ДВА СЕРДЦА

ДВА СЕРДЦА - фото 1Сегодня в гостях у литературной страницы "Экограда" поэт и бард Сергей Леонтьев.

Сергей, расскажите немного о себе:

 

Живу и работаю в Подмосковье, в посёлке Белоозёрский. Творчеством всерьёз занимаюсь с 2006 года. Пишу стихи, песни. Лауреат и обладатель Гран-при многих поэтический конкурсов и фестивалей авторской песни. Некоторые песни исполняют известные артисты – Витас, Рада Рай. Являюсь одним из организаторов фестивалей «Арт-перекрёсток», «Воскресенская заря». Член Союза писателей России, член Союза журналистов Москвы. Творческий сайт – sergeyleontyev.ru

 

Сергей, что такое «Экология» в вашем понимании?

 

На мой взгляд, экология – это учение о чистоте. И не только о чистоте подъезда, улицы, города, планеты, но прежде всего о чистоте сознания, чувств, мыслей. Это учение о чистоте снаружи и внутри. И ещё это ответственность. Ответственность перед будущим. Каждого из нас без исключения. Я живу в посёлке Белоозёрский, в изумительной красоты месте. И вижу, во что превращаются берега озёр в купальный сезон. Хотя, казалось бы, чего проще – сложить мусор в пакет и забрать с собой. Увы. Так что экологией должен заниматься каждый. Хотя бы воспитанием собственных детей. Ну, а уж поэт - тем более.

 

 

Сергей Леонтьев

 

 

ДВА СЕРДЦА

 

Неделей до, неделей позже –

он всё равно один, конец.

Конец всегда один и тот же

для откипевших двух сердец.

 

Сердец, что лет не замечали,

делились радостью простой,

сердец, которые стучали

с одной и той же частотой.

 

Пролей, сентябрь, дожди грибные

и расскажи, не мучай нас:

откуда эта аритмия

необратимая взялась?

 

В каком моём стихотворенье

и почему случилось так,

что вдруг, в какое-то мгновенье

сердечко стукнуло не в такт

 

другому, близкому, родному?

И дальше, дальше началось…

И быстро стали нам знакомы

ложь, равнодушие и злость.

 

Два сердца жили на вершине

своей, единственной судьбой.

Одну любовь они вершили

для двух хозяев – нас с тобой.

 

О, боже, как они стучали,

какие ведали огни,

когда друг в друга мы дышали

и надышаться не могли!..

 

Сошьёт земле густую поросль

весна – заботливая мать.

Два сердца будут биться порознь

и друг от друга остывать…

 

Но где-то там, на самом донце

судьба для них оставит пусть

два небольших кусочка солнца –

неиссякаемую грусть

 

и нескончаемую радость –

крупицы прежнего тепла,

пусть в каждом теплится лампада –

и негасима, и светла!

 

Остынет день, зажжётся вечер,

а мы живём, детей растим.

Когда сердца свои залечим,

давай друг другу всё простим.

 

И вновь окажемся в начале,

на самом краешке земли,

там, где сердца у нас стучали

и настучаться не могли.

Сентябрь 2011 г.

 

 

ЛЮБИМЫМ ЖЕНЩИНАМ

 

В буквы превращаются чернила…

Я пишу об истинном, благом,

Как она, любя, меня кормила

Материнским тёплым молоком.


Сколько солнца в этом человеке,

Тихого домашнего огня!

Господи, храни её вовеки,

Женщину, родившую меня!

 

Мысли зреют и ложатся в строки,

В тоненькую синюю тетрадь.

Я как будто снова на уроке,

Жизнь учусь любовью измерять.


И она – добра, мудра, красива –

Из того сентябрьского дня…

Много тысяч раз тебе спасибо,

Женщина, учившая меня!

 

Строфы слиты, как стальные звенья,

Точно так же спаяны во мне

Те неповторимые мгновенья,

Что прожиты с ней наедине…


Мчит Земля по солнечной орбите,

И живу я, в памяти храня,

Словно драгоценную обитель,

Женщину, любившую меня!

 

Лей, душа, и музыку, и слово,

Размешай их в песню без конца!

Я спешу, чтобы увидеть снова

Очертанья милого лица!


Пусть наш день – и светел, и восторжен,

Длится, златом солнечным звеня!

Я тебе ещё полжизни должен,

Женщина, простившая меня!

 

Скоро май осыплет снегом вишни.

Как же много хочется успеть!

Верю я, поможет мне Всевышний

Вас, мои любимые, воспеть!


И уж раз подумалось о Боге,

Попрошу я, голову склоня:

– Дай, Господь, безоблачной дороги

Девочке, похожей на меня…

Март 2012 г.

 

 

ЛЮБИТЬ ТАКУЮ ЖЕНЩИНУ, КАК ТЫ

 

Дыхание уснувшего Везувия…

Предчувствие восторга и беды.

Безумие, какое же безумие –

Любить такую женщину, как ты.

