Егор Борисов: «НЕ ВСЯКИЙ ГУМАНИЗМ ПОЛЕЗЕН ДЛЯ МОЕГО НАРОДА»

Егор Борисов: «НЕ ВСЯКИЙ ГУМАНИЗМ ПОЛЕЗЕН ДЛЯ МОЕГО НАРОДА» - фото 1Есть коллеги, увлекающиеся письмами Президентам. Это как пинг в пустоту – ответа нет, даже эха. Я поэтому в своей журналистской практике предпочитаю беседы с Президентами – и не только потому, что налицо мгновенное реагирование. Президент – это политик высшего класса, способный обозреть ситуацию не только с высоты птичьего полёта, но проникая в её суть и моделируя комплексный подход для оценки последствий. Общаясь с Президентами вживую, приобщаешься, например, к менеджерскому дискурсу, начисто отвыкая от абстрактной аналитики и всегда взвешивая любой посыл с точки зрения его реализуемости и результативности.

Президент Республики Саха (Якутия) Егор Борисов – это классический Президент. В эпоху тотальной вертикали, когда менять наименование своей должности стало не просто хорошим тоном, но средством в этой вертикали выжить, Егор Афанасьевич остался Президентом, причём одной из самых больших республик в мире. Так что это не должность, а судьба. И судьба уникальная – олицетворять собой традиционалистский подход в политике, умело сочетая политические и технологические тренды с культурными традициями консервативного восточного социума. Проще говоря – это не только сын своего народа, но его вождь, будучи плоть от плоти своего рода. И это не комплимерт, а простая констатация факта. Впрочем, далеко идущая…

Игорь ПАНАРИН.

И ЭТО ВСЁ О НЁМ

Егор Афанасьевич Борисов — Президент Республики Саха (Якутия) с 2010 года, Председатель Правительства Республики Саха (Якутия) (2003—2010).

Родился 15 августа 1954 года в селе Чурапча Якутской АССР.

В 1971-1991 гг. – слесарь-ремонтник, заведующий мастерскими, управляющий Чурапчинского районного объединения «Сельхозтехника», первый заместитель начальника Чурапчинского районного управления сельского хозяйства, второй секретарь Чурапчинского райкома КПСС, председатель Чурапчинского районного совета народных депутатов. В 1979 году окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт по специальности «инженер-механик».

В 1991-1992 гг. – заместитель министра сельского хозяйства Республики Саха (Якутия), генеральный директор объединения «Якутагротехсервис».

В 1992-1998 гг. – заместитель, первый заместитель Председателя Правительства Республики Саха (Якутия).

В 1998-2000 гг. – министр сельского хозяйства и заготовок Республики Саха (Якутия), директор Якутского НИИ сельского хозяйства (по 2002 г.).

В 2002-2003 гг. – первый заместитель Председателя Правительства Республики Саха (Якутия).

В 2003-2010 гг. – Председатель Правительства Республики Саха (Якутия).

В соответствии с постановлением Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) от 17 июня 2010 года ГС № 783-IV наделен полномочиями Президента Республики Саха (Якутия) сроком на пять лет.

24 апреля 2014 года в связи с заявлением Президента РС(Я) Е.А.Борисова о досрочном прекращении полномочий и в соответствии с подпунктом «в» пункта 1 и подпунктом «а» пункта 9 статьи 19 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» Президент Российской Федерации В.В.Путин постановил принять отставку Президента Республики Саха (Якутия) Е.А.Борисова по собственному желанию и назначить его временно исполняющим обязанности Главы Республики Саха (Якутия) до вступления в должность лица, избранного Главой Республики Саха (Якутия).

С 2007 года является членом партии «Единая Россия».

Женат на Прасковье Петровне Борисовой (с 1977 года), имеет двух взрослых дочерей (Алёна и Сардана), воспитывает внуков.

Доктор экономических наук.

Академик Российской экологической академии.

Президент Федерации спортивной борьбы Республики Саха (Якутия).

Награды:

Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (23 июня 2014 года) — за достигнутые трудовые успехи, значительный вклад в социально-экономическое развитие Российской Федерации, реализацию внешнеполитического курса Российской Федерации, заслуги в гуманитарной сфере, укреплении законности, защите прав и интересов граждан, многолетнюю добросовестную работу и активную законотворческую деятельность.

Орден Дружбы (2007).

Заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия).

Почётный железнодорожный строитель.

Мастер связи.

Почётный донор России.

Почётный знак «За заслуги в развитии физической культуры и спорта» (30 октября 2013 года) — за большой личный вклад в развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации, пропаганду здорового образа жизни и в связи с 90-летием со дня образования федерального (государственного) и территориальных органов исполнительной власти в сфере физической культуры и спорта.

Орден Святого равноапостольного великого князя Владимира I степени (2010).

ВРЕЗКИ

Егор БОРИСОВ

«Рост общественного интереса к культуре северных регионов России, осознание их социокультурной роли в межрегиональном и международном сотрудничестве создает мощную основу для понимания современных глобальных процессов. В этой связи особое значение имеет осмысление современной информационно-коммуникационной революции, плоды которой неумолимо влияют на общественное сознание, меняют устоявшиеся культурно-нравственные и моральные нормы, стирают границы, прежде всего это касается сохранения и популяризации языковой культуры.

В Республике Саха (Якутия) проживают представители более 120 национальностей. Сохранение и развитие национальных языков, культур, обычаев и традиций является приоритетом нашей региональной политики. Проводится большая работа по гарантированному развитию якутского и русского языков, родных языков коренных малочисленных народов.

Мы понимаем, что сохранение языкового и культурного разнообразия невозможно без использования информационно-коммуникационных технологий»

(Из поздравления III Международной научной конференцией ЮНЕСКО «Языковое и культурное разнообразие в киберпространстве», 29 июня 2014 г.)

«Уже сегодня мы имеем возможность объединить изолированные энергорайоны юга, севера и запада Якутии в единую систему. Вопросу развития этой сферы должно уделяться особое внимание, ведь без развития энергетики невозможно создавать новые производства промышленного, аграрного направлений. Есть стратегические ориентиры дальнейшего развития. Пока только атомной энергетики в Якутии нет, однако существует вероятность, что в ближайшее будущее и этот вид энергетики появится Начинается строительство Якутской ГРЭС-2 – уникального проекта, который решит все проблемы энергообеспечения центрального района Якутии. Республика находится среди первых регионов России, начавших реализовывать программы освоения солнечных, ветряных источников энергии. Все это дает определенные возможности для дальнейшего развития»

(Из выступления, посвящённого 100-летию запуска первой электростанции в Якутии, 9 августа 2014 г.)

Игорь Панарин:Егор Афанасьевич, мой первый вопрос, естественно, про Северный форум (Республика Саха (Якутия) председательствует в этой международной организации с 2011 года. – Ред.). Всем известно, что будучи фактическим главой, Вы возродили его из пепла и даже финансового краха. Когда в недавно Вы сказали в РИА «Новости», что международная обстановка не самая гладкая, уточнив, что конечно, проблемы решаемые, было понятно, что имеются в виду проблемы северные – тут все в одном флаконе – и претензии Евросоюза, и добыча углеводородов на шельфе, и российский контроль. Получается, и это отчасти вытекает из Ваших слов, что Форуму угрожает «большая политика». И это досадно, потому что на прошлом форуме было отмечено, что наметилось определенное движениепозитивного характера(18 октября 2013 г. на заседании Генеральной ассамблеи Северного Форума Якутия продлиласвоепредседательство в организациидо 2015 года. Как заявил тогда министр регионального развития России Игорь Слюняев, «это закономерный результат активнойпозициипрезидентаЯкутиипообъединениюусилиймеждународныхорганизаций, субъектов РФ, всех, ктозанимаетсярешениемобщихвопросов по развитию Арктического региона». – Ред.). Гости из Исландии и Норвегии убежденно говорили о взаимодействии в сфере опыта освоения северных территорий. Они пришли со своими идеями, и все вместе говорили об общем доме – Арктике. Вы, безусловно, были душой всего форума как политик мудрый, доказавший свою состоятельность, политик,который наполнил душой этот угасавший Северный форум. И вдруг сейчас эта тревожная ситуация, едва ли не канун полярных войн. Как Вы можете её прокомментировать?

