Для Академии наук интересы бизнеса важнее чистоты Байкала?

 Для Академии наук интересы бизнеса важнее чистоты Байкала?  - фото 4Телеграмм-канал «Зеленый» змий опубликовал «предложения вице-президента Российской академии наук Валентина Пармона Правительственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал».

   Под таким заголовком размещены 3 текста, каждый из которых начинается строками «подготовлено на основе материалов Научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал и исследований института СО РАН (Лимнологического, Географии, СИФИБРа). «Сопроводиловки» с подписями и датой нет, но «змий» еще не попадался на фальсификациях документов, а сами тексты производят впечатление аутентичных.  И это очень печально, т.к.  ряд предлагаемых решений экологических проблем наверняка будет иметь масштабный антиэкологический эффект.   

   Первый текст касается мероприятий по сокращению сброса неочищенных сточных вод. Краткий анализ проблемы не вызывает претензий, чего не скажешь о следующих за ним предложениях.  Третье из них - о необходимости альтернативного варианта «канализования и очистки стоков Южного Байкала …в поселениях и туристических объектах» и «их направление коллектором за пределы водосборного бассейна озера Байкал». 
Для Академии наук интересы бизнеса важнее чистоты Байкала?  - фото 5
 
Юго-западная оконечность Байкала, а хребет Хамар-Дабан.
   Под «за пределы» подразумевается река Быстрая, приток Иркута. Т.е. реанимируется проект, который пытались реализовать в 1980-х годах. Правда, тогда предлагалось сливать в горную реку не бытовые, а промышленные сточные воды – с БЦБК. Успели прорубить сколько-то км просеки на склонах хребта Хамар-Дабан, но испугались (и прекратили работы) мощного общественного протеста. Первого массового экологического протеста в СССР. Люди тогда возмущались не только тем, что проект не решит проблем с БЦБК (в частности – с его воздушными выбросами), но и загубит Быструю и Иркут, впадающий в Ангару в центре Иркутска. Ниже по течению, в каких-то 40 км, находится Братское водохранилище (часто называемое водогноилищем).
    В обосновании нового проекта непременно будет говориться о безвредности прошедших очистку стоков для рек. Но, учитывая наши реалии, можно предсказать неминуемость аварий на очистных, мощные аварийные сбросы. Впрочем, даже и очищенные сточные воды погубят все живое в чистой горной реке Быстрая, уничтожат рыбные запасы Иркута, сделают эту популярную среди иркутян реку непригодной даже для купания. Вероятно, предполагается, что в нынешних условиях иркутяне протестовать уже не будут (теперь некому, да и не до того).
   Идея «южнобайкальского коллектора» уже озвучивалась иркутскими учеными. Но в этот раз впервые предлагается еще один коллектор – «с острова Ольхон... за пределы Центральной Экологической Зоны (ЦЭЗ) байкальской природной территории». Надо полагать, в него планируют собирать сточные воды не только с Ольхона, но и с материкового побережья южной части Малого Моря, т.к. турбаз и гостиниц там в несколько раз больше, чем на острове. Куда именно собираются сливать? В один из притоков Верхней Лены! В якутских СМИ уже обвиняли Иркутскую область в варварском отношении к Лене. Её неоднократное резкое обмеление в последние годы связывают с массовыми рубками в верхней части бассейна – в нашем регионе. Добавьте еще один реальный повод для негодования Якутии! «Байкальское природопользование» напоминает дачника, который ради чистоты собственного участка перебрасывает свое дерьмо через забор к соседям.
Для Академии наук интересы бизнеса важнее чистоты Байкала?  - фото 6
Пролив Малое Море, Приморский хребет.
   Здесь трасса коллектора будет значительно протяженней, чем на юге Байкала. Интересная тема – «цена вопроса». Строительство этих двух коллекторов, каждый в десятки километров, по труднодоступной местности (через горные хребты Хамар-Дабан и Приморский), плюс строительство гигантских систем канализации (на Южном Байкал и на Малом Море), обойдутся, полагаю, в несколько сотен миллиардов рублей. Их поддержание в рабочем состоянии и эксплуатация будут стоить миллиарды (ежегодно). Подозреваю, что все налоговые поступления от байкальского туризма не покроют даже расходов по эксплуатации этих огромных объектов.
   Следующий документ посвящен развитию туризма «с учетом обеспечения предотвращения негативного воздействия на окружающую среду». Среди предложений на первом месте стоит «разработка и утверждение требований рекреационной емкости территорий,... требований к предельному числу туристов и отдыхающих». Разработать таковые и утвердить несложно. А дальше что? Количество туристов и отдыхающих на Байкале учитывается только на ООПТ, только сотрудниками этих учреждений. Известно ли СО РАН как происходит этот учет? Его оригинальность состоит в том, что в официальные цифры попадает лишь те, кто оформил разрешение на посещение. В Прибайкальском национальном парке, через который проходят самый мощный байкальский турпоток, таковые разрешения имеют менее 10% туристов и отдыхающих. Однако все 100% справляют естественные нужды, вытаптывают уникальные степи и дюны!
