Злободневная проблема мусорной реформы

Злободневная проблема мусорной реформы - фото 1На большой пресс-конференции Владимира Путина 23.12.2021. Бурмакина Кристина, Online47, из Ленинградской области задала вопрос:
«Вопрос мой заключается в следующем. В Ленинградской области сейчас в активной фазе реформа по обращению с отходами: закрываются полигоны, подбираются площадки под мусоропереработку. Но есть одно «но»: люди, которые больше всех говорили о том, что надо закрывать полигоны, выступают и против строительства мусороперерабатывающих заводов. И сейчас какую точку на карте Ленинградской области ни покажи, везде говорят: только не здесь – хоть на Луне. Наш вопрос: как убеждать людей и общаться в этом случае?»


Актуальность и злободневность вопроса «как убеждать людей» в процессе ответа был практически размыт, и можно предполагать, что Президент РФ находится в заблуждении и не владеет полностью информацией «по тем справкам, которые у него есть».
Попробуем в деталях проанализировать ответ В.В. Путина.

В.В.П. «Этот вопрос лучше задать губернатору Ленинградской области».

Комм. Конечно, можно обратиться к губернатору, но вопрос природоохранной деятельности находится в совместном ведении федерального центра и регионов...

«В.В.П. Что хотелось бы сказать: в целом так называемая мусорная реформа, несмотря на все сложности, двигается. У нас главная задача, конечно, решить эту проблему в целом, но на этом пути одна из ключевых задач была создание соответствующих операторов. Они практически сейчас созданы во всех регионах Российской Федерации, начали работать, и количество площадок в разы увеличилось».

Комм. Каких площадок? Мусорных полигонов или площадок переработки мусора? А соответствующие операторы координируют вывоз мусора по этим полигонам за деньги жителей, которые операторы получают, не по числу жителей, а по площади занимаемых ими жилых помещений?... Как в сказке Джанни Родари «Чиполлино»: построил себе будку для жилья – плати за дождь, дождь с градом, и т.д? По аналогии с тарифами для жителей за безучётное потребление электроэнергии.

В.В.П. «Одним из первых шагов было обеспечить раздельную концентрацию мусора. И где-то уже с опережением плана мы идём: 40 процентов – примерно сейчас так, во всяком случае, по тем справкам, которые у меня есть, мы достигли примерно 40 процентов. Это выше запланированных показателей».

Комм. О какой раздельной концентрации мусора идёт речь? О разделе фракций мусора на объектах переработки или в многоэтажных человейниках, где один мусоропровод? Или, может, речь идёт об индивидуальных домовладениях, где жители на 90% сортируют и перерабатывают свои отходы сами?

В.В.П. То же самое касается и объектов, где перерабатываются эти отходы, переработанные уже. Это же касается и новых полигонов, по-современному обустроенных. Мусор-то, конечно, куда-то надо девать. Это несколько вариантов: это и мусороперерабатывающие заводы, и сжигание, и другие есть способы ликвидации. Есть такие, которые пока невозможно ликвидировать, они должны на полигонах размещаться, но на современных, обустроенных и так далее, подальше от жилья. По всем этим направлениям идёт работа, и она движется темпом выше запланированного. Это, в принципе, неплохой показатель.

Комм. Варианты переработки и технологии есть, но зачем нужны новые полигоны «по-современному обустроенные»? Более подробно эту часть разберём ниже.

В.В.П. Конечно, всегда есть вопрос, как объяснить людям, что экономическая и экологическая целесообразность заключается в строительстве тех или иных предприятий по переработке. Надо показывать, как они работают. Ведь современные мусороперерабатывающие заводы расположены не только в Ленинградской области, где-то далеко от Петербурга или даже от крупных населённых пунктов самой Ленинградской области, но и в центре крупных городов. Скажем, в Японии: там в миллионниках расположены, прямо в центре городов работают – и на экологию, на жизнь людей не оказывают практически никакого негативного влияния.

