Loading...

7х7 Горизонтальная Россия

«То, что проталкивают так бессовестно, не может быть хорошо». Экологи — о том, к чему приведут попытки чиновников приравнять мусоросжигание к утилизации отходов.

Правительство предлагает признать переработкой мусора сжигание отходов с попутной выработкой электроэнергии. Эксперты говорят: поправки позволят массово строить мусоросжигательные заводы (МСЗ), в том числе за счет бюджета, что по нынешнему законодательству невозможно. Ожидается, что в ближайшее время комитет по экологии Госдумы рассмотрит законопроект. К чему это может привести, по мнению экспертов, — в материале «7х7».

О чем законопроект
Сейчас мусоросжигание находится на последнем месте в приоритетах работы с твердыми коммунальными отходами. Оно относится к обезвреживанию, цель которого — уменьшить массу или состав отходов, чтобы снизить их негативное воздействие на здоровье человека и окружающую среду. В поправках предлагается признать сжигание ТКО «для производства электрической или тепловой энергии» одним из видов утилизации, то есть переработки, задача которой — получить на выходе некий полезный продукт. По логике инициаторов изменений, электричество и теплоэнергия тоже являются полезным продуктом, а значит, сжигание мусора, в результате которого они получаются, можно назвать утилизацией.

Поправки в федеральный закон «Об охране окружающей среды» уже внесли на обсуждение в Госдуму. Об этом первым сообщил анонимный Telegram-канал «Зеленый змий». Он же опубликовал копию письма в адрес государственно-правового управления президента РФ за подписью председателя думского комитета по экологии Владимира Бурматова.

Сам Бурматов по-разному комментировал этот документ. То подтверждал его существование, то заявлял, что это фейковая новость. А когда государственно-правовое управление дало отрицательное заключение, начал утверждать, что инициатива о приравнивании мусоросжигания к переработке в Госдуму вообще не поступала.

Первое чтение законопроекта состоялось в январе 2019 года, тогда изменения касались только правил внесения платы за негативное воздействие на окружающую среду. Но ко второму чтению документ преобразился до неузнаваемости. При этом, как сообщила «7х7» эколог член общественного совета при Минприроды Елена Есина, новые поправки на совете не обсуждались. На момент выхода этого материала на сайте Госдумы новых поправок не было, рассмотрение законопроекта назначено на 17 декабря.

Экологи считают, что за поправками стоят лоббисты мусоросжигательного бизнеса. Сейчас «дочка» госкорпорации «Ростех» — компания «РТ-Инвест» — финансирует строительство четырех мусоросжигательных заводов в Подмосковье и одного в Татарстане. Жители Казани и четырех подмосковных городов — Воскресенска, Наро-Фоминска, Ногинска и Солнечногорска — уже более двух лет судятся со структурами, близкими к «РТ-Инвесту»: они пытаются получить проектную документацию на строительство МСЗ, чтобы провести общественную экспертизу. И, хотя суды встают на их сторону, инвестор не торопится предоставлять документы.

— Поскольку у компании «РТ-Инвест» не получается действовать через суды, они суды проигрывают. [Поправки] — это такой ход, чтобы максимально расширить себе сегмент рынка, — считает Елена Есина.

По мнению экспертов, к которым «7х7» обратился за комментарием, за поправками скрывается несколько рисков.

7х7 Горизонтальная Россия - фото 1

Риски
Возможностей для коррупции станет больше
Предложенные поправки не только выводят мусоросжигание в приоритет, но и меняют принцип расходования средств экологического сбора, который производители и импортеры товаров платят в федеральный бюджет за утилизацию своей продукции. Сейчас в законе сказано, что эти деньги направляются субъектам РФ на строительство инфраструктуры для мусоропереработки. Правда, по информации Гринпис России, этой финансовой поддержки регионы по факту не получают, так как у них нет программ, под которые можно было бы привлечь эти целевые средства.

