Стратегия или дань моде?

Стратегия или дань моде? - фото 1Насколько перспективно развитие российской электроэнергетики на основе возобновляемых источников энергии? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Мнения специалистов порой разнятся кардинально. Трудно понять: действительно ли это энергоресурс будущего, или же в связи с ростом негативных антропогенных воздействий на окружающую среду и ухудшением экологической обстановки проблемами развития ВИЭ нужно заниматься уже сегодня? Представленные экспертные оценки перспектив ВИЭ в нашей стране – лишь небольшой срез полемики о судьбе возобновляемой энергетики, которая развернулась в мире.
 

 



Виктор ЕЛИСТРАТОВ,
заведующий кафедрой возобновляемых источников энергии и гидроэнергетики Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, профессор, заслуженный энергетик РФ:
– Многие люди, в том числе и отвечающие за развитие энергетики в нашей стране, считают, что в России, где под ногами столько богатств – нефти и газа, заниматься внедрением возобновляемых источников энергии (ВИЭ) невыгодно и не нужно. Считаю, это недальновидная и неправильная позиция. Свидетельством тому может служить зарубежный опыт, когда многие траны, развитые и развивающиеся, богатые природными ресурсами органических топлив, активно внедряют технологии возобновляемой энергетики и занимают лидирующие позиции в этом секторе.
Нельзя также забывать и о том, в каком виде мы оставим нашу планету будущим поколениям. Как известно, добыча, транспортировка и использование органических видов топлива наносят ощутимый вред окружающей среде, являются в числе прочего причинами глобального изменения климата, катализаторами техногенных аварий и катастроф. Наглядным примером этому стала техногенная катастрофа на добывающей платформе BP в Мексиканском заливе.
Поэтому наиболее ответственные государства и транснациональные энергетические корпорации должны думать о снижении пресса антропогенного воздействия на природную среду, заниматься совершенствованием технологий, связанных с использованием углеводородов, внедрением экологически чистых методик производства энергии, в том числе с задействованием возобновляемых источников. Всем этим нужно заниматься комплексно и системно, добиваясь гармоничного использования энергоресурсов. Доля возобновляемой энергетики сейчас стремительно увеличивается во всем мире, однако, как показывает опыт органической или атомной энергетики, должно пройти 20–30 лет, прежде чем в энергетическом балансе новые технологии превысят 10%. Тем не менее внедрение ВИЭ – это неизбежный путь развития энергетики, и чем раньше это будет осознано, тем большие дивиденды мы получим в будущем. Возобновляемая энергетика – наиболее емкая область для применения инноваций, нестандартных технологических методов энергосбережения, которые в максимальной степени отвечают требованиям эффективного производства и расходования энергии. Их активное использование могло бы стать локомотивом развития и отрасли, и всей национальной экономики.
Пока в программе заложены скромные 4,5% к 2020 году доли использования ВИЭ в производстве электроэнергии. Но и эти цифры не будут достигнуты при нынешнем пассивном отношении общества и государственных органов, занимающихся энергетикой, к решению этой задачи, поставленной Распоряжением Правительства РФ. Основы для развития этого направления, заложенные Федеральным законом № 35 и рядом последующих подзаконных актов, создавали правильный вектор, однако сейчас все застопорилось из-за отсутствия механизма финансирования. Чтобы развивать энергетику, базирующуюся на возобновляемых источниках, нужны значительные начальные инвестиции для разработки и внедрения новых технологий. И это должны быть прежде всего государственные инвестиции и финансирование, так как это весьма рискованные инвестиции и никакой венчурный капитал не способен это обеспечить. Давайте вспомним, как осуществлялось становление органической или атомной энергетики: государство вкладывало значительные средства в начальное развитие технологий, производств, инфраструктуру. Да и сейчас в эти отрасли энергетики вкладываются весомые государственные дотации и обеспечиваются существенные преференции. Если хотя бы 10% этих средств было направлено на развитие ВИЭ, не осталось бы никаких сомнений, что к 2020 году удастся достичь и превзойти значение в 4,5% от общего производства электроэнергии в России.


