Красноярск замер в ожидании лесных пожаров и оргрешений по ним...

Красноярск замер в ожидании лесных пожаров и оргрешений по ним...  - фото 1В Красноярском крае спрогнозировано наступление сухой жаркой погоды.  предстоят жаркие выходные: температура воздуха в воскресенье составит 29 градусов. Ветер умеренный, местами до сильного. Сохраняется высокая пожарная опасность. Пожарные региона проявляют чудеса героизма, однако, как сообщают эксперты с мест, ощущается серьезная нехватка техники, людей, эффективной инфраструктуры

Как уже сообщал «ЭкоГрад», со ссылкой на сообщения от народных корреспондентов, 12.05.2022 пламя лесного пожара приблизилось к деревне Сизая, что находится неподалеку от Майнской ГЭС.

 

В региональном главке МЧС журналистам сообщили: «Информацию о том, что пламя перешло на деревню Сизая, спешу опровергнуть. Лес горел рядом, и населенный пункт не пострадал. Сейчас там голубое небо, даже дымки нет».

В ведомстве также заверили, что на сегодня угрозы населенным пунктам нет. Пожары локализованы.

 

Наверное повезло. Впрочем, ситуацию с лесными пожарами в регионе не всегда удается свести к ничьей.

 

Как сообщает собственный корреспондент из Красноярска, количество пострадавших пока не определено окончательно.   

 

Середина мая в Красноярске и окрестностях оказалась в этом году необычно теплой. Наступила по-настоящему летняя погода: в субботу, днем ожидается 26 градусов тепла.
В ночь на воскресенье ожидается плюс 10°, днем 15 мая – плюс 29°.
В ночь на понедельник синоптики Красноярского гидрометцентра обещают +12°. Теплой будет и вся предстоящая рабочая неделя: с температурами за 20.
Дождей не предвидится.

 

По официальным данным за прошедшие сутки площадь лесных пожаров в России на уменьшилась с 25,5 тыс. га до 14,4 тыс. га. Об этом сообщает пресс-служба федеральной Авиалесоохраны. За это время было ликвидировано 162 пожара на площади 22,3 тыс. га.

 

По данным на утро четверга, на территории РФ действовало 107 лесных пожаров на площади 25 526 га: «За прошедшие сутки 12 мая 2022 г. в России ликвидировано 162 лесных пожара на площади 22 334 га. На 00:00 мск 13 мая 2022 г. на территории Российской Федерации действовало 104 лесных пожара на площади 14 425 га, по которым проводились работы по активному тушению».

 

Интенсивнее всего горят леса в Курганской области (2 441 га), Красноярском крае (2 171 га), Иркутской (2 075 га) и Свердловской (1 774 га) областях, а также в Хабаровском крае (1 368 га). Пожары менее чем на 1 тыс. га действуют в Приморском, Забайкальском и Алтайском краях, Тюменской, Томской, Омской, Новосибирской, Амурской и Еврейской автономной областях, а также в республиках Тыва, Алтай, Хакасия, Саха (Якутия) и Бурятия. Продолжают гореть леса в заповеднике «Убсунурская котловина» в Туве на площади 1 830 га.

 

На сайте kremlin.ru сообщается, что Президент РФ Владимир Путин в режиме видеоконференции провёл совещание по вопросам борьбы с пожарами в ряде субъектов Российской Федерации.

 

Красноярск замер в ожидании лесных пожаров и оргрешений по ним...  - фото 2Владимир Путин: Сейчас ряд регионов борется с пожарами, возникшими в населённых пунктах, причём значительный материальный ущерб уже очевиден. К сожалению, есть жертвы среди граждан.

 Речь идёт как о лесных, так и о ландшафтных и техногенных пожарах. Но вне зависимости от их происхождения, от происхождения этих пожаров, все они прямо угрожают жизни и здоровью людей, наносят ощутимый, зачастую невосполнимый вред природе и животному миру, в целом негативно влияют на экономику и социальную сферу.