Если поправки вступят в силу, средства экосбора будут тратиться «в порядке, установленном бюджетным законодательством РФ», а этот порядок будет определять правительство. Такая размытая формулировка, по мнению экспертов, позволит чиновникам тратить эти деньги совершенно непрозрачно, в том числе на поддержку строительства МСЗ.

В пользу этого говорит тот факт, что, например, комитет по национальному проекту «Экология» в октябре 2019 года поддержал предложение Минприроды России сделать количество новых мусоросжигательных заводов одним из целевых показателей мусорной реформы и выделить бюджетные средства на их строительство.

— В 2018 году сумма экологического сбора составила 2,2 миллиарда рублей, а общая стоимость четырех МСЗ в Подмосковье — 120 миллиардов рублей, — говорит эксперт проекта «Ноль отходов» Гринпис России Алексей Киселев. — Такие затраты не оставляют средств экологического сбора для выполнения его реальных задач: поддержки переработчиков для производства продукции из вторсырья и оказания услуг.

По мнению руководителя направления по взаимодействию с органами власти экологического движения «РазДельный Сбор» Анны Гаркуши, чиновники делают ставку на огромные заводы, которые они будут сами строить, сами будут ими руководить и контролировать финансовые потоки. Все это чревато коррупцией и распилами.

По информации Telegram-канала «Зеленый змий», распределением средств экосбора по новым правилам будет заниматься не Минприроды, а Российский экологический оператор. Причем регионы будут фактически исключены из схемы финансирования: они продолжат отвечать за организацию мусорной реформы на местах, а федеральный центр, не отвечая за организацию обращения с коммунальными отходами, будет управлять деньгами, предназначенными для такого регулирования.

Появится дорогая энергия, которая никому не нужна
В компании «РТ-Инвест», которую эксперты называют основным выгодополучателем от внесенных поправок, сказали «Коммерсанту», что на будущих предприятиях мусор будет «перерабатываться в новые продукты — мощность и электроэнергию», а на «энергоутилизацию» будут попадать только неперерабатываемые «хвосты», которые останутся после промышленной сортировки и извлечения полезных фракций. Опрошенные журналистом «7х7» эксперты скептически оценивают эти намерения.

Как говорит Алексей Киселев из Гринписа, в России уже сейчас избыток генерирующих мощностей и он растет. Зампредседателя комитета по экологии общественной организации «Деловая Россия» Наталья Беляева считает:

Это в Европе мусор сжигается в том числе для обогрева и освещения городов. В России же сжигать отходы с целью получения энергии утопично, потому что у нас очень дешевые энергоносители. Нам эта энергия не нужна. У нас это будет просто сокращение объемов отходов под прикрытием получения энергии.

В проектной документации одного из мусоросжигательных заводов, которые строит «РТ-Инвест», упоминается, что на собственные нужды МСЗ будет тратить только 5–10% производимой энергии. Куда пойдут остальные 90–95%, в документах не говорится.

— В поправках вообще ничего не сказано о том, что эту энергию нужно будет подавать в сеть. Там просто написано, что если ТКО сжигаются с выработкой энергии, то это будет утилизацией. То есть, в принципе, эта энергия может уходить в воздух, что будет способствовать глобальному потеплению, — комментирует Анна Гаркуша из «РазДельного Сбора». — Даже если предположить, что они все-таки будут ее реализовывать, надо понимать, что такая энергия очень дорогая и, чтобы ее продавать по себестоимости, надо будет кого-то заставлять ее покупать.

Ранее глава «Ростеха» Сергей Чемезов уже заявлял, что строительство четырех мусоросжигательных заводов в Подмосковье приведет к повышению тарифов на электроэнергию на 2–3%, либо потребуются дотации от государства.

Мы будем развивать «неправильное» мусоросжигание
Декларируемое намерение «РТ-Инвест» сжигать только «хвосты», как это делается в Европе, тоже вызывает у экологов сомнения.

Во-первых, из текста поправок не следует, что на российских МСЗ собираются сжигать именно «хвосты», говорит Наталья Беляева. А во-вторых, по статистике Минприроды, в нашей стране сегодня сортируется и перерабатывается всего около 7–8% ТКО. В реальности по регионам эта цифра может доходить до 0,5%, считает Наталья. Значит, процент «неперерабатываемых фракций», которые «РТ-Инвест» собирается сжигать на своих заводах, будет близок к 100%.