Комм. Наверное, в Японии используются технологии экологически чистой переработки отходов. А какие технологии предлагаются у нас? Если это те технологии, которые включены в справочники НДТ (наилучших доступных технологий), то их показатели негативного воздействия на окружающую среду на порядок хуже аналогичных показателей в странах ЕС, Японии и др. А необходимость применения НСТ (наилучшие существующие технологии) было заблокировано при принятии 219 ФЗ.

В.В.П. Надо просто это показать, нельзя делать в явочном порядке – надо людям разъяснить. Существуют и другие позитивные сопровождающие: рабочие места, уровень заработной платы. Надо идти по этому пути, и тогда уверен, что консенсус будет найден».

Комм. Ну, так что разъяснять? Строительство мусоросжигающих заводов в результате деятельности которых на территории Лозанны (Швейцария) наступил «диоксиновый рай» «Экологическая катастрофа за народные деньги»
https://ruskline.ru/news_rl/2020/12/19/ekologicheskaya_katastrofa_za_narodnye_dengi

Практически, вопрос, какими аргументами убеждать людей, остался без ответа, и можно предполагать, что Президент РФ сам находится в заблуждении и не владеет полностью информацией «по тем справкам, которые у него есть».
Тем не менее, вопрос как убеждать людей в необходимости строительства мусороперабатывающих комплексов актуален и злободневен. Только главный вопрос – КАКИХ?
По мнению автора сих строк, ответ на этот вопрос лежит в плоскости выбора применяемых технологий переработки отходов. И полагаю, что читатели согласятся со мной, потому что подтверждением этому мнению является всем известный факт наличия туалета в квартире. Ведь ни у кого не возникает желания отторжения этого атрибута квартиры, перенос его к соседу или вынос его на улицу? Почему? Да, в первую очередь, потому, что применяемая в нём простейшая технология воздухоотбора и водосмыва не позволяет неприятным запахам распространяться по жилому помещению.
К сожалению, в условиях рыночной экономики погоня за прибылью и развернутая в СМИ истерия борьбы с изменениями климата затеняет более насущную проблему борьбы с вредными выбросами, в результате которых наша жизнедеятельность закончится ранее, чем наступят эти климатические изменения. И особенно этот вывод актуален для жителей России, когда наша страна, одна из самых холодных стран мира, борется с глобальным потеплением климата, измеряемым «средней температурой по больнице» глобального психоза.
Но вернемся к технологиям.
Эксперты Еврокомиссии около 15 лет вели информационную компанию по переходу нормирования выбросов предприятий в России не по ПДК выбрасываемых веществ в окружающую среду, а по применяемым НСТ (наилучшие существующие технологии). Надо полагать, что эту работу они вели в целях перспективы реализации своих наилучших технологий в России. В принципе подобный подход логически объясним как некий компромисс между объёмами антропогенного воздействия экономики, в том числе увеличивающимися потребностями общества и возможностями окружающей среды по нейтрализации объёмов антропогенного воздействия с сохранением своего качества для жизнедеятельности граждан и биоты.
Но в процессе принятия подобного закона в России (219 ФЗ) понятие НСТ убрали из закона. А далее в справочники НДТ включили существующие применяемые технологии, в которых удельные объёмы выбросов вредных веществ временами на порядок больше, чем в НСТ. При этом даже не применялись экологические показатели ранжирования этих технологий, включённых в справочники НДТ. Таким образом «благие пожелания» целеполагания 219 ФЗ были сведены к «дороге, ведущей в ад». Тем самым открыли «калитку» для сброса грязных технологий для их использования в России.
Ярким примером «дороги в ад» может служить лоббирование в России строительства мусоросжигательных заводов с грязной устаревшей технологией сжигания отходов на колосниковых решётках. При этом экономическим обоснованием строительства этих заводов служит не экологические показатели в сравнении с мусорными полигонами, а возможность производства электроэнергии и тепла как источников энергии, замещающих использование ископаемого топлива, в рамках снижения антропогенных выбросов парниковых газов. Отчёт об оценке подобной «эффективности» утверждён Директором Института глобального климата и экологии А. Романовской, в редакции имеется. В экономической и экологической неэффективности технологии сжигания строящихся мусоросжигающих заводов можно элементарно убедиться в прилагаемой сравнительной таблице.
Но почему же лоббируется строительство заводов с неэффективной технологией, мало того – ещё и отнесение этих заводов к возобновляемым источникам энергии? Если мы пытаемся копировать страны ЕС, то подобные мусоросжигательных технологии исключены как возобновляемые источники энергии.
23 ноября 2020 г. состоялось заседание Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии, посвящённое вопросу актуализации информационно-технического справочника по наилучшим доступным технологиям ИТС 9-2015 конкретно по технологии «Обезвреживания отходов термическим способом (сжигание отходов)».