Я прошу, коллеги, сегодня руководителя МЧС – с него начнём доклады – доложить о текущей обстановке, а губернаторов Красноярского края, Кемеровской области, Омской области, Курганской области рассказать, что сейчас происходит в их регионах. С некоторыми коллегами мы уже обсуждали этот вопрос, и я считаю необходимым собраться в более широком кругу. Попросил бы вас сформулировать вопрос о том, какая помощь нужна дополнительная от федерации, а вас доложить, какая помощь оказывается гражданам.

Обращу особое внимание: нельзя допустить повторения ситуации прошлого года, когда лесные пожары стали самыми продолжительными и интенсивными за несколько последних лет. Нужно в корне менять ситуацию там, где это, конечно, необходимо. Я скажу чуть позже, какие решения были приняты в предыдущее время, но, если мы видим, что что-то не работает или работает не так, как нужно, нужно ситуацию менять: бороться с пожарами более эффективно, системно, последовательно, повысить качество и уровень всех видов профилактики.

Уже говорил о том значительном ущербе, который огонь наносит нашим гражданам, экономике, социальной сфере, животному миру, но есть ещё один принципиальный момент. Уже отмечал, что лес – это экологический щит – собственно, что я отмечал, все это и так прекрасно понимают, – это экологический щит нашей страны и всей планеты, именно он играет ключевую роль в поглощении глобальных выбросов парниковых газов, а значит, масштабные пожары подрывают наши усилия по сохранению климата. Это принципиальный вопрос для всего мира, для нашей страны.

Хочу подчеркнуть: все необходимые решения для эффективной борьбы с лесными пожарами, я только что об этом сказал, в предыдущее время на федеральном уровне приняты. Так, в законодательстве детально прописаны полномочия, обязанности и ответственность как органов власти, так и арендаторов лесных угодий по борьбе с пожарами и по воспроизводству лесного фонда.

Кроме того, в законодательстве урегулированы и вопросы так называемых ландшафтных пожаров – это, напомню, пожары на открытых территориях: полях, лугах, степных зонах, – которые нередко распространяются затем и на лесные участки. С 1 января текущего года тушить такие пожары должны региональные и муниципальные власти. Как вы и просили, средства на это выделяются.

В рамках нацпроекта «Экология» в регионах проводится обновление специализированной противопожарной техники и оборудования. Основной вопрос, о котором постоянно говорили в последнее время представители субъектов Федерации, – недостаток средств на тушение лесных пожаров. Я исхожу из того, что этот вопрос тоже снят.

В этой связи отмечу важное решение, принятое по итогам ХХ съезда партии «Единая Россия». Имею в виду поручение Правительству ежегодно выделять регионам дополнительно не менее восьми миллиардов рублей на охрану лесов от пожаров. Эти средства были просчитаны и согласованы с субъектами Федерации и в полном объёме заложены в федеральном бюджете на этот год и на плановый период 2023–2024 годов.

Таким образом, сейчас у региональных властей есть все необходимые полномочия, техника, финансовые ресурсы, чтобы предотвращать лесные пожары. Ясно, что это вопрос сложный, стихия, она и есть стихия, но я бы хотел сегодня услышать: средства-то выделены – вы их используете? И что мешает сегодня своевременно реагировать на возникновение очагов пожаров?

Хотел бы ещё раз подчеркнуть: все предложения субъектов Федерации были поддержаны, средства выделены, то есть со стороны федерального центра – я исхожу из этого, если это не так, скажите мне сегодня об этом – все условия созданы, чтобы кратно сократить площади возгораний, обеспечить их быстрое и эффективное тушение. Это ответственность субъектов.

Повторю, именно главы регионов обязаны обеспечить тушение пожаров. Если же ситуация начинает выходить из-под контроля, ни в коем случае нельзя замалчивать эти проблемы – мы для этого сегодня коллегию и собрали, чтобы ещё раз об этом открыто поговорить, – напротив, нужно максимально оперативно запрашивать помощь.