В Германии, Франции, Швеции, Норвегии, Дании, Нидерландах, где мусоросжигание наиболее развито, также развиты раздельный сбор и переработка мусора.

7х7 Горизонтальная Россия - фото 2

В Швеции, которая является лидером в Европе по объему мусоросжигательных мощностей на душу населения, в печь отправляется только половина всех отходов. Оставшаяся половина перерабатывается и компостируется, а на полигоны идет лишь 0,4% отходов, которые больше нельзя использовать ни в качестве вторсырья, ни в качестве топлива. В шведской иерархии МСЗ стоят на ступень ниже переработки, но выше полигонов, которые считаются главным злом.

— Один неконтролируемый пятидневный пожар на российской свалке по выбросам будет равнозначен 120 годам эксплуатации мусоросжигательного завода мощностью 600 тысяч тонн в год, — объяснил такой подход руководитель проектов Шведского экологического исследовательского института IVL Ронни Арнберг.

В Германии, согласно официальной статистике, сжигается около трети всего мусора, остальное перерабатывается и компостируется, на полигонах захоранивается мизерный процент. Сжигание мусора с целью получения энергии здесь на законодательном уровне признано одним из видов утилизации отходов, как сейчас хотят сделать и в России. Но, как утверждает Наталья Беляева, есть принципиальное отличие: в Германии наладили раздельный сбор мокрого и сухого мусора, органика уходит на компостирование, а сухую фракцию сортируют на то, что может быть переработано (и это перерабатывают), и на совсем ненужное, так называемые «хвосты» — их сжигают.

Анна Гаркуша считает, что успешный европейский опыт мусоросжигания — это миф, практика показывает, что в тех странах, где есть мусоросжигание, не развивается ни переработка, ни предотвращение образования отходов:

— Европа сделала большой шаг, она наладила раздельный сбор. Но, если говорить о пластике, большая часть этих отходов все равно сжигается, а не перерабатывается.

Европа понастроила МСЗ, и теперь эти заводы надо постоянно «кормить». У инвестора мусоросжигательных заводов в Подмосковье в соглашениях с правительством региона прописана обязательная загрузка, в противном случае придется платить неустойку. А зачем мы будем перерабатывать и сокращать количество отходов, если нам придется платить за то, что у нас не загружен завод?

Евросоюз уже несколько лет предпринимает шаги, чтобы снизить зависимость своей экономики от мусоросжигательных заводов. В 2017 году Европейская комиссия подготовила коммюнике, где рекомендовала странам ЕС воздержаться от строительства новых МСЗ и сократить государственную поддержку производства энергии из смешанных отходов. В 2019 году Комитет регионов принял решение больше не субсидировать строительство мусоросжигательных заводов в Центральной Европе, а Европейский союз не включил МСЗ в перечень видов деятельности, которые соответствуют целям устойчивого развития. Главная претензия экспертов: сжигание отходов для получения энергии мешает строить экономику замкнутого цикла и негативно влияет на изменение климата выбросами парниковых газов.

Мусор разделенный. Как приграничные регионы России и Финляндии совместно решают проблемы с отходами
Чем финский опыт может помочь российской «мусорной реформе»

Переработка отходов в России зачахнет
Эксперты «7х7» признают: в России выше, чем в Европе, риски того, что мусоросжигание при государственной поддержке «убьет» сортировку и переработку отходов. Из всех видов утилизации мусора в нашей стране сегодня более-менее развиты только переработка макулатуры, лома металлов и ПЭТ-бутылок. Большую часть вторсырья для таких предприятий обеспечивают ритейлеры и офисные центры. Отходы домохозяйств составляют незначительную долю в общем объеме. Эксперты связывают это с низким качеством автоматической сортировки бытового мусора.

