Вопрос регулирования уровня Байкала разделил на два лагеря и ученых, и чиновников

Вопрос регулирования уровня Байкала разделил на два лагеря и ученых, и чиновников - фото 1Уже почти «продавленное» принятие решения, отвечающего интересам гидроэнергетиков и опасное для Байкала, вдруг забуксовало. Почему это произошло?


   Давний спор по вопросу регулирования уровня озера Байкал резко обострился осенью 2020 года. Предыстория такова: С 2001 года действовало правительственное постановление №234, согласно которому диапазон колебаний равнялся одному метру. От 456 до 457 метров н.у.м. (согласно Тихоокеанской системе высот). Этот режим соблюдался в течении 13 лет, несмотря на недовольство гидроэнергетиков. Экстремальное маловодье, пришедшее на Байкал в 2014-2018 годы, стала поводом для принятия в 2015-2017 годах трех временных постановлений, разрешавших переход уровня за нижнюю отметку 456 метров ТО. Последнее из них, под №1667, закончило свое действие в конце 2020 года. В нем разрешенный диапазон изменений уровня составляет 2,31 м!

   О необходимости продлить это постановление на неопределенно долгий срок (а лучше – навсегда) на протяжении последних лет твердили лоббисты гидроэнергетиков. Один из их «рупоров» - сайт Кислород.Life, специально созданный для популяризации деятельности ГЭС. В 2020 году количество публикаций по проблеме уровня Байкала на нём резко возросло. Пример.

   Маловодный период завершился летом 2018, приток резко возрос. «Многоводье» достигло своего пика осенью 2020 г. Впервые за последние 22 года уровень Байкала превысил (с 13 сентября) критическую отметку (457). Максимальной уровень - 457,12 м отмечен 30 сентября.

Вопрос регулирования уровня Байкала разделил на два лагеря и ученых, и чиновников - фото 2

Иркутская ГЭС, поднявшая уровень Байкала примерно на 1 метр, сделавшее его «придатком» Иркутского водохранилища (затопленного участка долины Ангары).

   Весь сентябрь прибайкальское информационное поле заполняли публикации двух типов. Бурятские СМИ сообщали о подтапливании поселений, дорог на Байкале, об ущербе, наносимом берегам, крупнейшим водно-болотным угодьям. На восточном (входящем в состав Бурятии) берегу Священного Моря эти явления были несравненно масштабнее, чем на обрывистом западном (иркутском). Иркутские СМИ писали в основном о затоплении форелевых ферм и дачных участков, построенных на островах Ангары ниже иркутской ГЭС.

   Несоизмеримость масштабов ущерба (на Байкале и в Иркутске) была очевидна каждому нормальному человеку. Большая группа ученых написали открытое письмо в защиту Байкала. Из 58 подписей в СМИ были открыты лишь первые 10 (все - директоров НИИ). Среди них - директора институтов Географии РАН в Москве и Иркутске. Из «ответной» «кислородовской» статьи видно, что ничего кроме пустой демагогии радетели интересов гидроэнергетиков противопоставить не смогли.

   Нет и объяснения – зачем поднимать верхнюю точку разрешенного диапазона уровня аж до 457,85 м? Ведь ученые в своем письмо указывают, что «уровень воды в Байкале никогда (ни в естественном цикле, ни в зарегулированном) не поднимался до этой отметки». Но зато огромный экологический ущерб проявился минувшей осенью уже на отметке чуть больше 457 метров!
   Как вел себя в критические ситуации осени 2020 года компетентный орган (Енисейское бассейновое водное управление), определяющий режим работы Иркутской ГЭС? Он признал, что «причиной повышения уровня Байкала стал не просто высокий приток, а приток на фоне ограниченных сбросных расходов Иркутской ГЭС в связи с «хаотичной застройкой» нижнего бьефа Иркутского водохранилища. Станция не могла работать в нормальном режиме и сбрасывать объём воды, позволяющий избежать превышения отметки в 457 м.» Но важнее всего заявление, что «главным приоритетом при регулировании Иркутского водохранилища (а стало быть и Байкала) в условиях высокого притока воды стала безопасность населения».