Злободневная проблема мусорной реформы - фото 2Злободневная проблема мусорной реформы - фото 3

В анонсе заседания – благие намерения: «Переход отечественной промышленности на новую систему регулирования негативного воздействия на окружающую среду, основанную на технологическом нормировании на принципах НДТ, является одним из актуальных трендов промышленного развития в России».
А.Н. Тугов, заведующий отделением парогенераторов и топочных устройств ООО «Всероссийский теплотехнический институт», в своей презентации рассказал о низких энергетических показателях технологии. Он в доказательной форме показал, что МСЗ, которые запланированы к постройке, не могут выдать электрический КПД более 20% (КПД - 0,2), и данная энергетика отвергнута в ЕС, США и других развитых странах. Объективно установлен коэффициент 65% при строительстве новых мощностей по переработке отходов в электроэнергию. Вместо рассмотрения других, более эффективных технологий А.Н. Тугов предложил: «Раз у нас такие несовременные заводы по сравнению с европейскими, давайте установим коэффициент 0,45». И это прозвучало в то время, как энергетики России поставили задачу к 2030 году выйти не КПД 50-62%, а по газификации бурого угля – не менее 42%. Подобные предложения А.Н. Тугова способствует строительству неэффективной энергетики мусоросжигательных заводов (МСЗ), а главное, ведут к экологической катастрофе, причём за большие деньги, собираемые с населения – и это в то время ,как передовое мировое сообщество стремится уже к водородной энергетики.
А.З. Ощепкова, заместитель директора по инновациям, ФГБУ УралНИИ «Экология», в своём выступлении обратила внимание на существование политических приоритетов выбора технологии вместо технологического нормирования. При этом она констатировала, что в странах ЕС сжигание твёрдых отходов не относится к технологиям возобновляемых источников энергии.

Однако в России МСЗ отнесли к источникам возобновляемой энергии с 15-кратным увеличением тарифа на вырабатываемую ими энергию.
Почему ???
Председатель Совета ООО «Экологический союз», председатель Комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга С.М. Гордышевский в своём докладе выявил ряд не решённых вопросов оценки эффективности НДТ, в том числе представленной технологии сжигания отходов на протяжении жизненного цикла технологий переработки отходов.
Из прозвучавших докладов возникают ряд вопросов. Во-первых, есть ли в 219 ФЗ при формулировке НДТ оговорка: «при условии наличия технической возможности её применения»?
Что же получается: отсутствие технической возможности её применения позволяет использовать технологию, вредную для жизни человека? (См. «О недопустимости традиционного мусоросжигания: десять лет спустя»).
Но как альтернатива представленной на заседании комитета ТПП технологии сжигания отходов существует ряд других, более экологически чистых технологий, например, пиролиза ТКО.
Во-вторых, в выступлениях представителей разработчиков не прозвучали экологические показатели МСЗ, главной цели перехода на технологическое нормирование описываемой ими технологии «Обезвреживания отходов термическим способом (сжигание отходов)», неприемлемость которой отразил в своей презентации Гордышевский С.М.
Для всестороннего рассмотрения вопроса на заседание были приглашены представители Минпромторга России, Минприроды России, ППК «РЭО», эксперты учебных и научно-исследовательских учреждений и промышленных предприятий, но их мнение не прозвучало на заседании...