Стратегия или дань моде? - фото 2 
Ксения ЛЕЩИНСКАЯ,
руководитель отдела услуг в области устойчивого развития компании Ernst&Young:
– Низкая доля применения ВИЭ в России традиционно связывается с тем, что страна чрезвычайно богата органическими видами топлива. Так как многие страны планируют снижать долю использования ископаемых видов топлива, в долгосрочном периоде объем российского экспорта традиционных энергоресурсов будет уменьшаться. А предложение нефти и природного газа на внутреннем рынке при условии сохранения или роста добычи этих видов энергоресурсов будет расти. Такая ситуация не сможет не сказаться отрицательно на развитии возобновляемой энергетики.
Помимо этого на сегодняшний день высока стоимость внедрения новых технологий в условиях практически полного отсутствия протекционистских мер, которые существуют в других странах, таких как налоговые льготы, совместные схемы финансирования, кредитование на особых условиях, покрытие первоначальных расходов, программы мотивации потребителей.
Однако многие эксперты сейчас отмечают некоторые позитивные подвижки в этой области. Это связано с рядом факторов: увеличивающимся дефицитом газа, меняющейся политикой правительства и подготовкой ряда нормативных документов по поддержке ВИЭ, ростом тарифов и снижением надежности поставок электроэнергии, возможностями развивать относительно небольшие по размеру инвестиций проекты по использованию ВИЭ, что привлекает малый и средний бизнес, а также приход иностранного и государственного капитала. Приоритетным направлением развития ВИЭ в России традиционно является гидроэнергетика. Гидроэнергетический потенциал России оценивается в 850
млрд кВт в год. Помимо обычных ГЭС планируется строить геотермальные электростанции. ОАО «РусГидро» объявило о своих планах заняться приливной энергетикой. На отдельных российских территориях может получить серьезное раз-витие ветровая энергетика. Энергию солнца можно использовать в Южном федеральном округе, на юге Сибири и Дальнего Востока. Большой потенциал есть также у биоэнергетики, что обусловлено, с одной стороны, наличием ресурсов, а с другой – доступностью технологий.
Таким образом, если Россия стремится сохранить позицию энергетической сверхдержавы, использование возобновляемых источников энергии должно стать приоритетным в российской энергетике.

 Стратегия или дань моде? - фото 3
Владимир ВОЛОШИН,
заведующий сектором развития ТЭК Института экономики РАН, профессор:
– Когда говорят о возобновляемых источниках энергии, имеют в виду, что основанная на них энергетика – экологически чистая. На первый взгляд, какой ущерб природе могут нанести ветер, солнце? Но давайте разберемся. Солнечные электростанции, например, бывают двух типов. Первый – когда установки аккумулируют энергию солнца и нагревают воду, вода преобразовывается в пар, а генератор вырабатывает электроэнергию. Другой тип, довольно широко распространенный, – когда производство электроэнергии осуществляется за счет фотоэффекта. Фотоэлементы, на которые попадают солнечные лучи, изготавливаются из кремния, а это вредное производство, оставляющее большое количество ядовитых отходов.
Или энергия ветра. В Европе, например, под флагом борьбы за экологию идет широкое внедрение ветроустановок. Но компании, производящие дорогие ветроустановки, заинтересованы в их внедрении, то есть имеют чисто коммерческий интерес. Вот поэтому, думаю, никто особо и не акцентирует внимание на том, что ветропарки за счет своих частот и вибрации могут стать врагами природы. Экологический баланс вокруг них нарушается, уничтожаются микроорганизмы и насекомые, уменьшаются популяции птиц.
Так что если говорить об экологической стороне этих возобновляемых источников, то здесь достаточно проблем, которые надо решать. На мой взгляд, сегодня не надо гнаться за количеством, а следует работать над качеством. Нужно, в частности, добиться повышения КПД солнечных установок, который пока низок, существенно уменьшить затраты на производство этих источников энергии. Есть расчеты, что если 1/3 территории Франции покрыть солнечными установками с КПД, равным 10%, то такая электростанция могла бы обеспечить потребности всего человечества в энергии. Однако энергия, получаемая с солнечных установок, очень дорогая. Для широкого применения их стоимость должна быть снижена на несколько порядков. Это чисто абстрактный пример, но он показывает, какой значительный ресурс мы можем получить в будущем.
Конечно, возобновляемая энергетика должна сослужить хорошую службу нашей стране, если ее применять там, где это будет действительно эффективно. Другое дело, что она в ближайшие десятилетия не станет играть важную роль в общем энергобалансе (я не говорю сейчас о гидроэнергетике). Киловатт-час электроэнергии, произведенной солнечной установкой, ветроустановкой, в несколько раз дороже, чем при генерации на ГЭС, ТЭС или АЭС. И я, честно говоря, не очень-то верю в резкое увеличение доли возобновляемых источников в Европе – это слишком «дорогая» стратегия. В ближайшие несколько десятилетий основными энергоносителями останутся нефть, газ, уголь и ядерное топливо. Их доля в мировом энергобалансе будет составлять более 90%.
 

Стратегия или дань моде? - фото 4
Николай ИВАНОВ,
ведущий специалист энергетического департамента Института энергетики и финансов:
– Россия благодаря разнообразию своих природных условий может использовать любые альтернативные виды источников энергии – ветровые, геотермальные, солнечные, приливные. Для каждого вида альтернативной энергетики у нас найдется природный регион, где будет их использование целесообразно и эффективно. Еще в советское время начались эти разработки, однако масштабы индустриализации страны не позволяли уделять достаточное внимание вопросам малой энергетики. Сейчас же, по-моему, как раз пришло время на эти «мелочи» обратить внимание.
Конечно же, в России существуют определенные препятствия, тормозящие развитие малой энергетики. Это прежде всего большие ресурсы и доступность традиционного углеводородного сырья. У нас в изобилии нефть, газ и уголь, поэтому трудно предположить, что возобновляемая энергетика займет серьезное место в энергобалансе страны в ближайшее время. Думаю, на современном этапе развития альтернативная энергетика может использоваться или на малых предприятиях или в отдаленных населенных пунктах. Кстати, под Москвой я уже видел поселок, вполне респектабельный, с работающими ветряками. Вряд ли у жителей этого элитного поселка были проблемы с подключением к электросетям. Люди просто задались правильным вопросом: если есть ветер, почему бы его не использовать? Учитывая огромные размеры нашей страны, вопросы энергетической логистики становятся сейчас очень актуальными. И, возможно, выгоднее будет поставить на дальнем хуторе ветровую электростанцию, чем тянуть линию электропередачи.
 