Также обращаю внимание руководства федеральных органов власти, прежде всего МЧС: должна быть отлажена адекватная система реагирования на лесные пожары, а привлечение дополнительных средств, техники, сил не строиться только на формальных признаках. Если угроза разрастания пожара реальная, помощь должна поступать – региону, имею в виду, муниципалитету – немедленно, а не по каким-то условным нормативам. Нужно оценивать реальную угрозу, потенциальные риски и действовать, разворачивать силы, средства там, где они действительно нужнее всего, и, подчеркну, вне зависимости от ведомственной принадлежности территории или категории земель.

В ходе сегодняшнего совещания хотел бы услышать от глав Якутии, Забайкалья, Иркутской области, где в прошлом году были самые масштабные пожары, обстоятельные доклады о том, как были реализованы принятые решения, на что направлены выделенные средства и как это сказалось на готовности территорий к наступившему пожароопасному сезону. Хотел бы также услышать, на сколько, по вашему мнению, можно будет сократить количество пожаров в этом году, в дальнейшем – с учётом предоставленных сил и средств.

И конечно, прошу Министра природных ресурсов и экологии прокомментировать доклады глав субъектов Федерации и рассказать о системных мерах по кардинальному изменению ситуации.

 

Красноярск замер в ожидании лесных пожаров и оргрешений по ним...  - фото 3Глава МПР Александр Козлов разместил копию своего доклада Президенту на своей страничке в Сети:

 

Мой доклад Владимиру Путину о ситуации с лесными пожарами в России на 10 мая.

 

Доклад разбит на абзацы, если коротко то основной причиной масштабного появления пожаров Министр считает систематические дефицит средств и комплексную недоработку регионов по вопросу:

 

Текущий статус.


Оперативность тушения лесных пожаров в первые сутки составляет 90 процентов.
Фиксируем, что площадь, пройденная огнём в лесах, в полтора раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года. На сегодняшнее утро (10 мая) – это 270 000 гектаров; против 400 000 за аналогичны1 период прошлого года.  И это не смотря на то, что у нас в этом году, в среднем на месяц раньше, разгорелись Дальний Восток, Урал и Сибирь. Например, первые пожары в Тындинском районе Амурской области уже зафиксировали в марте, обычно же это происходит в мае.
Весенние лесные пожары – это всегда вина человека. Огонь переходит с прилегающих земель, где выжигают сухую траву, разводят костры. С 1 января этим пожарам законодательно дано определение – ландшафтные; и закреплено, что тушить их обязаны региональные и муниципальные власти, привлекая все местные силы и средства, утверждённые специальным планом.

 

Прогноз.


По югу Новосибирской, Омской, Томской, Кемеровской, Иркутской областям, Красноярскому и Забайкальскому краю, Алтаю, Тыве, Хакасии, Забайкалье, на Урале и Поволжье до конца мая погода будет соответствовать высокой чрезвычайной опасности.
Без осадков на Алтае, в Омской, Курганской и Иркутской областях, ветер от 10 до 17 метров в секунду. 
На июнь – в зоне риска – традиционно Якутия и север Красноярского края.

Готовность регионов.
В этом году на борьбу с лесными пожарами выделено 14,2 миллиарда рублей из федерального бюджета. Это на 8,2 миллиарда больше, чем в прошлые годы. Все деньги доведены до регионов в декабре 2021 года.
При распределении дополнительных денег мы особо учли традиционно горимые регионы: Якутия, Красноярский край, Забайкалье, Бурятия, Иркутская область.
• Бурятии увеличили финансирование в 2 раза (761  млн. руб.)
• Забайкалью в 2,2 раза (1 млрд. руб.).
• Красноярскому краю в 3,8 раз (1,1 млрд. руб.).
• Иркутской области в 5 раз (799 млн. руб.).
• Якутии в 5,6 раз (1,6 млрд. руб.). Больше других. Потому что Республика самый «горимый» регион страны. 80 процентов пожаров прошлого года пришлись именно на Якутию.