 

О, боль моя! Что может быть красивее?

Твои изгибы, линии, черты…

Бессилие, какое же бессилие –

Забыть такую женщину, как ты.

 

Мне снится дождь, в кровавое окрашенный,

Чужие перекошенные рты.

Бесстрашие, какое же бесстрашие –

Любить такую женщину, как ты.

 

Уснул наш сад, уснули розы чайные,

Изрезал плющ несчастные цветы.

Отчаянье, какое же отчаянье –

Терять такую женщину, как ты.

 

Но я пойду на плаху, на заклание,

Ни света не боясь, ни темноты,

Пойду вослед великому желанию –

Любить такую женщину, как ты.

Июль 2011 г.

 

 

МОЯ СТРОКА – МОЯ ИСПОВЕДАЛЬНЯ

 

Как арестант измученный острожный

Недугом изнуряющим томим,

Я болен глубоко и безнадёжно

Своей любовью с именем твоим.

 

А начала момент полураспада

Мятежная июльская гроза,

Когда дотла, до пепла с полувзгляда

Меня сожгли раскосые глаза.

 

Держа в ладонях тонкие запястья,

Тебя глотал я жадно, не цедив,

И пил, и пил своё хмельное счастье,

Всё больше обостряя рецидив…

 

Вам нужно дальше? Только если вкратце…

Превысив дозу в миллионы раз,

Я и сейчас не в силах оторваться

От этих тёмных и бездонных глаз.

 

Я поселю тебя в себе, родная,

Закрою плотно двери без личин,

И буду жить тобой, прекрасно зная,

Что я уже, увы, неизлечим…

 

Ну, а случится вдруг дороге дальней

Нас разлучить с тобой в один из дней,

Моя строка – моя исповедальня

Расскажет миру о любви моей.

Апрель 2011 г.

 

 

Я НЕ ПРОЩАЮСЬ

 

Строка молчит… Пробел, пробел, пробел.

Чиста страница, залитая светом.

Я, кажется, тобой переболел,

хотя и не спешу поверить в это.


Пройдя сквозь боль, где белый свет не мил,

такой весной дышу, такою новью!

Я, кажется, болезнь переломил,

я исцелил себя своей любовью.


Хлебнув тоски по самые края,

из сердца будто вытащил иглу я.

Теперь другие плечи грею я,

теперь другие локоны целую…


О, жаркий год! …И стылый, как металл!

То вечностью казавшийся, то мигом.

Я, кажется, тебя перечитал

и, наконец, открыл другую книгу…


Не вздрогну я от голоса, от глаз.

Но, чёрт возьми! Пройти б через такое

хотя бы раз ещё, хотя бы раз –

так, как с тобой, но с новою, другою!..


Пора! Скучает красная строка.

Облита светом белая страница.

Я не прощаюсь. Я через века

хочу к тебе обратно возвратиться…
Ноябрь 2011 г.

 

 

СЛОВА ГРАНИЛИСЬ, КАК АЛМАЗЫ

 

Слова гранились, как алмазы,

И камнем падали в строку.

Не сразу понял я, не сразу,

Какое чудо я смогу


Создать сейчас, сиё мгновенье,

Вот здесь, за письменным столом,

Когда явилось вдохновенье,

И я сказал ему: – Шалом!


Слова лились, слова сверкали

Как водопад, как фейерверк!

Они – то небо опускали,

То поднимали землю вверх.


И гимном этого союза –

Небесной тверди и земной –

В моё окно влетела Муза!..

Она стояла предо мной


Простоволосая, нагая,

В расцвете женской красоты.

Не ты, какая-то другая,

Похожа очень. Но не ты.


А я спешил, ломая перья,

Я слову сердце отворил

И, словно жалкий подмастерье,

Её творил, творил, творил…


Уже б пора поставить точку,

И начала неметь рука,

Но вдохновенная река

Из глубины, издалека,


Ещё текла, рождая строчки!

Она текла, как божья милость,

Текла, как божья благодать!

И вдруг река остановилась…


И потекла обратно, вспять.

И, истончённая, исчахла.

И всё ушло. Закрылись чакры…

 

О, Ты, Всесильный и Могучий!

Чем мне тебя благодарить

За этот миг, за этот случай,

За эту тоненькую нить,


За эту связь с непостижимым,

За эти бездны и вершины?

О, Ты, Всесильный и Могучий,

Я не устану говорить:


Прошу: ещё меня помучай

Великим счастием творить…

Июль 2011 г

 

 

ЛИСТОПАД

 

Обречённо рвутся листья

И летят, летят, летят…

Словно землю шубой лисьей

Укрывает листопад.

 

Золочён её окрас!

Скоро снег. Какая жалость!

Вот бы так и оставалось,

Так и радовало глаз!

 

Что поделать, всё не вечно.

Отгорев, и мы уйдём,

Не спеша ли, скоротечно?

В землю, в свой последний дом.

 

Меж берёзовых корней

Все мы, все мы, человеки,

Упокоимся навеки.