Егор Борисов:Знаете, Игорь, я, конечно, отвечу, что сама тематика свою актуальность не теряет. Будущее Северного форума, я уверен, никак не будет связано с той политикой, которую пытаются сегодня провести по отношению к России другие страны – и западного мира, и США с Канадой. Видите ли, Арктика сама по себе, свои законы, своя прагматика. Так получается, что в Арктике любая проблема комплексная, и участие, а тем более неучастие в ней кого-нибудь из заинтересованных сторон – это всегда ощутимое препятствие в разрешении конкретных проблем, тем более если речь идет о неучастии России, которая в Арктике занимает и контролирует очень большую долю – и по своей территории, и по своей мощи, и по своему геополитическому положению. Я уверен, что без участия России проблемы Арктики вряд ли окажутся разрешимыми. Но они будут решаться. Все участники диалога в Арктике это понимают, и все в равной степени заинтересованы в продолжении диалога. Именно поэтому Северный форум, который сегодня выносит на повестку дня определенные вопросы, связанные с проживанием на этой территории народов Севера, наиболее приближен к текущим и глобальным проблемам, требующим своего разрешения. Более того, Северный форум собрал людей, готовых к диалогу и к решению проблем, заинтересованных в этом. Поэтомуя не считаю, что те негативные процессы, которые сегодня происходят по отношении к России, немедленно отразятся на ситуации диалога вокруг Арктики. Думаю, что эти процессы пока, по крайней мере, не будут так глубоко влиять на деятельность Северного форума.

Россия жестко интегрированав мировые экономические и политические процессы, её участие невозможно отключить поворотом рубильника. Взять, к примеру, компании из той же Канады, которые работают на территории Республики Саха. Их представители публично заявляют, что они не должны отсюда (из российского сектора Арктики – Ред.) уходить, что они должны работатьи учитывать те условия, которые сложились, и что они будут поддерживать нас. И мы в свою очередь окажем поддержку в деятельности этих компаний на территории Якутии. Мне кажется, что на уровне субъектов деловые вопросы решаются проще. В этом, по моему мнению, кроется успех в развитии взаимоотношений с зарубежными бизнес-структурами на уровне субъектов. И если уж мы не можем совсем искоренитьили выбросить за пределы значимости влияние большой политики, – увы, это уже невозможно сегодня, – то нам остается просто понимать друг друга. Вот сегодня, например, приходят и говорят, что Международный банк реконструкции и развития, который находится в нашем субъекте Федерации, желал бы принять участие в наших комиссионных проектах. Вопрос – видим ли мы в республике в этом перспективу? Прямой вопрос – прямой ответ: пожалуйста, приходите, работайте, принимайте решения, вкладывайте. Это небудет зависеть от политики, которую проводит страна,где зарегистрирован банк-инвестор, в отношении России. И, скажу вам, прямые связи намного эффективней. Они нужны, они сегодня не теряются, и вот здесь есть еще один смысл работы Северного форума – оддерживать связь на уровне конкретных прагматичных решений. У нас в Арктике очень много общих проблем. И если есть желание у некоторых стран попытаться давить через Северный форум для достижение геополитических выгод, то это весьма не мудрые желания. Без участия России ни одна практическая проблема в Арктике решена быть не может.

И.П.:Вот я хотел бы продолжить международную тему. Буквально за час до встречи с вами у меня состоялся разговор с послом Швейцарии в России Пьером Хельгом. Мы с ним общаемся достаточно продолжительное время и даже немного дружим. Я весьма обтекаемо спросил его про события в Славянске, наш журнал посвятил этой трагедии целый номер. Он ответил: прав поэт, все могут короли, кромеиметь право на простые и естественные чувства. Вы – глава крупнейшей по территории республики, и в масштабе России, да и в мировом масштабе. Но пусть это будет не вопрос к главе республики, но вопрос к человеку мыслящему и чувствующему. С чем у Вас сейчас ассоциируются слова «Славянск» и «Донецк»?

Е.Б.:  Ну, признаюсь, до недавнего времени об этих городах у нас в Якутии мало кто знал. Для нас это было где-то далеко на Западе. И вотмы сегодня узнали, что на Украине происходит нечто не укладывающееся в рамки сознания. Гражданская война, страдания детей стали нормой, люди остаются без крова. Мы слышим об этом, хотя в сознании это не укладывается. Все это очень сложно. Это Юго-Восток Украины. Это наши кровные братья. Очень нам не нравится, что такие события происходят на Украине, совсем рядом с нами, с Россией. Не нравится еще и потому, что Украина была составной частью того государства, где я родился. Понимаете! Поэтому очень сложно все происходящее, сегодня вокруг Славянска и Донецка, воспринимается. Вот вам моя искренняя реакция.

