Сказ про то, что для современного подмосковного лесника самое главное

Материал от эксперта «ЭкоГРада» Алексея Дмитриева. О основе материала одна прелюбопытнейшая запись служебного совещания подмосковных лесников в сети

«Пусть леса горят, лишь бы в Москве не почуяли дыма», - именно такое напутствие дал заместитель председателя Комитета лесного хозяйства Московской области Александр Прокопченко https://www.instagram.com/a.v.prokopchenko/ на совещании, запись с которого прислали Союзу Марксистов сторонники из Подмосковья.

Ранее Союз писал про пожары в Якутии https://t.me/marxistunion/2075

В отличие от дальневосточного региона, в Московской области все леса имеют наивысшую категорию защиты и предназначены исключительно для обеспечения здоровья и экологической безопасности населения.

Однако, несмотря на щедрое бюджетное финансирование, борьбы с лесными пожарами, защитные леса горят сотнями гектаров.

Можно, конечно, объяснить это небрежностью и банальным воровством: от лесников часто приходится слышать жалобы на низкие зарплаты, переработки, необходимость закупать за свои средства даже рабочую одежду. Были и сообщения о том, что доехать до места тушения пожара - элементарно не было солярки. Однако, это едва ли объяснит проблему. Не объяснит это в полной мере и специфическая организация лесных ведомств в Московской области: непосредственно охраной лесов, организации деятельности лесничих занимаются «Центрлесхоз» и «Мособллес», самостоятельные государственные организации.

Федеральные бюджетные средства поступают не напрямую в эти учреждения, а через Комитет лесного хозяйства Московской области, в котором оседают в виде крупных зарплат и премий. Зачем нужен этот комитет, подчиняющийся губернатору — вопрос, который часто задают лесники, и ответ, на который абсолютно очевиден общественникам.

Недаром предыдущий руководитель Комитета, Иван Советников, отметившийся массовым распилом (как в прямом, так и в переносном смысле) лесных земель, недавно ушёл на повышение в федеральный орган, Рослесхоз.

Однако, непосредственных причин, по которым леса вокруг столицы полыхают, и никто не берётся их тушить, можно выделить две:

- во-первых, бичом российских лесов вообще, и в особенности лесов вокруг крупных городов, стали, мягко говоря, странности в оформлении земель. В 2000-е после изменений в законодательстве прошла волна регистрации огромных земельных наделов, которые по лесным базам данных оставались считаться лесом, а в земельном кадастре числились участками под пашни, карьеры и коттеджи. После того, как служба лесного хозяйства стала обжаловать такие решения через суд, подмосковный губернатор Андрей Воробьёв пролоббировал печально известную «лесную амнистию». Сейчас земельные махинации властей привели к тому, что даже сами лесники подчас не могут сказать, находятся ли они на земле лесного фонда, или же на частных участках, тушить которые они не имеют права, поскольку это будет нецелевым расходованием средств. Показательно, что лоббисты «лесной амнистии» клялись, что единственная цель их законопроекта — как раз-таки убрать неоднозначность. Получилось наоборот: меньше неразберихи с землями не стало, зато изменились приоритеты, и любая спорная территория лесом будет считаться теперь в последнюю очередь;

- во-вторых, сами «эффективные собственники» нередко только приветствуют пожары на лесах внутри своих земельных участков: огонь делает за них то, что иначе стоило бы дорого и требовало оформления специальных разрешений.

Причём таким недобросовестным «эффективным собственником» часто выступает государство в лице подмосковного правительства и Комитета лесного хозяйства.

Вслед за «умным короедом», который грыз леса, сверяясь с кадастровой картой, появился «умный огонь», который тоже питает особую слабость к лесам не тех территориях, которые приглянулись инвесторам или крупным землевладельцам.

По нормам лесного законодательства через шесть-семь лет после лесовосстановления, то есть высадки новых лесов взамен утраченных, положено проверять жизнеспособность посадок.

Если сеянцы прижились в достаточных количествах, территорию оформляют лесом. Если же сеянцы погибли, то власти могут признать территорию непригодной для выращивания леса и перевести под некие другие нужды. В своём ролике с говорящим названием «Есть ли смысл сажать лес, когда нет намерения его выращивать?» руководитель Лесного отдела «Гринпис» Алексей Ярошенко  на примере одного из подмосковных лесничеств объясняет, как небрежность и наплевательское отношение не дают прижиться «Лесу Победы», который ежегодно сажает подмосковных губернатор под камеры своих пропагандистов.

 

 

Ну а там, где лес, несмотря на все усилия, выживает, можно и спустя рукава подойти к тушению пожаров. Ведь для одних лесной пожар — катастрофа, а для других — способ передать уже не приносящие коммерческих прибылей защитные леса в другие, далеко не добрые, руки.

Категория: Эко диспут
Опубликовано 10.08.2021 15:37
Просмотров: 430