Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 1 Весь полуостров Федотовой Косы и Острова Бирючий покоится на древней песчаной косе и очень неоднороден. Основная, возвышенная (материковая или центральная) часть покрыта типчаково-ковыльными степями, а по краям северо-западной части острова, вдоль Утлюкского лимана, тянутся бесконечные мелководные озера, лиманы и лиманчики, составляющие в целом, единый эстуарий.

В центральной части Острова есть искусственно насаженный когда-то лес, который сильно разросся. Сегодня у меня задача – обследовать приморские озера и их обитателей.
Иду по целине - высокой жесткой траве, вдоль цепи мелководных степных озер. Желтые трясогузки, что активно снуют по песку, выпархивают из-под ног, делают круг и опять прячутся в траве. В небе надо мною слышно бесконечное «пи-пи-пи», - это тревожные крики куличков - щеголей и ходулочников. Они носятся кругами надо мною, не умолкая ни на секунду. Видимо, где-то близко их гнезда и они отчаянно беспокоятся, видя во мне хищника. Вот к ним присоединяется еще две птички, окрашенные в черно-белые цвета, с черной головкой. Это пара куликов-сорок. Они кричат уже по своему, но тоже тревожно кружатся надо мною, бесконечно трепеща крылышками.

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 2 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 3

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 4

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 5

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 6

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 7

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 8

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 9

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 10

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 11

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 12

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 13 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 14

Фото: Василий КЛИМОВ

 

 

На далекой отмели пасутся и танцуют несколько шилоклювок. Это крупные длинноногие кулики, белого цвета, с черными шапочками и спинками. У них очень оригинальные клювы, - они тонкие и изогнуты вверх. Шилоклювки вышагивают по отмелям, время от времени протыкая ил под ногами, потом поднимают крылья, немного взлетают и топчатся на месте, не опуская крылышек. Похоже, что это их брачные танцы.

Опять встречаю зуйков. Они подвижны как ртуть, - что-то быстро склевывают с песка и тут же бегут дальше. А когда делают пробежки, то их маленькие ножки сливаются в серую тень. Несмотря на мое присутствие, они успевают обследовать песок, поклевать песчаных блох и бежать дальше! Или вернуться и обследовать что-то, ускользнувшее от их взглядов ранее. Но меня из поля зрения не выпускают ни на миг!

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 15

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 16

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 17

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 18

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 19

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 20

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 21

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 22

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 23

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 24

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 25

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 26

 

Василий КЛИМОВ. Остров Бирючий. Птицы - фото 27

ФОТО: Василий КЛИМОВ

 

В траве мелькают ярко-зеленые ящерицы. Эти мини-динозавры стремятся скрыться в траве, когда же я их снова нахожу, они замирают, становясь как бы частью неживой природы.