И.П.: Спасибо. Действительно искренне.Следующий вопрос я бы хотел посветить инновациям. На конференции в РИА «Новости» вы говорили о месторождении гелия в республике. Наш корреспондент Игорь Солонцов спрашивал Вас о дирижаблях и дирижаблестроении. Одновременно Вы обозначили основные векторы развития экономики республики. Для большинства россиян Якутия –это совершенно далекий край, где уж наверняка есть медведи, и лишь не многие знают, что республика обладает научной базой, что в республике действуют инновационные программы. Это звучит как чертик из табакерки. И вы как факир демонстрируете чудо. Какие еще любимые игрушки запрятаны в вашем кармане? Какую из этих игрушек вы лично считаете любимой?

Е.Б.:Видите ли, особенность моего положения в том, что я по долгу службы обязан смотреть на задачи и формулировать их комплексно, скажем на уровне субъекта, в частности Республики Саха (Якутии). В целом я понимаю ситуацию так. За последние годы мы приобрели определенный опыт в деле развития рыночной экономики. Плохой или хороший – это вопрос анализа и подведения итогов в будущем. Сейчас мы можем констатировать, что опыт есть, что это наш опыт, опыт, который мы обрели в процессе работы.

С точки зрения стороннего наблюдателя, может показаться, что мы слишком дорого заплатили за этот опыт, что, собственно, не уменьшает его ценности для нас. Да, наш опыт приобретен методом проб и ошибок, но мы изначально выбрали в качестве фундамента этот метод. Мы не стали обращаться к науке, не стали обращаться к передовому опыту. Когда в 90-ые годы мы начали заниматься экономикой, что мы сделали? Отпустили ценыи объявили о том, что у нас рыночная экономика. А как дальше двигаться, мы не понимали, и никто не подсказал нам, не обозначил ориентиры движения. И это не только в Якутии – всем россиянам пришлось пройти эту дорогу, именно по методике проб и ошибок. Задним числом очевидны ошибки и просчеты, но не способы их исправить. В результате приватизации мы получили очень мало.

Расшифровка самого понятия приватизация позволит расширить рамки нашего разговора. Так вот, приватизация – это экономический термин. Или, если вам так больше нравится, экономическое определение. Приватизация – это форма преобразования собственности, представляющаясобой процесс передачи (полной или частичной) государственной (муниципальной) собственности в частные руки. Обратите внимание – термин целиком держится на связи с собственностью. Передача собственности в некие абстрактные частные руки. И прежде всего передача государственной и муниципальной собственности. Обратите внимание на ключевое слово – передача. Так в чем ошибка? Да в том, что в результате всех преобразований, когда речь шла о приватизации, мы позабыли про вторую часть определения – про то, что в результате появляются и частная собственность, имеющая стоимость, и люди, распоряжающиеся этой собственностью на правах собственника. Понятно, что человек, который обладает собственностью, обязан выстроить определенные отношения с другими членами общества, а общество должно выстроить взаимоотношения собственников с собственностью, и взаимоотношения эти должны быть совершенно конкретными. Должны появиться общественные отношения с учетом существования частной собственности, и эти общественные отношения должны четко регулироваться законодательством. Ведь как получилось – мы предполагали регулировать экономическую категорию, собственность, но при этом забыли, что еще существуют отношения между собственниками, между обществом и собственниками. В результате получилось то, что получилось – приватизация как процесс, который игнорировал важнейшие вопросы социального регулирования. Получилось, что с точки зрения новых норм существования собственности мы лишь формально остаемся одинаковыми и равноправными. На деле же появились очень богатые и очень бедные. И всё потому что не был отрегулирован главный вопрос – не были учтены интересы самого общества, не были заложены перспективы его развития. Сегодня от ошибок приватизации страдают многие сферы общественного развития – медицина, образование, наука, построение инфраструктуры. И таких результатов мы добились именно методом проб и ошибок. Если бы мы брали за основу науку, знания и опыт, который уже имелся в мире, мы могли бы избежать подобных ошибок. Сегодня пока еще по инерции мы двигается по не оправдавшему наших ожиданий пути. Но уже сегодня, на уровне государства, на уровнях субъектов, ставится задача о переходе на инновационный путь развития. Мы ставим вопрос, о том, что инновационностьможет содержаться в деятельности конкретных людей и конкретных предприятий, например,в малом и в среднем бизнесе. Инновационность в крупном бизнесе всегда присутствует, потому что крупный бизнес – это более совершенная рыночная структура и работает на прибыль, а прибыль всегда нуждается в затратах на технологии.

