P\S Человек с добрыми и умными глазами...

P\S Человек с добрыми и умными глазами... - фото 1Научиться правильно произносить имя Косым-Жомарта Токаева, мне телевизионному журналисту, случилось в 1994 году.  Тогда было много сложных имен, таких, например, как Сапармурат Ниязов, Эмомали Рахмонов. Как произнести и написать я запомнил сразу. Конечно, пара тройка встреч с Токаевым на публичных мероприятиях еще не даёт права писать мемуары на тему: «Как мы с ним летали на Луну», — но некоторые впечатления остались, и ими хочется поделиться именно сейчас

Локацией одной из наших встреч было посольство Республики Казахстан. Он немного опоздал, одна моих коллег журналисток все-таки перепутала его имя. Он просто улыбнулся, казалось, не придал значения, но поправил...

Он вызывал симпатию. Высокий уверенный в себе дядька с умными и добрыми глазами. Пресс-конференция шла своим чередом. Задавали вопросы. Он отвечал. Вдумчиво, спокойно, без напряжения в голосе. Изящность его манер изливалась на аудиторию так же естественно, как это, наверно, происходило на паркетах королевских и президентских приёмов. От него исходил манящий аромат заграницы.

 

Я сравнивал этого дипломата с другим – Чингизом Торекуловичем Айтматовым. Айтматов был послом Киргизии в странах Бенилюкса — в БельгииЛюксембурге и НидерландахФранцииНАТО и ЮНЕСКО.

В одной из бесед во время визита в Евразийскую теле-радио-академию Чингиз Айтматов горестно делился своими не веселыми размышлениями. Он считал, что его родной Киргизии, с наступлением независимости, приходится слишком много тратить средств на содержание бюрократии и международный этикет. Эти же деньги, сокрушался Айтматов, можно было бы потратить на образование, здравоохранение – на что-нибудь полезное. Кто-то в зале разъяснял, что Чингиз Айтматов не получает денег за свою дипломатическую деятельность. Наверное врал. Тем временем мэтр ничего не подтверждал и не опровергал. Отвечая на вопросы собеседников, в том числе актера и режиссера Евгения Герасимова, он по-стариковски кряхтел и вздыхал. Искренность его по-деревенски незатейливых манер подкупала также, как и искренность его героя, из незавершенной повести «Земля и флейта». В повести рассказано о человеке, который в 1940-е годы участвовал в одной из самых крупных строек Киргизии — строительстве Большого Чуйского канала — и нашёл большую статую Чуйского Будды.

 

 Я обратил внимание, что взгляд и форма глаз, способы интонирования и даже выражение лица у Чингиза Айтматова и Косым-Жомарта Токаева очень были схожи, но на этом похожесть заканчивалось. Очевидно, что для Айтматова – его деятельность на международном поприще была обузой, а вот Токаев, наоборот жил в этом мире и вселял особую гордость. О подобной гордости, кстати, писал в своем романе «Ключ» Марк Алданов, это в той сцене, когда главный герой посещает заседание Государственной Думы. Героя поражает внешнее сходство российского парламента с европейскими. Углядеть разницу в контентах ни герою Алданова, ни, как потом показала история, Токаеву — не удалось.

 

Позже, когда о Токаеве говорили как о ярком политике европейского толка, я внутренне соглашался с такой постановкой вопроса. Следующие мои встречи с Косым-Жомартом Токаевым не были столь камерного формата как в посольстве. Но даже издалека я мог отмечать, что со временем он утрачивал свой блистательный лоск. Ко второму пришествию в Казахстанский МИД в его глазах стала отчетливо просматриваться усталость. Очевидно, что так же как у героя Алданова, возвращение Токаева на Родину не было простым. Выглядело вполне естественным, что ему, получившему безупречное дипломатическое образование международного уровня, азиатские схемы в политике Казахстана были не вполне комфортны.

 

В 2001 году в Институте актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России защитил диссертацию на соискание учёной степени доктора политических наук по теме «Внешняя политика Республики Казахстан в период становления нового мирового порядка» (специальность 23.00.04 — политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития).

 

Представить себе Косым-Жомарта Токаева в качестве профессора на кафедре МГУ было легко, а вот политическая карьера в Алма-Ате явно не задавалась. В марте 2011 года генеральный секретарь ООН объявил о своём решении назначить Токаева заместителем генерального секретаря ООН, генеральным директором отделения ООН в Женеве, а также личным представителем генерального секретаря ООН на Конференции по разоружению. Он занимал должность генерального секретаря Конференции по разоружению. Являлся также старшим должностным лицом, ответственным за обеспечение безопасности сотрудников ООН в Швейцарии. Принимал участие в десяти сессиях Генеральной ассамблеи ООН, избирался председателем Советов министров иностранных дел СНГ и Шанхайской организации сотрудничества.

Однажды, зазубрив правильность написания имени Касым-Жомарта Кемелевича я внимательно следил за его карьерой по сообщениям из открытых источников.

Порой мне отчётливо казалось, что Токаеву было бы гораздо легче в родном ему Казахстане, если бы он, блистательный дипломат, на равных разговаривавший с дипломатами и королями всего мира смог бы почерпнуть немного простоватой деревенской мудрости от Чингиза Айтматова.

2 сентября 2019 года Токаев выступил с первым посланием к народу Казахстана на казахском и русском языках. Он заявил:

Январь 2022 года предъявил Косым-Жомарту Токаеву новые счета. Зеркало для героя оказалось несколько кривым. Конечно, хотелось бы сделать с ним интервью сегодня. Без этого сложно прогнозировать и даже просто объективно оценивать его видение событий. Прогнозы политологов упиваются в описании жестких границ и степеней свободы героя. Но как говорили древние, поживём увидим. Что же еще сумеет сделать этот человек с добрыми и умными глазами...

 

Игорь Панарин

 
Категория: Социальная экология
Опубликовано 09.01.2022 14:27
Просмотров: 250