Шпицберген промолчал «ЭкоГраду» сказку

Шпицберген промолчал «ЭкоГраду» сказку - фото 1

Это — видео. Корреспондент «ЭкоГрада» Вадим Рябиков предложил насладиться Арктической тишиной.

70 секунд Арктического покоя. Шпицберген. Ледник Норденшельда. До ледника 25 км. С периодичностью 2-3 мин доносится уханье, подобное грому во время летней грозы. Это шевелится и трескается ледник. Гром можно услышать на 28 секунде (еле слышно). Тихо шелестит морская вода. Океан дышит. Гогочут гуси. Звуки только помогают услышать тишину. Тишина особая, приятно волнующая. Покой глубокий, оживляющий...

 

 

 ТАК ПИСАЛ "ЭКОГРАД" (свежий номер)

 

ПИТЕРСКИЙ КАСТАНЕДА, ЧИТАЮЩИЙ АРКТИЧЕСКУЮ ВОДУ

Вадим Рябиков — питерский мистик, философ, психолог, путешественник, гуру медитативных технологий и когнитивных практик. Официально — директор Института развития личности «Синхронисити 8», автор психотерапевтического метода «Интерактивный резонанс», более двадцати лет работы в психотерапии, участник Морской арктической комплексной экспедиции, руководитель комплексной экспедиции «Плеск Вечности», композитор, музыкант. А также — родился 25 мая 1962 года, жил в Куйбышеве (ныне Самара), там же окончил университет в 1986 году. Но лучше всего о философе воды, апологете Пути, знатоке провалов континуума и большом друге «ЭкоГрада» расскажут его тексты разных лет. К которым мы лишь придумали заголовки.

И УЗНАВШИЙ ПУТЬ КОМУ-ТО ОБЯЗАН МОЛЧАТЬ…

Эгвекинот находится в заливе Креста. Это не поселок, а игрушечка. Помню, как позапрошлым летом я там оказался первый раз. Мы шли вдоль берега в Беринговом море на маленьких деревянных суденышках. Уже была ночь. Ветер усиливался. Берег чернел в темноте огромными дикими скалами. На многие сотни километров вокруг ни души, ни намека на человеческое жилье. Волны вокруг становились все круче и круче...

Когда, наконец, зашли в залив Креста, стало потише. Вдалеке, в самом конце залива, виднелся маленький огонечек. Это был Эгвекинот. Долго мы до него добирались. Огонечек все никак не хотел приближаться. Когда зашли в тихую бухту, за причалом, и бросили якоря, была уже глубокая ночь. Сошли на берег и обалдели. Набережная, фонари, хорошие дороги, модные машины, дамы в вечерних платьях. А мы такие дремучие. Волосы, бороды слиплись от морской соли. Одежда заляпанная. В самом поселке коттеджи, дома в веселую окрасочку, а вокруг горы. Очень красиво.

Сейчас залив покрыт прочным льдом. Даже приливы-отливы не могут его раздолбать. Эгвикинот по-прежнему прекрасен. Напоминает какой-то лыжный курорт.

И люди здесь замечательные. Коренных здесь мало. В основном русские. У меня появились здесь друзья еще в позапрошлом году. Они и решили меня познакомить со старинной чукотской забавой. Подледный лов крабов. Выходишь на лед в залив, подальше от берега, просверливаешь лунку и опускаешь вниз краболовку с приманкой. Лучше всего дохлая корюшка. Краболовка — это небольшая сеточка. А уж всякие приспособы к ней каждый придумывает по-своему. Минут через двадцать краболовку можно вытаскивать. Там крабы. Здесь же на льду разжигается костер. Дровишки притаскивают с собой с берега. И в морской воде этих крабов варят. А потом ими здесь же, не отходя от костра, лакомятся. Ну и спиртосодержащие жидкости принимают, как водится.

И вот. А вокруг красота невероятная. Солнце, синее небо, бриллиантовые кристаллы снега, горы, вдоль гор горизонтальные полосы легкой дымки, скалы, в скалах пещеры... Такой день... В общем, это не просто красота... Это посланьице... Может быть, даже от Боженьки. А в посланьице очень важное что-то... Я все остолбенеть от красоты хотел, но вежливость не позволила.

Нужно же, типа, в компании «бла, бла, бла...», «Может, чего помочь?», «Ух ты...», «Между первой и второй перерывчик небольшой».

Рядом с нами собака. Беленькая такая, зовут Ника. Очень воспитанная, не приставучая совсем. И очень доброжелательная. Все смотрела куда-то вдаль. И взгляд такой... Не тревожный и не возбужденный. Всматривается и как будто важное что-то видит.

Пока все люди были поглощены выковыриванием и высасыванием мяса из крабьих панцирей и клешней, Ника потихоньку удалилась от места стоянки, туда, где горы вокруг залива образуют что-то типа чаши.

Она немного побродила и уселась в самом фокусе огромной линзы, образованной горами. И замерла. Я подобрался к ней поближе, но так, чтобы не смущать ее... Но даже издалека почувствовал, как Ника внимает чему-то, незримо присутствующему рядом с ней и вокруг нее. Очень долго она сидела в неподвижной позе, выпрямившись и устремив взгляд в одном направлении. Даже за несколько сот метров от нее я чувствовал, как она наполняется чем-то изнутри. Это что-то имело глубокий смысл и было связано с древней мудростью. Ее тело становилось крепче и легче. Я никогда не видел, чтобы кто-нибудь так долго пребывал в состоянии алертности. Прошло не меньше получаса, прежде чем Ника прервала свою медитацию и спокойно направилась в сторону нашей стоянки.

Так вот. Че-то я не понял.

И кто из нас животное?

КРАСНАЯ КНИЖКА АВТОРА

…Путешественники, обнаруживая свое присутствие в Арктической пустыне, начинают обращаться к слоям бессознательного, контакт с которыми чреват коренными изменениями в представлениях о том, кто они такие и что такое Мир…

…Установление интерфейса между человеком и природной средой Арктики, в особенности — Арктической пустыни, сопровождается образованием в психике глубоких «шахт», связывающих поверхностные уровни психической адаптации с глубинными уровнями психики, поддерживающими причастность человека к сознанию универсального единства…

…В условиях Арктической пустыни психика обращается к более глубоким слоям памяти…

…Переживание контакта с Самостью невозможно отличить от переживания Универсального Единства или незримого присутствия источника Бытия. Идеи Самости, идеи Бога, идеи Универсального Единства возникают по поводу одного и того же феномена. Что на самом деле скрывается за этим феноменом, судить невозможно…

Полную версию читайте в свежем номере "ЭкоГрада", посвящённом воде!

Категория: Времена года
Опубликовано 25.09.2015 09:42
Просмотров: 1623