Мелководные соленые озерки тянутся бесконечно вдоль морской береговой полосы и везде птицы, птицы, птицы. В шум ветра вплетаются крики чаек, куличков, далекий гогот гусей и лебедей. Раздолье...
В вышине надо мною происходит «смена караула». Вместо куликов-сорок теперь надо мною парят и тоскливо кричат две шилоклювки. То ли они хотят меня отпугнуть, то ли оповестить всех местных обитателей, что появилась опасность?
По скрипящей под ногами ракушке и песку выхожу на берег моря и картина меняется кардинально. Море завораживает своим величием, размахом и мощью. Светло-зеленые участки отмелей переходят в синеющую глубину, а дальше, уже на горизонте, этот бесконечный морской простор смыкается с бирюзовым небом. Все это создает невероятный и величественный Храм Моря. По его грандиозному синему куполу плывут опаловые, легкие как снег, облачка, отражающиеся в воде. Кажется, что это какие-то заоблачные красавицы, Царицы Снегов, смотрятся в воды моря, как в свои зеркала!
Степь и мелководные озерки от моря отделяет береговой ракушечный вал, намытый прибоем за последнюю тысячу лет. Ракушек здесь огромные залежи. Часть из них уже разрушилась и превратилась в белоснежный песок, режущий глаз своей снежной белизной. По всему валу растут то тут, то там приморские солеросы, похожие на лопухи и стебли жесткого, как проволока, колосняка песчаного. Каждое растение, повинуясь силе ветра, чертит своими жесткими как проволока листьями, круги и узоры на белом песке.
Сразу изменилось и местное население. Над морем барражируют и контролируют прибрежную полосу белоснежные чайки хохотуньи. На мелководье пасется пара пеганок, - это красивые разноцветные утки, селящиеся в норах. У них черные головки и ярко-красные клювы. А вдали расположилась на отдых огромная стая лебедей. Издалека они похожи на хлопья морской пены. Вся картина дышит спокойствием и умиротворением... Даже не верится, что где-то есть большие города, трубы заводов и кто-то воюет друг с другом и кого-то там убивают!
Иду по береговому валу вперед, одновременно наблюдая жизнь обитателей озер и морских отмелей. Вот в озерах начали появляться небольшие косы, ставшие островами. И на каждом из них обитают какие-то птицы. Центр одной косы заняла стая пестроносых крачек, а вдоль уреза воды бегают и кормятся кулички. Сами крачки белоснежные, с черными шапочками и издалека смотрятся снежными хлопьями. Но вот, я подхожу ближе и видно, что они просто на отдыхе. Другой островок заняла еще более крупная стая крачек, но вместе с ними там еще пять серых цапель, пара малых белых и несколько куличков. Это камнешарки и тулесы. Серые цапли возвышаются над всеми, как каланчи. Они стоят в воде и одновременно контролируют два горизонта, - всю округу и воду под собой. Вот одна из них делает резкий выпад и в клюве у нее блестит рыбешка. Шея ее при этом работает как пружина: сначала она сжата, но вот резко распрямляется и птица почти ныряет в воду, добираясь до добычи.
Между тем, я дошел уже до стаи белоснежных лебедей и подбираюсь к ним, скрываясь за береговым валом. Подкрадываюсь максимально близко и мне видны все они как на ладони. Лежу на теплом песке, спрятавшись под лопухом и голова кружится от тысяч степных и морских запахов. Это соленый, терпкий запах прибоя, песка, аромат прибрежных и степных растений, нагретых солнцем.
Передо мною, метрах в двадцати, болтается в море стая лебедей шипунов, резко выделяющихся своей белизной на фоне морской синевы. Они все покачиваются на мелкой зыби, повернуты головками к берегу и все заняты делом. Одни чистят оперение, забираясь клювом под крылья и под каждое перышко. Другие, решив размяться, поднимаются над водой и хлопают крыльями, пробуя свои силы и крепость крыльев. После зарядки они красиво изгибают длинные шеи и смотрятся в воду, как в зеркало, как бы красуясь перед всем миром. Третьи общаются друг с другом, тихо переговариваясь. И только некоторые из них спят, спрятав головки под крылья. Вид стаи лебедей навевает такие безмятежные настроения, что хочется забыть обо всем и заснуть здесь же, под лопухами! Подползаю ближе к воде и вижу под берегом стаю серых уток. Они активно пасутся на мелководье. А неутомимые селезни активно преследуют серых самочек, что бы «сделать их счастливыми»!
Послышался свист крыльев и надо мною пролетают парами и тройками другие утки. Следом за ними вдоль берега тянутся две пеганки. А за ними прилетела одинокая крачка и начала выслеживать передо мною рыбок. Она зависает в воздухе, трепеща крылышками, а потом камнем падает в воду, выныривая уже с добычей, отблескивающей серебром!
Прибрежный вал прерывается и дорогу мне преграждает глубокая протока, по которой вода из озер вытекает в море. Теперь понятно, почему здесь держатся лебеди и утки: свежая вода приносит из глубин острова что-то новое и нужное им.
Вхожу в теплую, чуть солоноватую воду и перебираюсь через протоку. Вода такая теплая, прозрачная и ласковая, что не хочется ее покидать. Рассматриваю под водой дно протоки и убеждаюсь, что оно не менее интересно, чем суша наверху: среди зарослей травы и водорослей мелькают стайки рыбок, водяные жуки деловито снуют туда-сюда, а вода бесконечно колышит водоросли и перекатывает песок, слой за слоем. Вот оно, - счастье единения с Природой!
Заставляю себя выбраться из воды. Рассматриваю в оптику берег: змейка прибрежного белоснежного песка, в зеленой окантовке растений, убегает вдаль, прерываясь бесконечными мысами и отмелями. И исчезает на горизонте, смыкаясь с небом.
Ухожу от моря и тут же начинаются зеленые и шуршащие заросли камышей, стоящие стеной выше роста человека. Медленно пробираюсь через них и вот, передо мною очередные озера и отмели-острова. Буквально в трех шагах от меня, на песке отдыхают пеганки, а чуть дальше стая пестроносых крачек и рябенькие тулесы, издали похожие на золотистых ржанок. Все они спят, спрятав головки под крылья и только пара из них сонно смотрит на воду.
Что бы не беспокоить их, тихо испаряюсь. Затем выныриваю в другом месте и снова удача. За линией камышей, на отмели пасется пара куликов-сорок. У них черные спинки, головки и грудь, белый животик и красные длинные клювы. Они шагают на длинных ножках по мелководью и активно втыкают клювы в ил под собою. Вдруг на другом берегу озерца вижу какое-то движение и вот из травы поднимается благородная оленуха! Она вся рыжая, чуть красноватая, под цвет подсохшей травы. Смотрит на меня, не отрываясь, вся настороже и готова вот-вот сбежать. Видимо, она собирается рожать, спрятавшись от всего мира или у нее где-то здесь спрятан малыш, которого она стережет. Тихо ухожу в шуршащие камыши, стоящие стеною, выше моего роста. Долго пробираюсь звериными тропами, пытаясь выбраться из зарослей наружу и вот, опять передо мною равнина и бесконечные озерки. Но здесь меня уже встречают. Над самой головой проносится хищная пустельга, делает круг и опять пролетает рядом. Что-то во мне ее заинтересовало. Тут в игру вмешиваются двое куликов-сорок, которые с криками нападают на нее, пытаясь отогнать пустельгу подальше! Они преследуют ее и все вместе они скрываются в лазурной дали.
Снова выхожу к морю и встречаю на белоснежных отмелях, резко контрастирующих с ярко-синей водой, таких же белоснежных чаек. Это хохотуньи. Рядом с ними важно вышагивает малая белая цапля, а вдоль воды шуршат кулички. Из под голубого небесного купола доносятся далекие голоса крачек и чаек, морская синева зовет окунуться в ее прохладу, ласково овевает ветерок с моря и совсем не хочется куда-то там еще идти!
Тут из под ног выскакивает огромный рыжий заяц и подняв свой хвостик, стрелою летит вдоль берега. Замечаю, где он спрятался, иду следом и еще пару раз поднимаю его с лежек.
Прилетает серая цапля и начинает «нарезать» круги над моей головою. Она пролетает буквально в пяти метрах и видны все ее перышки, трепещащие на ветру. Цапля успевает смотреть вниз, на меня и еще оглядывать горизонт. Что-то ее беспокоит, - видимо неподалеку у нее гнездо.