   Если называть вещи своими словами, то необходимость сохранения «хаотичной (и фактически – незаконной) застройки» в нижнем бьефе была сочтена более весомой, чем необходимость сохранения береговой линии Байкала, его огромных (имеющих огромную экологическую и биологическую ценность) водно-болотных угодий, а также строений и дорожной инфраструктуры (включая РЖД) восточного берега.
   Но хотя бы упомянули о проблеме: «В связи с этим надо обратить особое внимание на застроенную территорию нижнего бьефа Иркутской ГЭС: решить, что делать с постройками, – рассказал начальник управления ресурсов вод и регулирования водохозяйственной деятельности Росводресурсов Дмитрий Савостицкий

Вопрос регулирования уровня Байкала разделил на два лагеря и ученых, и чиновников - фото 3

Форелевая ферма на о. Телячий (р. Ангара, Иркутск). Пример «хаотичной застройки» там, где ее нельзя было разрешать.

  В октябре-декабре споры продолжались. Научный совет Сибирского отделения РАН по проблемам озера Байкал не смог выработать общую позициюДля определения научно обоснованного допустимого диапазона регулирования уровня озера Байкал с учетом современных экологических, социально-экономических и водохозяйственных требований, Научный совет признал необходимым выполнение комплексных научных исследований, сопровождающихся мониторинговыми работами... с их последующим обсуждением с заинтересованными федеральными и региональными ведомствами и общественными организациями».
   Четко и ясно  высказался журналист: «Научного обоснования этим цифрам нет, у них есть лишь бенефициары. Помимо бизнеса, это коммунальное хозяйство в нижнем бьефе Иркутской ГЭС и весь береговой ангарский самострой. Его теперь спасают законно — когда большая вода. А когда маленькая — спасают от оголения водозабор ТЭЦ-10 на Ангаре.» 

   Проект постановления, закрепляющего навечно широкий диапазон колебаний, набрало в ходе публичного обсуждения на правительственном портале 1147 голосов против и 4 - за. К проекту высказано более 200 замечаний от сотни респондентов. Все они отвергнуты.
    Тем не менее, бенефициары и чиновники убедись в остроте и масштабах противостояния с общественностью и с учеными.
   Однако самым значимым фактором стало резкое недовольство со стороны руководства Бурятии. Минприроды России получил от главы Бурятии отрицательное заключение по представленному проекту. На совещании под председательством министра природных ресурсов и экологии России Александра Козлова (22 января 2021 года) глава Бурятии Алексей Цыденов привел уже озвученные ранее доводы о масштабах экологического ущерба Байкалу.

   Очень жаль, что присутствовавший губернатор Иркутской области не пообещал решительно и принципиально разобраться с «хаотической застройкой» нижнего бьефа Иркутской ГЭС. Т.е. с проблемой, мешающей приблизить регулирование уровня Байкала к естественному ходу его колебаний.
   «По итогам совещания Министр природных ресурсов и экологии РФ принял решение о том, что необходимо провести комплексную оценку экологических последствиях для озера Байкал, а лишь затем принимать решения об изменения уровня допустимых колебаний уровня озера Байкал.» Что в общем повторяет упомянутую выше резолюцию Сибирского отделения РАН.
    Таким образом, в 2021 году будет действовать прежнее постановление, с диапазоном в 1 метр. Комплексная оценка вряд ли появится раньше, чем к концу года.
    «Ничья, но в нашу пользу» — так прокомментировал это решение министра Евгений Симонов, международный координатор коалиции «Реки без границ». И он безусловно прав.
    Теперь очень многое зависит от принципиальности и непредвзятости ученых, выполняющих оценку экологических последствий. Среди прочего, они должны изучить последствия осеннего (т.е. в период сильнейших штормов) подъема уровня, нанесенный им ущерб особо ранимым (и при этом экологически ценные) участкам Байкала.

Виталий Рябцев

Категория: Эко диспут
Опубликовано 30.01.2021 09:31
Просмотров: 13103