В целом по стране: что было, и как стало.
● Было 30 тысяч часов авиапатрулирования. Стало – 52 тысячи.
● Был один миллион километров наземного патрулирования. Стал – 1 250 ооо километров.
● Было 4100 парашютистов-десантников в регионах. Стало 5094. Ещё 277 человек в 10 регионах нужно «донабрать».
Всего же, общая группировка лесных пожарных всех уровней (федералы и регионалы), в этом году превышает 27 тысяч человек.

Заложены в этом году деньги на авиацию, доставку сил и средств. Причём все федеральные деньги на пожары «окрашены». И если регион в этом году не будет гореть, то средства можно перераспределить на другие мероприятия по охране лесов. Например, капитальный ремонт техники. 
Новую технику в регионы мы поставляем за счёт национального проекта «Экология». За три предыдущих года субъекты получили порядка 6 тысяч специализированной техники, 36 тысяч единиц оборудования. В этом году будет ещё 500 пожарных машин, бульдозеров и тракторов.
Создан межрегиональный центр «Север». 2 вертолёта уже готовы к боевым дежурствам. Ещё 3 новых Ми-8 из Казани поступят до июня, и один в сентябре. Это наши первые вертолёты для федеральной Авиалесоохраны за 15 лет! Набраны дополнительно 150 парашютистов-десантников федерального резерва. Для нас это существенная цифра, так как у нас до этого на всю страну было всего 580 таких специалистов. «Север» базируется в аэропорту Черемшанка Красноярского края. По логистике – это самое удобное место, чтобы оперативно реагировать на лесные пожары в труднодоступных регионах Сибири и Дальнего Востока. 

 

Изменения в законы, которые позволят снизить площадь лесных пожаров


Тушить огонь в лесах нужно быстрее. И бросать на это все силы. Для этого надо упростить механизм введения чрезвычайной ситуации. 
На муниципальном уровне. Не ждать, чтобы крупный пожар действовал более трёх суток (как сейчас), а дать району возможность вводить ЧС сразу же, как только возгорание разрослось до 25 гектаров в наземной зоне, или 200 гектаров в авиационной.
ЧС регионального значения в лесах вводить, когда на тушении пожаров задействовано больше 70 % сил и средств субъекта.
По межрегиональному и федеральному уровню ЧС, с учётом итогов прошлого года, мы предлагаем снять административные барьеры, которые мешали сделать это быстро. Например, в прошлом году мы просто не имели право использовать федеральные силы в горящей Якутии, пока соседняя Иркутская область не разгорелась до регионального режима ЧС.  Дело в том, что по закону для федеральной помощи нужен хотя бы межрегиональный режим ЧС. На момент его введения, 13 августа 2021 года огнём было пройдено уже 6 миллионов 618 тысяч гектаров якутской территории.
Кроме того, у нас в стране 49 миллионов гектаров земель, которые носят федеральный статус особо охраняемых природных территорий. Если на ООПТ возникает лесной пожар, то с ним борются госинспектора, для которых это не профильная работа. Сейчас в ООПТ практически нереально ввести региональную чрезвычайную ситуацию, чтобы привлечь силы МЧС! Например, в прошлом году пожар в Мордовском заповеднике горел три недели, а соответствующий уровень реагирования был введён только когда огонь подошёл к Сарову. Поэтому мы предлагаем, если лесной пожар на особо охраняемой природной территории не удалось ликвидировать за три дня, то вводить ЧС регионального уровня. Если более пяти дней, то межрегиональный. А более 7 дней – федеральный.

 

Ответственность

 

Наша общая  цель – кардинально уменьшить число лесных пожаров. Но без чёткого KPI для губернаторов и ясных требований, ответственность не наступит. Мы предлагаем установить целевой показатель сокращения лесных пожаров – не менее чем в два раза по всей стране к 2030 году. Не скрывать, не затирать статистику, а реально стремиться к тому, чтобы наши леса не горели

 

 

Красноярск замер в ожидании лесных пожаров и оргрешений по ним...  - фото 4Специально для «ЭкоГрада» прозвучал системный комментарий ситуации от Председателя Общественного совета Рослесхоза Владимира Морозова: «Министр Александр Козлов озвучил необходимость продлить действие федерального проекта «Сохранение лесов» Нацпроекта «Экология» до 2030 года. И основной причиной названа необходимость и дальше за счёт средств Нацпроекта «Экология» обновлять противопожарную технику и увеличивать её количество в регионах.