Стратегия или дань моде? - фото 5
Вера СТРУКОВА,
инженер-исследователь Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН:
– Все страны Европейского союза имеют различные базовые условия и возможности: финансы, потенциал ВИЭ и т.д. Не исключение и Россия. Проработанность политики в области возобновляемой энергетики в государствах ЕС предоставляет широкий выбор методик и механизмов, которые возможно адаптировать к нашим условиям для оптимального развития ВИЭ. При этом активная политика Евросоюза по диверсификации потребляемых источников энергии, включающая в себя развитие ВИЭ, играет для России двоякую роль. Первое значение, несомненно положительное, связано с накопленным странами ЕС полезным опытом применения ВИЭ, который может использовать Россия. На мой взгляд, этот фактор способен оказать воздействие скорее в будущем, так как для начала активного развития возобновляемой энергетики в России не только не разработано соответствующих национальным условиям стратегий, но и не проведено достаточного количества R&D работ, а также, что наиболее важно, слаба пока законодательная база.
Второе направление воздействия связано с важной ролью, которую играет экспорт углеводородов из Российской Федерации для экономик стран Европейского союза и для самой России. На сегодняшний день ЕС является основным потребителем российских углеводородов, на его долю приходится 73% экспорта российского газа и 74% – нефти. К тому же страны Евросоюза – наиболее платежеспособные потребители продукции российского ТЭК.
При этом европейская энергетическая политика, направленная на диверсификацию энергетического баланса и ускоренное развитие ВИЭ, во многом отражает стремление ЕС снизить роль российских энергоносителей в своей энергетике. Разработка странами Европейского союза новых технологий в области ВИЭ говорит об их желании сделать использование этого вида энергии более эффективным и элиминировать некоторые из его недостатков, что в рамках упомянутого выше второго направления воздействия является для России неблагоприятным моментом. Из последних нововведений и разработок необходимо упомянуть появление так называемых интеллектуальных энергосистем (Smart Grids). Это энергосети, предусматривающие возможность разнонаправленного движения электроэнергии, что является очень важным, так как по мере увеличения доли ВИЭ в производстве электроэнергии растет число точек, через которые электроэнергия поступает в сети дистрибуции. Наличие оптимизированных коммуникаций в интеллектуальных энергосетях позволяет генерирующим компаниям сократить потери путем перенаправления непотребленной электроэнергии назад, в электросети, и соответственно делает использование ВИЭ более эффективным.
Однако очевидно, что, несмотря на все неблагоприятные моменты, России не стоит опасаться резкого падения уровня своего энергетического экспорта в Европу в ближайшие 10–15 лет. Целевые показатели для стран ЕС на 2020 год говорят о том, что пропорции в топливно-энергетическом балансе европейских государств не претерпят сильных изменений. Подтверждением этому служат долгосрочные контракты на поставку, заключенные со странами Евросоюза. К тому же в настоящий момент ВИЭ не лишены всех присущих им недостатков, которые в достаточной степени тревожат ЕС. Дело в том, что многие виды ВИЭ, в особенности энергия ветра и солнца, не могут гарантировать постоянное и надежное энергообеспечение. Поэтому появляется необходимость наличия резервных мощностей (backup capacity), которые работают на традиционных энергоресурсах. Понижает уровень конкурентоспособности ВИЭ по сравнению с углеводородами и ряд финансовых, технологических, административных и других препятствий. Так, каждая страна должна принимать во внимание присущие этому виду энергоресурсов свойства, а именно: высокий уровень начальных инвестиций, высокую стоимость производства электроэнергии с использованием ВИЭ и необходимость активного участия государства в разработке условий и механизмов для развития. Эти характеристики говорят о том, что, даже в случае достижения достаточно высокой доли возобновляемой энергии в электрогенерации, конкурентоспособность данного энергоресурса является искусственной.
Таким образом, сильнее поколебать значение для ЕС углеводородов из России может скорее желание Европы диверсифицировать поставщиков энергии, а не ее виды. Ведь понятно, что действия  Европейского союза в области возобновляемой энергетики заключаются не только и не столько в демонстрации своего опыта, но и в желании транслировать свою политику на другие страны. Вызвано это не только озабоченностью проблемами эмиссии CO2, изменения климата, энергетической безопасности, но и попыткой выйти на более высокий уровень значимости для других государств, приобрести возможность в некоторой степени влиять на «ведение дел» в других странах.

Опубликовано в журнале "ТЭК. Стратегии развития" №4 июль-август 2010

Категория: Эко диспут
Опубликовано 09.01.2013 21:35
Просмотров: 2176