Вообще вопрос: «Какой единицей измерения определялась экологическая эффективность технологии сжигания отходов?» – остался без ответа.
Комментируя выступление Гордышевского С.М. в части необходимости оценки технологии с применением методологии «углеродного следа», председатель Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии Алексеев С.М. выразил мнение, что проблема выбросов парниковых газов сегодня не актуальна, и наблюдаемое глобальное потепление – лишь скачок температуры на фоне влияния космологических факторов. Но при этом он также не ответил, а какими же критериями достижения целей охраны окружающей среды отличается обсуждаемая технология сжигания отходов на МСЗ? И по каким экологическим показателям сравниваются технологии в справочниках НДТ?
И уже в этом году тот же Алексеев С.М. лоббирует в своём комитете климатические проекты с сокращением углеродного следа....
В отсутствии таких показателей на прошедшем недавно общественном совете МПР А. Федоров вообще квалифицировал разработанные справочники НДТ как «кладбище устаревших технологий». Конечно, можно отказаться от оценки эффективности НДТ с помощью имеющейся методологии «углеродного следа». Но как же мы собираемся выполнять Указ Президента РФ о сокращении выбросов парниковых газов от 30.09.2013 №752 и от 04.11.220 №666? Чем будем измерять эффективность технологий – «средней температурой по больнице» глобального потепления? или как в мультфильме «38 попугаев»? То есть, непризнание единицы измерения углеродного следа на протяжении жизненного цикла технологии и отсутствие единых критериев достижения целей охраны окружающей среды для сравнения различных технологий вообще сводит на нет целеполагание процесса создания справочников НДТ. А зачем тогда все эти годы тратились значительные бюджетные средства на разработку процедур технологического нормирование по НДТ, а также справочников НДТ, не содержащих сравнения экологических критериев их использования?
Было бы понятно, если б подобное личное мнение высказывал председатель профильного комитета ТПП по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса. Но оно прозвучало из уст председателя комитета ТПП по экологии...

Об углеродной оценке поглотительного ресурса лесного хозяйства в качестве компенсации выбросов парниковых газов промышленностью, энергетикой и наших экспортёров сегодня не говорит разве что ленивый. А десяток лет назад заместитель председателя Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии Ю.П. Шуваев при обсуждении лесных проблем вообще заявил, что углеродной оценки эффективности лесопользования не существует...
Руководитель Бюро НДТ, директор ФГАУ «НИИ «ЦЭПП» Д.О. Скобелев на состоявшемся заседании вообще заявил о том, что справочники НДТ — это некая система взглядов. Хотя ранее представители МПР несколько лет настаивали на необходимости наличия углеродного показателя при оценке эффективности НДТ.
Прошедшее заседание Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии в очередной раз показало всю эфемерность положения №219-ФЗ о технологическом нормировании по НДТ, нарушающего 42 статью Конституции РФ, согласно которой граждане имеют право на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о её состоянии.
В статье «Углеродный саботаж Указов и поручений президента РФ» уже обращалось внимание на тот факт, что уже более пятнадцати лет чиновники Правительства РФ саботируют выполнение Указов и поручений Президента РФ по экологическому и климатическому регулированию в интересах российской экономики и жизнеобеспечения граждан России.
В то время (что очевидно из презентации Гордышевского С.М.) как оценку экологической эффективности технологий утилизации отходов необходимо вести на протяжении жизненного цикла с учётом всех его стадий по экологическим показателям как основным элементам по технологическому нормированию. Разработчики справочников НДТ идут совершенно по другому пути, игнорируя вообще необходимость оценки эффективности технологий по экологическим и углеродным показателям. При этом они мотивируют свой путь системой взглядов и политическими приоритетами развития производства в РФ, в том числе внедрения грязной технологии сжигания мусора. Но лоббирование «раковой» технологии сжигания мусора объясняется не политическими, а экономическими приоритетами, потому что только эта технология получила дотирование в виде 15-кратного увеличения тарифов на производимую на этих заводах электроэнергию. Разве это сами граждане решили платить за «раковую» электроэнергию мусоросжигающих заводов в 15 раз больше существующих тарифов? Вряд ли найдётся потребитель подобной электроэнергии, который принимал подобное решение. А вот лица, принимавшие решение о 15-кратном увеличении тарифов на электроэнергию от «ракового» производства, вполне известны, вместе с возглавляющим их известным реформатором А. Чубайсом. И провайдером подобного процесса реализации грязных технологий под аббревиатурой НДТ, как показало совещание, являются представители разработчиков Бюро НДТ и ФГАУ «НИИ «ЦЭПП» во главе с их руководителем Д.О. Скобелевым.
Уже неоднократно отмечалось, что Россия с построением системы экологического и углеродного регулирования отстала от передовых стран более чем на 20 лет. Начиная с середины 90-х годов в России выстраивается коррупционная система протекционизма грязных технологий в обход права граждан на качественную окружающую среду. Ярким примером коррупционности такой системы послужило недавнее задержание бывшего председателя экологического комитета Госдумы, известного учёного-эколога Владимира Грачёва, который требовал от компании, занимающейся переработкой мусора, €1 млн за лоббирование её интересов. Представляется, что представители ИГКЭ, подготовившие подобное заключение, не продешевили. Господином Грачёвым в своё время была создана Межрегиональная экологическая общественная организация «Гринлайт», председателем правления которой он является. Организация декларирует своей целью содействие созданию и развитию экологически чистых и безопасных способов получения энергии, охрану окружающей среды и здоровья людей от всех видов вредного воздействия. Вроде бы, благие намерения, а на практике всё оказалось достаточно банальнымё: создание организации по лоббированию тех или других решений в зависимости от величины пожертвования заинтересованного бизнеса. В принципе, это не новость. Подобными услугами много лет занимается и ряд международных экологических организаций по охране окружающей среды и дикой природы, и их представители в России.

