Геннадий Шмаль: я рад, что у нашего правительства появилось «восточное направление»

     Геннадий Шмаль: я рад, что у нашего правительства появилось «восточное направление»  - фото 1

В Москве  в Большом Дворце Государственного дворцово-паркового комплекса Царицыно, состоялся саммит деловых кругов «Сильная Россия 2014».  Решение о строительстве газопровода в Китай - правильное и отвечает интересам России, но при его проектировании не следует забывать об интересах восточных регионов страны, заявил 1 июля, выступая на саммите деловых кругов "Сильная России - 2014" председатель Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль.

Обозреватель журнала «Экоград» Александр Перепечко сделал запись его выступления, которую сейчас предлагаем вашему вниманию.

Я очень рад, - говорит Геннадий Шмаль,- что у нашего правительства, наконец, появилось то, что я называю «восточным вектором».  Много лет назад мы активно продвигали эту идею, в том числе обсуждали в Торгово Промышленной Палате, докладывали Евгению Примакову, и считали, что восточное направление должно стать полем деятельности многих наших организаций, и, прежде всего, нашего правительства.

Что касается газопровода в Китай, то впервые эта идея появилась в 1993 году причем исходила она  от китайской стороны. Тогда мы подготовили целый ряд документов, в том числе и технико-экономическое обоснование, докладывали на всех уровнях руководству. Ответ был отрицательный, нам говорили, у нас есть Запад, туда проложены газопроводы, поэтому Восток нас не интересует. К сожалению, среди противников восточного проекта были  тогдашний министр топлива и энергетики Юрий Шафраник, председатель правительства Виктор Черномырдин и другие.

О чем я говорю?  Более двадцати лет мы убеждали руководство, наконец, они созрели. На моей памяти десятка полтора было подписано самых разных соглашений между РФ и Китаем о намерении строить такой газопровод.  Сейчас появились неквалифицированные предложения по строительству газопровода Алтай. Почему я это говорю. Газопровод Алтай выходит на самую западную часть Китая, где газ ему сегодня совершенно не нужен. Но мы-то ставили решением и свои задачи – газифицировать российские регионы, нитка должна была пройти мимо Красноярского края, мимо Иркутской области, Бурятии, Амураи т.д.и войти в Китай с севера.

Поэтому, когда будет прокладываться газопровод «Сила Сибири», надо, прежде всего, учесть интересы наших регионов. Тем более, что такая возможность есть и она не будет противоречить главной идеологии подачи газа в Китай. Я считаю, очень правильным, что восточный вектор начинает превалировать в нашей политической, экономической и стратегической линиях. Я считаю это очень правильным, и не потому, что я проработал почти 50 лет в Западной Сибири, в Тюменской области, хотя это тоже кое-что значит, просто этот регион имеет совершенно уникальное определяющее значение для экономики всей нашей страны.

В этом году исполнилось 50 лет с начала эксплуатации тюменских нефтяных месторождений. В мае 1964 года первая баржа с кандинской нефтью пришла на Омский нефтезавод. В том году мы добыли всего 240 тысяч тонн, в 1965 году добыли уже миллион тонн, а в 1975 – 148 миллионов тонн. Этот регион развивался такими темпами, которых не знал ни один нефтегазовый район в мире. Да, Ливия развивалась достаточно быстро и параллельно с нами, но объемы добычи были несравнимы.  Ливия дала 100 миллионов тонн, а мы дали 415 миллионов тонн добычи в Западной Сибири. Поэтому и сегодня этот край является инвестиционно привлекательным, хотя и не во всем.

Сегодня, если говорить об инвестиционной привлекательности России, то есть несколько моментов. Очень мало интересных проектов, которые экономически привлекательно обоснованы. А что касается конкретно нашего нефтегазового сектора, то здесь все очень проблематично. Во-первых, все нефтегазовые проекты достаточно дорогие и очень продолжительные по срокам окупаемости, это не колготками торговать, за семь лет вложенное не отобьешь, поэтому надо говорить о длинных деньгах. Сейчас  срок окупаемости новых заводов, например, в Нижней Каме, выходит далеко за семь лет. Это семь-восемь, а то и десять лет. По международным меркам это очень неблагоприятный показатель. Так вот, главная задача, которая стоит перед нами – создавать такие проекты, которые будут привлекать потенциальных инвесторов.

Теперь  об инфраструктуре. В Калугу, Тулу, попасть можно без труда, все обустроено. Но попробуйте добраться до регионов Сибири, это и бездорожье, и сложные метеоусловия. Для создания привлекательных условий для инвестиций надо вложить деньги в развитие инфраструктуры. И это задача, прежде всего государства.

Главная проблема нефтегазового сектора - это проблема запасов. Мы никак не можем найти мужества и сказать, что у нас нет тех запасов, о которых министры докладывают руководству страны. Вторая проблема, стоящая перед нами – проблема технологий. Будущее всей нашей отрасли, будущее нашей страны в целом, будет зависеть не только от объемов добычи, а от того, какие регионы мы сможем вовлечь в разработку месторождений, какие новые технологии  мы сможем применить, какие новые приемы бурения будут применяться. Наконец, какие новые кадры будут заниматься теми проблемами, которые сегодня нас волнуют. У нас пока очень мало людей, которые могут видеть не только ближайшую перспективу – на 5-10 лет, а на 15-20 лет- завершил свое выступление председатель Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль.

Обозреватель журнала « Экоград» Александр Перепечко

Категория: Эко энергетика
Опубликовано 03.07.2014 18:02
Просмотров: 3427