Для себя в Якутии мы решили, что сегодня в малом и среднем бизнесе, о которых я уже упоминал, пойдем инновационным путем. Это означает, что потребуется создавать соответствующую инфраструктуру, инновационную, то есть создать условия, чтобы люди научились новому. Мы уже научились инновационному подходу. Инновации внедрять– это вам не камешки по поверхности воды вбрасывать, это плановая работа, и у нас она ведется. Это, во-первых, созданный технопарк, есть бизнес-инкубатор, в нем мы изучаем национальные особенности малого бизнеса, потом венчурный фонд, потому как инновационная деятельность происходит от интеллектуальной, а стало быть, собственных средств не имеет. Интеллектуальную собственность заложить в банке трудно, прямо скажем, невозможно. В таких случаях, мы на это надеемся, нам поможет венчурный фонд.

И, наконец, о конкретных проектах, которые мы называем инновационными. Онипрежде всегосвязаны с информационными технологиями, в этой направлении есть кое-какие идеи, и мы стараемся их реализовать. Есть планы открытьIT-парк, тем более что в России уже есть определенный опыт в их создании. У нас есть очень хорошие ребята, которые занимаются на американском рынке, например, разработкойигровых программ, и очень хорошо себя там чувствуют. Мы хотим их собрать, и создать у себя кластер – это тоже в определенном смысле инновационный подход по бизнесу. Дальше мы создадим малые инновационные предприятия, с учетом особенностей Якутии, например, по строительству, по строительным материалам. Пусть эта работа идет своим ходом. Инновационный подход должен быть привит и в систему управления, и в производственный сектор. Важно, что инновационность сегодня должна просматриваться во всех сферах деятельности нашей Якутии, и наших руководителей, и конкретных предприятий. Вот это я сегодня настаиваю на проведении такой линии.

И.П.: Егор Афанасьевич, Вы сказали о не совсем гладком опыте приватизации, когда были упущены из виду социальные аспекты, так что Вы усомнились во всесильной регуляторной способности «невидимой руки рынка». Попробую развить мысль и поставить вопрос ребром. Должен ли глава Республики Якутия формировать на региональном уровне условия для бизнеса, учитывая, что любой бизнес направлен прежде всего на получение прибыли? Требуется ли вся мощь правительства республики для решения каких-то деловых задач, в том числе по полезным ископаемым, или же правительство республики и глава Якутии должны быть равноудалены от бизнеса? А может быть. правительство и глава Республики Саха (Якутия) должны быть равноправным коллективным игроком в деловых процессах, ну скажем, неким игроком над игрой, бизнес-ангелом, о необходимости которых в венчурном бизнесе постоянно говорит глава Российской венчурной компании Игорь Агамирзян?

Е.Б.: Это вопрос очень сложный, с одной стороны, а с другой – онпоставлен не только Вами, но самим временем, и требует обсуждения. Закон предоставляет субъектам Федерации необходимые полномочия, и по определенным направлениям эти полномочия особенно действенны. Я говорю про полномочия, которыми наделены власти всубъектах, и о том, как эти полномочия по уровням разделены между субъектами и федеральной властью. У каждой ветви государственной власти свой уровень решения вопросов. Есть вопросы, которые должны решать субъекты, есть вопросы, в решении которых субъекты могут участвовать. Вот то, что касается добычи и разведки полезных ископаемых, – это целиком прерогатива федеральной власти, сточки зрения организации этого производства, с точки зрения созданий определенных условий. Но с другой стороны, субъектам дается право создавать условия или проводить мероприятия по повышению ответственности участвующих в этих процессах игроков, здесь я говорю о повышении социальной ответственности. То есть мы говорим о том, что инвестор илипользователь, который приходит на территорию,руководствуется федеральным законом, федеральными рамками, но при этомв той части, когда игрок будет пренебрегать установленными нормами и правилами социальной ответственности, он подпадает под юрисдикцию местных органов власти. И я Вас уверяю – в нашей республике никто не уйдет от выполнения норм и правил социальной ответственности. Потому что в этой частитолько субъект вправе установить свои правила игры!Как это может выглядеть? Например, в форме ассоциации– инвестор оказывает муниципалитетам или местным жителям определенную помощь и содействие в развитии инфраструктуры на местах, опять же в рамках тех механизмов и границ, которые установлены федеральной властью. Можем ли и хотим ли мы, органы местной власти,становиться участниками хозяйственных и деловых процессов? Конечно, прежде всего мы призваны создать эффективный механизм, который бы работал на территории, который бы обеспечивал благоприятные, комфортные для работы условия, чтобы предприятия работали устойчиво, сохраняя налоговую базу.

