«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 1

Теплый сентябрьский день 2014 года я встречал на борту катера, управляемого моим другом и дайв-инструктором – Алексеем Кравчуком. Сегодня Балтика явно баловала нас. Ярко светило солнце, ветер практически отсутствовал, и мы быстро продвигались по ровной бирюзовой глади моря к точке с координатами 57°28' с.ш./ 21°17' в.д. в 10 милях от Вентспилса. Просторы Балтийского моря не всегда бывают такими приветливым и мирными. 23 июня 1941 года в вышеуказанном месте навечно ушла ко дну подводная лодка «М-78». Она стала первой советской подводной лодкой, погибшей от руки противника в Великой Отечественной Войне. М-78 «Малютка» была спущена на воду и включена в состав Балтийского флота в 1936 году. В движение лодку приводил дизельный двигатель мощностью 685 л. с. или электродвигатель мощностью 235 л.с. В надводном положении лодка развивала скорость 13 узлов, а в подводном – 7 узлов. Малютка была действительно маленькой. Ее длина составляла 44,5 м, а ширина не превышала 3,1 м. Для того, чтобы разойтись двум морякам в дизельном отсеке, одному из них приходилось становиться на четвереньки, а другой перешагивал через товарища. Соответственно ограничено было и вооружение - 2 носовых торпедных аппарата с боезапасом в 2 торпеды и 45 мм орудие перед рубкой.

 

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 2

 

Подводники шутили, что плавают на трубе с пушкой. Погружаться субмарина могла на 60 м. Автономность плаванья – до 10 суток. Экипаж лодки составлял 17 человек (3 офицера, 14 старшин и рядовых матросов). На лодке не было специальных спальных мест для отдыха личного состава. Единственным откидным диванчиком пользовались поочередно командир и штурман. Люди могли подремать только сидя, пристроившись возле механизмов.Многие должности совмещались – торпедисты зачастую были и коками.

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 3 «Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 4

В зимний период температура внутри лодки не превышала 4-6 С, и подводники на протяжении долгого времени не снимали валенки и полушубки. Учитывая слабую мореходность, при волне в 3-4 балла рубку сильно заливало, и находившимся на ходовом мостике членам команды в шторм приходилось привязывать себя к лодке, чтобы не смыло за борт. Однако такие тяжелые условия службы стали фактором сплочения команды, превращая ее в крепкий боевой экипаж. При выстреле из торпедного аппарата лодка значительно теряла в весе. И только четкая, слаженная работа всего личного состава позволяла вовремя заполнить кингстоны и удержать лодку на глубине, не позволяя себя противнику обнаружить и уничтожить.

 

Однако, несмотря на недостатки, благодаря простоте и надежности,проект «Малютка» был самым массовым – выпущено 152 лодки серий VI, VI-БИС, XII, XV с различными модернизациями. На подводных лодках проекта «М» впервые корпус стали делать электросварным. Благодаря своим размерам, лодку можно было перевозить железнодорожным транспортом практически в не разобранном виде, что позволяло быстро обеспечивать флот боевыми кораблями от Балтики до Тихого Океана. Стоит отметить, что на «Малютке» служил легендарный капитан А. И. Маринеско. Под его командованием подводная лодка М-96 успешно воевала на Балтийском море, 39 раз миновав минные заграждения, о которых не было известно. Сам Маринеско за службу на этой лодке был награжден орденом Ленина и переведен капитаном на С-13, на которой он сумел потопить печально известный «Вильгельм Густлофф».

 

Всего на боевом счету «Малюток» числится 61 потопленное судно. Общее водоизмещение потопленных кораблей — 135 512 брт. Также «Малютками» повреждено 8 судов общим водоизмещением 20 131 брт. и уничтожено 10 боевых кораблей противника.Это составляло 16,9% от всех потопленных ПЛ СССР судов и 12,4% поврежденных судов противника Но вернемся к нашей героине М-78. Свое боевое крещение лодка получила в советско-финскую войну, совершив 3 похода и неся патрульную службу в Финском заливе. 6 января 1940 года лодка во время боевого дежурства, при всплытии сильно повредила перископ, ударившись о льдину, и долгое время простояла в аварийном ремонте. Первый день Великой Отечественной Войны М-78 встретила в Либаве (ныне Лиепая) под командованием старшего лейтенанта Д. Л. Шевченко.

 

Эта военно-морская база располагалась в непосредственной близости от границы. Уже к вечеру 22 июня части 291-й пехотной дивизии вермахта генерала Курта Херцога вышли на подступы к Либаве. Обстановка была напряженная, и стоит отметить, что руководство ВМБ «Либава» в первые дни получило взаимоисключающие приказы. От командования флота – покинуть базу и защищать базу. К этому времени в Лиепае находилось 15 подводных лодок. Днем 22 июня, выполняя первый приказ, четыре лодки (Л-3, М-79, М-81 и М-83) вышли в море для несения ближнего дозора на подходах к ВМБ. Стоит отметить подвиг экипажа лодки М-83 под руководством старшего лейтенанта П. М. Шалаева. Потеряв связь и получив повреждения перископа, лодка вернулась на базу в Лиепаю, где вступила в бой, используя палубное орудие. Когда снаряды закончились, моряки подорвали лодку и продолжили защищать город на суше.

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 5

                                                                                                                             «Малютка» М-83


Но не все корабли к моменту наступления были в боеспособном состоянии. Доставшиеся СССР по наследству от ВМФ Латвии французские лодки «Ронис» и «Спидола» , построенные в 20-х годах, были непригодны для плавания и использовались как зарядные станции. Лодки М-71, М-80, С-1 и эсминец «Ленин» находились на ремонте в доках завода «Тосмаре». Все эти корабли, склады боеприпасов и топлива были взорваны по приказу командира эсминца «Ленин» капитан-лейтенанта Ю.М. Афанасьева. Сила взрывов была очень большой – на складах хранились около 7 тыс. Морских мин, глубинных бомб и торпед. Данный поступок можно объяснить либо полным отсутствием связи командования базы с ее объектами, либо тем, что Афанасьев действовал на основании устного приказа командования. Моряки уничтоженных кораблей влились в ряды защитников Либавы, однако капитан-лейтенанта Афанасьева среди них уже не было. Командир был арестован и, вероятно, тут же расстрелян как паникер. Сейчас судить об истинных причинах происшедшего достаточно затруднительно.  

 

Подводная лодка С-3 под командованием капитан-лейтенана Н.А. Костромичева, которая так же ремонтировалась, не была взорвана и без всякого охранения вышла в море. Из-за неисправности системы погружения лодка могла следовать только в надводном положении. На борту С-3 находились 38 моряков и з экипажа взорванной лодки С-1 и около 20 рабочих завода «Тосмаре». На переходе, утром 24 июня, лодку атаковали два германских торпедных катера. После неравного полуторачасового артиллерийского боя С-3 героически погибла почти со всеми находившимися на борту людьми. 22 июня, так же выполняя приказ начальника базы, на Виндаву и Усть-Двинск выдвинулись оставшиеся пять лодок: С-9, «Калев», «Лембит», М-77 и М -78. «Малютки» вышли курсом на Усть-Двинск в ночь с 22 на 23 июня 1941 года в надводном положении и без охранного сопровождения. Лодки шли на не большом расстоянии друг от друга. Рано утром, когда лодки находились напротив Виндавы (Вентспилса), М-77 срочно погрузилась в воду, так как в небе появились немецкие самолеты. М-78, скорее всего, продолжала двигаться в надводном положении. В 6.36 на М-77 услышали сильный взрыв и предположили, что М-78 подорвалась на мине. Последним кораблем, покинувшим Лиепаю, был пароход «Виениба» с ранеными и гражданскими лицами на борту. Команда подняла над бортом белый флаг с красным крестом, надеясь, что это спасет судно от атак немцев. Но самолеты люфтваффе нанесли по пароходу бомбовый удар и обстреляли из пулеметов. В надежде спасти людей, капитан попытался выбросить судно на берег, но, не достигнув отмели, пароход затонул.

 

Спасшихся на шлюпках немцы обстреливали из пулеметов, в результате чего уцелели лишь 15 человек. 29 июня, подавив сопротивление защитников, в Лиепаю ворвались немецкие войска. Что касается М-78, то еще долгое время истинная причина гибели лодки была неизвестна, пока не стал достоянием гласности доклад командира немецкой субмарины U-144 фон Миттельштадта, где он указывает точные координаты, время и тип уничтоженной им в результате торпедной атаки лодки. Подробное сопоставление и анализ всех имеющихся данных подтверждает, что это была «Малютка» М-78. Не меньше загадок породили и попытки поиска этой подводной лодки. В 2000 году полосы многих печатных и интернет изданий сообщали, что в Балтийском море в 9 милях от Вентспилса на глубине 60 метров шведским исследовательским судном «Альтаир» была найдена советская военная подводная лодка М-78, называемая "Малютка", и т.д., и т.п. Однако это оказалось не совсем так. Во-первых, в 9 милях от Вентспилса глубины в 60 метров, насколько я знаю, нет. Во вторых, тот сигарообразный объект на глубине 60 метров, который на своих сонарах обнаружил «Альтаир» и принял за субмарину, оказался лежащим на борту парусником. На него позднее погружались мои друзья Алексей Кравчук и Мартыньш Шайтерс. Лишь несколько лет спустя вентспилский водолаз Денис Лапин, тщательно изучив архивные данные и информацию о зацепах тралов, обнаружил легендарную подводную лодку действительно практически в 9 милях от Вентспилса, но на глубине 36 метров. Осенью 2013 года Алексей Кравчук, Мартыньш Шайтерс и Эдгар Закис совершили погружение с целью сделать видео и фото съемку объекта. В 2014 Алексей решил повторить экспедицию, и мне посчастливилось войти в ее состав.

 


  


В результате всех описанных выше событий я и оказался на борту его катера теплым сентябрьским утром с полным техническим снаряжением. До места выброски мы добрались точно по графику. Алексей посмотрел на эхолот и распорядился скинуть катушку с ходовым концом. Из любопытства я взглянул на экран эхолота – лодка отображалась небольшим возвышением над грунтом. Если достоверно не знать, что это субмарина, то можно было принять ее за песчаную горку или валун. Алексей помог мне снарядиться, и выпал за борт. С лодки Мартыньш подал мне громоздкий бокс с видеокамерой, попросив сделать несколько кадров под водой. Пристегнув бокс я, я начал спуск вдоль ходового конца. На 5 метрах я проверил системы жизнеобеспечения и включил фонарь. Затем я начал быстрое падение на глубину, выравнивая давление в ушах и поддувая обжимающий меня сухой костюм. Достаточно скоро я наткнулся на лодку и стабилизировался. На приборе светилась цифра 35 м, а температура воды была 4 С. На Балтике всегда так – либо светло, прозрачно и холодно, либо тепло, но темно и мутно. Видимость была отменной, и я видел достаточно большой отрезок корпуса субмарины.

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 6

Фото Эдгара Закиса 

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 7
                                                                                                                  Рисунок Романа Карташова


Лодка была похожа на огромную змею, дремавшую на глубине, на половину закопавшись в песок и накрывшись одеялом рыболовных сетей. Света сегодня действительно хватало. Помимо хорошего естественного освещения, лодку подсвечивал Максим, который плыл рядом, держа в руках свою видеоаппаратуру с двумя мощными прожекторами. Пользуясь этим, я включил свою камеру и немного поснимал объект. Наткнувшись вскоре на Мартыньша и сделав несколько кадров с ним, я вернул бокс хозяину, с удовольствием избавившись от лишней нагрузки. Теперь мне ничего не мешало тщательно изучать подводную лодку.


Осмотр я начал с носовой части. Лодка лежала на борту. Внешняя оболочка лодки – легкий корпус, была практически разрушена стихией и сетями промышленного лова. Прочный корпус достаточно хорошо сохранился.Я отыскал якорный клюз, куда Денис Лапин и Максим Ягнюк установили мемориальную табличку памяти погибших моряков. Осветив клюз лучом фонаря, я почистил табличку от ила. Поднявшаяся муть скрыла надпись, и я двинулся дальше в сторону рубки. Корпус лодки был обильно покрыт кусками сетей, в одном из которых запуталась живая еще треска. Потратив несколько минут, я сумел высвободить рыбу из сетей и поплыл дальше. Вскоре я достиг разлома корпуса, который был заполнен песком. Рядом с разломом я обнаружил затянутый сетямии илом достаточно крупный механизм. При детальном рассмотрении он оказался лафетом палубного орудия. Саму пушку я не обнаружил, как и что – либо, напоминающее рубку. Зато моим глазам открылся весь масштаб катастрофы. Торпеда, по всей видимости, угодила по центру лодки в районе рубки. Лодка разломилась и моментально ушла ко дну. Заднюю половину лодки развернуло таким образом, что она легла на грунт под углом к носовой части, практически уткнувшись винтами в разлом на месте рубки. Исследовав место взрыва, я прошелся еще пару раз вдоль всей субмарины, тщательно освещая фонарем все каверны в корпусе.

 

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 8

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 9

Фото Этгара Закиса


Донное время подошло к концу, и мы с товарищем начали подъем на поверхность с прохождением декомпрессии. Оказавшись в лодке, я посмотрел на небо и подумал, как прекрасно, что над головой мирно светит солнце, а в воздухе раздаются не взрывы снарядов, а гудки трудяг - сухогрузов.Позднее я узнал, что погубившую «Малютку» подводную лодку U-144 настигло возмездие 10 августа 1941 г. Она была потоплена выстрелом двух торпед, выпущенных с ПЛ Щ-307 под командованием Н.И. Петрова. По иронии судьбы это был первый корабль противника, потопленный советскими подводниками в Великой Отечественной войне. Вот такая она – суровая Балтика.

 

«Малютка» М-78 – на дне суровой Балтики - фото 10

 

Денис Крутиков

Категория: Поиски и открытия
Опубликовано 18.12.2014 01:24
Просмотров: 2024