этого края. Мы едем и едем по зеленым коридорам, открывая тайну за тайной этих диких мест. Лишь иногда выезжаем на полянки или открытые места, с блестящими зеркалами озер.

 

Вот пролетела над нами, шумя крыльями, птица-носорог и села на ветку. К ней тут же подлетел другой ее товарищ, а за ними и третий. Сидят и тихо переговариваются, не видя нас внизу. Что-то решив, по одному снимаются с веток и улетают прочь. На ветке могучей кроны сидит огромный черный орел-змееяд. Увидев нас, лениво снялся и улетел, сев невдалеке. Мы опять подъезжаем ближе. Сидим, рассматриваем его из машины, а он, красавец, позирует, поворачивая головку и искоса поглядывая на нас. Крупный равнинный ящер греется под кустами на солнышке. Увидев нас, забеспокоился, и его синий язык, как пламя, начал вырываться изо рта.

 

Опять въезжаем на полянку с болотцем, где пасутся водные птицы. Цапли и ибисы мирно пасутся рядом. А вдалеке целая стая белоснежных аистов-клювачей. Красно-коричневые древесные уточки перелетают с места на место, кормясь на отмелях. Два павлина вышагивают вдоль берега, бережно неся свои роскошные хвосты и выклевывая что-то под ногами. Возникает ощущение, что попал в «райские кущи», где птицы и звери живут вместе, не боясь друг друга! Опять едем по бесконечному лесу. В глазах рябит от такого количества деревьев. Наконец выезжаем на поляну, где стоят не деревья, а настоящие великаны. Общим корневищем сцеплены вместе сразу 5–7 стволов.

 

 На этой поляне пасется одинокий пятнистый аксис. Покачивая рогами, он внимательно рассматривает нас. Но вот под деревьями видно какое-то движение. Да это же тоже олени — там двигается целая их группа! Пятнистые шкурки аксисов сливаются с пронизанной солнечными зайчиками полянкой. Они пасутся в тени деревьев вместе с белыми ибисами. Картина фантастическая — под сенью огромных столетних великанов-деревьев пасутся вместе с ибисами пятнистые олени.

 

Выезжаем на открытое место. Это саванна посреди леса, с отдельными куртинами и островками деревьев. Тут же невдалеке устроен походный лагерь — навес-беседка, лавочки для туристов, туалеты и т.д. Здесь можно отдохнуть и умыться. За все время поездки по парку людей на машинах встретили всего пару раз.

 

 Вскоре выезжаем наружу, прощаемся, раздаем подарки и уезжаем дальше. Итак, Вилпатту есть огромный, фантастический лес, проехать по которому можно только по дорогам-коридорам. Встречаются полянки и поляны, с болотцами или озерками. Зверей и птиц можно увидеть только здесь и только у воды. Причем только утром. К обеду все эти полянки и озерки пустеют.

 

Национальный парк Бундала

 

 На южных берегах Цейлона есть огромная низменность, где находится удивительная водяная страна. Здесь, среди лагун, болот, озер и бесконечных островов, раскинулся Национальный парк Бундала. Это единственный парк на острове, имеющий статус земель международной важности. Он получил этот статус в 1990 году, когда Шри-Ланка вступила в Международное Рамсарское соглашение о болотно-земельных угодьях и заповедниках. Главной причиной придать этой территории статус заповедника международной категории послужила ее огромная важность как естественной среды обитания водных птиц на островном болотном заповеднике. Ранее, в 1989 году, этот парк был включен в список важнейших азиатских влажно-земельных заповедников. Критериями было то, что местные болота и лагуны служат примером редкого и нехарактерного для этого биогеографического региона типа земель. Нигде на острове или в Индии нет таких обширных болотных пространств, пригодных для жизни пернатых. Здесь присутствует огромное разнообразие редких, находящихся под угрозой исчезновения видов или подвидов растений и животных, а также значительные популяции подобных видов. Все они играют важную роль для поддержания генетического и биологического разнообразия биотопов данного региона и по сути всей Азии, поскольку здесь на перелетах и постоянно обитает более 20 000 водных птиц, 167 видов, причем как местных (эндемических), так и перелетных. Одних розовых фламинго здесь бывает иногда более 2 тысяч. Успешно пережив здесь зиму, все перелетные птицы по весне снимаются с места и отправляются на гнездования в родные края — тундру, тайгу, степи и лесостепи Средней полосы и Севера.

 

В лагунах и на островах живут очень редкие и важные с точки зрения сохранения видов популяции водных птиц — ибисы, цапли, кулики, журавли, адъютанты (марабу), пеликаны, черношейный журавль и пр. Местные лагуны также являются одними из самых важных мест зимовок перелетных птиц в стране и во всем Азиатском регионе.

 

Кроме птиц здесь обитают 48 видов млекопитающих — буйволы, дикие кошки, слоны, обезьяны и т.д., а в лагунах — огромное число рыб и креветок. Рептилии представлены большим числом видов, занесенных в Красную книгу, таких как болотный (индийский), или речной крокодил, различные ящерицы, черепахи. На побережье обитают по меньшей мере три исчезающих вида морских черепах: зеленая, кожистая и один исчезающий вид: большеголовая черепаха (Loggerhead). В парке также обитает эндемическая лягушка (Bufo atukoralei).