Судя по прозвучавшим мнениям организаторов состоявшегося заседания комитета ТПП Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии, возникает вопрос, теперь они приняли эстафету лоббирования интересов строительства в России мусоросжигательных заводов с грязными технологиями? Именно поэтому организаторы игнорируют сравнение экологических показателей различных технологий переработки ТКО в целях лоббирования строительства мусоросжигательных заводов в классике внешнего экологического протекционизма. На словах руководство страны неоднократно заявляет о недопустимости внешнего экологического протекционизма. А на практике всё иначе: выделили деньги на развитие чистых технологий, а на самом деле «пилят бюджет», лоббируя грязные технологии МСЗ и новые свалки под прикрытием сортировочных пунктов.
Многие, наверное, замечали нездоровые лица европейцев в сравнении с лицами россиян, особенно наших женщин, а также с лицами экологически благополучных территорий мест массового туризма в различных частях планеты. Представляется, что на лицах европейцев отражаются вредные выбросы 400 мусоросжигательных заводов, размещённых на территории Европы, по которым Евросоюзом уже приняты ограничительные меры. Наверное, Богу угодно, чтобы наши олигархи строили свои замки в Европе, отправляли туда учиться и жить своих детей, дабы на их потомстве отражались вредные выбросы от мусоросжигательных заводов. Но согласны ли мы с превращением наших земель в диоксиновый «рай» для наших детей и потомков?
Наши компании экспортируют в Европу углеводороды, которые там сжигаются без отходов, но с выбросами углекислого газа, которые, в основной своей массе, поглощаются нашими территориями. Страны ЕС экспортируют свою продукцию в Россию (сами мы мало что производим), от которой в процессе эксплуатации и по окончанию её у нас образуются ТКО. Логично и справедливо отправлять эти ТКО обратно на эти 400 мусоросжигательных заводов в странах ЕС? Зачем нам сжигать на своей территории ТКО, образующиеся от производства продукции в других странах?
Заключение.
Все вопросы, обозначенные в настоящей статье, пока не находят своего здравого ответа от лиц, принимающих решения. Так в чём же мы хотим убеждать наших граждан при строительстве и размещении объектов по переработке отходов, и какими единицами измерения их экологической эффективности? Опять – «38 попугаев»?

В.В.Потапов

 

Категория: Новости НЭП
Опубликовано 29.12.2021 17:18
Просмотров: 126