Зоя Колесникова

 Зоя Колесникова - фото 1Зоя Константиновна Колесникова (Покорная) — автор девяти поэтических книг, член Союза писателей России. С 2010 года руководит Литературной студией «Современник» при Воронежской писательской организации. Живёт в Воронеже.
Родилась в селе Елизаветино Воронежской области. Окончила исторический факультет Воронежского государственного педагогического университета.


Стихи публиковались в журналах «Подъем» (Воронеж), «Наш современник» (Москва), «Берега (Калининград)», «Новая Немига литературная» (Минск), «Молодая гвардия» (Москва); в альманахах «Академия поэзии», «День поэзии – ХХI век», в других столичных, республиканских и зарубежных литературно-художественных изданиях. Лауреат премий «Кольцовский край» (Воронеж); Святой Татианы (Санкт-Петербург); премии Николая Гумилева (Коктебель) за книгу «Выбирала цветы по цвету...».
Нынешнее время стремительно выводит из числа безусловных жизненных приоритетов, выветривает из человеческого сознания уют семейного очага, доверительность отношений, жертвенность любви, терпение и нежность, скрытые от посторонних глаз. Сколько новшеств, нынче объявляемых ценными — мертвенно бездушно, вычурно и обращено лишь к выгоде. Сколько жалких «звёзд», накачанных химпрепаратами и деньгами, рвётся втиснуться в круг омерзевшей псевдо-элиты, стать публичными, прости Господи «фигурами» — и существует, по преимуществу, напоказ... Всё это подменное, вульгарно прихорашивающееся, суетящееся множество — лишь мнимо живо и очевидно далеко от природной гармонии. В этом странном сообществе всё подчёркнуто урбанизировано, сращено с новейшими техническими устройствами, оно сторонится «старомодного» человеческого земного бытия, традиционного слога, красоты естественных линий и живой искренности.
Тихая стихотворная лирика Зои Колесниковой противостоит расчеловеченному социуму не громкими лозунгами и экспрессивным слогом, а своей нравственной глубиной и умением хранить красоту мира. «Мудрость взрослого ума и затаённая нежность усталого женского сердца расширяют пространство, в которое попадает читатель этих стихотворений, — предваряет одну из книг поэтессы председатель Совета по критике Союза писателей России Вячеслав Лютый. — Короткая человеческая жизнь всё-таки полна замечательных наблюдений и жива не только текущим мгновением, но и памятью. И такой облик лирической героини помогает современнику сохранить в себе лучшие черты, не поддаваясь влиянию рационального и скупого века».
Зоя КОЛЕСНИКОВА

* * *
Приютился домик на окраине
меж рекой и брошенным погостом.
Русская душа так любит тайное
бурное течение, где звёзды
постигают видимую истину
единенья. Или — одиночества?
Русская душа здесь очень искренна,
если не в Отечестве, то — в отчестве.

* * *
Силы Небесные! Где Вы?..
Здесь, на Земле — неуют.
Ангелы, справа и слева,
грустную песню поют...

Вот уже утро. Светает...
там, далеко, на краю...
Кто-то незримый играет
горькую песню свою...
....
Двери откроем — и выйдем
там, далеко, на краю...
Краешек Солнца увидим,
света его колею.

* * *
А ветры осенние снова устали,
открыли небесные нежные хляби...
А воды зеркальные с лёгкою рябью
глядят, как сбиваются во́роны в стаи.
Река обращает нас к теме участья
Великого Неба и малой Земли,
Она понимает безмерное счастье,
которое мы сохранить не смогли.
Там будут сиять купола не над нами,
и клёкот, и щебет себя воплотит
в незнание наше, начавшись с печали,
о том, что планета летит и летит...

* * *
Уже нетрудно думать о поре,
зовущей нас к Божественному Свету —
взойти к Нему на утренней заре,
иль на вечерней... в полудрёме ветра.
Легко быть добрым. Белый свет жалеть...
Идти к Голгофе тысячу ступеней...
И до заката, может быть, успеть
услышать о причастности к Успенью...
Как тихо на кордоне у реки!
Но птиц многоголосое звучанье —
как жест всё той таинственной руки,
махнувшей нам Отсюда на прощанье.

* * *
Этой ночью, долгой и безвидной —
пенье соловья и тихий дождь
где-то рядом зазвучали слитно
так, что пронизала душу дрожь.

Есть одна всегдашняя примета:
если высоко — пора устать...
Полная луна над полусветом
перестанет дни мои считать.

Нехотя Земли живое тело
Приголубит, скроет, примет вновь...
Ветер всхлипнет детски-неумело
и развеет по небу любовь.

***
Этот домик на тихой воде.
Мы к нему глубиною причалим.
Весь в зелёные ветви одет,
так радушен — до слёз, до печали.
Постоим у вечерней воды...
Это — август! Созрели плоды.
Как угодно сей миг назови —
мы полжизни его дожидались.
Постоим, помолчим о любви,
о которой и в снах не сознались.

***
Всё тот же дом,
всё тот же сад
всё так же дикий виноград
оплёл над крышей грушу.
Здесь зимний гром
и летний град
устроили стихий парад
и подменили душу.
И что теперь, и как теперь,
куда найти иную дверь,
какое небо слушать?
Хотя, быть может, не спеша
другая выберет душа
с небесным зреньем сушу.
И чтобы можно было знать
о том, что мы придем опять
и — вольные — заплачем
о том, что гром и град, и сад,
и тот же дикий виноград —
любимы.
Но — иначе.

Подготовила к публикации Римма Лютая

Категория: ЭкоЛитературная страничка
Опубликовано 18.02.2021 10:58
Просмотров: 549