Пустят ли британцы “Большого Брата” в интернет?

Пустят ли британцы “Большого Брата” в интернет? - фото 1Нет, спешу вас разочаровать, до «белых списков» и «порочащей честь информации» тут дело пока, слава богу, не дошло. Тем не менее, выдвинутый на рассмотрение в британском парламенте законопроект касается тех животрепещущих тем, которые сейчас провоцируют столь бурную активность российских законодательных органов. О сверхчеловеческих усилиях, прилагаемых отечественными политиками для «обеспечение прав и свобод граждан в сети» и «преодоление информационного неравенства», сказано и написано уже не мало статей и материалов (возможно, скоро о них даже будут слагать легенды), так что предлагаю для разнообразия ознакомиться с британским опытом.

В начале февраля специальный парламентский комитет по разведке и безопасности, по поручению властей Великобритании, подготовил доклад, в котором рассматривается целесообразность проекта нового закона о коммуникационных данных. Согласно этому документу, нежно именуемому в местной прессе Snooper's Charter («хартия сыщика»), спецслужбы могут получить полномочия на широкомасштабный мониторинг интернета и соцсетей с доступом к ранее недоступным данным и сетевым пакетом (Deep-Packet Inspection, DPI).

Формальным поводом для разработки законопроекта, представленного в первоначальной форме еще в июне прошлого года, якобы является угроза национальной безопасности, исходящая из необузданной сети: экстремизм, педофилия, вот это все. «Те, кто настроен против принятия этого законопроекта, ставят под угрозу жизни наших граждан. Мы обязаны наделить правоохранительные органы той властью, которая позволит защищать интересы общества», — обращалась к согражданам министр иностранных дел Великобритании Тереза Мэй.

Эта казенная пафосная формулировка нацелена преимущественно на аудиторию, далекую от интернет-реалий (к слову, интервью опубликовал «пролетарский» таблоид The Sun). Примечательно тут другое: в отличие от России, где органы считают себя в праве блокировать страницы и даже целые сайты без суда и следствия, здесь даже намек на ущемление прав пользователей влечет за собой бурю негодования. В данном случае, несмотря на мощное лобби со стороны правящей партии консерваторов и британских спецслужб, парламентарии пока далеки от принятия закона в его нынешней форме.

Согласно замыслу Хоум-офиса, поправки в законодательстве помогут компенсировать «25%-ый разрыв» между объемом данных, которые необходимы для обеспечения госбезопасности и той информацией, которой правоохранительные органы владеют на данном этапе. Восполнять этот дефицит власти намерены с добровольно-принудительным участием телефонных операторов и интернет провайдеров.

Если вам показалось, что столь конкретная цифра — 25% — выглядит несколько причудливо и подозрительно, то вы не одиноки: к такому выводу пришел и специальный межпартийный комитет, состоящий, в том числе, и из представителей MI5.

«Мы признаем, что меняющиеся технологии лишают их [спецслужбы] возможности иметь доступ ко всем необходимым данным; проблема встает все острее и пора принимать меры, — пишут авторы доклада. — Однако мы вынуждены заключить, что последняя версия проекта нуждается в дальнейшей переработке. Иначе нельзя убедить парламент и общественность в необходимости этих мер».

С присущей англичанам щепетильностью эксперты независимого комитета разобрали документ по косточкам, выявив множество упущений и недоработок. В первую очередь сомнения вызывает способ получения личной информации и ее дальнейшая судьба. Так, например, полиция и спецслужбы настаивают на том, что их интересуют исключительно адреса, пароли и явки, то есть не содержание переписок и разговоров, а только информация об участниках. Правозащитники же резонно отмечают, что получив доступ к сетевым логам, контактным данным и посещаемым страницам пользователей, ничто не помешает сотрудникам ведомства «копать» глубже.

Кроме того, если речь идет о применении технологии DPI, то как быть с ресурсами, использующими безопасный протокол HTTPS, который обеспечивает конфиденциальность личных данных? Не говоря уже о том, что часть разглашаемой интернет-провайдерами информации может принадлежать иностранным пользователям или зарубежным компаниям — тут ведь и на международный скандал можно нарваться.