Налогообложение и льготы – это серьезнейший инструмент в руках субъектов. Посредством этого инструмента можно и благоприятные условия создавать, помощь оказывать. И в свою очередь, для участников игры платить налоги должно быть полезно – это как бы создавать условия для своего же развития. Безусловно, мы как субъект Российской Федерации сможем и условия для бизнеса создать, и сами принять участие в бизнесе. Вопрос о том, может ли принимать участие в процессе сторона, которая готовит правила участия, конечно, полемичный. Здесь было много споров, но я сторонник участия, а значит, необходимо создавать новые условия над барьерами, экономические условия. И эти условия должны быть направлены на то, чтобы было легче, чтобы инвестор, гидропользовательили любой другой хозяйствующий субъект почувствовал себя комфортно в своей деятельности. Чтобы это сказывалось на производительности труда, на развитии нашей территории. Конечно, должна быть его инвестиционная прибыльность, его устойчивость и налогоспособность. Вот через это мы решаем несколько задач – укрепляем бюджет, через который решаем все социальные вопросы, путём создания этого предприятия создаем рабочие места, которые тоже создают доходы для населения. Вот эту политику нам надо понимать, а если мы вводим участокнепосредственно в управление, если будем участвовать в урегулировании, то могут быть негативные последствия. Мы теряем поле маневрадля предприятий, начинаем как-то влиять на процессы внутри них. И последствия этого влияния могут быть весьма отрицательными. Так что моя позиция – да, участие, но только в крайних случаях, кризисных, а во все остальное время создавать условия, чтобы получали прибыль и платили налоги.

И.П.:Я с Вами хочу немного поспорить. Дефицитарная модель экономики, конечно, пока выглядит самой эффективной, но это если мы говорим о каком-либо густонаселенном районе. Меня, конечно, осудят социалисты, но, увы, необходим один голодающий для того, чтобы у другого появилась мотивация двигаться, изобретать, преодолевать препятствия. Но если плотность населения – один человек на сотни километров, и сплошная ледяная пустыня, то экспериментаторство с дефицитарной американской сказкой не выглядит убедительно. Тем более что опыт выживания, имеющийся у этого одного человека, весьма ценен, и есть реальная угроза его потерять, а заменить этот опыт нечем. У некоторых народов этот опыт складывался тысячелетиями – от симбиотического до культурного и цивилизационного после приобщения к основам мировой культуры. Тут голым либерализмом не прикроешься. Тут потребуется протекционизм, мне кажется, не инвазивный, как говорят медики.

Е.Б.: Я ни в коем случае не предлагаю либеральную модель развития. Я предлагаю внедрение механизма, который бы соотносился с известными рыночными законами. Я говорил о создании необходимых и достаточных рыночных условий для предприятий всех форм собственности на территории Республики. Конечно, первое представление такое, что государство именно создает необходимые механизмы для того, чтобы предприятие комфортно себя чувствовало. Но мы не можем отменить объективных условий – суровой зимы, сезонного завоза, протяженности и значительных расстояний. Ведь как бывает – начинает какое-то предприятие работать, проходит время и становится очевидным, что это предприятия в условиях зимы, в условиях Якутии работать не может. Или еще хуже – может работать, но последствия непредсказуемы. А это предприятие жизненно необходимо для экономики Республики. Вот и приходится создавать отчасти тепличные условия, выдумывать особые какие-то преференции, чтобы эта компания работала. Вот это и есть вынужденный протекционизм, о котором я говорю.