ВИДЕО

 

Прохожу линию камышей и встречаю качающуюся на камышине черноголовую овсянку. Это такая желтоватая мелкая птичка, - житель прибрежных камышевых и тростниковых зарослей.
А еще здесь обитает камышевка. Она чудесно сверчит (скрипит), бегая вверх и вниз по камышине, перебирая лапками. Если она доверяет вам, то поет, сидя высоко на стебле, - так, что ее хорошо видно. А если нет, то прячется в гуще зелени и только слышен ее недовольный скрипучий голосок.
Каждое новое озерцо, что встречается мне на пути, дарит мне встречу с новыми и новыми обитателями острова, поскольку населено разными птицами. В одном пасутся только малые белые цапли, в другом серые цапли и кулички, в третьем – крачки, вместе с пеганками и куликами-сороками. А здесь хозяйничают шилоклювки. Везде кипит жизнь и соскучится просто невозможно!
На песке, под кустами зелени лежит череп взрослого оленя, с огромными, ветвистыми рогами. Видимо, он погиб когда-то давно (зимой или весной), потому что кожа с черепа уже облезла, а кости побелели. Позвонки и прочие кости растащили лисы, а череп грустно коротает свой век под кустом.
Между тем, наступает вечер. Все живое постепенно затихает и успокаивается, а солнышко склоняется к горизонту, окрашивая все в оранжевое и желтое. Длиннофокусный объектив приближает солнце, растягивая его на всю рамку и на его горящем фоне мимо пролетают темными тенями стаи морских птиц, спешащих куда-то далеко, на свой ночлег, посылая нам свои далекие голоса. Небосвод становится все холоднее, уходят оранжевые тона и остаются только синие. Вот побледневшее уже солнце застыло над постройками Геническа, а потом спряталось за ними, до утра....

Василий Климов
Путешественник и писатель
Корреспондент "ЭкоГрада"

 

Категория: Доброе слово Экология
Опубликовано 26.07.2021 14:40
Просмотров: 142