Наконец (и это, пожалуй, главная претензия комитета к законопроекту), кто возьмет на себя материальную ответственность за реализацию этой инициативы? По самым скромным оценкам министерства, размер компенсации провайдерам и телефонным операторам (за хранение, соблюдение конфиденциальности и последующее удаление базы данных) может превысить 85 млн фунтов в год, а общий объем затрат за 10 лет достигнет 1,8 млрд фунтов.

С легкой руки Терезы Мэй счет упадет на стол казначейства Великобритании, которое и без того переживает нелегкие времена. Эту сумму придется вычитать из бюджета правоохранительных органов, которым, вдобавок ко всему, придется проверять и анализировать терабайты бесполезной (в большинстве своем) информации.

Члены парламента не готовы поддержать очередную версию законопроекта; против инициативы в ее нынешнем виде уже высказались ряд высокопоставленных чиновников, а также главный секретарь казначейства Дэнни Александер и заместитель премьера Ник Клегг. Пресс-служба министерства (разумеется, «из интересов национальной безопасности») отказалась комментировать возможные поправки, которые могут быть внесены в следющий вариант. В правозащитной организации Big Brother Watch эту инициативу назвали «беспрецедентным и необоснованным ударом по частной жизни наших граждан, который позволит властям отслеживать частные звонки, электронные письма и деятельность в сети», добавив, что «законопроект ставит нас всех под подозрение и наделяет министра внутренних дел невиданной доселе властью».

Критики сходятся во мнении, что проект закона слишком «сырой»: его разработчики недостаточно тесно сотрудничали с провайдерами и интернет-экспертами, а озвученная цена, по сути, «взята с потолка». Сомнительная польза внедрения этих мер, считают они, не стоит негативного резонанса, который неизбежно появится в сети и в обществе в случае принятия закона.

Что, впрочем, не мешает британским СМИ и правозащитникам старательно нагнетать страсти и закатывать истерики по поводу «электронных оков» и интернет-шпионов. Особенно в этом преуспевает главный блюститель личных свобод британцев Daily Mail, но и другие не отстают. Когда я поинтересовался у знакомого англичанина, работающего в одном из аналитических центров Лондона, не пугает ли его перспектива правительственного шпионажа в сети, он удивился: «Ты действительно считаешь, что они уже этим не занимаются?»

Британские журналисты редко упускают возможность провести параллели с оруелловским видением будущего, с обязательной ссылкой на Большого Брата и тоталитарное правительство. Однако, на мой взгляд, сравнения с гедонистической антиутопией Олдоса Хаксли сейчас гораздо более уместны, чем истерия о «возвращении» в «1984». Народный гнев на фоне «закона о коммуникациях» — яркий тому пример. Люди негодуют, однако при этом никого не беспокоит тот факт, что предложенная Хоум-офисом система мониторинга DPI широко используется в сети коммерческими организациями. Но разве кто-то боится рекламы?

Уже сейчас, благодаря интернету, спецслужбы (да и не только они, спасибо Google) могут выяснить что угодно и о ком угодно. За последние три года британская полиция провела более 4000 арестов, связанных с деятельностью в соцсетях. Правоохранительным службам даже не надо прилагать усилий — нужно просто подождать, и интересующий их человек рано или поздно «спалится» сам.

 

Пустят ли британцы “Большого Брата” в интернет? - фото 2

(Фото: «Бунтарь с рисом») Разлетевшееся по интернету фото «бунтаря» (а точнее, мародера), хвастающегося своей «наживой» — мешком риса — яркий пример самодеструктивности пользователей соцсетей. К слову, несколько десятков участников лондонских беспорядков 2011 года были задержаны с помощью данных из соцсетей.

Британцы совершенно добровольно выкладывают на Facebook/Twitter/Foursquare свои личные данные, сведения о своем местоположении и номера кредитных карт. Они готовы до последнего отстаивать свои права и свободы, бороться с любыми проявлениями государственного вмешательства, но при этом охотно делятся этой самой информацией с незнакомцами. Возможно, это парадоксы их менталитета, но мне хочется верить, что в этом и заключается смысл истиной демократии, в которой нет места белым, черным и фиолетовым спискам.

источник http://therunet.com

Категория: Социальная экология
Опубликовано 22.03.2013 23:13
Просмотров: 969