И.П.:Егор Афанасьевич, конечно, я не бывал в Якутии, но я побывал на Камчатке, в Магаданской области, на Дальнем Востоке, на Сахалине, даже на Кунашир удалось попасть. Я видел, как живут национальные общины. Каждый из тех людей, кто живет в труднодоступных местах, ценен. Почему? Такие вопросы отпадают сами по себе, если вопрошающий проедет с десяток хотя бы километров по дороге от Магадана до Якутска. Собственно, там нет дороги, там есть способ добраться, и этот способ не под силу случайному человеку. А ведь там должно быть место не только для героев, но для врача, для учителя, для нотариуса, наконец. Так что, протекционизм, я думаю, неизбежен.

Е.Б.:Ну что ж, насчет протекционизма отвечу вам в восточном стиле. Исторически сложилась так, что коренное население Якутии, якуты, сегодня настроены против протекционизма. Когда мы перешли к так называемой рыночной экономике, то поняли, что людям на Севере в условиях рыночной экономики не выжить. Как ни крути, получается, что затраты большие, а доходы маленькие. Не от хорошей жизни мы в 90-х годах в Якутии начали принимать решения сначала о поддержке, а затем и о полной протекции в отношении жителей Республики. Причём использовали самые разные механизмы. Мы и дотации вливали, и действовали через определенные индикаторы эффективности труда, то есть зарабатывал производитель на продукции, продавал на рынке, а мы давали ему какие-то дополнительные ресурсы. Вроде бы пошло дело, но проявилась проблема – как считать доходы. Это продолжалось десятилетия. В конце концов мы смогли усовершенствовать механизмы поддержки. Мы смогли убедиться на собственном опыте, что с протекционизмом дело не все так просто. Искусственные условия отбивают у людей чувство реальности. Над обществом замаячила угроза погрязнуть в многообразии форм иждивенчества, инфантилизма. Притупилось чувство опасности – да, именно так! Мы стали отмечать, что у наших людей, северян, стала появляться, и укоренилась не свойственная прежде, потребительская психология. Люди стали терять уверенность в своих силах. Появилось представление, что без государства они, каждый в отдельности, ничего не представляют. Эти вчерашние отважные рыбаки, охотники, оленеводы, способные в одиночку преодолеть сотни километров снежной пустыни, затосковали. Я говорю об этом с болью, поэтому, что это мои земляки, мои сородичи. Так что, увы, вынужден быть осторожен в своих предложениях, в высказываниях на тему гуманизма. Не всякий гуманизм полезен для моего народа. Всякий раз нужно проверять, чем то или иное гуманистическое предложение заряжено. Перед нами стоит важнейшая задача – переориентировать людей с потребительско-ожидательного образа мышления на эффективно-результативный. Да, нужно корректировать уровень доходности, но так, чтобы субсидии приходили через труд, через результат труда, а не через прямую протекцию государства.

И.П.:Вы будете ратовать за отмену протекционизма?

Е.Б.: Я хочу, чтобы люди не сидели в ожидании халявы, но двигались, работали, добивались результатов. Вот допустим, кто-то производит молоко, и пусть через то количество молока, которое он произвел, он получит содействие и дополнительный доход. Но пусть это будет без излишнего благодушия. Но он производитель, он ведь живой человек. Он как ставит вопрос – мол, мы молоко можем надоить, а можем не надоить, но вы обязаны дать нам помощь. Логику производителя понять можно, но не потакать. Если последовать такому требованию, то субсидия становится тормозом развития, а не двигателям. Поэтому ясегодняпоставил задачу менять в корне механизмы поддержки. Мы будем поддерживать, но вы должны понимать, что эту помощь надо получать через труд, а не так, чтобы с неба падало. Протекция очень опасна для нас сегодня. Люди должны понять, ради нашего общего будущего, когда протекция благо, а когда нет. Сойдемся во мнении, что когда государство напрямую дотирует, напрямую поддерживает, то это хорошо. Но всегда считаем результат и по степени результативности оказываем поддержку.