Ну красота! Министерство управляет лесами... на уровне лесного ларька. Используем теодолит для забивания гвоздей, как-то так.

Есть же отраслевой бюджет, где должны быть заложены основополагающие расходы для эффективной работы. Профилактика и тушение лесных пожаров должна быть по определению одной из основных статей. Хотя бы просто потому, что экономические (включая экологию – авт.) потери ВСЕГДА несоизмеримо больше. Но Минфин (при непротивлении Минприроды и Рослесхоза – авт.) из года в год на этом экономит. И тут Президент в 2018 году со своей малопонятной современным чиновникам идеей национального развития и национальными проектами.

Ну и хорошо, слово «развивать» мы не понимаем по определению, давайте заложим туда, в этот Нацпроект, чуток на покупку техники для борьбы с пожарами. Нужно же? Нужно. Вуаля, национальное развитие в лесах началось! Правда при этом самих лесов из года в год погибает от огня всё больше, что явно не улучшает качество окружающей среды (по полгода четверть страны в дыму – авт.), да и никак не улучшает ситуацию с изменением климата.

А за счёт бюджета Нацпроекта «Экология» можно было среди прочего изучать влияние лесов на климат, особенно старых малонарушенных (диких лесов – авт.).

Любопытно, министр Козлов пытался разобраться, заглядывал в целевые показатели вышеупомянутого ФП «Сохранение лесов» Нацпроекта «Экология», или всё со слов... типа, как в известном анекдоте, Рабинович напел?

Там всего 2 аспекта: лесовосстановление и лесные пожары. И оба целевых показателя про ДЕНЬГИ, а не про СОХРАНЕНИЕ ЛЕСОВ.

В случае лесовосстановления надо воткнуть в землю максимальное количество саженцев, чтобы была видимость компенсации 1 Га вырубленный против 1 Га посаженного. При этом требования вырастить деревья нет, надо ОСВОИТЬ БЮДЖЕТ. Купить дорогущие саженцы, желательно самые дорогие с закрытой корневой системой, воткнуть их и отчитаться. А дальше, хоть трава (деревья в нашем случае – авт.) не расти. Они и не растут без ухода. По данным РАН, погибает более 70%. Зато в отчётах 100-процентное выполнение. Идём чётко по графику! По факту, по данным той же РАН, ежегодно минусуем из актива 1.3 млн га лесов.

По пожарам похожая история. В целевом показателе речь идёт о сокращении денежного ущерба от лесных пожаров. Опять про ДЕНЬГИ. Задача решается просто, не выходя из кабинета. Нужно перестать обращаться в прокуратуру по факту этих самых пожаров, ну или значительно сократить такие обращения, так как методика определяет большие штрафы, если это человеческий фактор, и небольшие, если это естественный природный пожар. Разница в разы. Тут же чиновники начали трубить, что цифра 95% человеческого фактора явно завышена, на самом деле... 70. Ну и конечно методику, что считать лесным пожаром (только Гослесфонд – авт.), надо правильно использовать.

Профессиональное сообщество уже «обписалось во все возможные инстанции», что целевой показатель надо поменять, использовать натуральные показатели: сократить площадь лесов, пройденную огнём. Тишина...

Ну вот теперь об этом сказал и Президент. Услышат и поменяют? Не факт. Хотя шансы повысились.

Ну и повторюсь, без централизации полномочий, сил, средств и ответственности в одних федеральных руках, без возврата институту лесничества статуса базового (ключевого – авт.) уровня управления лесами, со значительным увеличением количества лесников и их должным оснащением, результаты по достижению СОХРАНЕНИЯ ЛЕСОВ будут далеки от положительных».

Антон Хлынов 

Категория: Эко диспут
Опубликовано 13.05.2022 07:41
Просмотров: 2803