 

 Естественную растительность парка можно охарактеризовать как сухие вечнозеленые кустарники, сильно преображенные человеческим вмешательством и домашними животными. Два вида растений: prosopis juliflora и opontia dillenii являются примером измененных таким образом видов. Мангровые леса, бывшие когда-то здесь обычным явлением и покрывавшие сотни миль, уже нельзя встретить в качестве единой экосистемы, кроме нескольких отдельных ризофор (Rhizophhora mucronata).

 

***

 На главный кордон парка Бундала мы приехали рано утром, когда солнце только начало свою утомительную палящую работу. И сразу же поняли, что попали в места необыкновенные. Прямо рядом с грунтовой дорогой в мусоре и опавших листьях копошился …огромный варан, поднимающий голову при появлении редких прохожих и пробующий воздух раздвоенным языком. Он как бы показывал всем, что все это — его собственность и он ее никому не отдаст! Рядом на деревьях рядами сидят серые лангуры хануман и ждут, когда можно будет слезть вниз и тоже обследовать окрестности.

 

За вполне современным кордоном заповедника (явно уровня международного) стоит пункт наблюдения — отлично оборудованная терраса под навесом, откуда открывается шикарная панорама на водные просторы: слева настоящий буш — заросли сухого кустарника, справа — заливы, отмели и острова. Отсюда хорошо видны стаи птиц, живущих на них и перелетающих с места на место. Здесь можно вполне комфортно снимать птиц и прочую живность, не будучи ими узнанным. Устраиваю штатив с оптикой перед барьером, спрятавшись за ним от своих «фотомоделей». Тут же в объектив мне попадают три фазанохвостые яканы, бегающие как посуху по водяным растениям. У них огромные пальцы на лапках, позволяющие распределять вес тельца на возможно большую площадь. Они заглядывают под каждый листик, поднимая его изящным пальчиком, и находят там то улитку, то личинку. Под камышами по колено в воде разгуливают большие белые и серые цапли. Тщательно прицеливаясь, они лихо делают выпад вперед-вниз, и вот уже в клюве у них дрожит и трепыхается рыбка.

 

 Машина доставляет нас на огромные разливы, где песчаные косы чередуются с обширными заливами. Мы ехали по болотистым равнинам, мимо зарослей пальм и тропических джунглей, а вокруг кружились в нескончаемом танце озера и острова, острова и озера. На одном из них разместилась огромная колония филиппинских (или бурых) пеликанов, черпающих рыбу своими клювами-ковшами, рядом с ними отдыхает стая аистов-клювачей, с огромными желтыми клювами. Тут же меряет отмель шагами черношейный журавль, а под кустом притаился огромный крокодил, который убегает от нас бегом, поднявшись на все четыре лапы и волоча хвост по песку. Этот соленоводный крокодил может жить как в соленой, так и в пресной воде. А иногда они уплывают в океан, где их встречают рыбаки в сотнях миль от берега.

 

Огромные стаи пеликанов то прилетают на отдельные лагуны, то улетают. Видимо, они определяют — есть ли там рыба? И если нет, то меняют дислокацию. Они очень интересно садятся на отмель и воду, выставив вперед перепончатые лапы, тормозя огромными крыльями и выделывая ими настоящие пируэты.

 

 На огромных деревьях рядами сидят азиатские змеешейки. Это довольно редкие водные птицы, ныряющие за рыбой в воду и ловящие ее там с помощью острого клюва на длинной шее. В зарослях стоит одинокий марабу, которого здесь называют адъютантом, и выискивает свою добычу — яйца и ослабевших птиц.

 

 Рядом с дорогой, петляющей по лужайкам, окруженным кустарником, важно гуляют двое ярких рыжих петушков. Это самцы джунглевых кур соблазняют своих сереньких курочек, потряхивая роскошными изумрудно-красными хвостами. Здесь же кормится стая лангуров и с ними вместе несколько краснолицых рыжих мартышек (Macaca sinica). Людей они не боятся, но несколько так опасаются и на контакт не идут.

 

На ветках кустарников сидит огромный павлин и умащивает свой роскошный хвост то вправо, то влево. А вокруг него открываются такие фантастические виды, что захватывает дух. Далеко, куда хватает нашего взора, до самого горизонта, раскинулось огромное болото, с островками и водными прогалинами. И везде видно какое-то шевеление — это мириады водных птиц, куликов, якан, цапель и ибисов что-то там выискивают, вылавливают и потребляют. У всех у них где-то спрятаны гнезда с птенцами, которых нужно кормить, и они стараются вовсю, облегчая болота от насекомых, личинок, мелкой рыбы и т.д.

 

Общее впечатление от парка совершенно необыкновенное — такое огромное количество птиц создает иллюзию, что ты побывал в птичьей, водяной стране.

 

  Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 2 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 3

 

 

 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 4

 

 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 5

 

 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 6

 

 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 7

 

 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 8

 

 Экотуризм и заповедные парки Цейлона  - фото 9

 

 

Василий КЛИМОВ.

Категория: Экологический туризм
Опубликовано 05.07.2016 13:24
Просмотров: 1472