И.П.: Думаю, что самое время вернуться к теме инноваций. Ваш коллега из Татарстана Рустам Миннихановрассказывал нам про проект Иннополиса – города будущего, Города Солнца, только не утопического. Это проект создания нового города, который объединит молодых высококвалифицированных специалистов со всей территории страны, усилив тем самым инновационный потенциал Российской Федерации. Перспективная численность населения Иннополиса – 155 тысяч человек, 60 тысяч из которых – высококвалифицированные специалисты. Иннополис – это «умный город» с разветвленной бизнес-инфраструктурой: технопарки, центры разработок. Понимаю, чтонужно сегодня верить в технологическое чудо. Минниханов искренне верит в развитие этого проекта, похоже, это его любимое детище. Хотя оппоненты давно уже безжалостно окрестили проект девелоперским, как и Сколково (то есть направленным на повышение капитализации жилья. – Ред.). Есть жилье, город, а науки, технологий пока нет, и не предвидится, и молодежь талантливая в Город Солнца не спешит. А Вы готовы критично отнестись к возможному провалу вашего инновационного Города Солнца?

Е.Б.: Ну я постоянно с молодежью взаимодействую, разговариваем, спорим. В условиях Якутии надо найти собственную формулу Иннограда, найти золотую середину. Я думаю, что сегодня IT-технологии востребованы во всем мире, это уже общее место. С другой стороны, у нас нет условий создавать производство товаров народного потребления. Некоторые виды продукции, мощные автомобили, например, производятся, но все это убыточное – слишком велики расстояния, слишком суровый климат. Поэтому нам нужно искать такие технологии и производства, которые менее энергозатратны при производстве и транспортировке. А IT-продукты – это как раз то, что надо. Попробуем.

Кстати, у нас имеется и другой проект. В Якутии главная проблема – тепло. Поэтому мы начали строить так называемые«умные дома», чтобы тепло в них сохранилось. Сейчас все тепло из жилищ через верх выходит, поэтому необходим прорыв в технологиях энергосбережения – как малыми расходами получить большее тепло. В этом как раз нам и помогут «умные дома». Инновационная система отопления призвана регулировать температуру воздуха в жилищах и уровень отопления, для чегоустанавливается необходимый набор датчиков. То тепло, которое поднимается вверх, должно возвращаться обратно. Потом мы на крышах этих домовпоставили солнечные батареи, и когда появляется солнце,мы экономим энергию на обогрев. Так солнечная энергетика оказывается использована в практическом деле – обогреве дома. В этих же домах мы устанавливаем такие системы, которые из холода получают тепло, и возвращают его в дом. Это не фантастика, не утопия, а реальность. Просто используются разные технологии для производства тепла. Мы используем энергетические подсказки самой природы, для того, чтобы снизить бремя оплаты за электроэнергию. В«умном доме» уровень использования традиционных источников энергетики относительно не велик, около 30-40%. И человек, проживающий в «умном доме», платит гораздо меньше за электроэнергию, за тепло. Сейчас это 60% от того что платили традиционно. И все это за счет использования новых технологий. Конечно, квадратный метр немножко дороже, зато всегда будет дешевле в эксплуатации.

И.П.:Кстати, перед встречей с Вами я заручился поддержкойВнешторгбанка в организации выставки качественно новых строительных материалов в вашей Республике. И, как оказалось, не напрасно, вам эта тема оказалась близка.

Е.Б.:Инновационность в сфере строительных материалов для нас, как и для всего северо-востока России,– действительно близкая тема. У нас при университете в Якутске созданы несколько инновационных предприятий. И производство строительных материалов – это очень серьёзное направление, с учетом особенностей Якутии. Многие из этих материалов значительно отличаются от традиционных: и по теплопроводности, и по легкости, по затратам на производство. Организация выставки строительных материалов – это интересный проект. Тем более, что нам и самим есть что показать, и на новинки тоже взглянули бы с удовольствием.

И.П.: Егор Афанасьевич, подводя итоги нашего разговора, хочу задать, наверное, самый каверзный вопрос, который вертится на языке, – размышляя о векторах развития Республики Саха (Якутия), не видите ли вы опасности в инновационном развитии для традиционного уклада якутов, суровых и мужественных людей, угрозы разрушения национального своеобразия многочисленных народов, населяющих Республику? Современные технологии, информационные в том числе, бросают социум в пучину нового глобализма, и нет уверенности, что можно выплыть…

Е.Б.: У Вас, может быть, и нет. А у меня – есть. Я слишком хорошо знаю свой народ. И, можете мне поверить, любое развитие, тем более бурное и инновационное, нам только на пользу.

 Составил Владимир Хлудов 

Категория: Эко экономика
Опубликовано 27.08.2014 00:43
Просмотров: 1364