Наталья Беляева считает, что работающие сегодня в России немногочисленные мусорсортировочные станции неэффективны:

Из-за того что на линии автоматической сортировки поступает смесь пищевых и неорганических отходов, оборудование регулярно загрязняется органикой, его приходится часто останавливать и сортировать отходы вручную.

Ронни Арнберг призывает не повторять ошибок Швеции, которая в 1978–1983 годах инвестировала в массовое строительство установок механической биологической очистки (MBT) отходов, а спустя десять лет пришлось остановить эти предприятия, так как из-за сильной загрязненности вторсырья большую часть отходов приходилось отправлять на сжигание или полигоны.

Получается парадокс: в России есть десятки предприятий по переработке отходов, но они не загружены, так как для них нет вторсырья подходящего качества. В то же время миллионы тонн мусора, включая полезные фракции, захоранивается на полигонах. Со строительством МСЗ эти миллионы тонн будут попадать не в переработку, а в печку, считают специалисты.

Ситуацию мог бы спасти раздельный сбор мусора в домохозяйствах, говорят эксперты «7х7». Но, как показало исследование Гринпис России, из 73,7 млн жителей городов с населением свыше 100 тыс. человек доступ к инфраструктуре раздельного сбора имеют только 14,5%.

Гринпис подсчитал, насколько доступнее стал раздельный сбор мусора в городах России
Развивать эту инфраструктуру сегодня региональным операторам невыгодно, так как любой доход от продажи отсортированных отходов надзорные органы вычтут из уже установленного тарифа. Поэтому нынешнюю тарифную политику для регоператоров нужно менять, чтобы у них был стимул заниматься раздельным сбором и сортировкой отходов, говорят экологи.

— Нужно вводить дуальную систему оплаты, расширять ответственность производителя, чтобы за утилизацию мусора в полном объеме платили не только граждане, но и предприятия, выпускающие продукцию [сейчас норматив экосбора за утилизацию упаковки составляет 15%]. В той же Германии люди платят за сбор, транспортировку и сортировку своих отходов, а дальше включаются утилизаторы, которым платят уже организации, — говорит Наталья Беляева.

7х7 Горизонтальная Россия - фото 3

В погоне за цифрами мы получим новые протесты
Эксперты считают, что правительство новыми поправками преследует еще одну цель — выполнить показатель национального проекта «Экология», который предписывает поднять процент переработки коммунальных отходов с нынешних 7% до 36% к 2024 году. Но эта цифра взята с потолка.

В российском отделении Гринпис приводят такой расчет: ежегодно в стране образуется в среднем 60 млн тонн отходов. По новым данным, в стране хотят построить 30 мусоросжигательных заводов. Про пять известно уже давно: четыре из них — в Подмосковье (мощность каждого 700 тыс. тонн в год), еще один — в Татарстане (мощность 500 тыс. тонн в год). Если предположить, что остальные 25 МСЗ будут иметь мощность по 700 тыс. тонн, получается, что все заводы смогут ежегодно «утилизировать» около 21 млн тонн отходов. Эта цифра очень близка к цели из нацпроекта «Экология».

Но, если поправки примут, отрасль переработки в России замрет на неопределенный срок и не будет развиваться, считает Наталья Беляева. А Анна Гаркуша прямо говорит, что правительству надо менять стратегию: вместо сжигания предотвращать образование отходов, тогда мусора станет физически меньше и доля перерабатываемых отходов вырастет. В противном случае, прогнозирует активистка «РазДельного Сбора», протесты будут только расти:

— Люди будут больше сил вкладывать в общественную экспертизу, чтобы не допустить строительство мусоросжигательных заводов на местах. Сейчас уже все понимают: то, что проталкивают так настойчиво и так бессовестно, с обманом и подлогами, не может быть хорошо.

 

 

ЕЛЕНА ЖОЛОБОВА.

Источник: https://7x7-journal.ru/articles/2019/12/13/to-chto-protalkivayut-tak-bessovestno-ne-mozhet-byt-horosho-ekologi-o-tom-k-chemu-privedut-popytki-chinovnikov-priravnyat-musoroszhiganie-k-utilizacii-othodov

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить