Вопрос науки. Как пандемия изменит мировую экономику

Вопрос науки. Как пандемия изменит мировую экономику - фото 1Находясь в самоизоляции, люди меньше покупают. Из-за этого производители меньше производят, а продавцы — меньше продают. Турпутевки, билеты на культурные мероприятия, траты на развлечения — все это стало совершенно неактуально в связи с пандемией. Всеобщий круговорот товаров и услуг одновременно замедлился на всем земном шаре. Какими последствиями это грозит экономике и каждому из нас?

Об этом в программе «Вопрос науки» Алексея Семихатова рассказывает ректор Российской экономической школы Рубен Сергеевич Ениколопов.

Кризис подобен Великой депрессии

Кризис уже случился: серьезный и самый настоящий. Многие ощутили это на своем кошельке. Главный вопрос, который всех волнует: как долго он продлится? Потому что глубина этого кризиса (по данным МВФ и не только) сравнима с кризисом Великой депрессии в первой половине XX века. Это один из самых больших экономических кризисов в истории.

Если мы посмотрим на самые серьезные экономические кризисы, они были связаны вовсе не с экономикой, а с такими серьезными вещами, как войны и пандемии. В четверке самых крупных экономических кризисов XX века — Первая мировая война, пандемия испанки и Вторая мировая война. Если говорить об испанке, тот кризис был связан с тем, что в астрономических количествах умирали люди.

Текущий кризис — абсолютно уникальный в истории. Он вызван действиями государств, которые сознательно тормозят свои экономики ради того, чтобы снизить скорость распространения вируса и спасти человеческие жизни. То есть в каком-то смысле это контролируемое введение экономики в состояние медицинской комы. И в этом смысле она пока контролируемая.

Вопрос науки. Как пандемия изменит мировую экономику - фото 2

Действия стран были неодинаковыми. Во многом потому, что мы очень много чего не знаем с медицинской точки зрения про вирус и с точки зрения последствий от пандемии для экономики. Поэтому, пытаясь найти баланс между интересами здравоохранения и экономики, разные страны приходят в итоге к разному выводу — иногда ошибочному.

Италия — это пример, когда выбрали одну стратегию и в итоге пожалели. Решили: «Экономика важнее, потому что кризис где-то там, в Китае. Это не наша проблема». В итоге они принимали меры слишком поздно. Сработает ли шведский подход? Мы этого до сих пор не знаем. В Сингапуре все на первый взгляд шло хорошо, а потом новая волна, все возвращается и возвращается.

На самом деле надо понимать, что уровень неопределенности гигантский. А в условиях неопределенности любой человек начинает тратить гораздо меньше денег. Люди не готовы брать в кредит, они откладывают на черный день и сберегают гораздо больше. И компании тоже.

Вводимые меры приводят к тому, что сокращается производство, потому что половина людей сидит на карантине. Спрос падает из-за того, что у людей меньше денег и им негде взять средства. Кто-то банкротится. Какие-то рестораны закрываются. Индивидуальные предприниматели ничего не зарабатывают. Сам факт того, что они не зарабатывают, впоследствии приводит к тому, что падает спрос и падает производство, потому что некому это продавать, и это, в свою очередь, ведет к тому, что опять же падают доходы, падает спрос... Вот такая спираль, когда падение производства и падение спроса зацикливаются друг в друга и уходят в пике — это и есть экономический кризис. Великая депрессия была примерно такая же.

«Россия делает слишком мало и слишком поздно»

Все говорят о роли государства в сегодняшнем кризисе. Потому что государство, в принципе, может разорвать порочный круг, снизив эффект от падающего спроса, — дать больше денег людям, которые сейчас не зарабатывают своим трудом, потому что им запретили это делать. Или если государство будет давать, например, трансфер владельцу малого предприятия, то этот человек продолжит тратить, и падение спроса будет не такое сильное, и мы не уйдем в эту спускающуюся спираль.

Такой подход работает в каждой из стран, но эффективность гораздо меньше, чем если бы это были скоординированные усилия. Потому что мы живем в мире, где производственные цепочки разбросаны по разным странам. Россия в полной мере ощутила это, потому что самый большой удар сейчас случился у нас за счет падения спроса на нефть, а это происходит потому, что в других странах падает экономическая активность — им не нужна нефть в таких количествах, как раньше. В России из-за этого экономический кризис. Поэтому скоординированность действий сейчас очень важна.

 
 
 
 

Как минимум в странах G20 мы видим очень активное вмешательство государства. Там примерно можно понять, какой должен быть объем вмешательства. Если экономика падает на 5%, государство должно вложить дополнительные 5% ВВП. Это совершенно неоптимистичный, но реалистичный сценарий.

Некоторые страны планируют внести больше. Во Франции доходит до 15%, по некоторым расчетам — до 20%, если учитывать такие непрямые меры, как гарантия по банковским кредитам и т. д. Объемы очень существенные. Особенно у стран G20. Россия в этом смысле пока немного отстает. Она двигается в том же направлении, принимает похожие меры, как и другие страны. Это помощь малому и среднему бизнесу, индивидуальным предпринимателям, предоставление банковских гарантий — все делается как бы так же, только в гораздо меньших объемах. Этому есть разные административные, политические объяснения, но если ставить диагноз, то Россия делает слишком мало и слишком поздно.

Неравенство внутри стран и между странами

Скорее всего, текущий кризис сильно увеличит неравенство и внутри страны, и между странами. Ограничения гораздо больше бьют по бедным слоям, потому что они зарабатывают меньше. Образованные люди с интернетом могут позволить себе работать дистанционно и продолжать зарабатывать даже в таких условиях. Если вы богатый человек, у вас есть подушка безопасности, которая позволяет вам спокойно, достаточно комфортно пережить временные ограничения и после отмены всех этих мер продолжить жизнь, как ни в чем не бывало. В отличие от бедных, которые реально поставлены на грань выживания. Это внутри страны приводит к очень сильному расслоению.

Мы ожидаем, что будет очень сильное расслоение и между странами. Например, США — в очень привилегированной позиции. Они могут брать в долг практически под нулевой процент достаточное количество средств и тратить, сколько им надо для спасения своей экономики. А у стран типа Италии или Испании уже большие проблемы. Поскольку у них и так долг около 100% или более процентов ВВП, они не могут брать больше в долг, а тратить должны. Единственное, на что они надеются и, судя по наметившимся тенденциям, получат, — это солидарная помощь от других стран Европы, которые помогут им в долг получить эти деньги.

Вопрос науки. Как пандемия изменит мировую экономику - фото 3

А посмотрите на развивающиеся страны! Например, на латиноамериканские страны. У них, во-первых, те же самые проблемы: они должны вводить ограничения. Во-вторых, очень большой долг. В-третьих, у них нет никаких соседей на севере, которые им одолжат деньги. У них нет возможности самим делать эти траты. Единственная их надежда — это международные организации, такие как МВФ, Всемирный банк и т. д. Но именно потому, что это мировой кризис и у всех стран одновременно возникает эта потребность, денег МВФ и Всемирного банка на это не хватит.

Тут очень циничный выбор: либо экономика уйдет в депрессию, либо они отменят эти меры и заплатят человеческими жизнями за экономическую невозможность борьбы с кризисом. И это очень опасные, на самом деле, последствия.

Капитализм останется, поскольку пока мы — человечество — ничего лучше не придумали. Все, что пробовали, не сработало. Но вот чего бы я ожидал, так это увеличения роли государства в области здравоохранения и социального страхования. Неслучайно сейчас стали так активно говорить о безусловном базовом доходе.

Я не верю в возможность абсолютно безусловного базового дохода, когда все жители получают одинаковую сумму — это ни одна налоговая система не потянет. Да и зачем миллионерам давать деньги? Но вот система, задающая уровень доходов, ниже которого люди не должны падать вне зависимости от обстоятельств, скорее всего, появится. Как минимум к ней будет сделан шаг, увеличится роль государства в социальной поддержке.

Технологии в плюсе

У меня такое ощущение, что с точки зрения общего развития у этого кризиса может быть положительная роль. Мы двигались по каким-то траекториям, связанным с развитием технологий, интернета, но как-то немного медленно, с инерцией. А кризис нам дает такой мощный, но не совсем ожидаемый толчок. Мы проскочим, скорее всего, на несколько лет вперед по этой траектории технологического развития.

 
 
 
 

Я вообще технологический оптимист. Все, что рутинное, скучное, неинтересная работа передается роботам или искусственному интеллекту — это же здорово! Людям это никогда не нравилось: им по душе заниматься чем-то творческим и интересным. Как раз это у нас останется, потому что этого не умеют делать роботы, искусственный интеллект и т. д. Достаточно легко поискать, какие профессии отмирают и передаются роботам: самые неприятные, скучные и тяжелые. И вот тут нам кризис, на самом деле, помогает скакнуть вперед.

Другой вопрос: что мы будем делать с людьми, которые сейчас резко потеряли работу, потому что их вытеснили все эти новые технологии? Как с этим справится общество? Будет ли поддержка людей, которые проигрывают в этой экономической трансформации? Это станет очень важным вопросом. Потому что все человечество двигается вперед, в среднем нам всем лучше, но кто-то страдает и надо этому «кому-то» помочь, чтобы это не было для него слишком больно.

Есть ли жизнь после кризиса?

Долгосрочное снижение потребления может научить вас жить аскетом. Возможно, вы просветлились и поняли, что мир — тлен и вам ничего не надо. Возможно, вам от этого хорошо, ваше личное благосостояние улучшилось. Но надо понимать, что для экономики в целом это плохо, потому что если вы ничего не покупаете, то становится плохо тем производителям, которые для вас что-то делают, и тем людям, которые хотели бы вам что-то продать, но не могут этого сделать. Поэтому если после выхода из кризиса люди будут меньше потреблять, это может привезти к неблагоприятному сценарию — будет более сильное экономическое падение.

Но я надеюсь, что этот кризис будет не таким затяжным, как Великая депрессия. Через сколько-то месяцев мы вернемся к нормальной активной жизни. Но она будет другая.

Очевидно, что какие-то вещи изменятся. Люди станут гораздо меньше ходить в рестораны толпами. Мероприятий с массовыми скоплениями народа тоже станет гораздо меньше. Многие люди будут заказывать себе онлайн-доставку, а не ходить в магазин

Сейчас, в негативной ситуации, если у вас сократились заработки, но появилось время, надо потратить его с пользой для того, чтобы понять, каким бизнесом вам заниматься теперь, в новой формации, и каких навыков вам не хватает сейчас, чему стоит подучиться. Какие замечательные онлайн-курсы на самоизоляции! Можно заниматься онлайн-образованием. Посмотрите, каких не хватает навыков, воспользуйтесь вот этим, неожиданно свалившимся на вас временем для того, чтобы не жалеть себя и переживать, сидя на самоизоляции, а получить новые знания и выйти уже более подготовленным в мир, когда наконец-то экономика начнет восстанавливаться.

Источник

Категория: Эко экономика
Опубликовано 28.05.2020 19:31
Просмотров: 1404