   Руководство ООПТ запредельно свободно манипулирует цифрами турпотока, занижая его раз в 10. Появление «утвержденных требований рекреационной емкости территорий» ничего не изменит. Рекреационная нагрузка останется запредельной, губительной для природы, зато официальные цифры будут выглядеть вполне безопасно. Кстати, уже сейчас Прибайкальский национальный парк, по-видимому, не включает в "официальный турпоток" тех, кто должен получать разрешения бесплатно. Речь идет о весьма многочисленных категориях граждан, в частности – о пенсионерах. Про свою попытку получить электронное разрешение на посещение Ольхона бесплатно (как и положено пенсионеру), я уже писал
   Третий документ связан с проблемой гибели темнохвойных лесов хребта Хамар-Дабан от бактериальной водянки и инвазивного вредителя – уссурийского топографа. Проблема очень серьезна. Но её решение посредством «нормативно-правого регулирования» грозит ещё большей бедой. Предлагается «обеспечить обоснование и подготовку правовых норм, в том числе механизма (регламента) принятия оперативных мер в лесах ЦЭЗ в экстренных случаях, таких как ликвидация захламленности после масштабных пожаров, недопущения вспышек массового размножения вредителей, снижения пожароопасности в древостоях, погибших от болезней леса». Формулировки осторожны, термин «сплошные санитарные рубки» не употребляется, подчеркивается необходимость проведения экспертизы в каждом случае.
   Но отечественному бизнесу (включая лесной) достаточно лишь приоткрыть в законодательстве щель, и он «откроет дверь пинком». Что сейчас и происходит. Несколько российских сенаторов и депутатов внесли в Госдуму законопроект (№ 161119-8), снимающий запрет на сплошные санитарные рубки в ЦЭЗ Байкала. В качестве обоснования использованы именно исследования ученых СИФИБРа, та же информация, что приведена в анализируемом мною документе. Ученые сказали «а», бизнес продолжил и сказал «б».
Гринпис разместил в сети петицию против данной инициативы. В ней объясняется абсолютная недопустимость таких рубок на хребте Хамар-Дабан.
  Добавлю от себя, что обращенные к Байкалу склоны этого хребта являются самым влажным местом в Прибайкалье – 1300 мм осадков в год. Угроза катастрофической эрозии склонов здесь реальнее, чем где-либо. Зато пожароопасность лесов – минимальна. Да, бывают аномально сухие годы, например, 2015 и 2016, когда пожары случаются и здесь. Но велика вероятность, что погибший древостой успеет сгнить до следующего аномально сухого периода. Зато катастрофическая эрозия склонов гарантирована (на все 100%), стоит лишь начать рубить и вывозить лес.
  Кому, как ни ученым, принципиально высказываться в защиту нашего Священного Моря? Разве это не главная цель Научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал? Но рассмотренные выше предложения свидетельствуют, что природопользование возобладало над природоохраной. Что интересы бизнеса для СО РАН важнее сохранения чистоты Байкала.
   Первые два документа работают на турбизнес. В противном случае следовало бы подчеркнуть, что сейчас именно туризм является для Байкала главным негативным антропогенным фактором. В том числе главным (а не одним из основных) источником его загрязнения. И по этой причине рост турпотока недопустим. Но предложения СО РАН сводятся именно к обоснованию возможности и допустимости многомиллионного туристического потока. Два коллектора сточных вод (с Южного Байкала и с малого Моря) послужат индульгенцией для дальнейшего массового строительства турбаз и гостиниц. Даже если появление этих коллекторов лишь предполагается в неопределенной временной перспективе.
Ну а «требования рекреационной емкости» - лишь дымовая завеса, прикрывающая губительное «туристическое освоение Байкала». Для чего Байкал приносится в жертву туризму? Ради каких-то высших интересов? Нет, лишь ради выгоды небольшой группы – владельцев крупных турбаз и гостиниц, неразрывно связанных с байкальским туризмом земельных спекулянтов, застройщиков, а также их чиновной и силовой «крыши», юридической и журналистской обслуги. Налоговые же поступления от туризма смехотворны и не идут в сравнение с ущербом чистоте Колодца Планеты.
   Еще один довод – люди нуждаются в отдыхе на природе. Но реальность такова, что сейчас для большинства россиян на первое место выходят вопросы выживания, а не туризма. Такая ситуация сохранится надолго. Зато в ближайшем будущем ожидается восстановление потока китайских туристов в Россию. Отдадим Байкал «на поток и разграбление» китайским туристам и китайскому турбизнесу? Как-то это, мягко говоря, непатриотично.
   Ну а третий документ СО РАН отвечает интересам лесного бизнеса. Который уже нанес огромный экологический ущерб Иркутской области (вероятино  также и  Якутии), а  вывозит больгшую часть  древесины опять-таки в Китай.

  Виталий Рябцев

 
Категория: Эко диспут
Опубликовано 07.09.2022 15:22
Просмотров: 858