Об Энергетической стратегии России до 2035 года

Об Энергетической стратегии России до 2035 года - фото 1Как известно, 2 апреля т.г. правительство России одобрило Энергетическую стратегию на период до 2035 года. Многие мои коллеги восприняли это как положительную новость, другие выступили с критикой. Я считаю, что это была ошибка. Стратегическая. Не стану вдаваться глубоко в детали. Предлагаю обратить внимание на самое главное – на цели и приоритеты.

Соответствующий раздел Стратегии начинается с утверждения, что «Россия занимает уникальное место в рамках ресурсно-сырьевого и технологического уклада мировой энергетики, который сформировался в конце XX века, будучи одновременно крупным производителем, потребителем и экспортером всех видов углеродных энергоресурсов, а также одним из мировых лидеров в атомной энергетике и гидроэнергетике.» Ну, ок. Хотя то, что Россия является крупным потребителем всех видов углеродных энергоресурсов, вряд ли можно считать комплиментом. Скорее это повод задуматься. Особенно зная, что Россия имеет один из самых высоких в мире показателей энергоемкости ВВП. И то, что Россия является крупным (по факту, крупнейшим) экспортером всех видов углеродных энергоресурсов, тоже скорее повод не столько гордиться, сколько задуматься, имея в виду набирающую обороты декарбонизацию мировой экономики, и в первую очередь мировой энергетики, для смягчения изменений климата, вызванных, прежде всего, сжиганием этих самых углеродных энергоресурсов.

Увы, об этом в стратегии ничего не сказано. Как будто этого и нет совсем. Правда, сказано, с начала XXI века в мировой и в российской энергетике происходят процессы, которые с большой долей вероятности приведут к смене указанного уклада на горизонте 30 - 40-х годов. Но дальше этой констатации дело не пошло. Наоборот, из этого сделан вывод, что благоприятная для нас ситуация, сложившаяся на рубеже веков, продержится до 30-40-х годов текущего века. Исходя из этого определена стратегическая цель – укрепление и сохранение позиций России в мировой энергетике, как минимум, на период до 2035 года.

Как можно было так промахнуться, ума не приложу. Разве не ясно, что ситуация глобального энергетического перехода принципиально отличается от равновесной ситуации стабильного и стабильно растущего рынка энергоресурсов? Как можно было не увидеть, что на этом рынке изменился расклад, что спрос на энергоресурсы из драйвера роста становится его ограничителем, что на рынок вышли новые мощные поставщики энергоресурсов – США и ВИЭ? Что carbon footprint matters, а мы, являясь крупнейшим экспортером углеродных энергоресурсов, косвенно несем ответственность за выбросы в атмосферу 2 млрд. тонн СО2 в странах-импортерах, а значит, рискуем потерять этот экспорт по мере того, как страны-импортеры будут сокращать свои выбросы СО2 до нуля в соответствии с целями и задачами Парижского соглашения 2015 г., сторонами которого они, как и мы, являются. И что сокращать выбросы они будут не когда-нибудь потом, после 2035 года, а прямо сейчас. Потому что, по расчетам МГЭИК, чтобы удержать рост средней температуры в пределах 1,5 оС, нужно к 2030 году сократить выбросы СО2 наполовину, а к 2050 году – до нуля. И значит, никаких 15-20 лет у нас нет.

И нынешний год это очень наглядно показал. Я понимаю: черный лебедь, пандемия и все такое. Но где написано, что, готовя стратегию, не надо думать о черных лебедях? Что мешало не хвастаться уникальным положением России в рамках уходящего уклада, не говорить о том, что с высокой вероятностью смена этого уклада произойдет на горизонте 30 - 40-х годов, а честно признать, что она уже происходит прямо сейчас на наших глазах и что Парижское соглашение придало этому процессу колоссальный импульс? Что в этих условиях углеродные энергоресурсы больше не являются и не могут являться драйверами экономического роста (и это мы отчетливо видим как минимум последние 10 лет), а, наоборот, становятся тормозом экономического роста, отвлекая на себя все больше ресурсов и давая все меньше отдачи для экономики и бюджета? А значит, главной целью должно быть не сохранение любой ценой позиций России в мировой энергетике в рамках ресурсно-сырьевого и технологического уклада конца XX века на следующие 15 лет, а скорейшая декарбонизация российской энергетики с выходом на новые зеленые рынки для обеспечения лидерства России в рамках нового низкоуглеродного уклада. Вот тогда можно было бы говорить о стратегии, тогда понятна перспектива, приоритеты и фронт работ на поколения вперед. А нынешняя стратегия не заглядывает за горизонт 2035 года и, по сути, реализует на практике известный принцип «после нас хоть потоп». Кстати, с высокой вероятностью он и случится, если не остановить глобальное потепление климата и не свести выбросы СО2 к нулю как можно скорее.

Ну, а нас при этой стратегии с высокой вероятностью ожидает падение темпов роста, а то и сжатие экономики, аналогично тому, как это было в 1990-х, когда мы всей страной ощутили на собственной шкуре, что значит неконкурентоспособность, и чудом нашли спасение в углеродных энергоресурсах, когда в них остро нуждались быстро растущие экономики молодых тигров (развивающихся азиатских стран, демонстрировавших в конце XX - начале XXI вв. опережающие темпы роста). На каком-то этапе их импульс передался нам, но это время давно прошло и его не вернуть. Жаль, что этого не заметили авторы энергетической стратегии. Они, похоже, мыслями все еще там, в светлом прошлом, и грезят наяву. Однако расхлебывать их грезы придется нам всем. Поэтому я желаю всем крепкого здоровья, сил и мощной, неиссякаемой, созидательной энергии, чтобы со всеми будущими вызовами справиться и все преодолеть.

Берегите себя и по возможности оставайтесь дома.

М.Юлкин, Генеральный директор АНО «Центра экологических инвестиций»

Категория: Эко энергетика
Опубликовано 13.05.2020 12:29
Просмотров: 1310