Нету истины верней.

 

Кто бы спорил? Нет бессмертья.

Да и то, к чему оно?

Бесконечной круговертью

Жизнь продлится всё равно.

 

И не жаль её, не жаль,

Только хочется до боли,

Чтоб цвело весною поле,

Обещая урожай,

 

Чтобы нас добром на свете

Помянули много раз,

Чтобы жили наши дети,

Чтобы жили лучше нас.

 

Дождь кружится, бьётся оземь

Пред коленями берёз.

Похозяйничает осень

И помчится под откос.

 

Вслед – зима по целине

Убежит, ручьи оставив,

И под гомон птичьих стаек

Будут листья зеленеть.

 

А потом они задремлют,

Оборвутся, полетят,

И опять укроет землю

Лисьей шубой листопад.

Декабрь 2009 г.

 

 

ПОКОЛЕНИЕ ВОЙНЫ

 

Неровным, размыкающимся строем,

В мир неисповедимой тишины

Уходит поколение героев,

Уходит поколение войны.

 

Не сетуя, по выдоху, по вдоху,

Слабеющей лучиною горя,

От нас уходит целая эпоха,

Вместившая войну и лагеря.

 

Но если жизнь на небе всё же есть –

Там всё готово к званому обеду,

Там ждут последних, чтобы вместе сесть

И выпить за великую Победу.

 

И там, где всем навеки хватит места,

Где незачем и не с кем воевать,

Отцов увидят дети наконец-то,

А вдовы станут жёнами опять.

 

Обнимутся солдаты и матросы –

Медаль, звеня, ударит о медаль.

И будут петь Шульженко и Утёсов,

А Шостакович сядет за рояль.

 

И где-то там в рубахе деревенской,

Как на портрете – и плечист, и юн, –

Сидит мой дед, пропавший под Смоленском,

И обнимает бабушку мою.

 

Её – того родного человека,

Что, в смерть не веря, в стареньком дому

Ждала его, ждала его полвека,

Не отдавая сердце никому.

 

Идут солдаты в небо тропкой узкой

И будто входят в свой родимый дом:

– А ну-ка, где тут первый Белорусский,

Ну, где тут мой гвардейский батальон?

 

И тут же, сразу – всё порасспросили:

– Ну, что у нас? Какой теперь расклад?

А к ним прильнут: – Ну, как она, Россия?

А к ним прильнут: – Ну, как она, Москва?

 

Рассядутся за длинными столами,

И разольётся песня, как река,

Аж колыхнётся боевое знамя!

Но это будет после, а пока…

 

Задумавшись, в нетягостном молчанье,

На облако присев, как на топчан,

Дымят махрой и ждут однополчане

Оставшихся своих однополчан.

Март 2010 г.

 

ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА-НА-НЕРЛИ

 

От Владимира – на Нижний –

В десяти верстах всего,

Под накидками из вишни –

Боголюбово село.

 

А направо – в междуречье –

Нараспашку всем ветрам,

Тихой радости предтеча –

Православный светлый храм.

 

Там, где Нерль впадает в Клязьму,

Среди травных покрывал,

Шаль надев из белой бязи,

Встала церковь Покрова.

 

Дивной птицею лебяжей,

Помня половцев, хозар,

Рождена по воле княжей

Восемьсот годин назад.

 

Красотой восточных прясел

Сердце русское пленя,

Лик её и чист, и ясен,

Как сиянье бела дня!

 

Словно младшенькая дочка

Деревенской слободой

В голубом своём платочке

Убежала за водой


И осталась, и застыла,

Засмотревшись в зеркала,

На невидимых перилах

Рукотворного холма.

 

И когда разлив весенний

Прорывается в поля,

Словно в голые колени

Льдины бьют о цоколя.

 

И стоит она под солнцем

Над быстриною реки,

А вода всё льётся, льётся,

И рождаются стихи.

 

Но воспеть такое разве

Может скудный мой рассказ?

Там, где Нерль впадает в Клязьму,

Побывай. Хотя бы раз!

Август 2008 г.

 

***

 

{youtube}rdu4l8DPptY#!{/youtube}

 

 

 

{youtube}RtAdQ5RVek4#!{/youtube}

 

"Две птицы" музыка Валерия Евдокимова, слова Сергея Леонтьева. Исполняет Валерий Евдокимов.


"На излёте сентября" - музыка Рашита Киямова, слова Сергея Леонтьева. Исполняет Рашит Киямов

 

 

 

 

{youtube}hqyV2Xww6do#!{/youtube}

 


"Ты не стой на моём пути" - муз. Рашита Киямова, слова Сергея Леонтьева. Исполняет Рада Рай


"Старожилы любви" - муз. Рашита Киямова, слова Сергея Леонтьева. Исполняет Витас.

 

 

 

 

 

 

Материал подготовила

Алёна Подобед

Категория: Экология культуры
Опубликовано 03.04.2013 11:23
Просмотров: 3554