Выход Японии из Международного китобойного договора может принести пользу китам.

26 декабря 2018 года Япония объявила, что он выйдет из Международной китобойной комиссии (МКК) и возобновит китобойный промысел в своих водах. Это вызвало резкую критику во всем мире. 

Министр окружающей среды Великобритании Майкл Гоув (Michael Gove) был “крайне разочарован”. Гринпис назвал решение "не идущим в ногу с международным сообществом “и ”подлым” за объявление об этом в середине праздничного сезона.

 

Выход Японии из Международного китобойного договора может принести пользу китам. - фото 1

Фото: Малого полосатика, пойманного в японских прибрежных водах в рамках исследовательской программы Японии, вытаскивают на берег в порту Кусиро на Хоккайдо. KYODO / NEWSCOM

 

Однако некоторые защитники природы говорят, что борцы за сохранение видов упускают главное. Самое главное, что Япония решила "остановить крупномасштабный китобойный промысел" в открытом море под мантией научных исследований", - говорит Джастин Кук (Justin Cooke), специалист по оценке морской популяции в Центре исследований по управлению экосистемами в Эммендингене, Германия. “Учитывая снижающийся аппетит к китовому мясу, Япония вряд ли начнет ловить гораздо больше китов в своих собственных водах, чем она уже 'это делает, - добавил он, - исходя из этого, мы не ожидаем каких-то больших изменений.” 

 

Патрик Рэймидж (Patrick Ramage), специалист по китобойному промыслу в Международном Фонде защиты животных в Ярмуте, штат Массачусетс, соглашается. "Это хорошая новость для китов, - говорит он, - а также для МКК, которая, наконец, может прекратить свои “продовольственные бои с китобойным промыслом” и сосредоточиться на других вопросах сохранения китов”. 

 

Япония никогда не скрывала своей надежды на возобновление коммерческого китобойного промысла, запрещенного в соответствии с мораторием МКК с 1986 года. В то же время она использовала в договоре МКК положение, позволяющее ее членам отлавливать китов в научных целях и продавать их мясо. Институт по изучению китообразных (ИИК) в основном собирал малых полосатиков, с незначительными уловами сейвалов, китов Брайда и несколько других видов. Японские ученые утверждали, что, кроме всего прочего, вскрытие китов имеет важное значение для определения рациона и возраста животных, но критикующие отвергли цель данного исследования как фиговый лист для коммерческого китобойного промысла и считают, что оно дает очень мало значимых данных. 

 

В марте 2014 года в иске, поданном Австралией, Международный суд встал на сторону критикующих, приказав Японии прекратить исследования Антарктического китобойного промысла. (Дело не касалось японских северотихоокеанских исследовательских программ.) Япония отменила свои антарктические исследовательские круизы на год, а затем возобновила их в рамках новых программ, которые она сочла совместимыми с решением суда. 

 

Китобойный промысел идет на спад 

В рамках своих научных программ Япония выловила тысячи малых полосатиков и меньшее число других видов. Число китов сократилось отчасти потому, что спрос на китовое мясо снизился, и может снизиться еще больше, когда китобойный промысел ограничится коммерческой охотой в прибрежных водах. 

 

Но, на двухгодичном совещании МКК в сентябре 2018 года в Бразилии Япония также предложила новый план возобновления коммерческого китобойного промысла, который, по ее словам, может быть осуществлен в экологическом аспекте. Компания IWC признает, что нынешней популяции в несколько сотен тысяч малых полосатиков в Антарктике “явно не находится под угрозой исчезновения". Но борьба больше не сводится только к устойчивости; противники китобойного промысла говорят, что кровавая охота на величественных млекопитающих просто бесчеловечна. МКК отклонила предложение Японии, и совещание приняло резолюцию, в которой подчеркивается, что цель МКК заключается в обеспечении восстановления популяции китообразных до доиндустриального уровня, и подтверждается мораторий на коммерческий китобойный промысел. Эти причины спровоцировали декабрьское объявление Японии. 

 

Япония теперь откажется от своих научных китобойных программ и что произойдет с Институтом по изучению китообразных, который имеет годовой бюджет в 68 миллионов долларов, неясно. “Вероятно, он будет играть определенную роль в качестве исследовательского института, вносящего вклад в науку о китообразных, хотя его масштабы могут быть не столь значительными", - говорит Масаюки Комацу (Masayuki Komatsu), бывший делегат МКК в Токийском Фонде политических исследований. 

 

Между тем, усилия Японии по китобойному промыслу переместятся в ее собственные прибрежные воды и 320-километровую исключительную экономическую зону вокруг них. Вопрос о том, будут ли киты подвергаться риску, является предметом обсуждения. По словам Кука, популяция малых полосатиков в Северном полушарии в целом “не находится под угрозой”, но воды вблизи Кореи и Японии являются местом обитания для “необычной и, возможно, уникальной” популяции, называемой J-запасом, которая размножается летом, а не зимой”, - говорит он. 

 

Японские рыбаки уже ловят в этих водах около сотни малых полосатиков каждый год, говорит Комацу. (Вместо традиционных гарпунов они используют сети, что допускается мораторием МКК.) Но увеличение добычи с использованием китобойного гарпуна может оказать отрицательное воздействие на J-запас. В декабрьском заявлении Японии говорится, что “во избежание негативного воздействия на ресурсы китообразных" ограничения на вылов будут установлены, но не приводится никаких подробностей. 

 

Рыночные факторы могут решить проблему. Йоджи Моришита (Joji Morishita), эксперт по рыболовству в Токийском университете морской науки и техники, у которого за плечами 2 года работы в качестве председателя МКК, считает, что китобойный промысел остается “жизнеспособным” бизнесом. Другие сомневаются. Изменение вкусов потребителей и растущая экологическая осведомленность уже привели к резкому снижению потребления японского китового мяса с 203 000 тонн в 1965 году до всего 4000 тонн в 2015 году. Три крупные рыболовецкие компании, как представляется, не заинтересованы в коммерческом китобойном промысле. Кук подозревает, что Япония пойдет по пути Норвегии, где “нишевая операция кормит нишевый рынок, но с уменьшением интереса к рынку и снижением интереса к китобойному промыслу.” 

 

Хотя Япония намерена продолжать участвовать в МКК в качестве наблюдателя, она больше не будет вносить взносы в бюджет группы. (В 2017 году она обеспечила около 6% от общего дохода IWC в размере 2,7 миллиона долларов.) Положительным моментом является то, что с уходом Японии МКК может тратить больше времени на другие угрозы для китов, включая столкновения с судами, приловы, потерю среды обитания и то, что Рэймидж называет “экзистенциальным вопросом” для будущего китов: последствия изменения климата. 

 

Оригинал статьи на сайте 

Автор статьи: DennisNormile

 

 

 

Категория: Эко интересно
Опубликовано 28.01.2019 21:27
Просмотров: 412